Рассказ еврейки, бабушки из русского мира

          Наша ЕДИНСТВЕННАЯ  "национальная идея"  заключается только в ОДНОМ!
          Всех других идей - нет.. Они звенят пустотой..         
          Она, эта идея, - ВСЕнациональна..
         
          Поэтому, русский, - это Прилагательное.. а НЕ национальность!
          И прилагается ТОЛЬКО к Русскому Миру..
          В ЭТОМ Мире: за покой совестью платят!.
         
          И будь, ты  "чистопородным русским"  из бандеровского украинства -
          ты не в Русском Мире!
          Но - будь, ты ДОБРЫМ и  "бесПОДмесНЫМ"  Существительным (это слово,
          которое, отвечает на вопрос - КТО?) ЛЮБОЙ национальности: ТЫ - ЧЕЛОВЕК
          Русского Мира!
         
          А теперь  -  Рассказ двух подруг:


                "Боже, очисти мя грешную,
                яко николиже сотворих
                благое пред Тобою…"

– Привет. Я в трансе.

Две подруги встречались редко. К встречам всегда накапливались события, требующие обсуждения.

– И что у тебя?
– Я не умею молиться. В храм почти каждое воскресенье хожу, лет 25. А тут поняла, что молиться не умею..

– И как тебя осенило? Денег на школьный ремонт не выпросила?
– Да, это само собой. Пост. Стала лекции слушать. Сайт преподавателя семинарии. Не батюшки, - из глухомани. А богослов читает. А там мысль: если ты каждое слово молитвы произносишь без внимания, то молитва бессмысленна. Так, тарахтишь.. а Бог не услышит.

– Открыла Америку!
– Шалом, православная, - У меня бабушка по отцовской линии на смертном одре сподобилась Крещение принять.
- Подожди. У тебя мама русская, а отец еврей. Значит, мать его, ну, бабушка твоя, еврейка. Так?
– Браво, мисс Очевидность!.

Подруги рассмеялись.

– Кто её крестил-то?
– Жена православного священника!

На лице отобразилось немое выражение удивления:

– Аудитория у ваших ног!.

– Да, - просто всё. Это было начало 1990-х или середина. Батюшка с семьёй снимал часть дома. Небольшой украинский город. Кварталы: из частных домов и общие дворы, в которых жило по несколько человек. Я уже не помню, то ли в бабушкином дворе, то ли в соседнем. Факт, что как-то они сошлись, ну, общаться стали. Может, знакомые - были, общие.
Бабушка хранила у себя, (священника семьи) их ценные вещи. Может богослужебные, может, личные. (ты, если 1990-е помнишь, то тогда квартиры грабили, - как хозяева на работу уходили, - даже у нас в Москве. У дядьки моего квартиру ограбили в том же городе, где бабушка жила, так даже трусы унесли.)
Ну, вот бабуля хранила у себя и ценности детей своих, и вот батюшкиного семейства.

– Ну, и к чему ты это? Мне, чтоб чего вымолить, надо со священником подружиться, и с семьей его, - чтоб их ценности хранить?.

–  Нет.. Не в ЭТОМ дело!.
Сама подумай: на старости лет, незадолго до смерти, Господь сводит человека не с раввином, не с муллой, не с бандюком, - а с семьёй православного священника. Приняла бабушка Крещение в ПОСЛЕДНИЙ момент своей жизни. Все грехи Господь покрыл, понимаешь, ВСЕ, и душа к Богу, - чистая пошла..
Молитв православных она не знала.

– Не, чего-то тут не так. Может, она святая была?

***

– Мирон, кушать с Толей будешь?
– Не, не буду. Поел дома. Здесь подожду.
Парень 14 лет присел на табурет. Толя, которого он ждал, за пару минут управился.

– Сын, вот 5 рублей. Ты всё понял?
– Ага, – ответил Толя, вытирая рукой рот и дожёвывая.

Выйдя на улицу, когда их разговор уже не мог быть услышан, ребята дали волю радостным чувствам:

– Ну чё, Мироныч, хватит нам с тобой, и на папиросы, и в киношку сгонять, – Толя хлопнул друга по плечу.
– Мать у тебя – клад. Если бы мне моя хоть бы половину давала.
– Я у своей один, а у тебя братишка и сеструха. И потом: когда мамка  даёт мало, – так я рано вернусь.. А так, - до вечера МЕШАТЬ им не буду..
– Шо, - опять молиться будут?
– Ага.

***

У детей ещё не было имён. Это были просто младенцы еврейки Фаины и русской Марии

– Я свою мать спросил, шо, мол, ты к ним не ходишь?
– А она чё? – Толя посмотрел на Мирона.
– Сказала, у них, с твоей мамкой, - веры разные. Какие разные? Ходила бы, молилась и денег мне давала, - как твоя тебе.
А ещё сказала, что если кому сболтну про мать твою, то голову мне оторвёт.
– Шо, прям вместе с кудряшами? – Толя взлохматил кудрявую шевелюру Мирона.

Хлопцы засмеялись и прибавили ходу.

Мама Толи,, – верующая женщина из семьи старообрядцев. После ухода ребят, шторы в доме наглухо закрыты. Мама Толи, её три сестры и ещё пара женщин собрались помолиться. В те времена дети взрослели очень быстро, тем более дети войны. Ребята умели держать язык за зубами. За такие мероприятия можно было поплатиться. Шёл 1950-й год.

Мирон родился до войны, в 1936-м. У его мамы Фаины не пришло молоко. Кормить новорождённого было нечем. В палате была еще роженица, мама Толи. Вот она и кормила их обоих: Мирона и Толю. Ну, тогда у детей ещё не было имен. Это были просто младенцы еврейки Фаины и русской Марии.

***

– Ай, мне страшно. Ноги холодеют.

Старая женщина, Фаина, умирала у себя дома, в здравом уме и трезвой памяти. С ней рядом – Елена, жена православного священника. Детям Фаины уже позвонили, они скоро приедут.
Елена успела окрестить Фаину – так, как крестят в Православие человека, если ему УЖЕ угрожает смерть: «Крещается раба Божия Фаина во имя Отца, аминь! И Сына, аминь! И Святаго Духа, аминь!»

Эта «хитрая» еврейка, которая сподобилась принять Святое Крещение перед смертью, – моя бабушка по папиной линии. Мой папа, – тот самый мальчик Мирон, которого грудным молоком кормила русская женщина. Я общалась со своей бабушкой Фаиной, живущей в одном из небольших городов Украины, когда приезжала летом на месяц погостить. Сколько я сейчас ни напрягаюсь, не могу вспомнить чего-либо святого в моей бабушке. Она вообще обычная. Может, в глубинах истории покопаться?

***

Вокзал небольшого украинского города. Лето 1941 года. Женщина с тремя детьми: сын Мирон пяти лет, дочь Оля трёх лет и 4-месячный Давид на руках у Фаины, своей мамы. Они бегут по перрону, чтобы успеть, наверно, уже в последний эшелон с беженцами. Сзади с вещами пытаются догнать Фаину её мама и отец. Надо занять места. Муж Фаины Моисей ушёл на фронт, как только объявили о начале войны.
Но евреям нельзя было оставаться в городе: немцы уже близко, город бомбят.

Где-то, во время бесконечной дороги в эвакуацию, на какой-то переправе через реку, кто-то «пожалел» мою бабушку и предложил выкинуть маленького Давида в воду..
Аргумент был: «Всё равно не выживет. Война. Тут бы самой живой остаться. У тебя вон ещё двое есть. Зачем он тебе, война спишет».

Мой дядька! Он выжил, вырос красавцем, гроза местных барышень и дам в своё время. Живчик ещё тот.
Всю свою жизнь он помогает и своим и - не своим.
 
Помогал всегда и матери, и сестре, и нас не забывал подарками, хотя мой отец, – старший в семье, и в помощи мы не нуждались..
Дядька всё время называет себя «дурным».
После аварии на Чернобыле сам выразил желание поехать строить Славутич. Нахватался радиации, после которой не заживали раны и не срастались поломанные кости. И таких «дурных» поступков за жизнь, - наберётся!.

***

Отвлеклась я. Вот ещё случай с бабушкой.
Узнала я о нём от своей русской бабушки Прасковьи. Она приезжала как-то за мной на Украину, – забирать меня домой, в Москву. Обе бабушки, – почти ровесницы, и за разговорами проводили все вечера до нашего отъезда.

Бабушка Фаина рассказывала про своего мужа. С войны он вернулся в конце 1945 года, после госпиталя, из Берлина. Да. Дед дошёл до Берлина!
Приехал домой он не один, а с... медсестрой, которая выхаживала его в госпитале. Бабушка приняла её. Гостье были оказаны почёт и уважение. Какое-то время она жила у них. Потом уехала. Эта история со слов бабушки Фаины.

Вот вы поверите, люди добрые: что жена не догадалась, - кого привез муж?.
Но не тут-то было: моя русская бабушка, (ох, уж эта русская наша прямолинейность и жажда справедливости) – всё расставила по своим местам:

– Ну, ты даёшь! Как не догадалась? Это ж его любовница! – моя бабуля без обиняков, прямо в лоб. – Мне Миша твой (так всю жизнь звали моего деда Моисея) всё рассказал, когда к нам приезжал в Москву в гости.

Последовали ещё - оценки "наивности" бабушки Фаины.
Чтобы успокоить мою бабулю-правдолюбку, бабушка Фаина уверила, что если бы она знала об этом, - никогда бы не пустила эту медсестру в дом.

Вот вы поверите, люди добрые, что жена не догадалась, кого привёз муж?
Я не поверю. Но при этом: ни скандала, ни упрёков! Всё, как в лучших домах ЛондОна! Тихо-мирно.
Дед-то остался дома..
Я бы так не смогла, это точно.

***

Всплывают в памяти отрывочные воспоминания...
Бабушка видела сына соседа по двору, - в какой-то ситуации.. о которой его родителям лучше было не знать.
Бабушка рассказывает мне об этом и тихо улыбается.
Я, как прямолинейная пионерка, предлагаю идти к его родителям и всё в подробностях доложить. На что бабуля меняется в лице и говорит:

– Это не наше дело. Нельзя рассказывать.
- Нельзя рассказывать, как – нельзя рассказывать?! Справедливость должна торжествовать! Правда – тоже!

Потом, – попытки отговорить меня, чтобы я не ходила и не рассказывала соседям.
И обоснованием: что зрение мол, не то и могла она ошибиться, что если я скажу соседям, то бабушка не сможет подтвердить.. – «не уверена она»..

Бабушка Фаина не была - святой..
Вот, хоть пример: мой отец не ест пшёнку, ни в каком виде. Знаете, почему? Бабушка работала на продуктовом складе. Когда фасовали крупу, она насыпАла немного на дно кармана сарафана. Дома трое детей. За несколько дней можно было набрать на кашу детям..
Она лупила сына, – моего отца, тогда ещё ребёнка: чтобы тот молчал, откуда - в доме крупа. 1950-е годы, голод после войны..
Ну, не святая же она! Ни разу не святая!

Может, ВОТ ОНО: она умела молчать!
В смысле: – не стучать на ближнего! На соседей, которые молятся..
Не мешать с грязью мужа..
Не докладывать, что делают взрослые дети пожилых соседей.
И, - просто ОСТАВАТЬСЯ Человеком.

Майя Майская
16 мая 2019 г.


                От меня:
 
               Так, - просто жить в Русском Мире.
               Доброта ТЯНЕТ за собой массу ДОБРЫХ качеств.. Это АКСИОМА..
               Это порядочность и неболтливость..
 
               Нековарство, нехИщь, непредательство, невыгода, неубийство,
               неложь. Неалчность, неоклеветание, неравнодушие, НЕКОРыСТЬ и не
               слова:
               "ничего личного, брат! Это - только бизнес!"

               Это, просто Нравственность, платформа-платформ существования
               Жизни, которая коротко означает только ДВА слова: любовь к людям..
               Когда ты относишься к ним так, как хотел бы, чтобы отнеслись к
               тебе.. А ЭТО и есть РАЗВИТИЕ.
 
               Планета делится только нАдвое!
               "Русский Мир" нравственности.
               И мир корысти.
               И ОНИ ОБА этих мира: не имеют национальностей.

               26 мая 2019 года. Валентина Чаплыгина.      
               
               


Рецензии
Вообще "Русский мир" довольно опасная идея. Не стоит её так идеализировать.

Тимур Тамирхан   01.07.2019 16:42     Заявить о нарушении
Хотелось бы, - вникнуть в суть вашего "диагноза" ))

Валентина Чаплыгина   01.07.2019 17:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.