Вставало солнце из-за Дона! О Казачестве Дню Росси

ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/08/04/374

СЕГОДНЯ 26.01.2019 г. ДЕНЬ СКОРБИ ПО КАЗАЧЕСТВУ - СОЗДАТЕЛЮ И ОПЛОТУ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ!100 лет подлому Указу о "расказачивании"!А в Волгограде до сих пор есть улица имени подлой твари, топившей, как щенков российских офицеров в Чёрном море...

СБОРНИК "ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ!" рец.0, фото автора.

 ДНЮ ПАМЯТИ УЗНИКОВ КОНЦЛАГЕРЕЙ. Мой отец, как фронтовой разведчик, действуя в тылу врага, трижды попадал в плен. Дважды бежал сам и последний раз освободила штурмовая группа.После этого он продолжил воевать и в числе первых с группой разведчиков ступил на территорию Германии, форсировав реку Нейсе с 8-го на 9-е апреля 1945 г.

ПОДВИГ ОТЦА-ПОДВИГ НАРОДА!см. копию приказа:http://www.proza.ru/2012/10/20/1762

   Я  в Яндексе в строке Поиск  на сайте  "Подвиг народа!" нашёл приказ   о награждении, согласно которого мой отец, в составе группы разведчиков, первым ступил на территорию Германии в ночь с 8-го на 9-е апреля 1945 года, форсировав реку Нейсе на границе между Польшей и Германией. Как указано в приказе о награждении, лично уничтожил трёх гитлеровцев "сильным огнём из автомата". В приказе он под порядковым номером  «5». Однако интересная  информация об отце  и внизу этого сообщения: «призван в РККА  7.02 1945 г. из лагеря военнопленных». Во-первых, в лагере военнопленных были только военные, а значит отец был призван в РККА не  в 1945 г.а ранее. Насколько нам известно, из лагеря военнопленных «призывали» либо в штрафники, либо в ГУЛАГ. Отец мне не говорил, что он был в штрафбате, хотя он вообще не любил рассказывать про войну. Лишь однажды, в разговоре о лошадях, он рассказал, что его из плена спасла казачья лошадь, которая привела его в сознание и он на ней поскакал к своим, но подорвался на минном поле. Знаю, что отец всю войну был в разведке.  Так же знаю я о том, что отец был в плену трижды. Дважды он бежал, а последний раз его  спасла штурмовая группа, захватившая концлагерь. Ещё я нашёл в поисковике  сайта «Мемориал» список погибших 30.07.1943 года и похороненных в братской могиле  № 3 села Куйбышево, где в списке был и мой отец. А так же я нашёл список бывших военнослужащих,   на которых были получены похоронные извещения, но которые оказались живыми по Цимлянскому райвоенкомату, где под номером  «9» значится мой отец. Ещё, что достоверно известно, что его взяли в действующую армию в 1942 году, когда ему и его одногодкам было по 17 лет  и заставили их принять бой  с мотопехотой немцев на подступах к своей станице, перед этим даже не обмундировав,  и за два часа, научив стрелять из винтовок. В начале боя их было 40 желторотых пацанов, а после -  осталось двое… Один из них – мой будущий отец. Немцы поверили им, что они   «не зольдат», потому что у них в противогазных сумках были початки кукурузы и дроблёнка для корма скотины.  Получив от немцев  «подпопники»,  эти    двое пришли в гражданской одежде к своим на передовую и их  бросили в сталинградскую    «мясорубку», так как у отца  «За оборону Сталинграда» тоже была награда, которую он заслужил в свои семнадцать лет, а в 19 лет пришёл домой инвалидом, хотя его уже  давно оплакали, как и его брата Николая, который погиб в самом начале войны при бомбёжке их военного аэродрома в районе Тулы.
В приказе о награждении за форсирование реки Нейсе в ночь с 8-го на 9-е апреля указано, что лично он в группе в  десять человек уничтожил трёх гитлеровцев, а остальные «создавали панику», и захватили двух языков. Так что отец уже был опытным разведчиком в 19 лет.  И в апреле же для него закончилась война, так как осколок лишил его левого локтевого сустава и хирург решил сохранить ему, девятнадцатилетнему пацану, руку, два часа, сшивая сухожилия и нервы. Из госпиталя отец вернулся домой  «воскресшим»  только в октябре 1945 года. Но НКВД его мучило до 1953 года, выясняя обстоятельства его пленения, побегов и освобождения. Это было уже на моих глазах и осталось на всю жизнь. Награды отца: «За оборону Сталинграда», «За отвагу», «За Победу над Германией», «За боевые заслуги» и его матери (моей бабушке Крупатиной Екатерине Никаноровне)  было направлено «Благодарственное письмо» за личной подписью маршала Рокосовского, за воспитание  достойного сына. Слава Герою – отцу и ему подобным защитникам нашего Отечества!
ПОСТСКРИПТУМ:
  Отец утонул в Цимлянском море, спасая своих друзей 25 сентября 1962 года и с этой даты начался мой трудовой стаж (после восьмого класса) – 50 лет назад. За эти 50 лет я был награждён тремя Правительственными наградами: одной военной и двумя трудовыми. Я Ветеран труда Федерального значения. Был  лётчиком-истребителем, электромонтёром, сельским  механизатором, строителем,  имею много профессий, но последние 30 лет работаю адвокатом (последние пять лет в Москве). Всегда и везде старался быть достойным памяти отца.  Воевал за экологию СССР и России с риском для жизни и даже до кровопролития, а во времена  Перестройки повоевал за демократию в качестве Народного депутата Областного Совета, естественно, не предполагая получить «демократию»  в таком виде. Имею двух сыновей, одного внука и двух внучек. Внук – студент МГУ 3-го курса.

(РЕЦ. 21)
СОДЕРЖАНИЕ СБОРНИКА "О КАЗАЧЕСТВЕ!":
1)Вставало солнце из-за Дона!-стихотворение.
2)Ах! Ты конь боевой!-песня
3)России верно мы служили!(марш)
4)Не печалься, друг сердечный!-стихотворение.
5)Слава воинству России!(марш)
6)Марш новобранца!(марш)
7)Дедовщины в чём причины?-стихотворение
8)Великой Победе -65 (стихи):
     А)Велика Победа? Да!-памяти отца.
     Б)Знайте и помните!
     В)Небо взорвано войной!
      Г)Как облака над лесом низко?
       Д)И вот, сейчас мы у Рейхстага!
9"А")Принудиловка!Ужас детства.
9"Б")Роковая любовь Яшки цыгана!Реквием!-поэма.
9) Степь она всегда монументальна!-стихотворение.
9-а)Родился я сегодня!
10)Беги! Не оглядывайся!-рассказ о детстве.
11)Человек за бортом!-рассказ о детстве.
12)Река и Море!рассказ, Ч. 1 и 2 – Стихотворение «Скажи, чудесница весна!»
12-а)Торосы на море!Любовь и зима...
13)Я не могу без горизонта!-стихотворение.
14)Море, баркас и я!-памяти отца.
15) Хозяин! Стаканчик можно?-рассказ.
16)Ах! Ты конь мой норовистый!-стихотворение.
17)Звание Ударника за трусы?- рассказ, юмореска.
18)Победители воюют!-рассказ, юмореска.
19)Любовь и весна! Мой последний роман…-рассказ.
20)Русские мужчины есть?-рассказ.
21)Тебе, мой Господи, я внемлю!-стихотворение.
22)Любовь парила над планетой!-стихтворение.
23)Денёчки, как патроны из затвора!-стихотворение.
24)Быть русским в 21-м веке!-стихотворение, поэма.
25)Отбуянило жаркое лето!-стихотворение.
26)Золотая закончилась осень!-стихотворение.
27)День рождения на льдине!Любовь и зима...
28)Кондрат - лицедей!Эффект на лице!Или "Казаки встретились!"
29)Ку-ка-ре-ку!-орёт петух.
30)Заветный мамин уголок!
31) Маме 90 лет!Дню Учителя.
32)Я конь верховой!Сборник  :http://www.proza.ru/2013/12/15/1883
33)Казаки, Донцы, прошу очнуться!
34)На крыльях белых чаек!О моих казаках.http://www.proza.ru/2015/09/17/1405
35)Творческий Олимп!Юбилею Казака.
36)Мой Бессмертный полк! Репортаж.
37)Мой первый спутник!
38)"Максим" закопан в огороде!



Сборник "Пейзажи любви!").
(Сборник "Моим родным и маленькой Родине!")рец.4

ВСТАВАЛО СОЛНЦЕ ИЗ-ЗА ДОНА!(рисунок автора)

Вставало солнце из-за Дона,
Лучи свои, окрест бросало,
Они в донской воде мерцали,
Как искры дивного кресала!

Народ давно был на ногах-
Кормил скотину, ладил косы
И торопился на покос
Пока  свежи на травах росы.

Просясь на пастбище коровы
Мычали рядом и вдали
И куры с бойким петухом
Купались радостно в пыли!

Петух не глядя на часы
Легко поднялся на забор
И заорал : «ку-ка-ре-ку!»
Вложив в него души задор!

Он возвестил: Начался день
Который дарит людям Бог!
Чтобы они пройти успели
Пути неведомых дорог,

Посеяв хлеб, детей растили,
Для них построили жилище
И охраняли,  чтоб оно
Не превратилось в пепелище!

В  «лавине» любо казаку
Лететь среди казачьей рати,
Но даже плуга рукояти
Не ущемят казачьей стати!

А  коли надо казаку
Прогнать кручину напрочь-вон-
То песню вольную услышит
Седой и мудрый Тихий Дон!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2009

АХ! ТЫ КОНЬ БОЕВОЙ!

Ах! Ты конь боевой, неуёмный конь!
Ох! Ты шашка моя самоточная!
А ещё есть в бою сила мощная –
Дружба кровью скреплённая прочная!

Да ещё у меня для побед моих
Есть с женою семья - мой надёжный тыл!
Сохранит мой очаг жена верная
По казачьим делам где бы я ни был!

Не дай Бог - за кордоном пройдёт шумок
И закончится жизнь наша мирная!
За два дня допашу я землицы клок,
А посеет жена моя смирная!

Не рыдай ты казачья жена по мне!
Собери мне суму перемётную
Положи сухарей, да шмат сала мне,
Да горилку налей мне добротную!

Не гульбы мне для ради она нужна!
Если бой мой закончится раною!
Я горилкой залью свою ранушку
От врага с его саблей поганою!

В рубке-сечи в бою сталь-булат звенит!
Друг прикроет надёжно мне спинушку!
А коль друга в бурьян голова летит
И я тоже пролью здесь кровинушку!

Не рыдай ты, казачья жена моя!
Собери урожай наш старательно!
Карабин на стене в курене висит
Его  чисть, как учил обязательно!

Туча чёрная  в небесах взойдёт
Не теряйся моя драгоценная!
Карабином ты овладеть смогла-
Была кучность в мишенях отменная!

Защитить детей и родной наш кров
Да поможет тебе пусть Господь наш Бог!
Не позволь врагу басурманскому
Осквернить ногой наш родной порог!

Три патрона  жена моя верная
Для себя и детей ты в бою оставь!
Ты в полон ни себя, ни детей не дай!
Честь казачью, жена,  ты  собой прославь!

Ах! Ты конь боевой, неуёмный конь!
Ох! Ты шашка моя самоточная!
А ещё есть в бою сила мощная –
Дружба кровью скреплённая прочная!

Да ещё у меня для побед моих
Есть с женою семья - мой надёжный тыл!
Сохранит мой очаг жена верная
По казачьим делам где бы я ни был!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, июль 2011 г.


РОССИИ ВЕРНО МЫ СЛУЖИЛИ!
     ( казачий марш)
Отгладь, казак, свои лампасы,
Цепляй парадный аксельбант!
В короне Матушки-России
Казак особый бриллиант!

Границы Матушки-России  -
Там, где казачьи кровь и пот!
Назад три века начинали
Столбить Отечества оплот!

России верно мы служили!
За это, братцы, слава нам!
И Славу эту преумножить
Задача внукам и сынам!

ПРИПЕВ:
Отгладь,  казак, свои лампасы!
Цепляй парадный аксельбант!
В короне Матушки-России –
Казак – особый бриллиант!

Л.КРУПАТИН,МОСКВА,2010 г

НЕ ПЕЧАЛЬСЯ ДРУГ СЕРДЕЧНЫЙ!

Не печалься друг сердечный!
Ус на палец не крути!
Да! Казачество сумели
Сдвинуть с верного пути!

Как скосили род казачий!
Это был не бой! Не фронт!
Ликвидация породы!
Геноцид на генофонд!

Под косой врагов России
Поредел казачий род!
И про подвиги казачьи
Позабыл честной народ!

Не печалься, друг сердечный!
Да не хмурь ты свои брови!
Вся история России
Из казачьей  нашей крови!

От корней казачьих бурно
Прут побеги в небо наше!
Дай же Бог им быть умнее,
Быть сильней,  смелей и краше!

Наши буйные побеги
Укрепят казачью рать!
Возродят казачью удаль
Смелость лихость ум и стать!

Не смогли нас уничтожить!
Казаки на свете есть!
За Россию встать стеною
Наше Право, Долг и Честь!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2010 г.

(Сборник "Лётные, военные!")
СЛАВА ВОИНСТВУ РОССИИ! -марш

Волга гордо катит воды
Не спеша издалека!
Слава воинства России
К нам идёт через века!

Наше воинство России
Нас спасло от многих бед-
Принесло оно не мало
Нашей Родине Побед!

Исторические битвы
И морских сражений гром
Нам потомкам благодарным
Не дают забыть о том!

Цитадель- Донское войско
Направляло казаков
Застолбить края России
Долг от плоти их таков!

Необъятная Россия!
Много ей дано от Бога!
Но завистников -злодеев
У России в мире много!

Наши доблестные предки-
Деды, прадеды, отцы
Из веков нам в души смотрят-
Закалённые бойцы!

Ни враги, ни бюрократы
Нашу Армию сломить
Не посмеют, не сумеют!
Никогда тому не быть!

Мы умножим нашу Славу!
Мы Россию защитим!
Создавая свою Славу,
Славу наших предков чтим!

Волга гордо катит воды
Не спеша, издалека!
Слава воинства России
К нам идёт через века!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, ЯНВАРЬ 2009 г

МАРШ НОВОБРАНЦА! ДЕДОВЩИНЫ В ЧЁМ ПРИЧИНЫ!
(Сборник "Лётные, военные!") (рец.2)

МАРШ НОВОБРАНЦА!
Припев:
Пусть учебным будет бой!
Пусть условным будет враг!
Только метким будет выстрел,
Только  чётким будет шаг!

Левой, правой!Левой, правой!
Шаг печатает солдат!
Левой, правой!Левой правой!
Грудь готова для наград!

Новобранцев гололобых
Принял жёстко старшина:
В полной выкладке нам кроссы
Это всё же не война!

Котелок ты мой солдатский,
Дорогая моя ложка!
До обеда нам осталось
Дотерпеть ещё немножко!

Ждите нас подруги верно!
Вы для нас надёжный тыл!
В Вас никто не усомнился
И на службе не забыл!

Ни по чём поход тяжёлый!
Пусть и вьюга будет злей!
Пусть подруги "эсэмэски"
Шлют нам чаще и теплей!

В небесах, морях, на суше
Охраняем рубежи!
И победы наших предков
В нашей памяти свежи!

Мы не зря за время службы
Истоптали каблуки!
Пацаны пришли на службу,
А вернутся мужики!

Жди ты,  милая подруга!
Жди  и  дом родимый мой!
Это наш маяк по жизни!
Свет наш летом и зимой!

ПРИПЕВ:
Пусть учебным будет бой!
Пусть условным будет враг!
Только метким будет выстрел,
Только  чётким будет шаг!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2010 г.


(Сборник "Лётные, военные!")(рец.1)
ДЕДОВЩИНЫ В ЧЁМ ПРИЧИНЫ?

Меня вызвали повесткой…
Прихожу в военкомат
И от самого порога
Я там слышу только мат!

Начиная с военкома
До прапАрщика-засранца-
Все они, как только могут,
Унижают новобранца!

Прапор выдрал из медкарты
Заключение врача,
На печать дыхнул сивухой,
Издевательски ворча:

Кто сказал, что ты не годен?
Годен! Слышишь, мать твою…
Плоскостопья, псориазы
Позабудешь ты в бою!

Я скажу тебе, салага,
Коль чечен возьмёт на мушку,
Чтоб живым домой вернуться
Сам в ответ зарядишь пушку!

Так стреляя друг по другу
Ты отслужишь свою службу
И вот так примерно будешь
Укреплять народов дружбу!

Прямо от военкомата
В душу лезет дедовщина!
В унижении! Вам ясно?
Дедовщины в чём причина?

Только силы наберусь я
И наверно, братцы, тоже
Отквитаю униженье
Если выжить даст мне Боже!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2010 г.
ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ – 65 ЛЕТ!
Часть 1-Велика Победа?Да!
Часть 2-Знайте и помните!
Часть 3-Небо взорвано войною!
Часть 4-Как облака над лесом низко!
Часть 5-И вот сейчас мы у рейхстага!

ВЕЛИКА ПОБЕДА?ДА!
(Светлой памяти моего отца Василия Крупатина, артиста  Георгия Жжёнова, поэта-песенника Михаила Танича и им судьбой подобным П О С В Я Щ А Е Т С Я)

Велика Победа! Да!
Только привкус горьковат.
И не только за погибших,
Но за выживших солдат!

Грудь в наградах! Море счастья!
Жив я! Жив я навсегда!
Кто же думал, что героев
Ещё дома ждёт беда!

Может был ты в окруженьи?
Или был в плену? Бежал?
Расскажи под протокол:
Кто тебя там окружал?

Так ты ранен был? Серьёзно?
Может это самострел?
А когда сдавали Киев-
Ты куда тогда смотрел?

Чей приказ был? Кто отдал?
Ты не помнишь? Сталин? Врёшь!
Коль не вспомнишь-значит : Баста!
Лес валить в тайгу пойдёшь!

Это  вы-то победили?
Это мы вас победили!
Пулемётами в упор
Бег мы ваш остановили!

Развернули и погнали!
Или что-то вы забыли?
Как  до самого Берлина
Своим рылом землю рыли?

Медалёшками своими
Ты хвались, герой не здесь.
Мы допросами «с пристрастьем»
Быстро выбьем твою спесь!

Говоришь в тайгу не можешь
Потому что инвалид?
А вот нам твой вид, герой,
Про другое говорит.

Ты учётчиком там будешь.
Лесосека тебя ждёт!
Штабель трупов-штабель брёвен:
Упрощённый там учёт!

Так в стенах НКВД,
Кто в атаках не бывали-
С пистолетом перед носом
«Показанья» выбивали!

Сколько ж их пошло в ГУЛАГИ
В рудники, лесоповал…
Тот,  кто пороху не нюхал,
Тот награды с них срывал!

Моему отцу семнадцать,
Враг подходит к Сталинграду.
В бой  послали пацанов,
Чтоб закрыть дорогу гаду
.
От родительского дома
Даже без обмундировки,
За каких-то два часа
Научив  держать винтовки.

Враг преграды не заметил.
Пацанов осталось двое…
А ведь было-то их сорок
Пацанов в начале боя!

Тех двоих догнали немцы
На просёлочной дороге…
Пацаны в домашних тряпках
В самодельных тапках ноги.

Сумки от противогазов,
А в них отруби-дроблёнка,
Что пригодно без сомненья
Для откорма поросёнка.

Офицер спросил их строго:
-Кто ест ви? Ви ест зольдат?
-Что вы, дядя! Не зольдат!
Мы корову потеряли, пастухи мы,-говорят.

По подж…попнику им дали
И с дороги их прогнали.
А когда они бежали
Их со смехом освистали!

А потом те пацаны
Прямо из под Сталинграда
Били фрица, что есть мочи-
Даже жалко было гада!

Запах пороха и крови
Дым пожарищ, трупов тлен…
Был отец тогда в разведке
И попал случайно в плен…

Он бежал, но неудачно-
Били так, чтобы убить!
Только Бог решил иначе-
Мол Василий должен жить!

К штабу немцев подъезжает
На коне верхом «штурмбан».
Спрыгнул, повод-часовому…
Оказался тот «чурбан»:

Только в штаб зашёл «штурмбан»
Часового конь лягнул.
Часовому стало плохо-
Он пошёл в кусты, срыгнул…

Белый конь-«дончак» породный!
Получив свободу он
Шёл в стороночку от штаба
И в траве услышал стон…

Подошёл-в траве казак
Весь лежит залитый кровью.
Конь поднял его с земли
Своей конскою любовью!

Губы конские на ухо
Тихо шёпотом спросили:
-Ты казак иль просто так?
Ты ведь жив ещё, Василий?

Тут  Василий на коня
И помчал вперёд галопом!
Конь почуяв ездока
Показал «аллюр»  «европам»!

В минном поле, как разведчик
Васька знал один проход,
Но с небес завыли мины-
Тут сам чёрт не разберёт!

И рвануло, и взлетел он,
Только тело – не душа
И упал в воронку Вася
Без коня, чуть-чуть дыша…

В ночь на минном поле Ваську
Наш родимый разведбат
Отыскали, притащили
Сдали Ваську в медсанбат.

Отлежал неделю Васька
И опять своих догнал!
До Германии до самой
Фрица в логово он гнал!

Три недели до Победы!
Но, увы…Осколок в руку!
Всем Великая Победа,
А ему такую муку!

Два часа над ним «корпел»
Нервы врач сшивать устав!
Всё же руку сохранил,
Хотя ложным стал сустав!

После этого герои
В Польше в госпитале были,
По нужде и в магазин
Там по улицам ходили…

Польки радостно бросали
Из окон им не цветок -
То бутылки, то помои,
То шипящий кипяток…

А домой через полгода
Мой отец –герой попал.
И хоть стал он инвалидом,
Всё же духом не упал!

Ничего, что есть изъян-
В двадцать лет он инвалид…
Парень в общем он-что надо!
Замечательный на вид!

Дома всё пойдёт на лад!
Всё как А,Б,В,Г,Д !...
И не знал, что с нетерпеньем
Его ждёт НКВД…

Но, простите же Герои
Вот за тех ублюдков нас!
И за то, что пережили
Я скажу «не в бровь, а в глаз»:

Горя, мук на этом свете
Вы хлебнули через край!
Дай Господь Вам на том Свете
Настоящий Божий рай!

Вам  спасибо за Победу!
Память Светлая о Вас!
И беречь Россию нашу
Нам звучит как Ваш наказ!
ПОСТСКРИПТУМ: Награды моего отца-"За отвагу","За боевые заслуги","За оборону Сталинграда", "За Победу над Германией".В октябре 1945 г.он пришёл из госпиталя инвалидом в 20 лет, а в 21 год с моей мамкой родили меня.НКВД топтало наши пороги ещё и при моей памяти до 1953 года.
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, МАЙ 2009 г.

ЗНАЙТЕ И ПОМНИТЕ!

Знайте и помните
Как это было:
Страшная буря
Отчизну накрыла!

Жуткая, дикая,
Тёмная сила
Лучших из лучших
Косою скосила!

Вас укрывая,
Легли мы под ноги
Ваши  собою
Ровняя дороги!

Поросль буйная,
Нами спасённая,
Злобными силами
Не унесённая!

Царствуй, владей,
Создавай и расти!
Не забывай
К монументу солдата
В праздник букетик
Цветов принести!

Л.КРУПАТИН,МОСКВА,2010 г.

НЕБО ВЗОРВАНО ВОЙНОЮ!

Небо взорвано войною!
Кровью брызнули из тьмы:
Кому звёзды на погоны,
Кому братские холмы!

Кто виновен? Кто ответит?
Кто украл у нас покой?
Кто Любовь, Надежду, Веру
Отнял чёрною рукой?

Мы злодеев победили,
Но друзья остались там…
И Любовь, Надежду,  Веру
Молодым,  вручаем Вам!

Память наша неустанно
Возвращается назад,
Где закрыв собой Отчизну
В тишине друзья лежат!

Вы Любовь, Надежду, Веру,
Голубое небо наше
Берегите, так как в мире
Нет родней его и краше!

Чтобы небо не взорвали!
Чтоб не сыпались из тьмы:
Кому звёзды на погоны,
Кому братские холмы!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,14.03.10 г

Как облака над лесом низко! Великой Победе!
Леонид Крупатин
КАК ОБЛАКА НАД ЛЕСОМ НИЗКО!

Как облака над лесом низко!
А над рекой склонились ивы!
Слезами каплют облака
И ив расчёсанные гривы!

Не надо плакать! Хватит слёз!
Всему на свете есть предел!
Хранить, Любить и Созидать!
Для всех живых святой удел!

А что вы вспомнили, скажите?
Быть может страшную войну?
И за погибших на себя
Вдруг принимаете вину?

Не надо! Слышите? Не надо!
Здесь и тогда текла река
И здесь стояли так же ивы
И низко плыли облака!

Но вдруг разверзлись небеса!
Гром громыхнул над головами!
И хлынул нечисти поток
На землю нашу, как цунами!

Остановили эту нечисть,
Навстречу встав живой стеной!
Не забывайте, что досталась
Победа страшною ценой!

Как облака над лесом низко!
А над рекой склонились ивы!
Слезами каплют облака
И ив расчёсанные гривы!

Не надо плакать! Хватит слёз!
Всему на свете есть предел!
Хранить, Любить и Созидать
Для всех живых святой удел!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 15.03.10 г.


И  ВОТ СЕЙЧАС МЫ У РЕЙХСТАГА!

Угар нацистский – он силён!
Сшибает массы с копылков!
Психопатический погонщик
Гнал в пропасть стадо дураков!

Вы шли и жгли и убивали,
Сметая всё с лица земли!
Вы в наркотическом угаре
Итог предвидеть не могли!

Что победителя не судят
Вас убедить Адольф сумел!
Но Бог не с теми, Слава Богу!
Кто взять чужое захотел!

И вот сейчас мы у рейхстага…
Представить можно ваши беды!
У вас агония предсмертья,
У нас уже азарт  Победы!

Свинец колонны изрыгают,
Ступени лестниц, окна, стены…
Сознанье ваше не приемлет
Такой ужасной перемены!

Вот так же было в Сталинграде!
Теперь Бог дал – наоборот!
Забьём затравленному зверю
Свинцовый кол и в зад и в рот!

За слёзы вдов и матерей!
За осквернённую Любовь!
За горе Матушки-России!
Скажу я в глаз вам, а не в бровь:

Мы изуверствовать не будем!
Вас уничтожим,  как проказу!
Чтоб впредь вам было неповадно
Нести нацистскую  заразу!

Умерьте слюновыделенье!
Россия Центр Священных Сил!
Здесь не бывать фашистам бывшим
И новым с именем "ИГИЛ"!

На нас отцы и деды наши
С надеждой смотрят сквозь века!
Так пусть мужают наши души!
Пусть будет крепкою рука!

Поветрий бзик "колонны пятой"
Накал сердец нам не остудит!
А мы сквозь тернии прорвёмся
Россия есть! Была! И будет!
Л.КРУПАТИН, МОСКВА,7.05.2010 г.

ПРИНУДИЛОВКА!Ужас детства.
фрагмент романа "Неравнодушье, как диагноз!"

    Это было после нашего "добровольного" выселения под стволами нацменов с затопляемых берегов Дона в виду строительства Волгодонского судоходного канала  по велению Сталина, по задумкам ещё Петра Великого.А в связи с этим и строительством Цимлянской ГЭС с пятнадцатикилометровой плотиной и образованием Цимлянского рукотворного моря, затопившего нашу малую родину, мы оказались в зоне строительства "Волгодона", где было очень много "зэковских" лагерей.Это был 1951 год.
    Однажды  я просыпаюсь летним утром в нашем недавно обжитом флигеле, выхожу на ступенечки,  натёртые жёлтым песочком «охрой», присел  и осматриваюсь,  ощущая, что из летней кухни, расположенной метрах в пяти, идёт запах горячих оладьев или пирожков, ну в общем чего-то вкусного. Вдоль дорожки посыпанной беленьким песочком благоухают цветочки и над ними уже трудятся шмели и пчёлы. Я уже собирался идти к бабушке в кухню, но с улицы послышался звук приближающейся автомашины и возле нашей калитки остановился  ментовский «бобик», как их тогда называли. Вышел из него милиционер в белой  парадной гимнастёрке и какой-то щуплый мужчина  в кепке. Милиционер размашисто распахнул нашу калитку и важно, как-то подчёркнуто по-хозяйски зашёл в наш двор, а тот мужичонка – за ним. Милиционер с очень красным лицом  важно шествовал первым, поглядывая на меня, как-то изучающе, а второй выглядывал из-за первого, то справа, то слева. Когда они зашли во двор, не знаю я почему, но у меня в душе что-то сжалось. Подойдя ко мне, мент грубо спросил:
-Бабка где?
- Там…- показал я на кухню.
   Мент пошёл вразвалочку к кухне и этот, в картузе, за ним, а моя детская душонка сжималась и сжималась… И не напрасно!
       Мент пригнувшись  зашёл в кухню и через несколько секунд я услышал бабушкины возмущения  с   доводами о том, что дети  работают на Волгодоне, а дитя, то есть меня деть некуда, а личную скотину, кто содержать  будет? При этом бабушка по-казачьи крепко выразилась и тут я услышал удар и вскрик бабушки и тут же я увидел, что  заломив ей руку, её с разбитым лицом выводит из кухни мент с тяжёлым наганом в руке…
  Я бросаюсь к бабушке с криком, но мент выступая вперёд, вытягивает ногу в запылённом нечищенном сапоге и толчком швыряет меня в цветочки к шмелям и пчёлочкам, ломая мною жидкую декоративную изгородь. Я вскакиваю и пытаюсь бежать за ними вдогонку, но тот мужичонка  в картузе меня хватает сзади за майку, удерживает и выходя за калитку, закрывает её и ждёт, пока мент засунет бабушку в машину. Мужичонка погрозил мне, плачущему,   пальцем, сел за руль и они газанули поднимая клубы дорожной пыли.
   Я оглянулся по сторонам! Никого! Я посмотрел на окна соседней через улицу хатёнки, где жила многодетная семья, и увидел, как задвигаются оконные шторки. Я  забежал к ним во двор, стал стучать в дверь, но мне не открыли. Я побежал к другим соседям, но результат был тот же. Я побежал к бабе Вале. Слава Богу она была дома. Я рассказал сквозь рыданья о происшедшем и бабушку Валю в это время колотила дрожь, как в лихорадке. Она загнала в курятник гуляющих кур, и пошла со мной на грейдер. Это грунтовая  улучшенная дорога, которая в дождь превращалась в непроходимое болото и  у нас  грейдер  называли «профиль», потому что его профилировали после дождя дорожным приспособлением «грейдером». По профилю шли машины, поднимая тучи пыли, но никто не останавливался, потому что было категорически запрещено брать попутчиков из-за того, что вокруг было много тюремных зон и много было беглых «зэков». Поэтому даже с ребёнком попутчиков брать было запрещено.  Бабушка взяла меня «на коробки», то есть на плечи и двадцать километров шла со мной, уже четырёхлетним,  на плечах до места работы моей матери. Тучи пыли были такими плотными, что я закрывал лицо ладошками и пытался дышать сквозь пальцы, но получалось плохо и  был реальный страх просто задохнуться. Естественно, мать чуть не умерла с испуга увидев меня цвета степной пыли с размазанной по лицу грязью, когда мы пришли к ней в школу,  где она учила детей, несколько классов одновременно. Мать нашла отца, отец нашёл машину- Урал ЗиС   со знакомым водителем-цыганом с золотыми зубами, в наколках, которые можно было рассматривать очень долго. Я потом однажды видел этого дядю Яшу- цыгана пьяным возле магазина и он был с гитарой в невменяемом состоянии. Мой отец отобрал у него гитару, потому что он по пьянке, заливая водкой свою страшную судьбу,  разбил в ярости не одну гитару.(Стих «Роковая любовь Яшки цыгана!»)
      Бабушка Валя пошла домой пешком, а мы сидя в кабине  друг на друге,  мать на отце, а я на матери, потому что кабина двухместная, поехали искать «принудиловку», то есть место куда отвезли бабушку для принудительных работ за то, что она не будучи в пенсионном возрасте – 54 года, бросила работать в колхозе. Тут мы по ходу дела узнали, что «принудиловок» у нас много в районе, а фактически любой отстающий колхоз. Всё-таки нашли мы бабушку и застали начальника    на месте, который отказался с нами разговаривать. Он сказал, чтобы мы оставили документы, подтверждающие обоснованность  невозможности её работы, так как дети, то есть, отец и мать,  работают на «комсомольской  стройке», и ехали домой. Раз в месяц приезжает комиссия и рассматривает. Если сочтут нужным, то отпустят. Наши доводы о том, что ребёнка некуда деть, что дома скотина голодная, никакого эффекта не дали и начальник ушёл домой. Мы в растерянности остались на улице, а к нам подошёл какой-то  очень пузатый мужик в гимнастёрке и спросил в чём дело и почему мы такие расстроенные. Этот мужик сказал, что нужны деньги, тогда отпустят бабушку до рассмотрения комиссии. Отец  достал рулон перетянутых «трусовой»  резинкой  денег и спросил:
-Сколько?
   Мужик посмотрел на рулон, забрал его в свой карман и сказал:
-Да наверно хватит! Идите вот к тем задним воротам, я открою и выпущу и чтоб духу вашего тут не было и никто чтоб не знал про это, иначе вместе «врасход» пойдём!
   Когда открыли ворота, то мы увидели под навесом крытым соломой, лежащих в соломе, как скоты, людей…
   Мы забрали бабушку и уехали, при чём отец ехал с нами, стоя на правой подножке
ПОСТСКРИПТУМ:
  Яшка-цыган спросил у отца, как он забрал бабушку и тот сказал, что отдал много денег. Яшка сильно возмутился, догнал пузатого мужика, отобрал у него деньги и сказал, что получит деньги, когда привезёт справку об освобождении бабушки. Яшка вернул отцу деньги и мы уехали.Спасибо мудрому Яшке!Царство ему небесное и Вечная память!
Л.КРУПАТИН,МОСКВА,2011 г.




Роковая любовь Яшки цыгана! Реквием
Леонид Крупатин
(Сборник "О любви всерьёз!") (3 рец.)

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ЯШКИ ЦЫГАНА!Цимлянская ГЭС,1954 г.

Взрыв аккорда струн гитары
И цыганской песни взрыд!
А станичники промолвят:
Яшка-чёрт опять чудит!

С удовольствием послушать
Соберутся у пивной…
Хорошо играет Яшка,
Но по пьяни он дурной!

Надо вовремя гитару
У него успеть отнять,
Потому что ту гитару
После пьянки не собрать!

Он плясать пойдёт с гитарой,
Будет песни петь навзрыд!
А потом гитару об пол…
Яшка  часто так чудит!

Упадёт с гитарой на земь
Будет песни петь рыдая!
Это пытка! Это казнь!
Боли нет конца и края!

Знают все судьбу цыгана:
В год лихой... войны в начале,
Где-то там на Украине
Немцы табор их догнали!

Растоптали танки табор…
Яшка жизнь сберёг свою
Тем, что был тогда он призван,
То есть был тогда «в строю»…

До Берлина Яшка-цыган
За рулём провёз  «Катюши»-
Был с оружием возмездья,
Не при штабе "бил баклуши"!

Он не просто воевал-
Он за табор "фрицу" мстил!
Как-то он не удержался-
Лично очередь пустил!..

А майор НКВД
Расценил, что Яшка – враг!
Рассекретивший «Катюши»
«Воевать» пойдёт в ГУЛАГ!

Посчитали зубы, рёбра,
Сделав чёрным белый свет!..
Несмотря на все заслуги,
Получил он десять лет!

Яшка отбыл не «червонец»-
Восемь вместо десяти!
По амнистии «в честь смерти»
Удалось ему уйти…

Но к цыганам не подался,
Чтобы боль не теребить…
Его табор уничтожен-
Без него ему не жить!

И приехал он на стройку
На Дону Цимлянской ГЭС!
Это лучше во сто раз
Чем валить в Сибири лес!

По делам великой стройки
Он гонял свой Урал-ЗИС,
Говорил он принародно:
«Этот конь мой – зашибись»!

Говорил, что он жениться
Может только на цыганке,
Но сначала будет верен
Он машине и «баранке»!

Шутки- шуткой, но однажды
Всё-же Яшка полюбил!
Полюбил цыганку Грушу
И навеки всё забыл!

Перестал он бить гитары!
Для неё он песни пел!
Он её боготворил
И любил он , как умел…

Раз зимой после работы
Яшка к Груше по сугробам
Гнал свой ЗИС в пургу-метель
По раздолбанным дорогам!

В балке ЗИС забуксовал-
Цепь слетела с колеса…
На домкрат поднять машину-
Право! Что за чудеса?

Но упав с домкрата, руку
Колесом зажал «Зисок»…
Это всё! Ловушка-Яша!
Кровь ударила в висок!

Яшка руку грыз до кости…
Только кость сломать не смог!
Яшку нашего с почётом
Взял к себе цыганский Бог!

Эх, ты женщина - машина!
Не простила ты измены
И заставила цыгана
Рвать зубами свои вены...

На такой же вот машине
Он таскал свои "Катюши"!
К ним она не ревновала,
Но приревновала к Груше...

Взрыв  аккорда струн гитары
И цыганской песни взрыд!
Груша! Милая ты Груша!
По щеке слеза бежит!

Грянь гитара поминально!
Посвяти аккорд цыгану!
Ты прости живущих, Яша!
Залечи нам в сердце рану!

Ты всегда был, Яшка, сильным
И в ГУЛАГЕ и в бою!
Мы в душе увековечим
Память Светлую твою!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА , 2010 г.

РОДИЛСЯ Я СЕГОДНЯ! 65 лет назад на 06.01.2012 г.


     Рожала меня мама в станице Нижне-Курмоярской Цимлянского района на берегу Дона. Рожала трудно и стоял вопрос: спасать меня или мать.Родные сказали: Спасать мать! Но я решил тоже посмотреть на Мир Божий!
     Станица наша была старинная, зажиточная.До революции много зажиточных, благородного воспитания людей в ней проживало, но революция уничтожила их, а строительство сталинского по замыслу Петра Великого канала Волго-Дон  рукотворным Цимлянским морем поглотило и нашу станицу в числе многих. Весной 1950 года мне было три года и пять месяцев, когда нас в сопровождении, вооружённых винтовками,  солдат-чучмеков(то есть – не русских) посадили на баржи и спустили вниз по Дону. Однако  я, несмотря на мой возраст помню многие места в станице и себя в ней.
     Помню наш дом – казачий курень, летнюю кухню во дворе, где бабушка пекла вкусные пирожки. Помню у порога дома маленькую яблоньку, чуть выше меня ростом, которую  отец посадил весной после моего рождения. На ней появилось первое яблочко и мне сказали, чтобы я его не трогал и дал ему созреть. Я был послушный ребёнок и яблочко не трогал руками, но откусил бочок не срывая: пусть себе зреет! Помню у соседки во дворе была большая тютина(тутовник) и она всегда варила вареники с тутовником и меня приглашала их кушать. Однажды в такой момент я был чем-то сильно занят,  не в духе и ответил ей:
     -Вот пьистала заяза со своми ваениками!
    Помню, что у соседских пацанов довоенного возраста была заводная игрушка-танк, который сам ездил и из ствола выскакивали искры. Наверное это был немецкий трофейный. У них отец был милиционер и разрешал пацанам стрелять из ракетницы. Старший их пацан однажды подкараулил зайца на своих задворках и подстрелил из ракетницы.
   Однажды мы с мамой и папой собирались выйти погулять. Мама одела на меня старенькую футболку и обнаружила, что нагрудный кармашек с одного угла отпоролся. Мама, не долго думая, говорит:
-А мы его сейчас совсем отсобачим!
   Взяла оторвала кармашек совсем и повыдергивала остатки ниток, а потом пошли гулять. На центральной улице нас встретили знакомые, поздоровались со всеми и со мной тоже. Заметили на груди у меня  невыгоревшее на солнце место бывшего кармана и спрашивают:
-Лёньчик? А куда же у тебя кармашек делся?
На  что я со вздохом сожаления ответил:
-Да мама же отсобачила!
    Однажды у мамы болел зуб и десна воспалилась до флюса. Фельдшерский пункт у нас был через дорогу в одном здании с ветлечебницей. Мама меня завела к соседям, а сама пошла к фельдшеру. Соседи решили идти искупаться в Дону. Меня конечно взяли с собой, а когда возвращались, они спрашивают у меня:
-Лёньчик! Тебя домой проводить?
   Но я ответил:
- Да, нет! Я ещё борща у вас поем, а тогда пойду!
   Когда я ел борщ, то услышал, как какая-то женщина истошно кричала в фельдшерском пункте.      Я , уплетая борщ со взрослым видом сказал:
   - Вот дура какя-то орёт!- я уже забыл, что мама моя пошла дёргать больной зуб.Но ей конечно мой комментарий сообщили.
   Купаться мы   спускались  к чигирю.  Это поливальное устройство, состоящее из громадного деревянного колеса стоящего наклонно к воде Дона, чуть её касаясь. На этом колесе висят штук двадцать вёдер. Колесо вращает ходящий вокруг оси верблюд. Вёдра зачерпывают воду в Дону в нижнем положении и поднимаясь вверх цепляются за край жёлоба, опрокидываясь выливают в него воду, которая идёт самотёком на огороды. Это был наш высокий правый берег. А вот на левом пойменном берегу ничего поливать было  не  надо. Там – палку воткни и  она цветёт- так говорили старики, потому что это была заливная пойменная, удобренная донным илом земля, где был лес , дикие сады и среди них огороды. А ещё там было множество ериков, проток, озёр в которых было рыбы и раков немеряно. У моих бабушек там были огороды и я с ними ходил туда, а перевозил  нас мой дед Вася – отец моего отца – тоже Василия.С огородов я нёс плетёную корзиночку с первыми помидорчиками и огурчиками. Я до сих пор помню, как они здорово пахли. Больше я такого запаха в жизни не встречал, хотя имел свою дачу и сажал грядки. Это был запах детства!
     Дед мой работал на Дону бакенщиком. Вечером он зажигал бакены, а утром тушил. По Дону ходили большущие пароходы на колёсном ходу. На берегу у пристани стоял двухэтажный дом, где был начальник пристани Лаврентьевич. Он стоял на втором этаже с железным рупором и курил здоровенную козью ножку. Время от времени в ожидании парохода, он деловито прикладывал руку к козырьку старой казачьей фуражки и смотрел в верх по Дону. Пароходы ходили разные.Я запомнил только  пароход  « Генерал Ватутин». Люди, ожидающие пароход, спрашивали у Лаврентьича:
-Лаврентьич! А какой сегодня будет пароход?
Он туша об перила цыгарку отвечал:
-Жалезный! Мать его в дышло!
Весной 1950 года мы уже жили  километров на сто ниже по Дону в голой степи в хуторе Рябичи-Задонские, куда перевезли и дом нашего земляка-писателя Серафимовича, который родился в нашей станице. В нём была изба-читальня. В Волгограде его именем назван Пединститут, хотя кроме «Железного потока» я его ничего не читал.
   Через два года мы уже жили в г.Цимлянске, где и прошло моё рыбачье детство в Цимлянском море, где и закончилось после восьмого класса, потому что на рыбалке утонул в Цимлянском море отец.


БЕГИ!НЕ ОГЛЯДЫВАЙСЯ!
СБОРНИК "ПРИКЛЮЧЕНИЯ!" рец.0 Фрагмент романа "Неравнодушье, как диагноз!"ч.1

Беги! Не оглядывайся! рассказ о детстве
Леонид Крупатин

             Сталин,после Великой Отечественной войны, следуя задумке Петра Великого, всё-таки решил построить судоходный канал между Волгой и Доном руками пленных немцев и своих родных советских «зэков» среди которых тоже много было достойных звания  победителей!
Тогда всё ещё напоминало о войне. Ещё кто-то ждал своих без вести пропавших. Вокруг станиц и хуторов были окопы с ещё не убранными орудиями войны: танками, пушками и прочей дрянью. Ещё взрывались на минах люди, чаще досужие пацаны. Ещё люди по ночам слыша в небе гул самолёта крестились и бабушка мне говорила: « Слышишь чего он говорит паразит: Везу-у-у! Везу-у-у!»- подражая звуку мотора. А я спрашивал:  «А чего он везёт?» А бабушка отвечала: «Думаешь чего доброго? Другую войну везёт!»  И ей было всё равно, что это конечно свой самолёт. Но всё равно он паразит! Отец мой пришёл с войны в октябре 1945 г. в 19 лет инвалидом 2- группы. Обе руки у него были, но левая без локтевого сустава. А начинал он войну прямо со школьной скамьи в окрестностях своей станицы,  где из сорока его семнадцатилетних одногодок, даже не обмундированных и не обученных стрелять, после первого боя осталось двое, а потом рядом в Сталинградской бойне продолжил войну до Германии, где и получил последнее ранение, став инвалидом.
(Мой стих про отца:  «Велика Победа? Да!»)
Ещё три года будет зверствовать НКВД до 1953 года, разыскивая  «врагов народа» среди своего народа - до смерти Сталина.
    Нашу семью в 1950-м году среди тысяч других казачьих семей добровольно-принудительно переселили с родных насиженных мест с берега Дона станицы Нижне-Курмоярской в х. Рябичи-Задонские , а потом мы переехали в Рабочий посёлок Цимлянский, который в год рождения моей сестрёнки, в 1961 году   и присвоения матери звания «Заслуженный учитель школы РСФСР», получил статус города, хотя городом и не стал.
Переселяли нас в связи с затоплением наших родных пойменных  мест водами Дона, перегороженного пятнадцатикилометровой плотиной Цимлянской ГЭС. Получилось Цимлянское море (водохранилище) длиной около 200 километров и шириной от 20 до 50 километров в разных местах. Мне было тогда всего три годика, но я помню свою станицу, некоторые эпизоды из жизни. Помню Дон, сады в пойме,  чигирь у Дона. Это знаете что такое пойма? Пойма- это низменные берега Дона, покрытые садами и лесами, которые заливаются вешними водами Дона. Это место покрытое лесами и садами с многими протоками, ериками , прудами, озёрами, кишащими рыбой и раками. А на илистой пойменной земле сажали богатейшие огороды. А знаете что такое  чигирь? Громадное деревянное колесо установленное на берегу наклонно к воде и чуть касающееся воды. На этом колесе висят вёдра, штук двадцать. Колесо крутит верблюд пристёгнутый к вороту. Колесо вращается, вёдра в нижней точке зачерпывают воду, а проходя верхнюю точку, цепляются за край жёлоба на высоком берегу и опрокидываются, выливая в него воду, которая идёт по жёлобу на плантации, расположенные выше уровня Дона.
      Помню я,  как  в 1950-м году    стояли солдаты «чучмеки» с винтовками вдоль дороги, когда мы ехали со своим домашним скарбом на баржи. Всё было «добровольно», но «расказачивание» выдрессировало  казаков и они знали, что винтовки настоящие и пули в них тоже. А ещё знали, что за убитого казака «чучмек» получит 10 суток отпуска домой. Помню в общем потоке переселенцев моего отца,  сидящего на подкрылке полуторки, а казаки с усмешкой говорили:  «Гляньте! Васькя прилепился, как цимлянский арипей!», имея в виду репей (дурнишник по науке) – бурьян распространённый в наших цимлянских песках.
Потом в 1952  году из х. Рябичи –Задонские мы переехали в рабочий посёлок Цимлянский – центр донского виноградарства и виноделия.
А я рос с видом на море и очень к нему был неравнодушен. Бабушка смотрела в окно и говорила мне по-казачьи:
-Ты куды идёшь? Глянь какие белкИ выворачивает волна!- то есть, волны с белыми гребнями. А нам – пацанам того и надо было. Но это было позже, когда я уже в школу пошёл.

   А расскажу я, как первый год обитали мы в Цимлянске, на крайней к морю улице Советской, на которой впоследствии построили Цимлянский комбинат Игристых вин. Было мне пять лет в 1952 году. У нас в доме ещё не было электрического света, потому что электролинию только вели по нашей улице наши советские «зэка» под охраной почему-то тех же «чучмеков». Я не знаю что это была за национальность, но у старых казаков люди подразделялись по национальностям просто: казаки, хохлы и чучмеки(то есть иноверцы). Хохлами называли не только украинцев, но не утруждая себя,  и любого русского-не казака.
Работали зэка бригадами по пять человек. На бригаду три конвоира с винтовками.Возле нашего двора остановилась бригада, которая делала заготовки для высоковольтных деревянных опор и монтировала их на месте. Что за технология была у них, я сейчас, вспоминая удивляюсь. Дело в том, что они монтировали опоры прямо из сырого леса, вынутого из воды, доставленного лесосплавом. Их прямо на месте ошкуривали двуручными скребками, сидя верхом на сырой опоре, а я потом подсохшую кору жёг и она горела легко, потому что была с хвойных деревьев, а когда нагорали угли, то я у  бабушки брал картошку и засыпал в угли и потом «зэка» делали перерыв и угощались нахваливая меня. Ещё я им приносил яйца и сало, а «зэка» мне отдавали большие трёхлитровые банки с надписью «Бобы соевые в томатном соусе». У «зэков» от них была изжёга, а у нас дома эти бобы хорошо ела свинья и я. Бабушка ругалась  за то, что я противопоставлял её домашним приготовлениям бобы соевые и уплетал  наравне со свиньёй.Мне нравилось быть полезным среди этих тружеников, да и мне было не с кем больше общаться. «Зэка» удивлялись, что я в свои пять лет уже читаю книжки. Они спрашивали, что это меня мама научила читать? А  я сказал, что мама только чужих детей  учит, а меня бабушка учила читать.
Я любил замечать приёмы в работе и мне хотелось им подражать. Особенно меня с ума сводили монтёрские когти и если они были свободны, то я обязательно занимался с ними, пытаясь одеть их на свою маленькую ногу, а «зэка» смеялись надо мною. На другое утро я опять начинал с попыток одеть эти когти и «зэка» хохотали:
-Что, Лёня? За ночь нога не подросла?
Всё было бы нормально, но был среди них один дядя, которого звали Гена и он всё время ко мне как-то «клеился» разговаривая со мной пытался как-то лапать меня и я вырывался и уходил, а его другие предупреждали, чтобы он не лез ко мне. Однажды он заработал лопатой по спине от бригадира, за то, что он мне шепнул на ухо, чтобы я отнёс конвоиру бутерброд с салом, а он с дуру чуть в меня не выстрелил, передёрнув затвор винтовки и даже позеленев лицом от злости.
Однажды этот дядя Гена усадил меня насильно на ошкуренную опору и стал беседовать со мной о том, что у меня красивая мамка, хотя я не знаю когда он мог её видеть, потому что она уходила на работу раньше, чем их привозили и возвращалась она с работы, когда их уже не было. Мне было неприятно с ним разговаривать и я стал от него вырываться, а он не пускал. Его раз предупредили, но он не послушася. Другой раз предупредили и он послал бригадира матом. Бригадир хотел его опять огреть лопатой, а тот схватил топор, который разрешалось брать только бригадиру. «Зэка» переглянулись и пошли к этому дяде с разных сторон, а мне бригадир очень строго сказал:
-Быстро беги домой и не оглядывайся!
Я выполнил команду точно, но у самой калитки всё-таки оглянулся… Дядю Гену, извивающегося всем телом несли четверо за руки за ноги, а он сам был пятый. Они несли его к недавно установленной опоре. Подойдя к ней они сильно его качнули и как тараном ударили головой об опору. Конвоиры на это посматривали через плечо.
Я с неделю потом не мог подойти к  своим друзьям «зэкам» и не мог даже в их отсутствие смотреть на ту опору со следами, будто об неё разбили большой помидор.
Примерно через неделю я всё-таки пошёл опять к своим друзьям, хотя их рабочее место переместилось на конец нашего квартала к улице Пушкинской. Они меня встретили очень приветливо, тем более, что я принёс им бабушкины гостинцы. Вместо дяди Гены в бригаде работал другой незнакомый дядя, который не приставал ко мне.  Мне сказали, что у них скопились банки с бобами и я должен взять дома тележку и их отвезти домой. Они никому их не отдали, потому что надеялись,  что я всё равно приду.
Да! Я пришёл, но если бы знали они зачем я пришёл… Я опять занялся монтёрскими когтями и «зэка»  посмеявшись, перестали обращать на меня внимание. А напрасно! Ведь я принёс с собой из дома кроме бабушкиных гостинцев… чёрную клейкую изоленту на матерчатой основе.Это из материалов, приготовленных отцом к великому событию - проведению электрического света в наш дом.
Я примотал свои ноги в сандалях к этим когтям и помогая рукой установил один коготь с ногой на опору, потом так же другой рукой помог другой ноге укрепиться на опоре. Потом опять этой рукой и ногой, уже стоя на опоре я передвинул коготь выше и укрепил его, потом другой рукой так же другой коготь я передвинул ещё выше… Я был уже на высоте метра четыре, когда один охранник заорал:
-Сматры рыбёнка!- и «зэка» обернувшись бросились меня снимать с опоры. Они очень были перепуганы и сказали, что не ожидали от меня такой глупости, потому что я бы назад сам не слез, а снимать меня других когтей нет и остался бы я на столбу жить с воронами!
Они очень удивились, увидев, как я надёжно примотал изолентой свои ноги  к монтёрским когтям и сказали шутя:
-Быть тебе, Лёня, электриком!
Если бы они знали какими пророками они оказались! Я сам того не ожидая начал свою трудовую деятельность электриком!Всего-то навсего через десять лет, после восьмого класса.

ПОСТСКРИПТУМ:
Однажды я пришёл к своим друзьям-«зэкам» с бабушкиными гостинцами. Увидел я в стороне откуда-то взявшуюся лошадь и её  манили хлебом два пацана примерно моего возраста. Один из них  был мой пожизненный друг – Колька, с которым потом мы оказались в одном классе, а тогда нам было по пять лет. Я подошёл к ним и выяснил, что они хотят приманить её к  пустой бочке, чтобы потом на неё сесть, а она бестолковая, не понимает. Если подносят хлеб, то она пытается схватить, а идти за ними не хочет. Я сразу сообразил:
-А,  давайте бочку к ней подтащим!
   Мы подкатили к лошади пустую бочку, подняли её стоймя. Я, как  самый шустрый,  влез на бочку, но лошадь отошла только я к ней притронулся. Я спрыгнул, опять подкатили к лошади бочку, поставили  «на попа», я влез на бочку, но только хотел схватить лошадь за гриву, она опять отошла. Я спрыгнул, опять покатили бочку и тут мы услышали хохот моих друзей «зэков», которые увидели наши мучения и им показалось почему-то это смешным. Я призадумался и сказал пацанам:
-Как только подкатываем бочку, вот тут и давайте ей хлеб! А я залезу!
    Сделали, как я сказал, несмотря на хохот «зэков» и конвоиров, которые тоже хохотали над нами до слёз. Подкатили бочку, поставили её стоймя, я говорю пацанам:
-Давайте хлеб!
     Пацаны отвлекли лошадь хлебом, а я схватил лошадь за гриву и подпрыгнув с бочки, лёг поперёк её спины. Лошади это не понравилось. Она поняла, что её обманули и лёгкой рысью поскакала в сторону. Да не просто в сторону, а в сторону канавы прорытой вдоль нашей улицы для прокладки водопроводных труб. Я всё- таки сумел развернуться и сесть верхом на лошадь, но тут же почувствовал, что лошадь прыгает через канаву, да ещё взбирается на кучу земли лежащей вдоль канавы. Я не удержался за гриву лошади и полетел в самую канаву. Хорошо, что в неё не успели трубы положить. Меня целого и невредимого доставали из канавы бригадир дядя Миша и один конвоир. Только меня отряхнули от земли канавы, как вдруг  старший конвоир заорал:
-Гиде адна ест? Гиде адна ест? Лажись земля! Лажись стрелять будум! Защёлкали затворы винтовок, направленных на наших «зэков».
   «Зэка» упали ничком на землю. Мы без команды рванули бежать, ничего не понимая, но услышав выстрел и увидев красную ракету я сообразил. В бригаде не оказалось того нового дядьки, который был вместо  плохого дядьки Гены. Он сбежал воспользовавшись отвлекающим фактором, который создали мы, пацаны. Следом взлетела ракета на соседней улице, где работали «зэка», потом на третьей и вскоре примчался  военный «бобик» с автоматчиками. Через полчаса они привезли этого беглого дядьку вдребезги пьяного и с разбитой мордой. До конца  дня он лежал под забором и мычал, пока за этой бригадой не приехала машина –«автозак». Больше мне не разрешили подходить к моим друзьям, да и они сами издали мне махали, мол, уходи. Видимо им тоже досталось. Было три неприятных случая у них и все из-за меня... Вот так неожиданно закончилась моя дружба с моими «зэками». Хотя я с ними тоже пожизненно связан. В общежитии жил  с условно-досрочно освобождёнными, будучи электриком и 30 лет адвокат…
   А мы тогда ещё долго доедали «зэковские» бобы в томатном соусе! Мы, это я и свинья!


СТЕПЬ!ОНА ВСЕГДА МОНУМЕНТАЛЬНА!

(Сборник "Моим родным и маленькой Родине!")
(Сборник "Пейзажи!")
Степь - она всегда монументальна!

Знаете Вы что такое степь?
Степь она всегда монументальна!
Солнечна! Просторна! Бесконечна!
Весела! Лиха! Порой печальна…

Ветер, захватив орган небесный,
Трогая басы его печально,
Сединой ковыльною играет!
И печаль в степи монументальна!

Вдруг среди покоя, тишины
Смерч степной возникнет моментально
И пойдёт великий до небес
Тазом шевеля монументально!

Бури как в степи монументальны!
Воинственны в любое время года!
Сшибая с ног коня и седока
Монументально буйствует природа!

Выходишь утром- видишь "монумент"!:
Сугроб улёгся прямо у порога!
И в "монументах" чуть пониже крыши
Вчера ещё проезжая дорога!

Но дрогнет степь от топота копыт
И летит коней лавина шквально,
Всё сметая на своём пути
Лихо, грозно и монументально!

От монументального Ярила
До монументальной вышины!
От монументального простора
До монументальной тишины!

Золотятся нивы к горизонту!
Как же тут без лирики и музы?!
Дыни ароматные поспели
И монументальные арбузы!


Аромат лазоревых тюльпанов,
Чабреца, полыни, зверобоя…
Это степь раздольная, родная!
Степь монументального  настоя!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2010 г.

Сборник "ПРИКЛЮЧЕНИЯ!" рец.0
Сборник "О родных и маленькой Родине!"

ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ! .(фрагмент романа «Неравнодушье, как диагноз!»)
рисунок автора в сборнике "Родным и моей маленькой Родине!" и "Приключения".

Это был 1957 год, мне было 10 лет и я уже перешёл в четвёртый класс. Я родился в казачьей станице Нижне-Курмоярской на берегу Дона, но через три года нас посадили под охраной солдат-нацменов на баржи и спустили вниз по Дону в голодные степи, затопив наши обжитые и богатейшие места  Цимлянским рукотворным  морем-водохранилищем, которое  стало напорной массой Цимлянской ГЭС, из-за которой и перегородили  Дон пятнадцатикилометровой плотиной, построив с другого конца плотины город-спутник Волгодонск. Это было частью проекта соединения Волги и Дона судоходным каналом , осуществлённого Генералиссимусом Сталиным, по задумке Петра Великого. А так же, я считаю,   это было продолжением политики  «расказачивания», хотя  и  природе, тем самым,  был нанесён колоссальный ущерб.
     После переселения мы недолго пожили в  степном хуторе Рябичи-Задонские, потом перебрались на постоянное место жительства в г.Цимлянск, который тогда ещё был рабочим посёлком. Дом наш стоял на улице  крайней к Цимлянскому морю,  которое  хранило Светлую Память  нашей затопленной  вотчины.
     Несмотря на то, что мы  нашей семьёй переехали в  Цимлянск, но в хуторе Рябичи-Задонские, или просто Рябичи, остались многие наши родственники. Вот в десятилетнем возрасте на летних каникулах  мне первый раз разрешили съездить самостоятельно на маленьком теплоходе ОМ-308 к  бабе  Вале и деду Коле – брату и сестре моей бабушки Нади, маминой мамы. Рейс был по маршруту Порт Цимлянский – Порт Ростова-на – Дону. Мне ехать было вниз по течению часа два с половиной до пристани Мариинская. Мне из дома бабушка и мама нагрузили  гостинцев   для бабы Вали и деда Коли. При чём, у дедушки Коли дом тоже был в х. Рябичи, но он жил с женой бабой Стюрой на кордоне в лесу, так как работал лесником-объездчиком в пойменном  придонском лесу, через Дон от станицы Мариинской, где была пристань.
    Я в прошлом году уже ездил на таком теплоходе с  бабушкой Надей в гости в Рябичи. Мне этот теплоход понравился  гораздо более, чем пароход «на колёсном ходу», который шлёпает своими лопастями, а сам на месте, особенно против течения. Меня ещё на пароходе интересовал блестящий  бронзовый колокол  на  палубе в носовой части. Кто-то мне тогда объяснил, что это для того, чтобы звонить, если  кто-то упадёт за борт. Это сигнал: «Человек за бортом!» На этом теплоходе тоже был такой же колокол  на палубе в носовой части. Двигатель  у теплохода гудел ровно,  глухо, но с подвыванием: У-у-у-у! У-у-у-у! Ветерок  встречный, волна  от  теплохода  бежит по берегу, спутывая удочки рыбакам. От  парохода  такой волны не было! Над теплоходом, над Доном и, видимо над всем побережьем  из   теплоходного  репродуктора несётся  эстрадная музыка с  песнями  и чуть ли не через одну мелодию повторяется  модная тогда: «Мишка, Мишка! Где твоя улыбка, полная задора и огня? Самая нелепая ошибка, Мишка, то что ты уходишь от меня!».  Чайки, не реагируя на звук, а может быть наоборот – их  привлекала музыка, но они просто пикировали  на теплоход, как самолёты в кино про войну. Капитан в рубке в красивой фуражке, в кремовой рубашке! Вот бы выучиться на капитана!
      Доехали  мы  быстро, я даже не заметил. Я сошёл с теплохода на правый берег, на пристань Мариинскую, переправился  на баркасе с перевозчиком на левый берег Дона и шёл по лесу километра три до кордона.
      Лес в низовьях Дона только лиственный. Хвоя не выдерживает наши температуры  и смола начинает закипать и течь. Листья тоже с трудом выдерживают наши температуры и поэтому в лесу остро чувствуется запах «поджаренной» листвы тополей , вязов, вербы и деревья осторожно начинают сбрасывать пожухлую листву ещё среди лета, уменьшая площадь испарения. Сейчас  редко услышишь  над лесом в вышине клёкот стервятников, а тогда их было много, поскольку было чем питаться,   и этот звук остался во мне  одним из звуков детства, как скрип вёсельных уключин и звон капель донской воды стекающей с  вёсел баркаса… Ах! Какое было на Дону эхо! Крикнешь с этого левого берега:
-Пе-ре-воз-чик!
  А эхо подхватывает  и,  извращая, повторяет:
-Пе-ре-воз-чик! Озчик! Чик! Ик! Ик!- и так далее, пока пройдёт все бугры и балки противоположного берега.
     А ещё очень помнится повозка запряжённая лошадкой, запах свежего сена в телеге, запах лошади и лошадиной упряжи, запах кувшинок  с лесного озерка  и ведро  над костром с ароматом раков и укропа. Я до сих пор считаю, что это укроп  раками  пахнет, а не наоборот. А раки у деда в лесу были величиной с краба тихоокеанского. А  арбузы у деда в лесу были  для женщин неподъёмными. Однако моя бабушка Надя ревниво доказывала, что со степных бахчей арбузы и дыни намного слаще, чем с лесных. И она была права.   
    Я приехал к деду неожиданно. Дед Коля  с  бабой  Стюрой  были,  как батраки на собственном хозяйстве. С раннего  утра до позднего вечера они были заняты хозяйством и огородами. У них были козы, овцы, свиньи, две коровы, куры с очень красивым петухом, утки, гуси!. Петух был умница! Он не подпускал кур к кустам, где их могли подстеречь лиса, хорёк, ласка. Петух смотрел и за небом, где кружились стервятники: коршуны, а иногда и степные орлы. Дед  рассказывал, что этот петух однажды отбил у коршуна курицу, когда тот замешкался и не успел взмыть  с добычей в небо. Куры у деда Коли и бабы  Стюры упитанные и коршун не рассчитал свои силы. Петух выдрал у него на спине пучок перьев! Будет знать на кого покушаться!
         Сегодня я  деда и бабушку  случайно застал обоих дома, но дед собирался уезжать. Я вручил им гостинцы, но видел в их глазах растерянность, так как я не вписывался в их планы. Дед   с удовольствием  похлопал по ладони тяжёлой книжкой, трёхтомником «Сказание о казаках» Петрова-Бирюка, которую я привёз ему в подарок от себя  и с сожалением сказал:
-Эх! Когда читать-то? Может зимой…
         Дед сказал бабе Стюре чтобы она меня покормила,  и ускакал на лошади, а баба  Стюра ему вслед  недовольно огрызнулась:
-Спасибо, что напомнил! А то бы я забыла! Пойдём, Ленуша! Рассказывай, как там ваши.
  Я поел, рассказал  за столом мелочи нашей жизни, а главное, как я хозяйничаю у отца на Рыбачьем острове  под  Цимлянской ГЭС  и попросился на озеро Черепашку порыбалить.
Баба Стюра  довольная, что я  не требую к себе внимания сказала:
-Да иди! Но какая же там рыбалка?- не сказав в чём её сомнения.
    Озеро Черепашка было образовано  на месте  какого-то  укрепсооружения во время войны. Кроме  большой котловины и насыпи по берегам у неё были  по углам  заводи, как-бы орудийные гнёзда, а там где голова у черепахи, там был как-бы спуск для входа.
Я понял в чём были сомнения бабы Стюры, когда пришёл туда, на озеро. Там было видимо- невидимо  домашних дедовых  уток и гусей. Утки встретили меня, чужака, таким концертом: Кря-кря-кря, что, по-моему,  и на кордоне слышно было за 500 метров. Но это полбеды! Там же были гуси, а у них гусаки! Я гусаков не боялся  ещё с детства, которое я считаю было у меня ещё в хуторе Рябичи, когда мы там жили до моего пятилетнего возраста, а с пяти лет я уже был в  Цимлянске, или  как все местные говорили – в «Цимле»! А в Цимле я уже был взрослый, как я считал. А теперь вообще мне 10 лет. Я даже на теплоходе езжу  самостоятельно! Но гусь, наверное глава этой гусиной банды,  не знал, что я взрослый  и устремился на меня с шипением, защищая свой «гарем», хотя там и другие гусаки были, но они  видимо  делегировали свои права этому наглецу и он  прямо-таки устремился почти бегом в моём направлении. Я,  в самый последний момент,  схватил его за шею, но аккуратно, чтобы не помять, потом подхватил его подмышку, отнёс его прямо к стае и, несмотря на то, что другие гусаки в количестве три  головы, а главное, столько же клювов, пошли в мою сторону с шипением, пригнув головы к земле, я демонстративно бросил главаря гусиной банды в озеро, на что все гуси отреагировали полной растерянностью.
    Я воспользовался этим замешательством и,  отойдя от гусей метров на пятнадцать, стал оборудовать удочку, на удилище срезанное по дороге на озеро. Шум в стае уток и гусей, однако, был повышенный и я не услышал, как сзади подошёл ко мне поверженный мною гусак и рванул меня клювом под лопатку. Реванш он, конечно, взял, потому что теперь я оказался в воде, спрыгнув туда от неожиданности и боли под «смех» утиной и гусиной стаи. Я со злости выскочил из воды хлестнул по спине своего обидчика удилищем и он сбежал широко расставив крылья и гордо выговаривая своё: Га-га-га!  - которое для меня звучало равносильно: Ха-ха-ха!
   Я понял, что здесь рыбалка уже не получится  и  пошёл на  рядом расположенную протоку под названием  Змеючка, которая была очень извилистая и длинная. Я подошёл к ней, вынул из карманов всё размокшее содержимое: носовой платочек, деньги на дорогу, салфетки, которые мама давала «на всякий случай», ну и старые билеты, которыми хотел похвалиться своим друзьям, что я ездил на новом теплоходе да ещё сам, без провожатых! А,  раньше я им рассказывал, как я ездил со взрослыми на  пароходах с колёсно-лопастным приводом и мало кто из них мог этим похвалиться. Я не был хвастуном, но… детство! Я выложил свои вещи на травке в косых лучах заходящего солнца и срочно занялся удочкой и рыбалкой. Я опомнился, когда  уже поднялись комары и поплавок стало плохо видно. Точнее, я опомнился, услышав далёкий крик в лесу:
-Лё-ё-ня-я-я! – и я понял, что я от Черепашки и от кордона ушёл по Змеючке чёрт знает  куда, увлёкшись    рыбалкой. И я закричал:
-Я зде-е-есь! Де-е-да-а-а! – и вскоре услышал  конский топот и увидел недовольного деда Колю на взмыленном  и тоже очень недовольном коне по имени Орлик, возбуждённо пляшущем под ним.
-Ну, разве можно так?- возмущался дед, - Ты же сказал – на Черепашку, а ушёл за километр!
-Ну, там же гуси! Какая же рыбалка?
-Всё ясно!- сказал усмехнувшись дед, - Иди сюда! Проедешь  на холке потихоньку! – и протянул ко мне руки с седла.
-Так я же рыбу наловил! Куда же мы её? – и извлёк из воды кукан с десятком краснопёрок.
-Да что же у нас есть что ли нечего? Оставь её ракам на ужин!- сказал дед,  но что-то  до него дошло и он, смягчившись,  дополнил, - Ну ладно! Бери! Бабка кинет их на ночь в горнушку, запарит на сене!
   О своих вещах, которые я оставил на просушку на солнышке, я вспомнил только утром. На то место я пошёл, но ничего там не нашёл. Пожаловался деду с бабой и рассказал про гусака, на что они посмеялись и  сказали, что  это гусак мне отомстил, а денег на обратную дорогу они мне дадут, а вот куда он мог всё это деть, одному богу известно.
  В этот день я сам пешком ушёл в Рябичи к бабе Вале. Деда Коля и баба Стюра опасались отпускать меня  одного в двенадцатикилометровый путь, но  мой неожиданный визит явно не вписывался в их напряжённый образ жизни и они с  плохо скрываемым удовольствием отпустили меня, чему я был очень рад. Я был всему рад, что мне разрешали делать самостоятельно. Если кто-то из взрослых что-то на моих глазах делал, я просто дрожал, запоминая и впитывая каждое движение с уверенностью, что, если мне разрешат, то у меня получится так же. Не всегда получалось так же… Как получилось  у меня в гостях у  деда Васи, отца моего отца, когда мы жили в Рябичах. Я ехал, вернее, шёл по извилистой дороге по займищу среди лугов, озёр, проток, ериков и баклуш, упиваясь забытыми  запахами раннего детства, вроде бы к бабе Вале, а полюсом для меня был деда Вася, который тоже и сейчас  жил в Рябичах с чужой бабкой, покинув мою бабу Катю, а когда мне было четыре годика и мы жили в Рябичах, то он меня прогнал от себя, заподозрив во вредительстве по наущению моей бабушки Нади(маминой мамы) с которой они друг друга ненавидели. Дело в том, что я тогда пришёл к нему в гости и прямо сразу  пошёл в его  столярную   мастерскую, куда меня тянуло,  как магнитом и на запах стружки и на вид разнообразного инструмента, висевшего по стенам. Я попросил у деда разрешение построгать его рубанком. Дед разрешил и увидев, что у меня что-то получается, куда-то пошёл, оставив меня в мастерской. Может быть он пошёл в магазин за гостинцем.  У меня в его отсутствие дело не заладилось. Видимо он давно не работал рубанком и клин, удерживающий лезвие подсох и ослаб. Лезвие у меня ушло. Я видел,  как лезвие выставляют и клинят для работы. Я выставил его и заклинил, но оно  при этом вылезло больше чем положено и рубанок  «рубил», а не строгал. Я расклинил его и опять выставил. Стал заклинивать молотком, а лезвие опять полезло вместе с клином. Но мне же тогда  было не десять лет! Мне было четыре года! Сейчас бы я так не сделал, а тогда… я взял и постукал по лезвию молотком… чуть-чуть! Но оно отказалось строгать после  этого!
Дед пришёл и спросил, как у меня дела, настрогал ли я ему стружек для  розжига, а я сказал, что не очень, что рубанок не строгает. Дед посмотрел на лезвие и выкатив на меня бешеные глаза выгнал меня  и сказал, чтобы я больше к нему не приходил, и что меня этому  баба Надя научила. Я  сейчас  шёл и,  вспоминая это,  опять переживал всё заново… Эх! Встретить бы  деда Васю случайно на улице! Может быть он увидел бы какой я взрослый и простил бы меня… А я буду идти к бабе Вале и пройду специально мимо дома деда Васи, хотя и не по пути. Вдруг он будет во дворе и глянет на меня!
    Я дошёл до речки  Мусорки, которую надо было переходить вброд  по… ну в общем, чуть ниже пояса и стал разуваться. В это время подъехал мотоцикл с коляской и в нём сидели два парня, где-то старшеклассного возраста, одетые… в общем, для рыбалки. В коляске у них был мокрый бредень. Они на меня уставились  с любопытством, соображая, что  я по внешнему виду совсем не здешний. Они поздоровались со мной, я ответил. Они спрашивают, откуда и куда я путь держу, а я ответил, что из Цимлы ( то есть из Цимлянска)  к бабе Вале. Они уточнили к какой бабе Вале  и успокоившись и переглянувшись с облегчением  сказали, что они меня довезут к ней, взяв у меня из рук  сумку с гостинцами из Цимлы и  свеже зарезанную утку от деда Коли.
-Сейчас заедем к нам, раков наварим! Ты раков любишь? У нас раки великанские! Ты таких сроду не ел! Вот увидишь!
-Люблю! – ответил я, хотя перспектива куда-то заезжать, меня не устраивала.
-А нам раки уже остохренели! Что у тебя в сумке там насчёт пожрать?
-Нету у меня ничего в сумке насчёт пожрать! – ответил я.
-А это чё?- ковырнув пальцем газетную обёртку, спросил один, - О! А говоришь ничего нету! Курица или утка! Зашибись! – матом проговорил один, - Садись! Не разувайся! – и силой посадил меня в коляску мотоцикла.
Меня такое отношение сразу насторожило и я понял, что «попал» и плакали мои гостинцы. Я спросил их:
-А вы курмоярские?
Они переглянулись между собой и один неуверенно ответил:
-Да!Да! Курмоярские! – а другой промолчал, но  чуть погодя спросил, - А как фамилия твоя?
-Крупатин! – ответил я.
-А  вы раньше жили здесь в Рябичах?
-Конечно!- ответил я, - Пять лет как уехали! Мамка моя учительницей была здесь!
Тот, что за рулём был, так тормознул, что сидящий сзади него, чуть верхом на    него не сел, заматерившись…
-Мари  Петровна-а-а? -  спросил он,
-Да!- ответил я.
-Ё-о-о-ма –ё! протянули они оба, хором,  -Тогда в гости отменяется! Хотели мы тебя нашей самогоночкой угостить! Но раз ты Мари Петровны сын, то нельзя! Передавай  ей привет от Чиреватого и Халабудина  – лучших её учеников! – заржали  они.
   И тут я вспомнил события пятилетней давности:За нашей Избой-читальней стоял разбитый немецкий танк. За хутором их было больше, но этот был для местных пацанов более досягаем.Они постоянно лазили на нём и в нём. А в нём они лазили с гаечными ключами и вылезали оттуда красочно-чумазыми с разными добытыми трофеями.Я, четырёхлетний, смотрел на них с невероятной завистью и они, переморгнувшись, решили сотворить хохму с моим участием.Они предложили мне в подарок трёхкилограммовую, покрытую чёрным нигролом шестерёнку, мол, бабка её отмоет и будешь катать по дороге:др-р-р-р.Я с радостью принял их чумазый подарок и понёс домой. Поскольку шестерёнка для меня была тяжеловата и скользила в руках, я её уронил по пути и разбил большой палец левой ноги.Обливаясь слезами, но продолжая тащить свой "подарок" я дошёл до своей калитки, где сидели на кАрше (большое бревно вместо лавочки)дед Лаврентьич и соседки.Дед ещё издали стал укорять меня:Ну, если Лёнькя ревёть, значить Лёнькя не казак! Лёнькя - хохол!
  У меня слёзы сразу высохли и я хромая, но молча прошёл мимо них до калитки. Я конечно не видел, что из-за угла с восторгом, дожидаясь финала выглядывали пацаны, подарившие мне шестерёнку. Из калитки с ужасом выглянула моя баба Надя, вышвырнула на дорогу в пыль мою шестерёнку и сказала: Что чёрт не выдумает, то он выдумает! Тут задал такого рёву, забыв, что я казак, что зашевелились немецкие танки и на окраине хутора.Баба Надя обсыпала пылью шестерёнку, обтёрла и вернула мне, размазавшему нигрол уже и по лицу.Я вспомнил:это они удружили мне пять лет назад шестерёнку в нигроле... Тогда они были пацанами, а теперь возмужавшими подростками, но так и остались лоботрясами, неприкаянной послевоенной безотцовщиной.
 Через пятнадцать минут они высадили меня у калитки бабы Вали и в результате мне не удалось пройти мимо двора деда Васи.
   По дороге эти навязавшиеся провожатые допытались у меня, что я приехал вчера, а ночевал на кордоне у деда Коли. Тут  горе-водитель второй раз  резко тормознул, вызвав матерщину позадисидящего друга.
-Так Николай Михалыч твой дед? Ты ваще опасный человек! Ты на нас не обижайся, ежели что! Мы же с тобой нормально! Да?
-Ну, да! – ответил я, не понимая в чём дело.
        Кроме никто не знал, что я приехал в Рябичи, но  вечером пришли  к бабе Вале земляки курмоярские и прямо от калитки нараспев  спросил старый  Лаврентьевич, еле волоча ноги:
-Правду говорят или брешут по хутору, что  «Девушки-раздевушки» приехали в Рябичи?
Такую кличку мне дали тогда, когда мне было четыре годика, а я умел читать и меня послали старики с посиделок посмотреть  на свежую афишу, какое кино сегодня привезли. Я прочитал правильно: «Девушки! Девушки!», а пока дошёл  забыл и сказал: «Девушки раздевушки!», чем всех так рассмешил, что запомнили надолго и меня прозвали –«девушки-раздевушки».
   Утром на другой день  баба Валя стала меня собирать в обратный путь, потому что завтра я обещал быть дома. Она вытащила из сарая свой велосипед, протёрла с него пыль, дала насос и предложила мне накачать шины. Если они будут держать давление, то я поеду к деду Коле на велосипеде и там его оставлю, так как бабушка уже не  ездила на нём лет пять. Я накачал, проверил, но нипель переднего колеса  спускал воздух. В аптечке я нашёл запасной нипель, заменил, накачал вновь и убедился, что результат есть. Я решил проехать  на велосипеде по хутору, проехал дважды мимо двора деда Васи, но не увидел его, а только баба  Федора – его жена крутилась по хозяйству возле летней кухни. Вздохнув, я уехал назад к бабе Вале…
   Проверив колёса, укрепив  с бабушкиной помощью на багажнике  её гостинцы, простившись с  нею,  я поехал к  деду Коле на кордон. Через час я уже был там. Я с ведома  бабы Стюры пошёл в лес, набрал  щавель для себя и для деда Коли и  пришёл на кордон.
    Баба Стюра посмотрела щавель и похвалила:
-Молодец! Молодого нарвал! Бабка Надя не забракует!
   Я сказал:
-Нет! Нет! Половина вам! Нам этого много будет! Я же и на вас собирал! Вам-то некогда этим заниматься…
-Ну, спасибо!- довольная заулыбалась нещедрая на улыбки баба Стюра.
Я опять попросился на  Змеючку и сказал, что если наловлю  рыбу, то запарим на ночь в горнушке на сене и я возьму её с собой. Баба Стюра согласилась, но сказала, чтобы я не уходил дальше того места, где я был вчера, а дед вернётся с объезда и меня найдёт.
    Дед приехал за мной раньше,  чем вчера и забрал меня с уловом:
-Поедем поужинаем пораньше, да  расскажешь, как вы там живёте, а то я с этим хозяйством до вас никогда  не доберусь! Свою ГЭС в сарае  я раскочегарю, да в хате сядем без комаров!
  У деда Коли  был за домом специальный сарай с мотором, похожим на тот, от которого нам когда-то в хуторе  «крутили» кино. Он заводил этот  мотор с электрогенератором и в доме и на ступеньках горели  лампочки освещения. Но это было не часто. Керосин дешевле,  чем бензин и пользовались для себя так же керосиновыми лампами.
    Баба Стюра накрыла стол в хате, а дед поставил на стол бутылку чистого, двойной перегонки самогона и бутылку виноградного вина. Дед знал, что мне родители наливали красное виноградное вино ещё тогда, когда мне было четыре годика и мы жили в Рябичах. Я и не знал, что с него бывают пьяными. Но однажды у нас появилась пластинка с шуточной песней:  «Улица!» и мы её «крутили» на нашей радиоле, работающей на  батарее сухих элементов, стоящих под столом, и занимающих больше места, чем сама радиола. Не знаю в чьём  исполнении была эта песня, но певец слегка притворяясь пьяным, пел о своих впечатлениях, когда он возвращается домой  «под градусом»:
-«Раз поздно ночью иду я к себе-
Улица странною кажется мне!
И фонари так неясно горят!
Смирно на месте никак не стоят!
Левая, правая где сторона?
Улица, улица! Ты, брат, пьяна!»
  Я после очередного  «наливания» стал изображать из себя пьяного и петь эту песню, что взрослым не понравилось и мне сказали:
-Всё! Больше мы тебе никогда не нальём!
Я сразу же стал трезвым и понял, что это очень плохо быть пьяным!
  Деда Коля налил нам с бабой Стюрой по   стопочке вина, а себе  стакан самогонки, на что баба Стюра  подозрительно спросила:
-Ну, что? Нагайку и седло прятать?
-Нет! Нет! Я всё в меру! – сказал дед, а баба предупредила:
-Смотри! А то сам нагайки заработаешь!
  Дед молча,  недобро покосился а неё, но вздохнув,  ничего  не сказал.
Дед предложил выпить за здоровье всех родных и близких, выпили  и дед спросил:
-Ну, расскажи, внучок! Что она там за ГЭС Цимлянская  такая? Много ли воды в море? Не прорвётся ли плотина?
       Я с готовностью стал рассказывать деду и бабе Стюре, что   плотина длиной 15 километров  громадной толщины и по ней ходят поезда пассажирские и товарные и по автодороге в два ряда ходят  машины даже самые здоровенные гружёные МАЗЫ. И проходят они так же через    ГЭС, которая  не такая мощная,  как плотина, но она железобетонная и в ней шандоры, которые при половодьи приоткрывают  и сбрасывают  массу воды. Что при этом, если бывает шторм, то через шандоры  перехлёстывает волна с такой массой, что под нею автобус с пассажирами приседает, а пассажиры визжат. Дед, слушая меня сидел,  как остекленевший, приоткрыв рот, а баба Стюра  сокрушённо раскачивалась из стороны в сторону, взявшись за голову.
-А если прорвётся плотина, до Рябичей и до кордона достает вода? – с ужасом и надеждой глядя на меня спросил дед и я, помявшись, ответил, что даже до Ростова  достанет и всё будет смыто в Азовское море, но это только в случае войны, если разбомбить. Вот американцы в прошлом году испытали атомную бомбу  в Тихом океане, рассказывал я, так мы в школе проводили митинг протеста и я написал стихи в школьную стенгазету про атом.
-А, ну –ка, прочитай! – попросил дед и бабушка поддакнула.
-Только это как бы от имени самого атома я пишу! – предупредил я и  стал читать:
-Атом:
-Я не для того рождён,
Чтобы люди гибли от меня!
Я рождён для помощи людям в жизни и труде!
Я, атом, требую, чтоб люди знали
В жизни место моё где!
-Ух, ты молодец! Ленуша! Ты наверно  этим… поэтом будешь, когда вырастешь! Давай за тебя выпьем !
-Дед! Меру не забыл? – напомнила баба Стюра.
  Выпили, закусили и я вспомнил мучавший меня вопрос:
-Скажите, пожалуйста, а почему мне сказали, что со мной связываться опасно, когда узнали, что я внук Николай Михалыча?
-Кто такие? – спросил дед, переглянувшись с  бабой Стюрой.
-Бывшие ученики моей мамы  Чиреватый  и Халабудин! Они меня подвозили на мотоцикле к  бабе Вале от речки Мусорки.
-Вот так отпускать одного! – сказала баба Стюра, а дед покачав головой сказал:
-Бандиты они! Браконьеры! Гоняю я их по лесам  и озёрам! Но это свои бандиты, а бывают и чужие! Видал у нас в балочке лежит ржавая покорёженная машина. Это бабина Стюрина работа!
    Баба Стюра в это время отошла  к печке, подложить чего-то свежего на закуску. Дед схватил бутылку, налил стакан себе, мне стопку вина и стукнвушись со мной  сказал:
-Давай, пока бабки нету, а то вся жисть на тормозах! И расскажу, пока её нету, а то не даст! Когда Сталин умер, а  Берия распустил всех бандитов из тюрем,  вот четыре года назад, тут и нагрянули незванные гости к нам на кордон в моё отсутствие. Сели за стол во дворе в наглую потребовали приготовить им хорошей закуски, пригрозили ей, что если  им закуска  не понравится, то ею закусывать будут… Она  пошла в хату, вроде зачем-то, вышла с ружьём на порог   приказала им лечь на землю пузом, выстрелила  в стол по их бутылке, которую они уже начали распивать, а им приказала ползком  двигаться к машине, а если кто встанет, то стрелять будет в задницу. Они убрались, но пообещали, что вернутся. Ну, мне милиция не помога, как сам понимаешь, в лесу-то! Пришлось меры самому принимать. Обпахал я подъезд дороги до самого двора и площадку перед калиткой, вроде как для остановки, так, что в другом месте не поставишь машину или телегу, ну, ты же сам видишь! Они вернулись через пару дней, вооружённые,  когда я уже караулить их перестал. Зашли во двор с ружьями, взяли бабку на мушку и заставили идти в хату. У нас видел, верёвка висит через весь двор и вроде тряпки на ней висят для просушки? Видел? Нет! Ну, смотри! Эту верёвку не трогай, хотя она высоко и не сразу достанешь! Бабка пошла, взошла на ступеньки, а верёвка оттэда начинается! Она вроде как оступилась на порожке и схватилась за эту верёвку… Как шандарахнуло за двором и машина ихняя  вверх тараманом горит. Они спрашивают с перепугу:
-Это что? -  а она смеётся и говорит:
-Значит хозяин вернулся! Путь вам для отступления открыт только в одну сторону! Не в лес, а в займище по дороге и только бегом! Иначе  всех перестреляет!
    -Они как лошади скакали по дороге! – продолжал дед, -  Но я услышав взрыв прискакал домой, а бабка мне рассказала, ну  и я за ними с полным  патронташем  «жакана». Их было четверо. Отстреливались! Орлика моего слегка задели, хотя я ему дал команду – лежать. Вот, если бы Орлика они не ранили, я бы может и отпустил бы их. Но за Орлика! Я еле уговорил его голову опустить, а то бы совсем убили. Ну, пришлось мне их, как на войне!  Ни один не ушёл. Это было четыре года назад, а раки до сих пор в Баклановой баклажке размером в две ладони. Я, правда , там ни разу не ловил! Брезгую! А твои знакомые там постоянно  загружаются!
    Я почувствовал, что меня замутило, когда я сообразил, какой перспективы я избежал, не отведав раков тех попутчиков и я поспешно попросил деда налить  мне вина. Мы налили и баба Стюра нас застала за новым тостом:
-Мы за что воевали?  За что мясорубку  прошли, стреляя в своих и чужих? - спросил дед дрогнувшим голосом, - Чтобы эти ублюдки гуляли  по нашей землице, пропитанной нашей кровью?- и по щеке деда потекла горючая слеза, - Давай,  внучок, за то, чтобы казаки были хозяевами на своей  кровной земле!
-Начинается! – прокоментировала баба Стюра, - Глаза на мокром месте! Убирай бутылку! А то нагайку заработаешь, казак!
-Не позорь перед внуком! – сказал дед, утерев слезу и выпив  последний стакан,  - Мы ложимся спать! Завтра рано вставать! Я отвезу тебя на переправу, переправлю тебя хотя и на час раньше до теплохода, но  чтобы душа была спокойна, а потом  поеду домой со спокойной совестью.
      Утром, когда мы с дедом ехали на телеге, запряжённой Орликом,  на душистом сене, я спросил у деда:
-Так вы с бабой Стюрой  постоянно готовы к бою?
-Готовы! -  ответил дед,  - Там  на чердаке и кое-что серьёзное  есть! Но бабка наотрез отказывается  из него стрелять! Я показал ей, рассказал, просил попробовать, но она сказала: «Будет надо – сумею!»
- Деда? – спросил я, - А следующий раз дашь мне попробовать?
  Дед помолчал, хлестнув несильно Орлика  по боку и сказал:
-Дам! Если язык за зубами будешь держать! И дома никому не говори! Понял?
-Только помню, что ты обещал! Остальное всё забыл!- сказал я с готовностью.
-Ну, тады-лады! - ответил дед засмеявшись, -Как разведчик!
   Дед  встретил войну пограничником, чудом уцелел в окружении, был под  Сталинградом, как мой отец, но он был старше отца и был уже настоящим бойцом-красноармейцем и дошёл до Берлина с мелкими царапинами, как он говорил всем, хотя  был весь в шрамах.
  На берегу  Дона дед взял с повозки своё ружьё и выстрелил, один за другим из двух стволов, глядя на двор перевозчика. Тот сразу же выглянул из двери своей хаты и даже трусцой засеменил на берег к своему баркасу. Хороший был дед Коля, Светлая ему память! Но так жалко мне  было, что не увиделся  я с дедом Васей!
    Переправившись, помахал я деду Коле и пошёл на пристань весьма озабоченный. Дело в том, что я утром собирался наспех и не успел сходить в туалет по серьёзному делу. Бумажки с собой я не взял, а салфеток, которые давала мне мама, меня лишил бандит-гусак. Я пошёл в туалет, стоящий  на приличном расстоянии  дебаркадера. Со мной были две нелёгкие сумки, нагружённые гостинцами от бабы Вали, и деда Коли с бабой Стюрой.  В связи с антисанитарным состоянием  внутренностей туалета  я  с сумками в него зайти не мог, а оставить их снаружи, значит подарить  кому-то. Я заглянул в него и успокоился, так как там тоже  никаких бумажек мне никто  не приготовил. Травки с приличными листьями, типа лопуха,  поблизости тоже не было. Надо ждать теплохода с его  комфортабельным,   хотя  и  маленьким туалетом.
      Теплоход мы, пассажиры, услышали  по приближению  песни: «Мишка! Мишка! Где твоя улыбка?», а потом из-за поворота  реки  показался сам теплоход. Он шёл совсем не так,  как вниз по течению. Его носовая часть  с блестящим колоколом, сияющим на солнце, показалась, а остальное выползало примерно около минуты, а до дебаркадера он шёл минут десять, не соображая, что я его жду…с нетерпением, сами понимаете!   
    На теплоход я зашёл первым, хотя какая-то бабка с кошёлками на меня заорала:
-Не успеешь? Ломишься через голову! А ещё пионер наверное!
-Пионеры тоже в туалет ходят!- подумал я и помчался быстро занимать место в салоне, чтобы не оказаться в трюме. Место свободное  я нашёл рядом с приличной женщиной и поставил на своё место свои сумки, сказав женщине, что я скоро приду. Я пошёл в туалет, который был в задней части теплохода. В туалете не было ни туалетной бумаги и ничего похожего. Я расстроился! Что же делать? Теплоход отчалил и пошёл «не шатко не валко»  вверх по течению.
-Да-а! С такой скоростью мы  часам к двенадцати  только будем в порту Цимлянском!- подумал я.
    Давление в животе у меня поднималось до аварийной отметки, настроение падало до нуля, а  из  динамика издевательски  орала певичка:
-Мишка!Мишка! Где твоя улыбка? Полная задора и огня! – и меня разбирала злоба, но не знаю на кого.
Вдруг меня осенило: А может быть в буфете можно купить салфетки? Я помчался в буфет. Захожу я в очень тесный  буфет, а  там почти никого нет. Только  капитан в кремовой летней   форменной сорочке  с  красивым  «крабом» на фуражке, расплывшись в улыбке ласково держал на прилавке ручку  таявшей от счастья пухленькой буфетчицы. Другой рукой капитан, искоса глянув на меня, прикрыл стопку коньяка. Лицо капитана было неестественно румяным от коньяка или от чувств к буфетчице. Я посмотрел содержимое маленькой буфетной  витринки, но ничего похожего на салфетки не увидел. Я спросил:
-А салфеток у вас нельзя купить?
-Во! Купить!- воскликнула буфетчица, - Да они у меня вообще кончились! Надо в Цимле взять в кладовке! – и продолжила  мило чирикать с капитаном. Я посмотрел по витрине на предмет чего бы такого купить, что буфетчица явно не могла бы дать без обёртки. Конфеты «подушечки» наверное она насыплет в какой -нибудь кулёк, а он мне пригодится, подумал я . В это время у меня в животе крутился какой-то маленький пузырёк воздуха и явно шёл к естественному выходу. Как я ни крепился, но он бесшумно по-шпионски вылез наружу почти сквозь рёбра и сразу заполнил маленькое помещение буфета  «ароматом» не соответствующим этому заведению . Капитан и буфетчица  сразу  престали улыбаться, посмотрели вопросительно друг на друга и вдруг оба развернулись ко мне.
-Пацан! Тебе что буфет и туалет одно и тоже?- спросил бешеным голосом капитан, выпучив на меня глаза.
  Я испуганно  и непонимающе посмотрел на него и промямлил:
-А чего? Я ничего!
-Тогда это я насрал в буфете? Да? – ещё больше взбесился капитан, - Или она? – указал он пальцем на буфетчицу.
-Не знаю!- сказал я и хотел выйти, но капитан с мордой красной,  как помидор рванулся ко мне протянув руку и я выскочил, увернувшись от неё и помчался  по палубе в носовую часть. Обернувшись,  я увидел, что капитан мчится за мной и приближается со словами:
-Да я тебя, сукин сын,  за борт сейчас выкину!
    И тут в моё поле зрения попал сияющий на солнце корабельный колокол. Я не знаю почему, но я подбежал к нему  и,  схватившись за висевший конец   плетёной верёвки от языка колокола заорал:
-Я щас звонить буду!
Капитан остановился в нерешительности и промолвил:
-Это сигнал – человек за бортом! А ты ещё не за бортом!
-А потом поздно будет! Я плавать не умею!- соврал я.
    На теплоходе пропала музыка,   в рубке открылось лобовое окно и в него высунулся рулевой или помощник капитана и спросил:
- Михал Михалыч! А, что он натворил? Не трогай его, а то  придётся в вахтенный журнал заносить и объясняться!
-А я сам объясню! – заорал я со злобой, - Что капитан меня хотел выбросить за борт!
- Ладно! Засранец! – сказал капитан,  сняв фуражку и вытерев пот с зеркальной лысины, -Живи! – и ушёл. Репродуктор опять заорал с полуслова:
-…. Самая нелепая ошибка, Мишка! То, что ты уходишь от меня!...
Я пошёл на своё место. В туалет после стресса я уже перехотел. И быть капитаном я тоже перехотел...

Л.КРУПАТИН, МОСКВА-2011, Цимлянск-1957 год


(Сборник "Приключения!")(рец.2)
(Сборник "Любовь и море!"

РЕКА И МОРЕ!ч.1 и 2
РЕКА!ч.1
      Мой отец был рыбак и охотник до мозга костей, а точнее «бродяга» и заразил меня этим. Для меня рыбалка была как наркотик. Я вставал в два часа ночи самостоятельно и тихо уходил на берег моря, чтобы с удочкой встретить рассвет.
      Отец в это время работал в рыбколхозе и был у них «кошт», то есть стонка на острове рыбачьем  в  «котловане» на нижнем бьефе Цимлянской ГЭС, которую запустили в 1950-м году. Остров был небольшой, весь песчаный – метров  пятьдесят на сто, с одним  тополем возле маленькой избушки и заросший красноталом – ивняком с тёмно-красной корой. В избушке был коридор с закромом соли, в которой были зарыты два полотняных мешка ёмкостью литров по пять с икрой осетровых пород. А в единственной комнате были от стенки до стенки нары, где спали рыбаки вповалку, человек десять. Отец меня иногда брал с собой на несколько дней и не ради моего развлечения, а для того, чтобы я охранял остров в их отсутствие. Дело в том, что начиная с четвёртого класса я по собственной инициативе работал где-нибудь каждое лето. Первое лето я работал в Цимлянском винсовхозе на прополке виноградника. Прополоть ряд винограда длиной 500 метров стоило 14 рублей. Я его пропалывал за два дня и темпы у меня постоянно наращивались. Однажды я похвалился трудовыми успехами своему другу, однокласснику Кольке и он тоже попросился со мной работать. Я уже давно заметил, что умные дети в компании, как правило значительно глупеют и совершают непонятные вещи. Колька уговорил меня в обед идти купаться на море, которое было вроде бы близко, но когда мы пошли, то оказалось, что до него… ой-ёй - ёй! Мы на работу не вернулись, бросив тяпки в рядках и ушли по берегу моря пешком домой, что тоже оказалось совсем не близко и мы пришли домой затемно, когда нас уже искали обеспокоенные родители. От стыда, что я такое совершил, в винсовхоз я больше не поехал. Однако я пошёл в Заготконтору сколачивать ящики под овощи и зарабатывал около пяти рублей в день. Туда можно было ходить не каждый день и поэтому меня отец мог взять для надобности с собой.
  На острове  Рыбачьем оставался я и пятеро собак дворняг невероятных замесов пород. Я рыбалил с имевшихся на причале баркасов, но отплывать на них мне было категорически запрещено. Ещё я должен был периодически делать обход острова и прогонять рыбаков, пытавшихся причалить к нашему острову, так как он находился в запретной зоне. Если меня не слушались, то я должен был поднять красный флажок на мачте прибитой к стенке нашей избушки и почти всегда с противоположного от нашего острова берега вылетала моторная лодка АЧУРОв (Азовочерноморское управление рыбоохраны) и проносилась  вдоль берега. С неё сбрасывали АЧУРЫ на цепи якорёк- «кошку» и сгребали ею все заброшенные в запретную зону рыбаками удочки – донки.
  Я хозяин острова! Эх, видела бы меня сейчас Нинка, моя одноклассница, которой я ещё во втором классе в любви признался. А она всё делает вид, что я ей безразличен. А ведь мы сидели с нею за одной партой и даже одно время сидели плотно – локоть в локоть, и под партой держались за руки, а потом нас рассадили, заподозрив неладное в наших отношениях. Весной я её пригласил в цветущую балку, где были тоннели цветущих вишен, боярышника, яблонь, аж голова кружилась в пчелином гуде и под ногами цветы всех полевых сортов. (Сборник "Любовь и Весна!")Это я написал по тем впечатлениям:

Скажи, Чудесница Весна!
А кто  Великий твой Творец?
Как он открыл навстречу Солнцу
Твой драгоценнейший ларец?

Как он создал такое Чудо?
И где он взял такие краски?
И как их с солнцем замешал
Для этой вот чудесной сказки?

Какой  замес Цветов и Солнца!
И ароматы в вальсе бала!
Скажи Весна, какая кисть
Вот это всё нарисовала?

Тюльпаны всех цветов, оттенков,
Черёмух, вишен аромат!
Как стражи – синие ирисы
Свою полянку сторожат!

Пчелиный гуд в ветвях цветущих!
И мы в тоннеле из цветов!
Давай друг в друге растворимся?
Ты это хочешь? Я готов!..

Л.Крупатин.Москва.Весна - 2010 г

       А она взяла с собой старшую сестру и душевного у меня с нею ничего не получилось. Да!Её на острове мне не хватает!
     Я однажды решил всё-таки нарушить запрет отца и  порыбалить, чуть отплыв от острова на баркасе, потому что там была стремнина и я думал, что там должна быть серьёзная рыба, которая возьмётся на мою самодельную блесну. Я отплыл метров десять на вёслах, бросил якорь и стал закидывать  в стремнину свою блесну на леске 0.6 мм. Через некоторое время у меня возникло подозрение, что противоположный берег почему-то стал ко мне ближе, чем был. Я оглянулся и с ужасом понял, что меня унесло течением от острова в стремнину и несёт дальше и не в ту сторону, где  АЧУРы дежурят, не в сторону  15-го шлюза Волгодонского судоходного канала, где стоят на воротах скульптуры верховых донских казаков с шашками наголо, а в  противоположную сторону и наш остров меня от АЧУРОВ прикрывает. Несёт меня в очень быструю речку Заморную, которая через несколько километров впадает в Дон ниже по течению. По Заморной против течения даже здоровые мужики могли грести только с передышками. Я попытался отгрести  назад, но понял, что это напрасно. Тогда я решил хотя бы изменить траекторию движения моего баркаса, чтобы не попасть в русло Заморной, а в сторону от  русла,  как можно дальше по берегу котлована, где меньше стремнина. Это мне удалось и я,  выскочив на берег забросил якорь моего баркаса за корягу. Выйдя на берег я понял, что выгрести вёслами здесь против течения мне не удастся и я взявшись за якорную цепь, толщиной с колодезную, попытался тащить баркас силой, упираясь ногами в песчаный берег. Получилось, но плохо, так как баркас цеплялся за дно своим днищем. Я отцепил якорь от коряги, зашёл по…ну чуть ниже пояса в воду и потащил баркас. Я прилагал такие усилия, что темнело в глазах, а якорная цепь врезалась мне в плечи и я их  почаще менял, перебрасывая цепь с плеча на плечо.  Метров через сто я понял, что уже смогу на вёслах уйти от стремнины, но только к острову я смогу попасть, сделав большой крюк, чтобы меня  опять не затащило ко входу в Заморную. Я вспомнил, что мной брошен на произвол судьбы остров и избушка с драгоценным запасом икры, который был мне доступен в неограниченном количестве, а рыбаки имели право положить себе в рюкзак один литр икры, если кто-то ехал домой на выходной. Я грёб изо всех сил и где-то через полчаса баркас был на месте. У меня ещё было время сделать обход острова и рыбаки по времени должны вернуться на остров. Всё обошлось благополучно, но когда я ответил отцу на его вопрос, что всё нормально, он обратил внимание на пятна крови, пропитавшейся сквозь рубашку на моих плечах. Он протянул руку и притронулся, но я ойкнул и отец понял что не всё в порядке. Пришлось рассказать и  «похвалиться» мозолями на ладонях, хотя руки были привычны к труду. Однако, то что мне пришлось сделать, спасая баркас, было выше моих возможностей. Отец оценил это, но сказал:
-Послушай! Если я сказал, то значит подумал! Или ты решил, что умнее отца и можно не слушать? Тогда езжай домой…
-Прости, пап! Я больше никогда не нарушу твои правила!
-Ясно! Но это ещё не всё! Рыбу выберем, прижгу йодом! Выдержишь? – спросил отец.
-Молча! – ответил я, благодарный и счастливый, что он меня не прогнал.

МОРЕ!ч.2
      Зарабатывал отец в рыбколхозе не плохо. Но  пили рыбаки регулярно и даже дома на выходных отец уже не мог поесть «на сухую». Мать настояла чтобы отец ушёл из рыбколхоза и пошёл работать на коврово-прядильно-ткацкую фабрику.
Отец согласился, но без рыбалки он себя не мыслил. Появились у него два друга, с которыми он «на складчину» построил хороший морской  просмолённый баркас. Хотя баркас был и плоскодонный, но у него был очень выгнутый корпус с поднятым мощным килем и кормой. При волне, если его держать на волну, то ему не страшна никакая волна, но если не удержишь, то боковая волна будет первой и последней и вряд ли успеешь вычерпать при шторме. Меня всегда манило море, когда оно, по выражению бабушки, «белки выворачивало», то есть волны были с белыми гривами. Однажды, когда море штормило,  я взял ключ от баркаса,  а вёсла я раньше отнёс в кусты за двором, и пошёл на море. К моему удовольствию я увидел на берегу загорающих знакомых пацанов. Я с деловым видом  прошёл мимо них, лишь кивнув, держа вёсла на плече, отомкнул замок,, забросил на баркас цепь и раскачивая баркас  спустил его на воду, боковым зрением наблюдая за реакцией  пацанов. Первые бурлящие волны прибоя самые страшные и их пройти очень не просто. Особенно не просто успеть вскочить на баркас и схватить весла, взяв управление, иначе будет как я сказал: первая волна будет последней и я опозорюсь перед пацанами напрочь!
   Мне просто повезло! А может быть что-то врождённое во мне сработало, но я сумел вырваться из линии прибоя на вольную, хоть и с «белками», но не опасную волну! Как я был счастлив! Как я орал песни! Тогда модная песня была: Море! Море! Синяя волна! Манит нас с тобой моря глубина! И с давних пор морской простор нам не даёт ни дня покоя! Уйдём под воду с головой, с красой подводною не споря!..» Естественно,  пел «Варяга»: «Наверх вы товарищи все по местам! Последний парад наступает!» и думал я:
-Увидела бы меня сейчас Нинка! А может быть дойдёт через пацанов до неё слух, как я уходил в штормящее море!
Я так орал, что доорался до того, что обнаружил у себя какой-то внутренний голос в районе желудка! Сначала испугался, но попробовал повторить и опять получилось!
    Однако я  опомнился, оглянулся по сторонам и мне стало жутковато среди этих движущихся вокруг меня зеленоватых гор. А ещё я вдруг осознал, что мне придётся разворачиваться назад, а значит подставлять борт волне… Мне стало по настоящему жутко! Волны ходили вокруг меня как-то не организованно и по ним расплывались какие-то пенистые круги, как будто жадные глазищи на меня лупали и скрывались в глубине, мол,  иди-и сюда-а! Вот тебе и последний парад! Не знал о чём пел?
       Мысли в моей голове работали просто моторно! А что если попробовать задним ходом, не разворачиваясь грести назад? Попробовал… Нет! Не получится! Сиденье так расположено, что усилия применять можно только тягой  вёсел назад, чтобы баркас  двигался вперёд. И потом, при первой же попытке, баркас  чуть не зарылся кормой в  уходящую к берегу волну, скатываясь с  новой волны, от которой я пытался уйти. Я вовремя гребанул из всех сил и зачерпнул кормой незначительно. Это значит… вот так держаться килем на гребень и  грести навстречу идущей волне, но в противоположную берегу сторону, в надежде, что шторм всё-так сильнее меня и выбросит  на берег…А сил хватит? Я уже знал после ЧП в котловане ГЭС, что силам предел есть!
    А, что если?.. Да нет! Даже подумать страшно! А вдруг повезёт и попадётся какая-нибудь волна с не очень острой вершиной и на ней успеть развернуться до прихода следующей волны. Ну, что же… Буду смотреть… И вдруг! Тут же я увидел, что меня поднимает  большая, как гора, но плоская  волна! Я резко крутнул баркас на ней, благо, что он был плоскодонный и выгнутый для поворотливости. Я успел! Мне помогли, наверное, ангелы! И я пошёл к берегу полным ходом! Правда, прибой  у берега, ударом с кормы залил мне баркас, но уже на мелководье, и я его дотащил до берега с помощью набегавших волн.
  Как только залило баркас волнами прибоя, я спрыгнул на дно и с волнами толкал баркас к берегу. У меня было ощущение, что волна всё звереет и звереет от обиды, что я сумел уйти и не стал её добычей!Она меня с ног сшибала, но мне было легче с нею толкать баркас к берегу... Но вдруг меня осенило!Да, нет же! Море мне помогает сейчас вытащить баркас на берег. С каждым ударом волны, хоть на полметра, но я с баркасом приближался к цели. А ведь тогда в открытом  море, как вспомнил я, только подумал про плоскую без гребня волну - тут же она подвернулась: громадная, горбатая, но без гребня!И я успел развернуться носом, то есть килем к берегу!Спасибо тебе, моё море!   
Да! Однако!...
Оставлять в таком положении баркас нельзя. Его нужно подтащить к вросшей в береговой песок коряге с забитой в неё скобой и примкнуть, как было до меня. Да,  легко было такую тяжесть стащить с покатого берега в воду по песочку… Но на берег-то,  как его вытащить? На берегу ни души. Пацаны давно ушли. Приятно сознавать, что я им загадал загадку, скрывшись на баркасе в шторм! Что теперь они думают обо мне? Но баркас-то вытащить  надо!
    Ещё раз я обвёл берег безнадёжным взглядом, увидел, что далеко на высоком  берегу на обрыве стояла одинокая мужская фигура в развевающемся на ветру лёгком плаще или пальто. По положению его рук я понял, что он смотрит в бинокль в открытое море. Я подумал:
-Интересно, давно ли стоит он и видел ли он, как я приплыл из шторма? Вот он повернулся  и кажется смотрит в мою сторону… Ну, смотри, смотри! Ты не тот кого можно позвать на помощь, да и далеко ты стоишь!
  Я ещё посмотрел по сторонам и вдруг увидел дымящееся бревно, принесённое морем,  конец которого  пацаны клали в костёр. Конец его обгорел и стал острым. Бревно было метра три длиною, диаметром сантиметров двадцать. Я подбежал, взвалил его на плечо и потащил к  баркасу. Бросил бревно, растянул якорную цепь баркаса до бревна, обмотнул цепь вокруг бревна примерно в середине его, поставил бревно острым дымящимся концом на песок и покачивая воткнул его поглубже с таким расчётом, чтобы оно было вертикально, а цепь была внатяг. Теперь я напрягся и стал валить бревно от моря в противоположную сторону. Бревно послушно стало крениться и вытащило баркас из воды почти на метр. Меня это порадовало только потому, что теперь волна не будет захлёстывать вновь, если я буду вычерпывать, а если вычерпаю, то уже легче будет подтащить баркас к коряге со скобой, чтобы зачалить и примкнуть на замок. Через пятнадцать минут я всё вычерпал, ещё раз повторил приём с бревном, который прошёл легче и с бОльшим эффектом. Я услышал рядом незнакомый голос мужчины:
-А ловко ты один с таким баркасом управился!
  У меня от похвалы, чуть сердце из груди не выпрыгнуло.
-Откуда же ты приплыл? Я так удивился, увидев в бинокль баркас в  штормующем море! Но ещё больше удивился, когда увидел, что на берегу не взрослый рыбак, а … юнга, можно сказать! Хотел помочь тебе! Пока я с горки спустился, а тебе уже и помогать не надо! Откуда же ты приплыл? Издалека? Если не секрет, конечно!
     Вот он мне и подсказал выход, чтобы не говорить правду, что я перед пацанами хотел прихвастнуть  и не врать без особой надобности.
-Секрет!- сказал я улыбаясь, - Задержался, а тут шторм!
-Да-а! Моряком наверное будешь? – спросил мужчина, испытующе глядя на меня
-Наверно! – ответил я неуверенно, - Вообще-то я в Экспедиции сейчас работаю на летних каникулах! Что-то размечтался в геологи податься! Горизонт люблю!
-Ну, это здорово – землю родную знать! Я хочу тебе книжку на память подарить! Думаю полезной она тебе будет! Кем бы ты ни был, а родную землю надо знать, любить  и защищать! Здесь мои стихи о Родине, войне и об этом Цимлянском море.
     Он мне протянул маленькую книжку в твёрдом переплёте формата А-8 с глянцевой поверхностью. На ней был нарисован небольшой придонский пейзаж и название её было: «Весна на Придонье». А вот автора фамилию я забыл. Помню, что на каком то школьном концерте я рассказывал стихотворение из этой книжки о матери. Смысл был такой, что этот человек пройдя дорогами войны видел много матерей разных народов, но у всех у них в душе была одна боль – за своих детей!
Был этот мужчина явно постарше моего отца. А коль отец мой фронтовик, то этот и подавно. На груди у него был мощный трофейный или лендлизовский бинокль. Я вытер от песка руки об свою майку и взял книжку, как великую драгоценность и поблагодарил автора. И ещё я мысленно благодарил себя, что понесла меня «нелёгкая» в штормовое море, а в результате встретился вот с таким человеком! Большим человеком!  Кто знает, может быть он и стал толчком в моём творчестве! Книжка эта прошла много рук и её перечитала чуть ли не вся наша школа! В школе она и осталась!
     А вот я возвращаюсь с вёслами на плече домой и вижу издали, что на здоровенном бревне, постоянно лежащем возле аллейки тополей у моего двора, сидят пацаны, которые видели, как я уходил в штормящее море. Я вижу, как они меня увидев издали, только я поднялся из-за прибрежного бугра, встали и разинув рты стояли не шевелясь. Я подошёл и один сказал неуверенно:
-А мы уже хотели бабке твоей сказать, что ты ушёл в море и не вернулся…
-Вы что? Больные головой?- спросил я и, показывая книжку, сказал, - Вот зачем я плавал!
    Моя книжка пошла из рук в руки:
-Куда? Куда? Куда плавал?- вразнобой спросили все до единого.
-Секрет! – сказал я с важным видом.
  А до Нинки дошло, как я уходил в шторм и с чем вернулся! Какие загадочные взгляды она на меня бросала! Но я держал марку! Был деловым и серьёзным!


ЗИМА И ЛЮБОВЬ!ТОРОСЫ НА МОРЕ...(рассказ о детстве)   

    Мать настояла  чтобы отец ушёл из рыбколхоза, потому что редко видела его. Стал он работать на Цимлянской прядильно – ткацкой фабрике поммастером(то есть  механиком наладчиком  оборудования). Однако рыбалка и охота для  отца это был просто образ жизни. Без этого он не мог. А рыбак рыбака видит издалека – всегда друзья найдутся. В общем , помаленьку они рыбачили в Цимлянском море. Летом на большом вёсельном баркасе ставили сетки, а зимой под лёд. Однажды я уговорил отца и он разрешил мне пойти с его компанией днём на установку сети под лёд. Сложная система, но интересная, а главное я оказался полезным. В этом процессе нужно много бегать от лунки к лунке и моя помощь была в этом нужна.Видела бы меня Нинка, которая появилась у нас во втором классе и в которую я сразу влюбился.Мы даже сидели с нею за одной партой, но мы слишком тесно друг к другу прилипали, учительница заметила неладное и рассадила нас.Сейчас мы уже в четвёртом классе, но Нинка для меня как компас. Чтобы я ни делал, а всё думаю: вот бы Нинка увидела, как здорово у меня вот это получается или какой я взрослый и самостоятельный.
   После окончания установки рыбаки замаскировали следы, запомнили ориентиры на берегу, поставили вешки на расстоянии от места сетки, просчитали шаги от вешек и договорились завтра в девять часов вечера встретиться, «перебрать сеть», то есть выбрать рыбу, а сеть опять запустить на место.
   Я попросил у отца разрешение приехать на коньках тоже к месту  установки сетки к девяти часам вечера завтра. Ну, коль я сегодня оказался полезным, то отец не смог мне отказать. Это был январь месяц  1957 года. Мне было  10 лет. Зима была крепкая, лёд был толстый. Рыбаки на лёд спускались в основном с центральной нашей улицы, ну,  конечно же Ленина. Там берег был более обжитый , протоптанный между торосами льда, которые выстраиваются штормами до ледостава в невероятные нагромождения, где я думаю можно бы  кино снимать с сюжетом про полярников. В восемь часов вечера я ушёл из дома сославшись бабке на договорённость с отцом, а матери не  всегда было до меня из-за её тетрадок и учебных планов. Она учила не меня, а чужих детей.»Заслуженный учитель школы РСФСР».
   Дом у нас был  на крайней улице к морю – метров  пятьсот от берега, но зимой там люди не ходили, а до улицы  Ленина, точнее до спуска к морю с этой улицы, было с километра полтора. Однако я был там раньше времени. Часы у меня тогда уже были. Я спустился к морю, вышел на лёд. Сориентировался по  береговым ориентирам: расстояние от берега, угол влево на огни посёлка ГЭС, вправо на огни комбината игристых вин – на самом верху моей улицы –Советской.
   Проверил правильность построенного мной угла и… оппа! Споткнулся об вешку! Я ориентировался на местности хорошо. Потом в Дели и в Бомбее(сейчас Мумбайи)  мне это пригодилось в зрелом возрасте. Часы были бесполезны. Свет уличных фонарей сюда уже не доставал, а спички я с собой не носил. Луны не было. С берега был свежий ветерок. Я поворачивал к берегу то одно ухо, то другое, надеясь услышать приближение отца «со товарищи», но бесполезно, хотя чувствовал, что время уже  « пошло» . Я покатался на коньках вправо, влево, посвистел. Никто не отвечает. Я был уверен, что прошёл уже час и я уже стал подмерзать. Ветерок был  в открытом море более ощутим , чем под высоченным Цимлянским  берегом. Я  ещё покричал, посвистел, подставляя по очереди на ветер свои уши. Ответа нет. Я взял,  стал спиной к ветру, лицом в открытое море и почувствовал, что меня понесло. Я взял, расстегнул полы своей  «военной» телогрейки – защитного цвета и меня ещё сильнее понесло в темноту.Я это понял по усилившемуся звуку постукивания коньков на неровностях льда. Здорово! Хотя страшнова-то в темноту! Просто уверен, что в открытом море при таких морозах неожиданностей быть не может.
  Думаю, пока назад вернусь, может и отец подойдёт.Эх!Видела бы сейчас меня Нинка!.. Она бы наверное со страху умерла...Со страху за меня!
  Однако через некоторое время у меня появилось чувство беспокойства. Остановился, глянул назад и обмер!.. Цимлянск на горизонте просматривался тоненькой ниточкой огоньков, а мне теперь бежать на ветер! Делать нечего. Надо бежать. Бегу… Вернее , пытаюсь! А коньки мои почти на месте: клац по льду – клац. Сначала застегнул я свою телогрейку, потом опять расстегнул, потому что понял – будет  очень жарко!
Часа полтора я вот так шлёпал, расплачиваясь за  пятнадцатиминутное удовольствие «с ветерком». Но, как говорится:  «Любишь кататься….» Поближе к берегу,но ещё далеко от условного места я посвистел, даже покричал «папа!», уверенный, что на берегу никто не услышит. Ветер навстречу. Потеряв надежду, я решил сэкономить  силы и время и повернул наискосок, на свой пляж, чтобы выйти с моря  ближе к дому, потому что силы были на исходе. Телогрейка моя ватная, по-моему даже снаружи вспотела.  И вот приближаются в темноте очертания спасительных торосов, как почему-то мне казалось. По мере приближения к высокому берегу стал потише встречный ветер и мне вдруг показалось, что лёд подо мной потрескивает! Что за чушь? Я знаю какой на море лёд – 60-70 см и больше. Я пригнулся, перестал шевелить ногами, слушаю… трещит! Я упал на пузо, раскинув руки, ноги. Треск прекратился. Я стал потихоньку шевелиться, передвигаясь в сторону торосов. Осталось метров двадцать… Но что это? Под меня, вдруг, поверх льда  заструилась водичка. Пронзительная мысль –опускаюсь!
Я резко вскочил и с треском провалился сквозь лёд и стою на каком то другом твёрдом основании в воде по эти самые… Ну, ниже пояса… После немыслимого испуга, первая счастливая мысль: стою! Не тону! Я понял, что стою на другом твёрдом льду другого уровня. Это результат деятельности  ГЭС, которая  исходя из своих соображений может поднять или опустить уровень воды в своём водохранилище, которое мы считаем морем. В результате этого может быть не один уровень льда именно у берега. Успокоившись, я стал продвигаться к торосам, ломая перед собой уже нарушенный слой льда и щупая ногами  другой нижний слой.. Дошёл до тех пор пока можно было лечь на этот верхний  лёд и ползком добрался до торосов.  О! Это ужасно! Я конечно не ожидал. С виду они выглядят угрожающе, но  не думал я, что в натуре они страшнее, когда взбираешься из последних сил на гребень и падаешь с него на такую глубину, что кажется, что падаешь до дна моря. И потом опять взбираешься, чтобы опять упасть, неизвестно как и неизвестно  до каких пределов. Ближе к берегу торосы помельчали, но штаны мои совершено замёрзли и отказывались гнуться, как в «Джентльменах удачи» после цементного раствора. Но тогда ещё не было этого фильма, так что я был первопроходец. Выбравшись на  мой , такой родной пляж, я понял, что на коньках  не смогу взобраться на нашу гору – метров ,  думаю, более пятидесяти. Попробовал развязать шнурки ботинок, но руки замёрзли и пальцы ничего не чувствовали. Вместо – развязать  - я затянул на узел шнурок левого ботинка. Кстати, тогда мало у кого были коньки на ботинках, а у меня были! Как назло ножа в кармане не оказалось, хотя никогда с ним не расставался. В снегу стекло найти на пляже –напрасно. Навес  спасателей со скамейкой. Подхожу на подкашивающихся ногах, поискал, ничего острого. В столбу у скамейки забит ржавый гвоздь. Есть! Придумал! Встаю на скамейку правой ногой,  левую, громыхая замёрзшими брюками поднимаю к гвоздю и цепляю за него шнурок. Рву, что есть силы, но нога правая соскакивает со скамейки и я опрокидываясь вниз головой вишу на гвозде левой ногой! Вот это шнурочек!. До скамейки я теперь лишь касаюсь кончиками пальцев одной руки… Моя одежда, вылезшая из под ремня брюк и телогрейка задрались вниз, оголив живот и спину.И что? Утром меня вот таким найдут? И Нинка об этом узнет!..А может быть и увидит висящим на гвозде, как тушка  барана в леднике нашего "СельПО"!.. Я, аж, захлебнулся от злости! Я почти в истерике засунул   правую ногу с коньком  между столбом и левой ногой и как рычагом ею попытался снять свою левую ногу с гвоздя. Что-то треснуло и я упал вниз, «долбанувшись»  головой в нетвёрдый снег. Отдышался.  С мёрзлым хрустом дотянулся до шнурка левого ботинка. Он целый, но в нём торчит зловредный гвоздь, который я выдрал из столба. Я его изучил и обрадовался. Он был сильно ржавый и шероховатый, как напильник. Я с остервенением двумя руками стал тереть им шнурок в одном и том же месте и  через минуты две я его одолел. При этом пальцы мои согрелись. Я пощупал другой  ботинок и обнаружил , что  « бантик» шнурка в порядке. Я потянул за кончик и развязал! Сняв ботинки, я налегке в шерстяных носках почти бегом, выскочил на свою заветную гору.Я шёл гремя своими замёрзшими штанами и не к месту вспомнил про Нинку... Нет! Вот таким я не хочу ей показаться на глаза...
   Я спокойно дошёл до своего с тёмными окнами дома, но увидел, что в подвале,в котором одна половина была жилой, светятся окна. Ёлки палки! Кто же это? Заходя в калитку перепугал свою собаку грохотом  моих смёрзшихся штанов, но  пёс быстро понял, что я свой. У нас было два входа в дом. То есть через подвал тоже был вход. Я открываю  дверь входной пристройки подвала, спускаюсь по ступенькам, грохоча штанами… Резко открывается дверь и в свете проёма ошарашенное лицо моего отца, не успевшего дожевать ужин…
-Ты где был?
-Тебя встречал…
-Где?
-На море, где сетка. Вы же договаривались!
-Быстро раздевайся! Только тихо, чтобы бабка не услышала!
   Отец  вышел в погреб, вернулся с кружкой вина, полкружки отлил себе в стакан и ставя кружку на горячую  плиту сказал:
-Потом расскажешь! Мойся. Выпьешь горячего вина поешь и спать! У нас на работе авария была и вылазку отложили. Где провалился?
-У торосов.
-Понял, что такое торосы?
-На всю жизнь!
Ну, и слава Богу!
  Уже лёжа под одеялом, засыпая я подумал:Эх!Знала бы Нинка, что со мной сегодня было!Но вспомнив, как я падал в расщелины торосов, как висел на гвозде, подумал: Нет. Лучше пусть не знает. Не всё же ей надо знать...

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2009 г.

Я НЕ МОГУ БЕЗ ГОРИЗОНТА! рис. автора
Леонид Крупатин
(Сборник "О моих родных и маленькой Родине!") (1)


Я не могу без горизонта!
Его всегда я видел в детстве!
Был горизонт-морские волны!
Тонул мой взгляд в их шумном бегстве!

А за спиной был горизонт
Степной, спокойный, но весной
Могли придонские бугры
Штормить лазоревой волной!

Потом на этих же буграх
Штормил волной седой ковыль
И шла как, песня к горизонту
Казачья горестная быль!

Я на баркасе по волнам
Одолевал Цимлянский шторм,
Который был, как говорили,
Всегда превыше всяких норм!

Сейчас в бетонные громады
Повсюду тыкается взгляд!
В бензинно-дизельном угаре
Машины бешено летят…

Над головою фонари
Горят с рекламными панно!
А где же звёзды? Вон, как слёзы!
Как я не видел их давно…

Хочу опять в копну соломы
Пройти с любимой по стерне
И поклониться горизонту-
Моей родимой стороне!

Я не  могу без горизонта!
Наверно манит меня детство!
Оно осталось где-то там
И я хочу пуститься в бегство!

Бежать хочу я без оглядки
За горизонт! В цветущий край!
В шторма, баркасы и рыбалки…
Наверно там и был мой Рай!


Л.КРУПАТИН,МОСКВА,2010 г.Цимлянск - 1958 г.

Сборник "Любовь и море!" рец.0
Сборник "Моим родным и маленькой Родине!"

Море, баркас и я! рис. автора
Леонид Крупатин
Море, баркас и я! -памяти отца посвящается
Леонид Крупатин
МОРЕ, БАРКАС И Я…
                Цимлянское рукотворное море поглотило  собой многие станицы
                И нашу станицу Нижне-Курмоярскую,  и могилы наших предков,
                И нашу драгоценную донскую пойму, потому что  Дон перегородили         
                Плотиной Цимлянской ГЭС.В этом море утонул мой отец Василий  в
                1962 г.- потомственный рыбак, инвалид Великой Отечественной   
                и   с тех пор начался мой трудовой стаж…с 15-ти лет.
               
Смоляной мой баркас,
Продержись ещё час,
Лишь добраться до берега мне
И с размаху влететь мне килём на песок
На шипучей гривастой волне!

В море я и баркас!
Мой баркас меня спас!
Злобно  волны голодные  ходят
И сверкая на нас глубиной своих глаз,
Угрожая залить, колобродят!

Смоляной мой баркас,
Победим мы сейчас-
Шторм жестокий мы не испугались!
Ветров зверский порыв, шквалы волн победив,
Мы до плёса родного добрались!


Направляю баркас
На прибой в самый раз
Правлю прямо в родимый  мой плёс
Чтобы буйный прибой на горбах своих волн
Прямо к дому родному принёс!

Смоляной  мой баркас,
Продержись ещё час,
Лишь добраться до берега мне
И с размаху влететь мне килём на песок
На шипучей гривастой волне!

ПОСТСКРИПТУМ:

Смоляной мой баркас!
Ты отца мне не спас…
Ты порожним однажды вернулся!
Ты позволил волнам пошутить над тобой
И без шкипера в берег уткнулся…

Но, вздохнув старики
Сняв с голов козырьки
Мне гутарят-баркас не вини ты!
Ведь  в такие шторма, он погиб не «дарма»
На Цимле ведь шторма знамениты!

Вытри слёзы с лица,
Не горюй за отца –
Он вернулся в родную станицу!
Для него специально старуха с косой
Запрягала свою колесницу!


Там в станице на дне
Наш казак на коне
Сохранит наших предков  погосты!
В его память  мы выпьем донского вина,
Но не будем гутарить мы тосты!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2009 г.


СБОРНИК "МОИМ РОДНЫМ И МАЛЕНЬКОЙ РОДИНЕ!"
СБОРНИК "ПРИКЛЮЧЕНИЯ!" рец. 0
СБОРНИК "ВСТАВАЛО СОЛНЦЕ ИЗ-ЗА ДОНА!"О казаках.

ХОЗЯИН! СТАКАНЧИК МОЖНО?ПАМЯТЬ СТАЛИНГРАДА!
Жили мы в Волгограде  рядом с Первым шлюзом ВДСК(Волгодонского судоходного канала), то есть, где  вода Дона, по мере шлюзования кораблей,  из канала выходит в Волгу, потому что уровень Дона на 40 метров выше уровня воды в Волге. От Волги до Дона  13 шлюзов,   и в этом месте русло Дона превращается в водохранилище, то есть Цимлянское море, потому что Дон  перегорожен пятнадцатикилометровой плотиной Цимлянской ГЭС.Корабли, чтобы попасть в Азовское и Чёрное моря, проплывают по Цимлянскому морю (водохранилищу) до плотины Цимлянской ГЭС, которой уже давно пора на пенсию.  После моря в этой самой плотине  14 и 15 шлюзы (продолжение ВДСК) и опять выход в нормальное русло Дона до самого Ростова-на-Дону.
Так вот!  Приехали как-то зимой (ещё в  советские времена, когда террористов не было) к  моей жене родственники с Кубани. Приехали первый раз, никогда в Волгограде не были. Сидим вечером  у  нас дома за столом, пригубили. А им завтра уезжать, потому что они проездом. Вдруг они вспомнили, что где-то тут у нас  Волга с Доном соединяется. Я говорю, что это рядом, только улицу перейти. Они попросили вывести их на улицу, провести  экскурсию. Правда  мои кубанские гости, чуть- чуть заглянули  «налево», т.е.  в гастроном, ну  и мы,  пройдя скверик,  стали спускаться прямо к шлюзу по обледенелому тротуару, раскатанному детскими санками.Главный вход в шлюз со стороны Волги выглядит в виде громадных красиво и монументально выполненных ворот. Они были со всех сторон подсвечены прожекторами и смотрелись даже завораживающе и сказочно. Шлюз огорожен невысокой ажурной  оградкой  - метр высотой и калитка  закрыта  на замок, хотя люди тогда ходили круглый год через эту оградку и  через шлюзовые ворота, когда они закрыты для шлюзования, то есть, когда в шлюзовой камере находится шлюзующийся корабль.  Зимовали ворота шлюза тоже в закрытом состоянии. Охранялся шлюз ВОХРами пенсионного возраста. Подходим мы к шлюзу, слышим окрик бдительного стража:
-Стой! Кто идёт?
Один из наших нашёлся быстро:
-Хозяин! Стаканчик можно?
-А-а! Стаканчик? Заходи!
Я удивился про себя – откуда же на Кубани знают  наш пароль? Наверное он один по всей России.
Перемахнули через ажурную ограду, подходим к ВОХРу –  очень  пожилому мужичку в чёрной форменной шинели и  шапке типа «треух» с опущенными  «ушами» и с карабином за спиной.
-Пошли ко мне! – указал он на дверь, видимо его сторожки в одной колонне монументальных ворот Первого шлюза ВДСК.
-Да- ну! Не  надо! Вынеси стаканчик сюда! Мы вот тут на ступенечках  расчехлим бутылочку да и ты с нами погреешься!
-Как бы проверка не нагрянула! –с сомнением оглянулся дед на обледенелый спуск.
-Да нет, батя! Там только на заднице можно съехать! Тащи стаканчик!
Разложили  закуску на целлофановом пакете. Дед вынес стаканчиков по числу участников, выпили, повторили и ещё раз повторили. Дед заговорил, довольный нашей компанией:
-Я вам по секрету скажу – мне этот шлюз,  как вон до того фонаря! У меня главная задача: Во!- топнул он ногой по железному настилу рядом со ступеньками.- Тама кабель секретный, Министерства Обороны! Вот за него  мне голову снимут!   
-Стой! Стрелять буду!- схватил дед в руки карабин, устремляясь к дечонкам, перелезающим через ограду, чтобы пройти на танцы в ДК «Химик» из Заканальной части на сторону «Нахаловки», как называли издревле доканальную часть нашего района. Девчонки со смехом побежали по  помосту  ворот с безопасными ограждениями, а дед, вдруг поскользнулся на маленьком  «зеркальце» льда на асфальте и с маху шлёпнулся  на асфальт вместе с карабином, грохнув им об асфальт, стволом в нашу сторону. Мы обмерли сначала, но поняв, что пронесло, бросились поднимать деда.
-Разве можно с оружием так обращаться?- укорил деда мой гость, подавая ему карабин, -Он ведь мог и выстрелить!
-Да! С чего бы это? Думаешь нам патроны дают? -успокоил его дед. Налили ещё по единой и дед продолжил рассказ:
-Я же местный!Волжский казак!А вы откуда родом будете?
-А мы кубанские казаки!- ответили мои гости.
-А я донской!-ответил я,-На дне Цимлянского моря моя родина!Цимлянская ГЭС на моих глазах строилась!
-Вот как судьба свела нас казачьих потомков!И здесь это же всё на моих глазах строилось! Вот Райком Партии на бугру стоит! На костях стоит! Там старинное немецкое кладбище было ещё дореволюционное. Доканальная часть была Немецкой колонкой с Екатерининских времён. Тут у них и мельницы были и пивоварни, и винзаводы, и пекарни, а хлеб ихний даже в центр возили для высоких особ. В начале войны их выселили, а потом с этой стройкой всё их добро с дерьмом смешали. Осталась только Площадь Свободы с  Католической Кирхой и ещё несколько домов, окружающих площадь. А когда строили многоэтажки – такие подвалы и подземные ходы обнаруживали: как средневековые! Вот стоит здание, которое РК ДОСААФ занимает – это был дом ксендза – и он в свою кирху на работу по улице не ходил, а по подземному ходу! А во время революции, как мне батя рассказывал, со ступенек его дома Киров Сергей Миронович перед народом выступал.Не знаю, почему выселили немцев. Они  не имели  никакого отношения к тем фашистам. Уважительные люди были, не жадные, деловые.У нас после их выселения много книг оставалось на чердаке. И сейчас ещё в сарае лежат двадцать с лишним томов «Словарь русского языка» Ефрон и Брокгауз 1800 какого-то года издания – мыши доедают его. (У меня лично при этих словах сердце защемило!).
А дед продолжал, изрядно закосев, но поглядывая на вторую бутылку, которую достали из-за пазухи мои кубанские гости:
-А вот при пуске канала я лично  присутствовал! Хорошо  я с невестой был  и она меня  держала за руку, а то бы я,  как многие на радостях кинулся бы навстречу воде, когда её пустили. С дуру, по пьянке многие потонули! Уж больно выстрадано это всё было и радость какая-то была! Чувствовали все, что это наше! Это же было всё после войны! А война очень людей объединила. Все как родные были! Последним куском хлеба делились! А сейчас…
И дед, расчувствовавшись,  пустил слезу:
-Наливай ! – скомандовал он по-хозяйски и продолжал:
-Ведь что пережили! Я же ведь этот… «Дитё Сталинграда» Мне 15 лет было когда война закончилась и работал на стройках,  как взрослый. И на этом канале работал перед самым пуском.Слава Героям из народа, кто жизни отдал, кто здоровье... А те, что вверху стоят, Бог им судья!
Дед выпил и сказал:
-Всё! Русский меру знает! Допивайте, а я пошёл в хату! – и опираясь на карабин, как на костыль, он пошёл в свою сторожку.
-А кто же секретный кабель охранять будет? -, спросил мой гость.
-А кому он на хрен нужен? Главное - стаканчики не оставьте, занесёте потом!
После ухода деда мы прошли, посмотрели громадную шлюзовую камеру. Я гостям рассказал, что здесь даже военные корабли  шлюзуются на понтонах.Память осталась у кубанцев на всю жизнь, но выразили сожаление, что так ненадёжно охраняется такой важный объект и вернулись к ступенькам...
В общем, когда мы решили остановиться, не допив  бутылку и зашли вернуть стаканчики и поблагодарить деда, он крепко спал на  кожаном ископаемом диване рождения пятидесятых годов. Карабин лежал у него за спиной, почти незаметный. Мы растерялись. Дверь  караульного помещения закрывалась  на замок только изнутри. Ключ  торчал в двери. Попытались разбудить деда, но поняли, что бесполезно. Нехорошо бросать деда на беду. Хороший человек, но не рассчитал он свою меру. Решили мы так, что я посижу с часик, пока дед проспится, а гости пойдут домой ко мне сами – благо тут рядом.  Я увидел телефон на столе, позвонил жене, объяснил ситуацию. Она меня очень отругала и сказала, что выходит встречать наших гостей, чтобы они не попали ещё в какую историю с участием милиции. Спрятали за диван недопитую бутылку деду на похмелье и пошли, а я остался… Охранять охрану! И вдруг я сообразил: не охрану, а Первый шлюз ВДСК! И не думал, не гадал я,  бегая пятилетним пацаном среди «комсомольцев» в полосатых «пижамах» на стройке Цимлянской ГЭС, где 14 и 15 шлюзы, что придётся спустя пятьдесят лет охранять Первый шлюз ВДСК в далёком Волгограде, за Цимлянским  морем, протянувшимся почти на 200 километров ! А пароль и тогда был такой же: «Хозяин! Стаканчик можно?», спрашивали те, кто присаживался на лавочку у нашей калитки. Вместе со стаканчиком добродушный хозяин подавал людям и чего-нибудь вкусненького со стола или с огорода. Так было! Дед ВОХР был прав!После той жуткой войны все чувствовали себя друг другу родными!Всеобщая беда сближает людей! И о Боге чаще вспоминают!

Л.КРУПАТИН,МОСКВА,2009 г.

АХ!ТЫ КОНЬ МОЙ НОРОВИСТЫЙ!фото автора в сборнике "Моим родным и моей маленькой Родине!"

(Сборник "О любви всерьёз!") ( рец.0)

Ах, ты конь мой норовистый!
Конь упрямый и игривый!
Что ж ты хлещешь по ветрУ!
Мне в лицо косматой гривой!

До сих пор несёшь по жизни
Меня верно неустанно!
Вдруг, как ты за поворотом
Остановишься нежданно!

Ну, так что ж! Никто не знает,
Где конец пути отмерян
И никто не угадает
И не может быть уверен!

Мчи, мой конь,  до горизонта!
Вот такой тебе маршрут!
Пусть не лопнут твои  жилы,
Силы жизни не умрут!

Да! Бывало заносило
Нас, коняга, не в ту степь!
Как несло меня с тобою-
Не удержит даже цепь!

Но хватало, конь мой верный,
Осознать ошибки, сил!
И на верную дорогу
Ты опять нас выносил!

Ты ещё глаза воротишь
На игривых кобылиц!
Силы есть! Не опускаешь
Своих глаз ты долу ниц!

Хоть они тебе нужны,
Только ты-то им не нужен!
Хоть и глазки тебе строят
И вполне ты с ними дружен!

Молодые жеребцы
Есть уже у них на мушке!
А в тебе интересует,
Только –что в твоей кормушке!

Дорогой! Не отвлекайся
И смотри ты на дорогу!
А не то ты из-за них
Невзначай сломаешь ногу!

В наши годы, конь ретивый,
Не срастутся наши кости!
Раньше времени пойдём
К Богу Господу мы в гости!

Конь! Давай лихим аллюром!
Жми! Но только осторожно!
Из того, что упустили
Нам догнать ещё возможно!

Ах, ты, конь, мой норовистый!
Конь упрямый и игривый!
Что ж ты хлещешь по ветрУ
Мне в лицо косматой гривой!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2010 г.


Сборник "Стой!Высокое напряжение!") (0)

Звание Ударника за трусы! юмор.
До 60 -ти лет читать запрещается!!!

ЗВАНИЕ УДАРНИКА ЗА ТРУСЫ?ДНЮ СОЛИДАРНОСТИ ТРУДЯЩИХСЯ!
                (юмореска)

       Это был уже где-то 1977 или 78 год. Я работал электромонтёром на Волгоградском сталепроволочно-канатном заводе. Был не освобождённым  секретарём партийной организации, потому что для «освобождённого» нужно было иметь в цеху не менее 150 коммунистов, а у меня  в парторганизации было всего 56 членов КПСС вместе с кандидатами. А в нашем цеху было вообще работников чуть более двухсот. В связи с тем, что я поступил в Саратовский юридический институт на заочное отделение, пришлось мне перейти работать в своём же цеху с электроремонтного участка в УСиП (участок сетей и подстанций), то есть на высокую сторону старшим дежурным. Упадок в экономике государства ощущался тогда всё сильнее и сильнее. Голые витрины в магазинах, очереди за продуктами и дефицитом промтоваров и крах в снабжении промышленности всем необходимым. Даже ветошь на обтирочные  работы в трансформаторах, что входило в наши обязанности, тоже перестали выдавать, х/б перчатки – одни на месяц, заварку чая в пакетиках (которые мы между собой называли -«презервативы») тоже перестали выдавать дежурным электромонтёрам, работавшим по 12-часовому графику, ограничили мыло и многое другое. Мы возмутились и наши работники решили написать жалобу в Волгоградэнерго, так как у нас - электриков было двойное подчинение: как по месту работы МЧМ(Министерство Чёрной Металлургии),так и по обслуживанию к Вогоградэнерго, потому что мы обслуживали две электроподстанции  110/10 киловольт, обеспечивавшие предприятия района и население. Я понимал, что мне,  как секретарю парторганизации за это не поздоровится от Парткома, но выхода не было, потому что на местах ничего не решалось.
Вообще-то, инициатором была у нас наша работница, которую мы меж собой звали «электричка». Женщин у нас среди дежурных было три, в разных сменах, но эта была ветераном профессии и по возрасту была уже почти пенсионерка, природная казачка. Закончила сразу после войны ФЗУ по профессии электромонтёр, так как мужиков не хватало после войны и с тех пор работала, начиная с восстановления  разрушенного войной Сталинграда. Ей можно было доверить «собрать» любую схему заводского электропитания в случае аварии  или производства работ. Но главное её достоинство было в том, что она умела считать деньги! И свои деньги  и чужие, не хуже чем свои. Она знала наперёд, за месяц, сколько начальник участка получит  премиальных! Однажды её обсчитала расчётная часть на 17 копеек. Она пришла к ним, грохнула, по-казачьи, кулаком об стол и сказала: «Это не 17 копеек! Это семнадцать коробков спичек! И не вздумайте со мной такие шутки шутить! Мне ваше не надо, своё не отдам!».
Эта «электричка» была членом моей партийной организации и даже молодым тон задавала своим буйным характером. Начальники её боялись и она это знала и бравировала тем, что, как она говорила, «мне нечего терять, кроме своих драных штанов», перефразируя известное выражение: «Нам нечего терять,  кроме своих цепей!». Она  организовала письмо, а фактически –ультиматум, в  Волгоградэнерго,  отказавшись от варианта обращения в МЧМ, так как сказала, что «до Бога высоко, до министров далеко, а эти вот они – сидят притаились, как чёрт в рукомойнике».
Приехала к нам комиссия  Волгоградэнерго на белой «Волге» и наше заводское начальство хотели нас пригласить в Партком для беседы с этой комиссией. Наша «электричка» сказала:
-Нет! Будем разбираться на нашей территории! Пусть посмотрят, как мы живём! Не пойдём мы в партком!
Приехали к нам на Участок Сетей и Подстанций две «Волги»:белая – Волгоградэнерго и чёрная – нашего заводского начальства. В машине Волгоградэнерго был кто-то из замов начальника со стенографисткой лет двадцатипяти – «тонкой и звонкой»  с  длинными ногами, чуть прикрытыми миниюбкой и причёской «Бабетта идёт на войну»!  «Зам» был с брюшком  и тремя подбородками, с косматыми бровями,  печальными восточными глазами и большим крючковатым носом с прожилками. Был с ними ещё гражданин в чёрном кожаном плаще, как мы потом узнали – инструктор обкома  КПСС. Тут мы обратили внимание и на то, что номера белой «Волги» были Обкомовские и сидел гражданин в кожаном пальто на первом сиденьи, как старший этой «комиссии».
Наша «электричка» заранее сказала нам, чтобы ей первой дали слово, но начальник участка сказал, что всё-таки он плавно сделает вводную, расскажет о положении дел в энергоснабжении нашего предприятия и микрорайона.
   Наша «электричка» не дала нашему начальнику закончить его «дипломатический ход» и не спрашивая разрешение, прервала его и сказала:
-Хватит  очки втирать! Я не буду в кулак шептать, как наш начальник! Вы знаете, уважаемая комиссия, за что мне недавно присвоили звание Ударник коммунистического труда? За мои трусы! Да! Да! За старые штаны с начёсом!
При этом у стенографистки выпал из руки карандаш и она стала растерянно хватать воздух ртом… Её шеф хотел нагнуться и поднять карандаш, но ему не позволил живот, а девушка сказала:
-Не надо поднимать! – и вынула из приготовленного «колчана» приготовленных карандашей, новый остро отточенный карандаш.
Наша «электричка» резко отреагировала на это:
-Как это не надо!? У нас что, мусорница что ли? У нас чисто! Мы сами убираем! У нас рабов нет, как у вас!
Девушка вскочила и быстро подняла карандаш, сев на место. Шеф растерянно, дрожащим голосом,  в полголоса промолвил:
-Леночка! Вы внимательно всё записывайте!
-Да-да… согласилась она. А «электричка» продолжала:
-Ведь нам даже ветошь перестали выдавать на протирку трансформаторов! Я вынуждена была свои старые панталоны с начёсом порезать на тряпочки! А могла бы их  подлатать,  подштопать, да ишшо бы годик в них ш-шаголять! Это что? Это мы коммунизм строим? Не-е-т! Так мы не договаривались! Строили,  строили, а достраивать бабьми трусами?  Да ведь нам даже презервативы несчастные перестали выдавать! Даже ночным дежурным!
Стенографистка опять уронила карандаш на пол, бросилась его поднимать, но сама же нечаянно "зафутболила" его  под  диван и  остановилась, растерянно глядя на нашу «электричку»…
-Нехай лежить! Я потом шваброй достану! Я извиняюсь! Это мы чай в пакетиках называем презервативами! Так вот, даже эту  мелочь и то перестали выдавать! Что прикажете нам дальше  ждать?
Секретарь парткома вскочил с места и глядя уничтожающим взглядом  повышенным тоном  обратился ко мне:
- Секретарь парторганизации!Это что!? Запланированная акция или вы не можете порядок навести?
Я  только хотел возразить, что это не партсобрание, но «электричка» меня опередила:
-Не трогайте нашего парторга! Он здесь ни при чём! Так же как и вы! Пришли послушать – сидите тихо! Это не ваш кабинет, а моё рабочее место! Рот вы мне не заткнёте! Опоздали! Хотите ударную работу? Создайте нам условия! А,  то мы без вас коммунизм  построим, но не из бабьих трусов! Ты, дитё, всё правильно записала?- обратилась она к стенографистке.
-Да-да! Да-да!- залепетала девушка дрожащим голосом. У её шефа тоже дрожала нижняя челюсть  и  три подбородка…
-Эх, милая!- сказала "электричка",- Ты-то видать то же не от хорошей жизни юбку-то обкарнала по самую... выше некуда!Видать на что-то материи не хватало!Тоже за звание Ударника борешься? Да?
БРЕХНЯ!
Ехала брехня на брехне
И брехнёй брехня погонялась…
На пути деревня была
И она "Брехнёй" называлась!

Стройка Коммунизма у нас
Вроде хорошо начиналась-
Трещину дала наша жизнь
И насквозь брехнёй пропиталась!

С головы гниёт, говорят,
Рыбка, если вынуть из речки
Сроду ведь не сварится каша,
Если её вынуть из печки…
Л.КРУПАТИН г.Челябинск 1981 г

(Сборник Великой Победе-65!") (8 рец.)

ПОБЕДИТЕЛИ ВОЮЮТ!юмор электрический

     Я в 1972 году пришёл работать на Волгоградский сталепроволочно-канатный завод электромонтёром ЭЛЦ-(Электроцеха) на электроремонтный участок. На этом участке у  нас работали два участника Великой Отечественной войны: Николай Илларионович- газоэлектросварщик, которого мы просто называли-«Ларионыч»  и  инвалид  на протезе Михаил Степанович, электрообмотчик на самых  ювелирных работах, где электрообмоточный провод был сечением,  как паутина. А звали мы его «Миша- моряк».Было им тогда лет по пятьдесят с небольшим.  Между ними всегда была какая-то конфронтация с вечными подколками. Однажды Ларионыч посреди цеха на специальных  «козлах» срезАл  с  большого ротора электродвигателя  автогеном неисправный подшипник. СрЕзал верхнюю обойму и на бетонный пол посыпались из подшипника  стальные шарики, величиной поменьше теннисного.Они, естественно, раскалённые почти до красна. Миша- моряк в это время сидел метрах в  семи на своём рабочем месте,  перекуривал, упёршись локтями в свои коленки, задумчиво уставившись в  бетонный пол. Ларионыч мельком глянув  на Мишу, берёт с пола  раскалённый шарик на брезентовую рукавицу и бросает его, придав шарику поступательное движение в  Мишином направлении. Шарик подкатывается к Мишиным ногам, попадает в его поле зрения и тот не думая… хвать его рукой!
-Вай!.... и дальше непечатные армейско-флотские выражения. Ларионыч, спрятавшись за угол, хохочет до упаду. Миша берёт с верстака обмотчика Анатолия монтировку и хромая на протезированную ногу,  идёт в сторону Ларионыча. Анатолий догоняет его, забирает монтировку и даёт ему веник:
-Миша! Этого будет ему достаточно, хотя ты его не догонишь! У него две ноги!
Однажды я в своей мастерской решил подвести к своему столу-верстаку трубопровод сжатого воздуха, так как всякие работы приходилось выполнять, а многие инструменты работали от сжатого воздуха. Я всё приготовил, что нужно, но трубы на стене должны удерживать металлические лапки, которые к кирпичной стене нужно пристрелить  дюбелями(стальными гвоздями) из специального строительно -монтажного пистолета. При чём это был пистолет первого выпуска – не поршневого действия, а непосредственно ударом газов в дюбель и патроны тогда были очень мощные – размером с первую фалангу указательного пальца и стрелять нужно было в наушниках, чтобы не оглохнуть. Мне нужен был помощник, чтобы держать лапки пассатижами на стене, пока я их не пристрелю. Я позвал на помощь Мишу- моряка. Даю ему наушники, но он махнул рукой:
-Не надо! Мои уши ещё не отвыкли! Не такое выдерживали!
Я готовлюсь к выстрелу, а в мастерскую заходит Ларионыч, подходит к гидропрессу, запускает двигатель и что-то устанавливает под пресс, чтобы что-то запрессовать или наоборот – распрессовать. Чтобы выполнить какую-то операцию на этом прессе,  нужно  закрыть для безопасности предохранительную дверцу, затянутую сеткой-рабицей. Она в закрытом положении нажимала на микровыключатель, который давал электрическую  цепь на пресс. Ларионыч, пренебрегая техникой безопасности, при открытой дверце, левой рукой нажимает микровыключатель, а правой на копку пресса и  начинает давить. Естественно, он понимает, что это очень опасно  и нервы у него напряжены. Миша хватает лапку пассатижами, прикладывает её к месту и командует мне:
-Давай!
Я стреляю:
-Б-бах!!!
В мастерской  после выстрела стоит звенящая тишина…Пресс тоже молчит! Ларионыч, отскочив от пресса,  стоит влипнув спиной в противоположную стенку и вытаращив глаза смотрит на пресс… Но там всё на месте. И тогда он переводит взгляд на нас и видит хохочущего  Мишу- моряка и меня с пистолетом:
-Чтоб вы усрались!- промолвил он.
-А,  ты уже?- спросил сквозь хохот Миша, - Это я тебе про технику безопасности напомнил!
       Перед праздником Дня Советской Армии в обед начальник цеха приглашал к себе в кабинет наших ветеранов, поздравлял с праздником, «с наливанием»,  а потом разрешал уходить домой. Сам при этом оставался с Главным энергетиком, продолжая поздравляться.
После этого поздравления наши «победители» вышли от начальника и заспорили. Ларионыч сказал, что он может электросавркой приварить к листу железа стеклянную бутылку.  А Миша сказал, что если Ларионыч электросваркой приварит к листу железа стеклянную  бутылку, то Миша ему ставит бутылку водки. Но Миша ещё придумал одно условие:
-Если ты говоришь, что приваришь бутылку и она не треснет, то я её наполню водкой и ты выпьешь!
-Выпью!- сказал Ларионыч, подогретый  «наливанием» у начальника.
Они зашли в «бендегу сварного» Ларионыча, он взял стоящий у стены кусок железного обрезка примерно 40х40 см. и толщиной где-то 10 миллиметров, поставил на лист в центр поллитровую бутылку из под водки, прибавил ток на трансформаторе на максимум  и закрывшись маской-щитком, стал варить. Мы, ротозеи-болельщики, отвернувшись ждали, когда закончится электрод, чтобы посмотреть, что происходит вокруг бутылки. Электроды при большом токе кончались  очень быстро, а менял электрод Ларионыч быстро, мастерски за две секунды. За это время мы успевали заметить, что Ларионыч  сжигает электроды далеко от бутылки, постепенно приближаясь к ней по мере нагревания листа металла и самой бутылки. Чем ближе к бутылке приближал он  горящий электрод, тем  сильнее уменьшал ток на трансформаторе. Наконец мы увидели, во время замены электрода, что  Ларионыч уже обваривает донышко бутылки, которая уже так раскалилась, что сама уже стала мягкой, как и раскалённый металл. По звуку горения электрода мы понимали, что Ларионыч мастерски зажигает дугу электрода в стороне от  стенки бутылки, а потом приближает электрод к бутылке, уменьшая дугу, наваривая флюс-припой под стенки бутылки. Ага! Вот значит,  чем будет держаться бутылка за лист железа! Но всё-таки оспорить трудно, поскольку стенки бутылки тоже подплавились и смешались с флюсом-припоем электродной массы. Ларионыч закончил  работу, бросил на верстак маску.
-Ну, где бутылка?
- Щас будет. – сказал Миша.- Ты давай остужай посуду! Или кипяток пить будешь?
Ларионыч слегка растерялся. Он забыл при выполнении виртуозной задачи, что пообещал выпить пол-литра водки  из бутылки, которую приварит. Слегка подумав, он сказал:
-Так? Значит – так! Щас остудим!- дал ведро одному нашему молодому монтажнику, - Тащи воды из под крана. Пацан принёс воду, а Миша, скрипя протезом,  принёс пол-литра водки. Ларионыч взял тряпку, намочил в ведре и стал ею остужать  металлическое основание под бутылкой, стараясь избежать брызг, чтобы не лопнула бутылка. Ему предлагали помощь, но он отказался:
-Малейшая капля и бутылка лопнет!- сказал он охлаждая металл и приближаясь к самой бутылке. Воду в ведре меняли неоднократно. Наконец  Ларионыч решил, что достаточно. Сделал воронку из бумаги, перелил водку из Мишиной  бутылки в приваренную, взял кусок изоляционной трубки, примерил по высоте бутылки, отрезал,  окунул её в бутылку, присел на табуретку и попытался сосать через трубочку. Однако сразу, после первого соска остановился:
-Вот, зараза! Тёплая! Даже горячая! Надо было ещё охлаждать…
-Пей!- скомандовал Миша, - Японцы пьют горячую саке!
-Но не по пол-литра сразу!И я не японец и это не ссаки!- сказал Ларионыч, - А, ну, ребята, берите аккуратно эту хреновину и несите на обмоточный участок!
-Зачем?- изумился Миша, так как там было его рабочее место.
-Увидишь!- сказал Ларионыч.
Двое ребят взяли лист железа с приваренной к нему бутылкой и осторожно бочком пошли.
На обмоточном участке Ларионыч  подвёл команду с ценным грузом к «козлам» для перемотки роторов – якорей  больших электродвигателей, зажал углы этого куска железа в бандажи, вертящиеся на подшипниках и ухмыльнувшись сказал Мише:
-Учись, моряк-лягушатник!- и  прильнув к горлышку бутылки,  стал плавно поворачивать  кусок железа с бутылкой  вниз горлышком, глотая водку и опускаясь перед бутылкой на колени. Когда бутылка опустела, то Ларионыч был уже на полу, лёжа на боку, облокотившись, а потом отвалился на спину и сказал Мише:
-Дай папироску! Прикури только!
-Ты же не куришь!- возразил Миша.
-Не твоё дело! Дай, сказал!
Миша прикурил и дал. Ларионыч затянулся облегчённо и счастливо, глядя в потолок. Окружившие его ребята и Миша-моряк восхищённо переговаривались, а он лежал на деревянном полу электрообмоточного участка и задумчиво с полуулыбкой глядел в небо сквозь остекление цехового потолка, может быть вспоминая, как так же лежал в окопе после удачной атаки или разведки боем, приняв "на грудь" наркомовские сто грамм...  Вдруг из за угла  ограды участка обмотчиков выходит начальник цеха и опешив остановился, увидев лежащего на полу Ларионыча… окружённого «болельщиками». Опомнившись он подбежал к нему:
-Ларионыч! Тебе плохо?
-Ни хрена!- отвечает Ларионыч.
Увидев в обмоточном  вертеле опрокинутый лист металла с приваренной бутылкой, он хоть и был в подпитом состоянии, но сообразил:
-Ларионыч! Это ты приварил!?
-А, то хрен что ли!- отвечает Ларионыч, покуривая папиросу.
-Электродом?!- не унимался начальник.
-А.то хреном что ли!- отвечал довольный Ларионыч.
Начальник подошёл к бутылке, пощупал и спрашивает:
-Ларионыч! А вторую так можешь?
-Ни хрена!- отвечает Ларионыч.
-Почему?- спрашивает начальник.
-До хрена будет! Вторая не полезет!- сказал он щёлкнув по кадыку и показав ребром ладони по горлу.

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2010 г.

ЛЮБОВЬ И ВЕСНА!Мой последний роман...
СБОРНИК "О Природе, Человеке и Духовном!"
(Сборник "Любовь и весна!")(3 рец.)
(Сборник "Дорожная любовь!") (рец.1)

ЛЮБОВЬ И ВЕСНА!МОЙ ПОСЛЕДНИЙ РОМАН...

     Случилось это в общественном транспорте- в маршрутке. В солнечный  весенний день… Случилось!
Обратите, пожалуйста,  внимание на это слово:  СЛУЧИЛОСЬ! Я лично так себе представляю: два луча между собою пересеклись и этот факт называется: Случилось!
      Я зашёл в салон маршрутки и сел вперёд лицом по ходу, а она уже сидела  на первом ряду спиной к водителю и в результате оказалась лицом ко мне. Я не знаю, почему, но что-то СЛУЧИЛОСЬ, когда наши взгляды встретились. Её чистые, как весеннее небо глаза, были распахнуты мне навстречу.
  Губы её, ещё не знавшие помады, и без того были, как распустившийся бутон – чуть приоткрыты. Мои глаза, встретившись с её, наверное, тоже выразили что-то, скорее всего восхищение чистотой её взгляда, который мгновенно  заполнил мою душу и заставил дрогнуть моё сердце. Я  от этого чувства  и от неожиданности опешил и чуть – чуть ей улыбнулся. А она, заметив мою улыбку, тоже мне улыбнулась и кокетливо нагнула голову, вызвав сдержанный смех пассажиров, заметивших её необыкновенно засиявший взгляд.Её мама, у которой она сидела на коленях, заметив интерес пассажиров к своей четырёхлетней дочурке, но, конечно же, не видевшая, что с нею СЛУЧИЛОСЬ, вопросительно заглянула ей в лицо, но она в это время  уже  стыдливо нагнулась и исподлобья кокетливо  улыбаясь, поглядывала на меня, что ещё больше рассмешило пассажиров, а её этот смех вогнал в краску. Я тоже смущённо и вежливо улыбался ей, а она, чувствуя взаимность, подняла голову и уже смело взглянула на меня, а потом  ещё выше подняв голову, глянула вверх на маму и мама, встретившись взглядом с нею, кажется  поняла, что СЛУЧИЛОСЬ и вопросительно-удивлённо, тоже  с улыбкой глянула  на меня. Я усмехнулся ей, мол, вот так вот! Я ни при чём…
Не знаю я, что привлекло её во мне, пожилом чужом дядьке… Может быть у неё не было дедушки, а  ей бы хотелось? А может быть её заинтересовала моя шляпа, смахивающая на ковбойское сомбреро? Но ведь смотрела-то она  не на шляпу, а мне в глаза! И как смотрела! Для неё ведь не существует возрастного барьера – он вырастет позже, вместе с нею… и она, надеюсь, научится стесняться своих взглядов на посторонних мужчин… Хотя и сейчас уже было  что-то подобное, но вроде бы, как  не совладела она с собой и смущалась этого! Да! Именно так.
  Но вот и моя остановка… Я встаю с места, подхожу нагнувшись  к выходу… Она смотрит на меня испуганно, вдруг поняв, что мы расстаёмся. Я улыбнулся ей на прощанье и вышел. Захлопнув дверь я взглянул в её растерянные глаза, отделённые стеклом, поднял руку и помахал ей на прощанье с улыбкой. И она, встрепенувшись и  всё же растерянно улыбаясь, подняла руку и  замахала мне в окно, вызвав новый смех пассажиров.
  Маршрутка газанула и поехала, провожаемая моим взглядом, увозя  мой неожиданный роман… Вот что творит плутовка- весна! С моей-то стороны вроде, как шутка. А, вдруг, у неё это всерьёз? Сколько же душ мужских она сумеет ослепить своим сияющим взглядом. Я ведь не рассмотрел, какого цвета у неё были глаза… Ослепила!
  И сколько же ещё будет случаев в её жизни! Но пусть будет один настоящий СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ! НА ВСЮ ЕЁ ЖИЗНЬ!
ПОСТСКРИПТУМ: Вдруг память мою или душу заскрёб какой-то червячок далёкой забытой аналогии из моего прошлого и память мою понесло! Да так далеко! На шесть десятков лет назад! Мне было тоже четыре года – мы жили в хуторе Рябичи-Задонские в зоне  Великой стройки Коммунизма – Волго-Дона: Цимлянской ГЭС, её пятнадцатикилометровой плотины и окончания  Волго-Донского судоходного канала. Мой отец работал на Волго-Доне с нашим соседом – бульдозеристом, а я смертельно влюбился в его жену… Это тоже была весна…И это был мой первый роман! Отец приезжал с работы с соседом на его бульдозере с двумя букетами степных тюльпанов, которые мы ласково называли "лазориками".Как они пахли в нашем маленьком флигеле!Один букет отец вручал маме, другой мне. А сосед тракторист жене не привозил цветы. Я разделил свой букет напополам, понёс и вручил моей миловидной соседке в присутствии мужа. Ну, конечно, соседка была удивлена и растрогана! Она сказала, покраснев и смеясь, что ей муж никогда не дарил цветы. Я тут же повернулся к нему и спросил:
-А почему?
Тот, чуть не поперхнувшись своей папиросой "Прибой" растерялся и ответил:
-Дык... это, бль! Я ж, бль, на тракторе всю дорогу, бль! Если я его, бль, оставлю, он же, бль, убежит от меня, нах!
  Я потом у мамы пытался выяснить, что такое "бль" и "нах", а она, покраснев, сказала мне:
-Это дядя Толя так заикается!Физический недостаток у него!А на физические недостатки надо не обращать внимание!Понял?
  Но после того короткого разговора сосед стал привозить жене тюльпаны!   
Вот это бумеранг! И где же ты бродил столько лет, СЛУЧАЙ? Долго ты искал меня… Нашёл-таки! Потому что ВЕСНА! И  это последний мой «роман»… Наверное…

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2009 г.
(Сборник "О любви с улыбкой!")
(Сборник "О Москве и России!")

РУССКИЕ МУЖЧИНЫ ЕСТЬ? горькая правда.

Ох! Как бывает сильно обижают!
Заступишься, а это её муж...
Она ещё претензии предъявит,
Хоть муж её давно "объелся груш"!..

Однако не могу я не вмешаться!
Поскольку я не трус и не подлец!
И Бог велел за слабых заступаться!
И всё-таки самец я, наконец!
Л.Крупатин.

      Я в советские времена, как адвокат,  бывало вёл дела и в республиках. В 1986-87 г.г. были у меня дела  в Азербайджане. Пришлось мне лететь в кассационную инстанцию Верховного суда Азербайджана из Волгограда в Баку. Помню самолёт был очень «поношенный», а вот тип сейчас не помню. Пассажирский люк   был в хвосте самолёта и место моё оказалось недалеко от входа. Соседкой моей оказалась  русская седая бабулька лет семидесяти. Только я успел устроить свои длинные упирающиеся в спинку переднего сиденья коленки, как услышал шум какого-то нарастающего скандала в передней части самолёта: стюардесса от кого-то требовала немедленно выйти из самолёта, истерически  плакал ребёнок – девочка, что-то кричала  не по – русски женщина, что-то требовал мужчина, которого пыталась выпроводить стюардесса. Мужчина мне показался азербайджанцем. Он пытался выдернуть с места женщину,  вцепившуюся в подлокотники, а стюардесса пыталась его оторвать от этой женщины. Наконец стюардесса попросила помощи у окружающих:
-Помогите! Мужчины! Ну, помогите-же! Выведите его!
Я было дёрнулся с места, но опомнился отдавая реально отчёт в обстановке – впереди меня до того места целый  самолёт и большая часть сидящих пассажиров были мужского пола. Да, по-моему, даже ещё и заходили в самолёт новые пассажиры. Ведь кто-нибудь вмешается из рядом сидящих, пока я дойду. Однако всё продолжалось, как я рассказал, но никто не вмешивался и стюардесса из последних сил закричала:
-Ну, русские мужчины тут есть или нет?!
И до меня дошло! Я обратил внимание на чернявые  мужские затылки  пассажиров. Они нагнулись, как будто изучали собственные гульфики. Они же, кавказцы и никогда не заступятся за чужую женщину!
Я стремглав бросился вперёд через весь самолёт,  подбежал сзади к не ожидавшему меня хулигану, схватил, заломил одну руку за спину, потом вторую и он взмолился по - русски с сильным акцентом:
- Отпусти! Я сам уйду!
-Ага!-подумал я-Ещё не хватало мне в Верховный суд Азербайджана явиться с азербайджанским фингалом!
Я довёл его до трапа, выверил по ступенькам, отпустил одну руку его, слегка разворачивая боком, чтобы он не пошёл вперёд головой и дал пинка под зад, чтобы  он через плечо на спину закувыркался вниз. Внизу он поднявшись зло посмотрел на меня и показал по горлу, что зарежет меня и пошёл по аэродрому в противоположную сторону от аэропорта. В те времена  «непуганых идиотов», когда мы ещё слыхом не слыхивали о террористах (разве что в царские времена), ещё не было такой охраны. Как оказалось из рассказа стюардессы этот хулиган и попал в самолёт таким же путём, то есть с границы аэродрома, а не из аэропорта. Он отбывал срок в Волгограде на стройках народного хозяйства, а к нему приехала жена с ребёнком из Баку. Выяснилось, что у него в Волгограде вторая семья – русская жена с двумя детьми. На возмущение жены азербайджанки он её избил, сказал, что это не её дело и не разрешал уезжать ей от него домой. Она уехала в аэропорт, когда он был на работе, но он догнал её в аэропорту  уже в самолёте. Остальное я уже видел сам.
На  этом не закончилось. Только я уселся на место, из кабины пилота вышел командир корабля по фамилии Мкртчан  с беременностью на срок более девяти месяцев и в утробе явно была тройня. Под этим пузом у него висела кобура с пистолетом. Стюардесса ему рассказала о происшествии. При этом у меня в душе возникло возмущение тем, что стюардесса не вызвала его из кабины, а просила «русских мужчин»! Выходит они «дурнее паровоза»?… В конце рассказа стюардесса видимо рассказала ему, что я его выкинул из самолёта и указала на меня пальцем. Тот  пошёл ко мне, едва протискивая пузо между кресел, мне показалось, что он хочет мне выразить благодарность  за мою самоотверженность. Он подойдя ко мне зло зашевелил усами и задал вопрос угрожающим тоном:
-Ти пачэму его нэ задэржал?
Меня «переклинило» от этого вопроса и я заорал, он даже отшатнулся от меня:
-Ти  пачэму сидел в кабине с пистолетом на пузе? Беременность охранял?
Рядом сидящие чернявые «мужчины» заулыбались исподтишка. А бабулька - моя соседка тоже закричала:
- Ты смотри! Он ещё вопросы задаёт! Для чего тебе пистолет выдали? Ведь из ваших ни один не шевельнулся. Один русский нашёлся и то претензии к нему!
Мкртчан, чуть не сломав спинки кресел,  развернул своё пузо(оно было вперёд-назад больше, чем в стороны) и пошёл в кабину…

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2009
Чтоб над самим собой смеяться,
На то лишь русские способны!
Для окружающих племён
Такие «клоуны» удобны…

Да! Ухмыляются они,
Увы, над нашей простотой!
Но не дано им похвалиться
Своей душевной чистотой!

А мы просты, чисты, открыты,
Бесхитростны и Совесть есть!
Понять, помочь и заступиться
Любой из нас сочтёт за Честь!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2010 г.


ЛЮБОВЬ И ЗИМА!

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ НА ЛЬДИНЕ! рисунок автора

  Владимир только прошлой весной  демобилизовался  со срочной службы из армии. Познакомился с соседом, который был  значительно старше его по возрасту, где- то сорок- какого-то  года рождения, короче в отцы ему годился, тем более, что его отец давно трагически погиб. Мужик был слегка полноватый, но очень активный, как он  сам про себя говорил – молодой пенсионер! Его хватало и на дачу,  и на рыбалку и на охоту. Однажды зимой в феврале он говорит:
-Хочу поехать на подлёдный лов на Цимлу (это значит на Цимлянское море). Чего моя «Нива» зря в гараже простаивает. Мне рассказали рыбаки где, как и что. Короче километров 80 от нас! ( а жили в самой южной точке г.Волгограда-Заканальи, т.е. за Волгодонским судоходным каналом).У тебя в субботу выходной. Не хочешь составить компанию? У меня всё для тебя есть необходимое: удочки, валенки, только одевайся, как можно теплее. А потом вечерком вернёмся, да со свежей рыбкой мой день рождения отметим. Как ты на это смотришь?
-Весьма положительно!- ответил Владимир, потому что имел авантюрную жилку.
- Тем более, родина моя казачья на дне Цимлянского моря! Надо родным местам поклониться!-говорит сосед,-Когда канал и Цимлянскую ГЭС построили,  станицу мою морем затопили!
-Так и мои предки казачьих кровей! Наверно полезно с донской водой пообщаться! Может быть Дон признает во мне казака!- ответил Владимир.
  Приехали на место, проехав   казачью станицу Нижний Чир, спустились на берег. Были там следы машин и на лёд, но Петрович (так звали соседа) не стал рисковать, а оставил машину на берегу . Тем более, что были сомнения в прочности льда – зима была какая-то «круженная»: сначала морозы, потом оттепели. Отошли они от машины по льду метров пятьсот. Рыбаки были на льду, но не слишком много и разбросаны были  на большом расстоянии друг от друга. Рыбаков было мало видимо потому, что им  с погодой довольно таки не повезло. С берега дул пронизывающий ветер, хотя мороз был незначительный или даже около нуля. Спустя где-то час, Петрович поймал леща около килограмма весом, потом сазанчика килограмма на два. Хорошо, что он предварительно, после бура расширил свою лунку, а Владимир не стал, потому что не очень надеялся на успех, но вдруг  поплавок в его  лунке безжизненно лёг на воде. Он  потянул, леска свободна. Он  сказал об этом Петровичу. Он подумал и сказал:
-А, ну, вытаскивай!
Владимир стал выбирать леску из воды и почувствовал какое-то сопротивление, а потом, вроде как,   и рывок почувствовал  и сказал Петровичу об этом. Тот взял пешню и подошёл.
-Есть!-закричал Владимир,-Точно, есть!
-Подтаскивай и хватай за жабры, а то об лёд упрётся и рванёт!-сказал Петрович.
Из лунки показалась морда леща и Владимир успел схватить его одной рукой за жабры, а Петрович стал расширять лунку. Лещ попался удачный.
-Как хорошая сковородка!- сказал Петрович, - Вот это твоё боевое крещение! На жарёху и на уху у нас с тобой уже есть! Хоть бензин оправдали! Ещё часок посидим и будем трогаться, чтоб засветло на   трассу  выехать. Одни мы с тобой остались. Неудачный день сегодня. Это конечно не улов. Мне рассказывали: по десятку лещей и сазанчиков привозили рыбаки и народу было-море. А вон видишь, сколько лунок старых?
Да лунок было – одна на другой. Вдруг,  какой-то шум непонятный прошёл, как будто пролетел самолёт с заглушенным двигателем. Петрович внимательно посмотрел по сторонам, потом как-то растерянно сказал:
-Вовка! А мне это не нравится… Что-то подозрительно! Слушай , давай собираться, а?
Владимир посмотрел по сторонам. Первая удача его заинтриговала, появился азарт.
- Да, ну, Петрович! Сказал часик, значит посидим часик!
-Вовик! Нехорошо у меня на душе! Звук этот подозрительный! А ну-ка, сбегай трусцой в сторону берега! Давай успокоим душу! Сбегай – разогрейся, а я за удочкой посмотрю.
Владимир  попробовал трусцой, но в валенках "трусца" получалась плохо,  и он пошёл быстрым шагом.  Пройдя метров пятьдесят, он вдруг остановился, как заворожённый, потом побежал вперёд, потом, круто развернувшись,  побежал назад и заорал:
-Петрович! Атас! Нас оторвало, уносит!  Мы не успеем собраться! Уже не перепрыгнем! Метра три уже!
Петрович всё бросил и помчался к Владимиру. Оба подбежали к трещине… Замерли! Петрович окинул взглядом неблизкий берег. Правее в сторону посёлка удалялась тёмная фигура последнего рыбака.
-Помогите! – заорал Петрович,- А ну, давай вместе. Три, четыре: По-мо-ги-те!- заорали уже вместе.
Удаляющийся мужик, кажется,  обернулся и посмотрел в их сторону, но продолжил путь, отвернувшись. Может быть,  зрение было плохое, а может  быть душа гнилая. А,  вообще-то, ветер относил их вопли обратно, а трещина уже была метров пять.
-Вовка! – сказал Петрович,- Беда! Надо прыгать в воду! Быстро, по- солдатски раздеваемся , бросаем одежду на ту сторону и плывём!
  Они стали быстро раздеваться. Владимир  разделся первым, бросил валенки, связал ремнём одежду, изо всех сил бросил на ту сторону, сел на край льдины, опустил в воду ноги, но край обломился и он,  вскрикнув, оказался в  воде  обратив полные ужаса глаза  к Петровичу.
-Плыви!- заорал тот. И Владимир, через силу оторвавшись от края льдины, быстро брассом поплыл. Петрович связал одежду, размахнулся изо всех сил бросил, но она шлёпнулась позади Владимира, достигшего  того края льда.
-Вовка! Подбрось одежду на льдину!- крикнул он.
Владимир, со взглядом полным ужаса,  обернулся, схватил и подтащил к льдине  ком одежды Петровича, вытолкнул его на льдину, подтянулся о край льдины и хотел выбросить на неё одну ногу,  но край обломился и Владимир ударившись о льдину лицом, оказался в воде. Схватившись вновь за край льдины, он опять попытался подтянуться, но уже осторожно,  а льдина тут же открошилась вертикально. Лёд  от  плюсовой  температуры принял иглистую структуру. Он мог держать в массе, а край крошился. Владимир обернулся к Петровичу:
-Я не могу! –сказал он, прерывисто дыша.
  Петрович потоптался на месте и сказал:
-Плыви сюда! Я вытащу!
Владимир поплыл, уже не брассом, а скорее всего  по-собачьи, потому что силы оставляли его. Едва коснувшись края льдины возле Петровича и захлёбываясь,  он сказал:
-Я уже не вылезу…
-Куда ты денешься! –сказал Петрович, лёг на живот и протянул ему руку. Тот подал бессильную руку , Петрович схватил её  мёртвой хваткой  и  потащил  бы, но он тащил себя к краю льдины, а  Владимир оставался на месте. Вдруг край льдины под Петровичем затрещал и стал отваливаться. Он бросил руку Владимира, отскочил назад и Владимир скрылся под водой. Петрович растерянно смотрел на воду,  но  вот Владимир вынырнул.
-Вовочка!- запричитал Петрович,- Подержись за край льдины, я за пешнёй сбегаю.
Владимир кашляя, бессильно  положил ладони на край льдины, а Петрович  галопом помчался к месту рыбалки,  сияя своими семейными  трусами с розочками на синем фоне. Вернулся быстро, воткнул одним ударом пешню в рыхлый лёд в метре от края, взявшись за неё левой рукой, правой схватил немощную руку Владимира и потащил.
-Не могу…- промычал Владимир.
-Ногами!- заорал Петрович, - Бултыхай ногами сильнее! Поднимайся! – и потащил Владимира изо всей дури, выпучив от натуги глаза и обдирая об край льдины голый живот Владимира, который тоже изо всех сил молотил по воде ногами, приподнимая тело в горизонт. Владимир оказался на льдине, но Петрович продолжал оттаскивать его от края,  ещё не веря  в успех…
Они оба, хрипло дыша,  лежали на льду, как два тюленя. На  одном «тюлене» были  трусы типа плавок, на другом  - синие семейные в красивых розочках. Петрович опомнился первым:
-Вставай! Выжми трусы! Растирайся!- командовал он.
- Не могу!... – простонал Владимир.
-Надо! Надо шевелиться! У нас другого выхода нет! Давай ещё попробуем поорать! Давай хором!
-По-мо-ги- те! По-мо-ги-те!- и так кричали, пока не посадили глотки. Ветер относил их голоса назад от берега. Ветер был противный, хотя мороза не было. Владимира колотило крупной дрожью.
-Шевелись! Отжимайся!-хрипел, приказывая Петрович.
-Бесполезно!- хрипел в ответ Владимир блуждая ошалелым взглядом вокруг.
Петрович подошёл хлестнул его открытой ладонью по спине. Владимир ещё больше ошалел и отскочил от Петровича, а тот,  наступая на него, хлопал и хлопал куда попало, догоняя и опять хлопая по всем частям тела.
-А теперь ты меня, да посильнее, по всей спине! Только я от тебя убегать не собираюсь! Давай! Работай! – приказал Петрович.
И Владимир начал «работать» изо всех сил обхлопывая Петровича со всех сторон.
-И надолго нас вот так хватит?- спросил Владимир с сомнением, подпрыгивая на месте.
- Так что мы не казаки что ли? Это нам проверка на вшивость! Только не прыгай, а то льдина треснет!
  Владимир  вздрогнул, как будто его током ударило.
-Приседай, отжимайся! Но не прыгай!-сказал Петрович.
-У меня пальцы ног смертельно замёрзли! Как же не прыгать?
-Иди сюда!- сказал Петрович, садясь задницей на  детские санки, которые были взяты, как сиденье для Владимира, - А ты садись на мой «рундук»! – это ящик с рыболовными принадлежностями на котором сидел Петрович.
Владимир сел напротив Петровича на «рундук».
-Давай сюда ноги!- скомандовал Петрович и сняв с его ног носки бельевые с шерстяными, взяв  босые  ноги  Владимира прижал их к своему  выпуклому животу, - Ну как, грелка? Хорошо, что я свои валенки не успел перебросить через трещину. Будем по очереди греться в них.
   Между прочим,  начинало темнеть и на том, удаляющемся берегу появились огоньки. Скрылся вдали железнодорожный мост через Цимлянское море,  определяющий его начало, а впереди было открытое море.
  – Километров сто до Цимлянской ГЭС!- сказал Петрович,- Надо Богу молиться, чтобы льдину в сторону снесло. Если вдоль пойдёт, сто километров не выдержать.
    Так, проявляя чудеса изобретательности они добывали температуру из собственных тел, то качая пресс через детские санки, то толкаясь плечами, то,  безжалостно хлестая друг друга по всем частям тела. Петрович даже разрешил Владимиру использовать его выпуклый живот в качестве боксёрской груши, демонстрируя ещё сохранившийся пресс. Потом в том же качестве разрешил использовать его ягодицы.  Даже поели, прихваченные из дома бутерброды и,  как-будто,  силы появились ещё немного. Стемнело совсем, но впереди показался огонёк и через час он стал довольно таки близко. Появилась хоть какая-то надежда. Они продолжали «качаться» из последних сил, но голова всё время была повёрнута к этому огоньку, а где-то ещё через час  впереди стало казаться что-то чёрное, наподобие берега…  Да! Это был обрывистый берег. Чуть проглянувшая на мутном небе луна убедила в этом. Спустя ещё час увидели при прояснившейся луне, что под этим  берегом громоздятся страшные торосы – ледяной «бурелом» . Дело в том, что упрятать под лёд такую волнующуюся площадь для мороза задача очень не простая. Волнующаяся вода ломала лёд и сгоняла его к берегам нагромождая и нагромождая ледяные дворцы и горы и ледостав длился чуть ли не до нового года.
  Послышался треск, значит,  их льдина коснулась и трётся о прибрежную льдину. Это может кончиться чем угодно! Может треснуть их льдина. Они взяли санки и рюкзаки  и поползли в сторону берега.
-Не забывай!- сказал Петрович, - Бойся края льдины! Он крошится!
-Да,  уж  не забуду!- прошипел Владимир, - Давай, по-пластунски ползти, чтобы вес распределить.
  Трещину они преодолели, хотя льдина шла,  ломаясь и ломая ту, прибрежную льдину. В темноте это было просто чудо! Но они всё-таки оказались на прибрежной льдине, за которой были страшные торосы, а сил  оставалось чуть-чуть. Казалось,  эти торосы не кончатся никогда. Преодолевать их даже в одежде невероятно тяжело, а голым… Рюкзаки и санки пришлось бросить. Наконец они оказались на земле! Они готовы были её целовать! Но зря радовались… Берег был высокий и обрывистый. Земля была слегка оттаявшая, потому что  этот обрыв видимо был развёрнут к югу, а солнышко иногда  появлялось, а морозов давно не было. Грязь оползала под ногами и они скатывались назад, сами превращаясь в куски грязи. Вот тебе и февраль месяц! Однако в ночь стало подмораживать, покрывая грязь опасной коркой льда, режущей руки и ноги.
Может быть,  где-то рядом есть пологий подъём, но ведь темно же. Ничего не видно ни вправо, ни влево.
-Эх! Рюкзаки не взяли! Там нож у меня хороший! А назад через торосы невозможно даже представить!  -  простонал Петрович.
- Так!- сказал Владимир, - Снимай валенки! Я полезу через торосы назад! Другого выхода нет! Мои носки шерстяные уже расползлись!
Владимир, уже имея опыт,  слазил туда и обратно довольно быстро – за полчаса  и принёс нож, одев на спину рюкзак.
-Рюкзак хоть мокрый, но от ветра прикрывает. – объяснил он Петровичу.
Стали копать ступеньки в обрыве, по очереди, меняясь и наконец,  выбрались  наверх.   Огонёк, оказывается,  был совсем не близко и почему-то один – одинёшенек.  Петрович попросил похлестать его по замерзшей спине.
-Да я тоже не прочь! – сказал Владимир, - Но руки-то в грязи!
-А что делать?- сказал Петрович, -  Иначе за нас никакие врачи не возьмутся! Давай!
Отхлестали друг друга безжалостно по всем возможным частям тела и запыхавшиеся пошли.
-Сейчас отдышимся и трусцой! Да Петрович?
-Я не могу!- еле шевеля ногами,   ответил тот.
  Между прочим,  прибрежная целина кончилась и началось перепаханное поле. Может быть рядом шла нормальная дорога, но в темноте не видно…  Спотыкаясь, падая, поднимаясь,  они шли на огонёк, который уже по горизонту стал расплываться в строчку…вместе со слезой.
Наконец,  услышали лай собаки. Этот злобный лай им показался ласковой песней. Они опустились на четвереньки и поползли к какому то строению… Откуда-то пахло скотным двором  и печным дымком. Наверное,  овцеточка.  Собака лаяла, но отступала от каких-то непонятных  четвероногих существ… голых и грязных, не похожих на людей. Скрипнула дверь, кто-то вышел на порог.
-Дункан! Ты чего лаешь? Не волки?- спросил девичий голос.
-Помогите!- прохрипел Петрович, но лай собаки заглушал его хрип.
-Помогите!- прохрипел Владимир и был услышан в промежутке между лаем.
-Ой! Кто там? У меня ружьё!- сказала девчонка.   
-Помогите!- хрипели оба, подползая к порогу, а собака при хозяйке пыталась зайти сзади и тяпнуть кого-нибудь исподтишка.
  Девчонка  поймала собаку, зажала ей  пасть.
-Кто такие? – и вдруг,  рассмотрев при свете из окна,  шарахнулась назад к ступенькам.
-Мы с моря! Со льдины!- прохрипел Петрович.
-Бо - же мой! – воскликнула в ужасе девчонка,- Мама! Сюда!
  Их затащили в дом, но они увидев печку, глядя на неё дурными глазами поползли к ней…
-Тихо! Стойте! Она раскалённая! Не подходите!- кричали женщины, но  эти два грязных существа,  были невменяемые. Их избитые руки не чувствовали боли… Их оттащили от печки положили на полу, накрыли  бараньим тулупом. Они, лёжа на половике из бараньих  шкур, под тулупом, корчились, дрожали , стонали, прижимаясь друг к другу спинами. Сквозь угасающее сознание,  они слышали наставление матери, даваемое девчонке:
-Евдокия! Беги на хутор! Там есть один телефон! Позвони  участковому расскажи, что  рыбаки  с той стороны на льдине приплыли! Скажи: голые в одних трусах! Пусть фельдшера прихватит! Пусть для сугрева чего возьмут, а то они кончатся тут! Я буду воду греть! Надо же их обмыть!
-Не надо мыть! Не трогайте! Дайте согреться!- хрипели два чудища из под тулупа.
Через час девчонка приехала на мотоцикле с участковым и фельдшером. Растолкать спящих было почти невозможно, но фельдшер сунул им под нос нашатырь и они, осоловело оглядывая окружающих,  стали  приходить в себя. Фельдшер сделал им уколы антибиотиков, дал таблетки, но сказал, чтобы утром выпили.
  Их прямо грязных усадили за стол, дали в руки по алюминиевой кружке  самогона:
Участковый тоже взял в руки стакан :
-Давайте вздрогнем! Будем считать,  что сегодня  у вас  день рождения! – и хотел опрокинуть стакан в свой организм, но Владимир, криво улыбаясь распухшим от удара о льдину лицом, прохрипел:
-Стойте! Петрович! А ты слово сдержал! Вот мы и празднуем твой день рождения! Поздравляю!
Губы у Петровича задрожали,  и он прохрипел в ответ:
-Прости меня Вовка! Спасибо за поздравление! Это нам казачье крещение!- слёзы покатились у него по лицу и он,  стуча зубами об алюминиевую кружку, выпил .
  У Владимира тоже слёзы навернулись на глаза, но он,  глянув на девчонку, опустил голову,   тяжело засопел и махом выпил кружку крепкого самогона. Девчонка подошла к нему с мокрым полотенцем и ласково сказала:
-Можно я тебе лицо вытру?
-Не надо!-сказал Владимир мотнув головой, - Я сам! Оно у меня о льдину разбитое!
-Я вижу! Я тихонько!- сказала она и,  взяв его одной рукой за затылок,  осторожно протёрла ему лицо.
-О-о-й!- хрипло  простонал Владимир,- А всё-таки хорошо!- и опустил голову девчонке под пышную грудь. Она, улыбнувшись,  отстранилась, продолжая вытирать Владимиру плечи. Он взял у неё из рук полотенце и, глядя на  с улыбкой,  спросил:
-А сколько же тебе лет?
-А что за любопытство?- спросила девчонка,  смущённо улыбаясь.
-Жениться хочу, а в городе не на ком!
-Да не надо говорить так! Там у вас такие свиристёлки, что сами на шею запрыгнут!
-Так вот такие, как раз,  и не нужны!- усмехнулся Владимир и его поддержал ухмылкой жующий Петрович.
      Участковый налил по второй кружке и сказал:
-Нашей Евдокии шестнадцать лет и она у нас на вес золота! Таких мы даром не отдаём!
-А кто ж сказал, что даром! Найдём, чем заплатить! Работа есть и руки не к заднице приделаны! А ты милая Евдокия запомни! Ты моя спасительница! Я к тебе приеду свататься! Ты моя Ева и  к тебе сегодня в чём мама родила пришёл твой Адам! Это не случайность!
-Адам? Так больше на хрюшку был похож!Аж собака перепугалась!- ответила Евдокия.
   Все засмеялись, уже заметно захмелев. Участковый сказал:
- Всё! Ещё по единой и падайте! Утром приедем, привезём вам "бэушную» чистую спецовку, оденем и поедем в город!
-Нам не в город! А за город надо!-сказал Петрович, -На том берегу моря моя машина стоит и в ней деньги. Я бензин вам полностью оплачу и на обратную дорогу вас заправлю не только бензином, но и водкой за наше спасение!
-Ладно!- засмеялся участковый, - Если только она вас там ждёт,  ваша машина!
  Утром их еле растолкали с применением нашатырного спирта, но увидев улыбающуюся Евдокию, Владимир тяжело, но встал. Она подошла к нему, потрогала лоб и сказала:
-Вам к фельдшеру надо! Это вам даром не пройдёт...
-Да!- согласился Владимир, - чувствую слабость в коленках, как при температуре.
-Может,  остались бы?- спросила с надеждой в голосе Евдокия, - Мы привезём опять нашего фельдшера!
-Спасибо!-сказал Владимир, -Там дома с ума мать сойдёт! Спасибо! Дома будем лечиться! А к тебе, моя Ева я всё равно приеду! Будешь ждать?
-Да,  уж! Больше и делать нечего! И мамке помогать надо и в школе я ещё учусь в девятом классе! Так что рано ещё женихаться-то!- и при этом смущённо улыбалась.
До скорого свидания, моя Ева!- сказал Владимир, садясь в машину. У девчонки навернулись на глаза слёзы и она убежала в хату.
ПОСТСКРИПТУМ:Владимир сдержал слово и не забыл Евдокию в городских заботах. Они приехали с Петровичем на его  «Ниве» с кучей гостинцев, как только вышли из больницы. Поженились  Владимир и Евдокия, едва она закончила школу. День рождения на льдине даром не прошёл для Владимира.Казачьи корни испытание водой Дона выдержали, а Господь Бог наградил казака. Живут они счастливо, детей трое и уже взрослые.
Л.КРУПАТИН,МОСКВА,2010 г.

КОНДРАТ - ЛИЦЕДЕЙ!ЭФФЕКТ НА ЛИЦЕ!ИЛИ "КАЗАКИ ВСТРЕТИЛИСЬ!"

(Сборник "Лётные,военные!")(рец.0)
"КТО В АРМИИ СЛУЖИЛ, ТОТ В ЦИРКЕ НЕ СМЕЁТСЯ!"-девиз солдатский!
ГУАЦ-Грозненский Учебно-авиационный Центр ДОСААФ(для тех кто не знает Добровольное общество содействия Армии, Авиации и Флоту) Весна 1969 года.Заканчиваем теоретическое изучение  боевого самолёта Миг-17.На нём большими буквами написано ДОСААФ, а под «носом»(передней частью фюзеляжа) три пушки скорострельностью 200 и 400 выстрелов в минуту.Из наших вышел Юра Гагарин.
Такие УАЦ (каждый)давали стране около 100 лётчиков истребителей ежегодно.До этого мы летали на ЯК-18-У и учебно-тренировочном реактивном Л-29.
  Вечером мы в казарме, личное время. Подходит ко мне курсант Кондратьев, которого мы по-просту зовём Кондрат, а меня в то время звали Фантомас, потому что я голову брил.Кондрат - это безобидный хохмила по-жизни, но всё время попадает в нехорошие переплёты. Подходит он ко мне, глаза его озабоченно бегают:
-Фантомас! Идея созрела! Ты мне поможешь?- обращается ко мне Кондрат.
-Что за идея? Колись!-  зная его авантюризм поосторожничал я.
Он взял с кровати простыню, какой-то свёрток и одеколон из тумбочки.
-Фантомас, у тебя соль есть? – спрашивает он
-Есть. Зачем? Что ты хочешь?
- Сейчас узнаешь. Неси  соль в бытовку, только побыстрее.
Я  пришёл с солью в бытовку.  Кондрат,  как раз   выдворял из бытовки последнего       «гладильщика».
-Держи дверь, Фантомас, никого не  пускай. Смотри!- он вынул из свёртка клоунское приспособление-«очки, горбатый нос, усы», одел, вынул что-то непонятное, воткнул в рот…Фу! Гадость! Изо рта торчали какие-то желтоватые безобразные клыки. Увидев мою реакцию, он вынул,  показал:
-Из картошки вырезал!- засунул опять, накинул на голову простыню, оставив лицо не закрытым. Взял ватку, накрутил её  на конец карандаша, полил одеколоном, посыпал солью, зажёг, скомандовал мне:
-Выключай свет!
Я выключил… Ба-а-а-а! Вот это –да! У меня несколько раз за несколько мгновений в сознании промелькнуло: Это Кондрат! Не Кондрат! Это Кондрат! Нет - не Кондрат… От освещения таким факелом цветА предметов заметно менялись. Простыня была  серовато-зеленоватого цвета, руки, лицо Кондрата были  мертвенного землисто-серого цвета и при торчащих гнилых клыках, «очки, горбатый нос с чёрными усами»… Жутко! Я включил свет. Кондрат вынул клыки:
-Ну, как? Есть эффект?
-Эффект – налицо !- ответил я.
-У тебя на лице!-заржал Кондрат- Страшно?
-Да, уж!- подтвердил я.
-Подожди. Это ещё не всё. Надо три человечка и чуть - чуть подрепетировать. Они будут подпевать монотонно: Джим – БАМ- бола-бола ! Джим-бам-бола! Джим-бам-бола-бола! Джим-бам-бола! Найдёшь добровольцев?- спросил Кондрат.
-Ну, я, Серёга и Вовка из моего экипажа. Пойдёт?
-Давай! Тащи их сюда.Скажи, чтоб никто не заходил пока.
Я привёл ребят, подрепетировали и я пошёл выключать светв казарме.
Гаснет свет.Справа, слева выкрики:
-Эй! Кто-там? А , ну врубите на место!- но выкрики утихают и воцаряется мёртвая тишина с выплывающим из-за угла  страшным  «чудом» сопровождаемым  монотонным хором:
-Джим-бам-бола-бола! Джим-бам-бола!- и так далее...
«Чудо» движется по казарме приближаясь к койкам с замершими в ужасе  ребятами- стеклянный взгляд  через очки, горбатый нос, чёрные усы, тело и простыня зеленовато- мертвенного цвета, факел… и вдруг, летит сапог в голову Кондрата! Ещё –сапог! Ещё! Ещё!
-Атас! Фантомас! Врубай свет!- закричал Кондрат, убегая.
Я включил свет.На месте, где стоял Кондрат, была куча  яловых, тяжёлых сапог.
-Ну, как, -спросил я у Кондрата, -Эффект на лице?
-Это точно!-усмехнулся Кондрат потирая шишки на голове и фингал под глазом, но вдруг он оживился:
-Стой! Зови пацанов! Пошли в самолётный класс! Там вечерами двоечники сидят, готовятся.
Самолётный класс у нас большой с высоким потолком и внутри стоит настоящий МИГ-17 только со снятой обшивкой  с боковины фюзеляжа, центроплана, консолей, киля и стабилизатора – для наглядности.
Пошли, у двери подготовились. Я захожу первый, выключаю свет, пропускаю Кондрата и присоединяюсь к «хору». В кабинете за  одним столом сидят только двое и сразу закричали:
-Ну, кто играется? Включите!
Примерно тоже послышалось сверху из самолёта – кто-то в кабине сидел, изучал «внутренности». Эти за столом сразу замолчали, как только увидели наше «чудо», потом и тот вверху замолк, как только Кондрат вышел на середину кабинета. Под заунывные звуки «хора» он медленно приближается к сидящим за столом и мы видим, как округляются у них от страха глаза,  отвисают челюсти  и они медленно, синхронно  привстают  со своих мест  и вдруг оба, как по команде,   вскакивают на ноги,  хватают свой стол за края и поднимают его, загораживаясь от  этого неземного «чуда» с криками:
-Сгинь, зараза! Не подходи!
Кондрат довольный вернулся к самолёту и стал взбираться по трапу и мы видим при  мерцающем  свете факела тот же эффект у курсанта, сидящего в кабине: распахнутые от ужаса глаза и он издал сначала нечленораздельный звук:
-Э-э-э-э!- потом заорал,- Не подходи! Я сейчас катапультируюсь!- и мы видим через прозрачную боковину, что он хватается за красный поручень блокировки  отстрела  катапульты и вот-вот выдернет чеку… Кондрат быстро вытащил клыки изо рта и говорит:
-Ты что? Дурак что ли? Над тобой потолок, а не небо!
-Всё равно катапультируюсь!-орёт тот и вдруг, как даст тяжёлой книжкой по беззащитному лбу Кондрата, от неожиданности у него ноги сорвались со ступеньки   и он, выронив факел  и клыки, повис на трапе. Я в темноте подбежал к выключателю, врубил свет. Мы трое «хористов» смеялись до икоты. Остальным было не смешно. Кондрат потирая лоб и кисло улыбаясь сказал:
-Правильно ты сказал –эффект налицо, то есть на лице…
Вышли на улицу. Кондрат отдал мне простыню и клыки и попросил:
-Пацаны, подождите, я гляну на автобусную остановку…- подбежал к нашей ограде, где  в кустах стояла кладка кирпичей, чтобы удобно перелазить в самоволку и почти сразу бежит назад  вполголоса отдавая команду:
-Быстро! Пошли! Там на остановке две девахи стоят, русские! Сейчас мы их напугаем!
Мы, «хористы» растерялись. Шутки-то, шутки, но это уже – самоволка! А последствия… ой-ёй ёй!
-Нет! Кондрат! Отставить! Можно улететь в космос, минуя МИГ-17 – прямо от этого забора…
-Ну, ладно! Я сам, только вы подайте мне через забор!
Кондрат  перемахнул через забор. Я подал ему простыню, клыки, полил одеколоном факел, макнул в соль, подал . «Очки,  горбатый нос, усы» он и не снимал. Мы смотрим через кирпичную ограду. Кондрат приготовился в тени за стенкой автобусной остановки. Не близко где-то светит фонарь и он медленно идёт вдоль стены к девчонкам. Они оживлённо разговаривают. Которая спиной к Кондрату-слушает, а  та которая лицом к нему, тараторит без остановки.Кондрат выходит, медленно идёт к ним, а мы с забора:
-Джим-бам-бола-бола! Джим-бам-бола!- и так далее…
Девчонка, которая говорила,  в ужасе замолкла и остекленела  с раскрытым ртом. А та, что была спиной к Кондрату резко повернулась и наотмашь  дала ему смачную оплеуху, отчего клыки у него вылетели изо рта в сторону с веером слюны в свете фонаря.
-Ах ты, дур-ра!- бросился к ней Кондрат.
-А ну, подойди сюда чеченская морда! Я тебе не так врежу!- сказала девчонка.
- Какая чеченская? Да я казак донской!- воскликнул Кондрат снимая очки с горбатым носом и усами.
-А я казачка терская! Понятно?- сказала девчонка,-Приятно познакомиться!
-Мне тоже…-сказал  Кондрат держась за щёку.
Мы, висящие на заборе чуть не умерли от смеха:
-Кондрат! Факт - налицо или как?
-Ага! На роже!- ответил он.

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,2009 г

(Сборник "Будьте здоровы!")
(Сборник "О Природе, Человеке и Духовном!")
(Фото сделано мною в Историческом музее во время акции"Ночь в музеях")

ТЕБЕ, МОЙ ГОСПОДИ,  Я ВНЕМЛЮ!фото автора в сборнике "Будьте здоровы!"

Прости нас, небо голубое!
Мы  виноваты пред тобой!
Как умудрилось сохранить ты
Чудесный цвет свой голубой!

Ведь,  что творят злодейски люди!
От сигареты до трубы!
Коптят тебя! И ты, бедняжка,
Такой не ведала судьбы!

Дымы пожарищ ты терпела!
А, сколько будет впереди!
Поскольку люди не умнеют,
Хоть ты с ума-то не сойди!

Не упади на нашу Землю!
Не раздави «двуногих тлей»!
Неудержимыми дождями
Жильё и нивы не залей!

Увы! На разум нет надежды
И чудо не произойдёт!
На свет рождается, как видим,
От идиота – идиот!

Заняться надо воспитаньем!
Но где найдётся тот Герой
Самоотверженно готовый
Стать для невежества горой!

Зажёг  бы  Свет в конце тоннеля
Наш новоявленный  Христос
И потащил неблагодарный
Наш человечества обоз!

О! Дай нам, Господи Героя!
Спасти от смерти Небо, Землю
И стадо нас – самоубийц…
Тебе, Мой Господи, я внемлю!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2010 г.

СБОРНИК "О ЛЮБВИ ВСЕРЬЁЗ!"
СБОРНИК "О ПРИРОДЕ, ЧЕЛОВЕКЕ И ДУХОВНОМ!"рец.0

ЛЮБОВЬ ПАРИЛА НАД ПЛАНЕТОЙ!рисунок автора в сборнике"Пейзажи любви!"

Любовь парИла над планетой,
Искала место,  где ей сесть.
Где нет жестокости и злобы,
Где для святого место есть.

Где все во благо созидают,
Где место есть надежде,  вере,
В домах людей сияет радость
И для добра открыты двери.

Искала долго. Не нашла.
И сев на полюсе  во льдах,
Своим теплом их растопила…
Тогда сказали люди: Ах!

Растаяв шапка ледяная
Водой накрыла много суши.
Сгрудились люди все друг к другу
И при беде отмякли души.

И потеряв, что не ценили
Как протрезвели все с испугу…
Вдруг разом вспомнили о Боге
Роднее стали все друг другу!

Неужто надо кару Божью
И задрожать над нами небу?
Неужто сами мы не можем
Остановить всю «непотребу»?

Вопрос излишний! Это ясно!
Не можем! Значит это будет!
И пусть Господь свершит свой суд
И по заслугам всех осудит!

Очистит чад своих двуногих,
Которым дал великий разум!
Они его не оценили
И потеряют Мир свой разом!

И вновь историю начнёт
Иная поросль планеты
И повзрослев они начнут
Искать разумные ответы:

Как мы смогли не уберечь
Основ Любви, Надежды, Веры!
В итоге  в самосохраненьи
Мы потеряли  чувство  меры!
Л.КРУПАТИН,  МОСКВА, август 2011 г.

(Сборник "О жизни всерьёз!")( рец.0)

Денёчки, как патроны из затвора!

Денёчки, как патроны из затвора
Выскакивают напрочь, кувыркаясь!
Я щупаю обойму запасную-
Не нахожу, с усмешкой удивляясь...

Когда же расстрелял боезапас я?
На что же израсходовал, боец?
Когда с азартом жал я на гашетку,
Я знал, что приближаю свой конец?

Да, нет!В горячке боя не подумал...
Да просто было некогда тогда!
Как вороги проблемы обступали!
Вот так оно! Нам некогда всегда!

Ну, ладно! Всё равно я им не сдамся!
Теперь патроны буду я считать!
И щёлкать буду я поодиночно
Толпу проблем, как вражескую рать!

А надо будет- я и "врукопашку",
Пока в груди сгорает кислород!
И может быть добром меня помянет-
Моя Семья, Отечество, Народ!

Л.КРУПАТИН г.МОСКВА 2008

(фото сделал лично в Историческом музее в мероприятии "Ночь в музеях")

В Общественный Национальный Проект "Быть русским в 21-м веке!"

БЫТЬ РУССКИМ В 21-м ВЕКЕ!

1.Задача очень не простая
Быть русским в 21-м веке!
100 лет никто не вспоминал
В верхах о русском человеке!

2.В стихах поэты вспоминали…
Бывал лишь пафос, но не дело!
Народ почти что уничтожен…
Елей нам слушать надоело!

3.На сей насущнейший момент
У нас быть русским неприлично!
И на стихи мои о русских
Плевки летят в мой адрес лично!

4.Увы! На улицах Москвы
Детишек тьма черноголовых!
Их папы –«беженцы» на джипах,
Лоснясь жирком «стругают» новых!

5.А где же русские отцы?
«Мозги» сманила заграница!
Другие…колются и пьют…
Их ждёт к себе сыра землица!

6.Наш генофонд в Чечне, в Афгане
Бесславно головы сложив
Ушёл, побеги не оставив,
Ещё фактически не жив!

7.Хотя у нас ещё по тюрьмам
Сидит «бесценный» генофонд!
Готовый к оплодотворенью-
Российской нации «бомонд»!

8.Я не прибавил, не убавил!
Такая русских перспектива!..
Осот-бурьяном заросла!
Родить не хочет наша нива!

9.А вот осот у нас на поле-
Он жирный, сочный, чернобровый!
Даёт помёт после себя
Коварный, наглый и здоровый!

10.Нельзя надеяться на пришлых!
Никто от них добра не ждёт!
Производить осот не будет!
Осот из поля сок сосёт!

11.Они же беженцы в России!
Здесь всё съедят, помчатся вдаль!
Им - хапнуть быстро и сбежать!
Святынь России им не жаль!

12.Я чётко сделал вам расклад
И Вам ни капли не наврал!
Чтобы спасать в России русских
Команду надо дать: Аврал!

13.Ведь русский века испокон
Нигде защиты не имел!
Хотя б в Правительстве РФ
Иметь министра «Русских Дел»!

14.Дать воспитание народу!
Ведь воспитанье для народа
На историческом наследьи
Порой важнее кислорода!

15.К труду вернуть нам уваженье!
За 20 лет отбили руки!
Деды в могилы унесут
То что уметь должны бы внуки!

16.Вернуть нам русскую культуру!
От бескультурья вся беда!
Иначе, как мы низко пали,
Мы не узнаем никогда!

17.К Природе, к Богу развернуться!
Душой просить у них прощенья!
На Православном бытии
Сложить основы Просвещенья!

18.И не нахрапом это делать!
Упасть легко! А встать не просто!
С душою, мудро, щепетильно,
Предвидя все болезни роста!

19.Начать с воскресных русских школ,
С начальных и до старших классов!
Послать туда для просвещенья
Культуры русской лучших асов!

20.И мы увидим результат!
Уйдут наркотики и пьянство!
Когда в культуре все равны-
Интеллигенты и крестьянство!

21.Быть русским в 21- м веке?
Нам русских надо разбудить!
Поднять сознание народа
И русских заново родить!

22.Все осознать должны: Без русских
В России быть великой драке!
Народы, княжества создав,
Перегрызутся как собаки!

23.Россия – Центр Духовных Сил!
И без России Мира нет!
Уйдёт Россия с небосклона –
Померкнет в Мире Божий Свет!
24.Вот так считаю я и Верю,
Россия русских возродит!
Но только с Верою в Душе!
К сему: Крупатин Леонид!
МОСКВА, АДВОКАТ КРУПАТИН Л.В. 2010 г.

Отбуянило жаркое лето! фото автора
Леонид Крупатин
(Сборник "Любовь и осень!") ( рец. 0)

Отбуянило жаркое лето!
Пронеслось торопливо, стремглав!
Уступая в стремительной гонке,
Мы не все сберегли своих глав…

Вон идут бесшабашной толпою,
Голоса неокрепшие ломки,
Набивая фингалы и шишки
Бестолковые наши потомки!

Мы с тобою  -  опавшие листья!
И под ноги им ляжем ковром,
Успокоившись в робкой надежде,
Что помянут они нас добром!

Снежный саван накроет «ковёр»
И метели псалмы нам споют!
Но от гонки уставшие души
Обретут на том свете приют!

Сносят ветры убранство природы,
Обедняя пейзажные виды-
Оголяя рогатины злобы
И сучки застаревшей обиды!

Надо спрятать усталые нервы,
Закопать все обиды в компост-
Не испортить прощанье природы
И достойно уйти на погост!


Мы ещё хорохоримся в жизни!
Мы стараемся песню запеть!
Но осенние ветры коварны-
Можно песню допеть не успеть!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2009 г

Золотая закончилась осень! фото автора
Леонид Крупатин
(Сборник "Любовь и осень!") (1)

Золотая закончилась осень!
Мы идём по шуршащей листве-
По ковру, что природою создан...
Он прекрасен в своём естестве!

Мы с тобою не эти же листья?
Мы трепещем ещё на ветвях!
Ну, а ежели солнце пригреет
Мы с тобою искримся в лучах!

Да! И нас оторвёт буйный ветер
И... под ноги - на общий ковёр...
Он прекрасен! Итог поколенья!
Отшумевшего лета костёр!

Брызнет дождик, омоет, оплачет...
Снег прикроет на вечную память.
И споют погребальную песню
Вихри, вьюги под снежную заметь!

А весной! Как полезут побеги,
Проколов прошлогодний ковёр!
Зазвенят, зашумят и запахнут,
Понесут "желторотый" свой вздор!

А про нас они вспомнят лишь может,
Когда ветер сорвёт их с ветвей...
Упадут на ковёр и попросят,
Чтобы песню нам спел соловей!

Л.Крупатин Москва осень 2008 г.
О МОИХ НАГРАДАХ, которые одна читако-писательница, руководимая не лучшей чертой её характера, назвала их значками. ПОЯСНЯЮ ( с лева направо) Знак»Победитель социалистического соревнования 1974 года». Эти знаки вручались и от имени организации в которой работаешь и от Министерства, что является Правительственной наградой. У меня эта награда от Министерства Чёрной Металлургии СССР за то,  что я разработал систему  подведения итогов соцсоревнования с оценкой в баллах в соответствии с ленинской  установкой: Гласность, наглядность, сравнимость, возможность повторения достигнутого результата. Тем самым я лишил  руководство «ловить рыбку в мутной воде», потому что в подведении итогов участвовал весь коллектив. Знак «Ударник девятой пятилетки», так же вручён от МЧМ СССР за активную общественную работу и выполнение задания особой важности.(читайте «С Останкинской башней!») Следующий Знак - за активное участие в создании СКВРЗ «Союза казачьих войск России и Зарубежья».(по этому вопросу я с казачьими атаманами был на приёме в Кремле, моя шашка  с  другими,  4 часа стояла в Спасской башне). Следующий Знак «В честь 10-летия возрождения казачества!» - за активное участие в организации казачьих обществ в Волгоградской области. Последняя награда справа -  медаль, хотя она была первой моей Правительственной наградой, при чём в Советской Армии «За воинскую доблесть»(Рассказ  «Особоопасный!»). Каждая из этих трёх наград давала мне право при выходе на пенсию получить звание Ветеран труда. Так что я трижды Ветеран труда Федерального значения и езжу бесплатно на любом общественном транспорте,  в том числе на электричках между городами, не считая других льгот. При этом моё руководство получали за мои успехи более серьёзные награды, потому что они мною «руководили»!
     Между прочим, Президент Медведев Д.А. в этом году в своём выступлении признал, что за последние двадцать лет ничего не было создано в производственной сфере и Россия живёт за счёт тех производств, которые мы создали в советские времена...

Л.КРУПАТИН.
29.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/12/30/508

СБОРНИК "О ПРИРОДЕ, ЧЕЛОВЕКЕ И ДУХОВНОМ!" рец.0   рисунок автора.
СБОРНИК "ВСТАВАЛО СОЛНЦЕ ИЗ-ЗА ДОНА!О казачестве.

КУ-КА-РЕ-КУ!  - ОРЁТ ПЕТУХ!

Ку-ка-ре-ку! – орёт петух…
Так что же сел он мне под ухо?
Решил напомнить он во сне
Мне колорит родного духа?

Вот я проснулся, осознал:
-Сейчас я дома! Я у мамы!
Остались где-то позади
Мои трагедии и драмы!

Очаг родной - магнитный полюс!
А стрелкой компаса был я!
Какой неведомою силой
К себе тянула мать меня!

Благодаря вот этой силе
Не заблудился  я в пути!
Благодаря вот этой силе
В кювет в пути мне не сойти!

Спасибо, мама! В свой очаг
От твоего принёс я пламя!
Я факел тот не потушил!
Его в душе несу,  как знамя!

Ори, петух: Ку-ка-ре-ку!
Пусть все узнают, что я дома!
Я прилетел сюда на крыльях,
Хотя здесь нет аэродрома!
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, декабрь 2012 г

30.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2013/01/03/1822

СБОРНИК "МОИМ РОДНЫМ И МАЛЕНЬКОЙ РОДИНЕ!" рец.0  фото автора.
ДНЮ УЧИТЕЛЯ И ДЕВЯНОСТАЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ!

ЗАВЕТНЫЙ  МАМИН УГОЛОК!

Заветный мамин уголок!
Вокруг иконы, наши фотки!
Иные свежи, хороши,
Другие стары и не чётки.

Они для мамы дорогИ!
В них вся душа её светИтся!
С них нежно смотрят на неё
Родные, близкие ей лица!

Ей эти фотки греют душу!
Какая милая картина!
Как лучик утреннего солнца –
Вот Лёня сын, вот дочка Нина!

Вот внуки – Коля и Володя,
Вот внучка Лидочка-цветочек!
Вот – солнце- Людочка сноха!
Ильюша – правнук-много точек…

А вот две правнучки- малышки:
Казачка Настя, та, что слева
Верхом гарцует на коне!
И та, что справа -  внучка Ева!

Она глядит на эти лица
И видит жизненный итог!
Скорей всего, что на том свете
Там не осудит её Бог!

Мамуля, ты у нас Святая!
Поверь! Мы это знаем точно!
Ведь кроме нас, в  чужих детей
Вложила знания ты прочно!

Тебя Заслуженной назвали!
Тебя Россия оценила!
А сколько было бед, обид…
Ты всё старательно забыла!

Прошла сквозь строй под шомполами
Как вся Россия наша Мать!
Мы не злопамятны, но это
Нельзя нам напрочь забывать!

Спасибо, Мама! Мы коленно
Перед тобой склоним главы!
И в том, что ты Святая, Мама,
В том, несомненно,  мы правы!
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, январь 2013 г.

31.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2011/11/27/343

СБОРНИК "МОИМ РОДНЫМ И МАЛЕНЬКОЙ РОДИНЕ!"рец.0

ЮБИЛЕЮ ПЕДАГОГА,
КТО ТВОРИЛ ДОБРО ОТ БОГА!

МАМОЧКА! ТЕБЕ ИСПОЛНЯЕТСЯ 90 лет!

Когда учить ты начинала,
Пришла войны "сенокосилка"!..
Ты от природы педагог,
А не какая-то училка!

Твоих безусых одноклашек
Послал на смерть какой подлец?
Из сорока осталось двое …
Один – мой будущий отец!

Двух пацанов догнали «фрицы»…
«Херр офицер» подж…попник дал
И что придут они в Берлин,
«Херр офицер» никак не ждал!..

А ты учила, мама, новых
Советских воинов-бойцов,
Достойных Памяти и Славы
Российских дедов и отцов!

И был тогда Советский Воин
Грозой врага, оплотом Мира!
Берёг тогда он Честь свою
И Честь Советского мундира!

Детей учила от души!
Ты не была пропагандистом!
Патриотизм ты клала в души,
Хоть не была ты коммунистом!

Тебе  Заслуженный Учитель
Вручили  звание по праву!
Хоть независимость твоя
Была начальству не по нраву!

И как тебя ни угнетали –
Ты всё равно рабом не стала!
Благодаря твоим примерам
Таким меня ты воспитала!

Живи подольше и спокойней
Ты, дорогой мой педагог!
Твой годик восемьдесят пятый –
Достойный жизненный итог!

Твой сын Леонид Крупатин.
Москва. 2009 г.
ПОСТСКРИПТУМ: Да продлит Господь твои годы, мама!
               
               ТВОЙ СЫН ЛЕОНИД.

С ДНЁМ РОЖДЕНЬЯ ТЕБЯ, МАМА!
Дорогая моя, мама!
С днём рождения тебя!
Поздравляю тебя, мама,
Нежно искренне любя!

Не во всём с тобой согласен.
У тебя свои "заставки"...
Под воздействием извне
Поменяла свои "ставки"...

Ну, да, Бог с тобой, родная!
Только Он тебе судья!
Не сужу, не осуждаю...
Потому что-сын твой я!

Ты "Заслуженный Учитель
Школы РСФСР"-
Для меня и для других
Труд твой "адский"-всем пример!

Жаль, что Родина Героев
Очень быстро забывает...
Тот, кто Славу ей умножил-
Хлеб свой чёрствый добывает!

Тот, кто Родиною нашей
У штурвала управлял,
Почему-то в штормы,шквалы
Наш корабль направлял...

Помню "ворон" у калитки
Я как А,Б,В,Г,Д...
И скрипят ступеньки наши
От сапог НКВД...

Землемеры землю режут...
За отцом конвой приходит...
Бабу Надю мент с наганом
В "принудиловку" уводит...

По лицу наган бабуле,
Внуку хромовый сапог,
Чтобы он четырёхлетний
На конвой напасть не мог!

Помню наши выселенья,
Передачки и этапы...
Помню Зверево, Лихую,
Как я вёз харчи для папы...

Баржи, трапы и штыки...
"Комсомольцы" все в полоску...
Среди них "помощник"- Лёня-
Свой для "зэков" парень "в доску"!

Вот поэтому я, мама,
Испытав на своей шкуре
Подлость, зло,несправедливость
ОтдалсЯ Адвокатуре!

И уже вот четверть века
Защищаю я людей!
Потому не равнодушен
Если зло творит злодей!

Тяжело вести защиту-
В правосудии зараза!
Ведь российская Фемида
Завязала оба глаза!

Суд не только эшафот
Негодяев и невежд ...
Для невинного народа-
Храм несбывшихся надежд!

Сколько, мама, пережили?
И придётся пережить!
Как же хочется, что б детям
Было чуть полегче жить!

Но всю жизнь одни надежды...,
А ведь жизнь всего одна!
Мы с тобой хлебнули, мама,
Горя- горького со дна!

Где бы ни был я, мамуля,
Где б судьбою ни носило,
Но к тебе всегда тянула
Удивительная сила!

Будто ты магнитный полюс,
А со стрелкой компас-я!
За тобой с магнитным полем
Всюду бдит душа моя!

Я всегда о тебе помнил:
В море, в поле, в облаках_
На комбайнах, самолётах,
С сыновьями на руках!

С Днём рожденья, моя мамка!
Это первый твой столичный!
Это Божье провиденье!
Хотя вроде выбор личный...

Будь здорова, дорогая!
Долгожительницей будь!
Но оставшийся для жизни
Пусть полегче будет путь!

ТВОЙ СЫН-ЛЕОНИД КРУПАТИН
МОСКВА, 2008 г.

32.
Я КОНЬ ВЕРХОВОЙ!Сборник ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2013/12/15/1883

33.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2016/09/10/1149
СБОРНИК "ВСТАВАЛО СОЛНЦЕ ИЗ-ЗА ДОНА!" фото Яндекс.

ДОРОГОЕ ТЫ МОЁ КАЗАЧЕСТВО!

Кровью обливается душа,
Дорогое ты моё казачество!
Под влияньем происков врагов
Потеряло внутреннее качество!

За Россию-Матушку в боях
Лучших уничтожили в сраженьях,
А потом в ГУЛАГАХ-лагерях -
Кто противоречил в убежденьях!

Лишь остались те, кто притаился…
Кто признал безбожнейшую власть!
Пастухом над стадом возомнивши,
Кушал  власть, душой жирея всласть!

Точно так, по проискам врагов,
«Перестройку» выдумали нам!
Чтоб не упустить свою «кормушку»
Душу снова продали врагам!

Стыдно мне, увы, за казаков!
Не за всех! За меньшую их часть!
Тех, кто подло с «пятою колонной»
Мордой в грязь изволили упасть!

Казаки! Донцы! Прошу очнуться!
Нету Уз для нас Святее братства!
Совесть, Ум и Честь Отцов и Дедов -
Это наше главное богатство!

Л. КРУПАТИН, МОСКВА, сентябрь 2016 г.

34.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2015/09/17/1405
СБОРНИК "МОИМ РОДНЫМ И МАЛЕНЬКОЙ РОДИНЕ!"

НА КРЫЛЬЯХ БЕЛЫХ ЧАЕК !!!

По-хозяйски мчат степные ветры
Над Цимлянским морем и над ГЭС,
Шевелят гривастые валы
И шумит листвой придонский лес!

Может быть на крыльях белых чаек,
Может быть в пушистых облаках,
Здесь летают души моих предков,
В прошлое ушедшие в веках!..

Кто-то из них, это знаю точно,
Ангелы-хранители мои!
Думаю, что им благодаря,
К нам дошли Хайяма рубаи!

Предки мои были из восточных,
Племя пополнявших, казаков!
И мой предок с  именем Крупатка
Был в донском казачестве таков!

Там, ведь, слабых сроду не терпели -
На казачке боевой женили –
Казачата — буйные орлята,
Боевые тоже у них были!

Кровь его, восточного замеса,
Удали казачьей добавляла!
Хоть в казачьей кровушке, восточной,
Испокон веков текло не мало!

В бой, когда Крупатины скакали:
Пики к бою! Шашки наголо!
Под ногой коней земля дрожала!
У врагов — под копчиком пекло!..

Эта же во внуках моих нынче,
Удаль сохранилась, смелость, стать!
Казаком родиться — лишь полдела!
Казаком по жизни надо стать!

Пусть же распознают казачата
Горькую казачью нашу долю!
Пусть хранят казачью нашу Честь!
И вернут казачью нашу Волю!

По-хозяйски мчат степные ветры
Над Цимлянским морем и над ГЭС,
Шевелят гривастые валы
И шумит листвой придонский лес!

Может быть на крыльях белых чаек,
Может быть в пушистых облаках,
Здесь летают души моих предков,
В прошлое ушедшие в  веках!

Л. КРУПАТИН, МОСКВА, сентябрь 2015 г.

35.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2018/05/20/2027
СБОРНИК "О ПОЭЗИИ, ТВОРЦАХ И ТВОРЧЕСТВЕ!"


ТВОРЧЕСКИЙ ОЛИМП!
(Юбилею в 65 лет руководителю Казачьей Секции
Союза Писателей Латынину Валерию Анатольевичу -
писателю, поэту,переводчику, наставнику, руководителю)

ТВОРЧЕСКИЙ  ОЛИМП!

Шестьдесят пять лет! Вот это дата!
Это возраст зрелого мужчины!
Строен! Бодр! В глазах его задор!
И совсем не видимы морщины!

А ещё мы выдадим сейчас
Суть невероятного секрета:
Этот возраст творческий Олимп
Совершенно зрелого поэта!

Он нам обязательно напишет
Повести, романы и поэмы,
Потому что жизнь преподаёт
Нам животрепещущие темы!

Ведь всегда по жизни он боец
И с плеча кромсает шашкой брак!
От природы он нераводушный,
Потому что он Донской Казак!

Поздравляем, брат наш, с юбилеем!
Это замечательный рубеж!
Из всего, что писано тобой
Создан замечательный кортеж!

Будь здоровым, бодрым, как сейчас!
Сам люби и будь всегда любимым!
По-казачьи в творческом бою
К фальши будь всегда непримиримым!

А за то, что опыт отдаёшь –
Низкий от казачества поклон!
Ведь тебя признал одним из лучших
Батюшка – родимый Тихий Дон!

Л. КРУПАТИН  - НЕИСПРАВИМЫЙ ГРАФОМАН!
ОТ СЕБЯ И КАЗАЧЕСТВА – МОСКВА, май 2018 г.


36.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2018/05/20/447
СБОРНИК "75-Й ГОДОВЩИНЕ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!"

МОЙ «БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК»!

К большому моему сожалению мне удалось участвовать в шествии «Бессмертного полка» только первый раз в этом году. Но собирался участвовать каждый год  и сертификаты на погибших – деда и дядю имею с 2015 г.
   Расскажу подробнее о плакате с  фотографиями моих родных и близких, который я подготовил к участию в шествии. Фото самого плаката я приложу к этому рассказу. Дело в том, что это второй плакат с такими фотографиями. Первый я уже сделал  в школу по просьбе первоклассницы внучки. Потом я был приглашён срочно на съёмки фильма подряд на три дня и на плакат к Дню Победы у меня осталось только полдня 9-го мая. Поскольку опыт подготовки плаката у меня уже был, я надеялся сделать его быстро, но получилось не так быстро, как я планировал, а монтировал я плакат на диване в моей комнате, где стол только компьютерный. На диване мне приходилось это делать в согбенной позе, а моя поясница, которую я сорвал ещё в 17 лет, работая на Волгоградском Тракторном заводе в 1964 году, отказалась терпеть эту позу… до потемнения в глазах. Выход  я нашёл. Я поставил одну табуретку на другую и сверху положил лист толстой фанеры. Так я смог закончить свою работу. Плакат получился не такой красочный, как для внучки, но тоже содержательный, даже с текстом стихов на обратной стороне плаката.
   Слева вверху – фото моего дяди Крупатина Николая Васильевича, младшего авиационного техника, погибшего в июле 1941 года на аэродроме под Тулой. Это старший брат моего отца Василия Васильевича.
  Справа вверху – фото моего деда (брата бабушки)-Альсяпина Стратона Михайловича, командира экипажа танка, мл. лейтенанта, погибшего под   Будапештом в январе 1945 г. Он получал в Нижнем Тагиле танки трижды. Третий танк оказался последним, в подтверждение суеверия существующего среди танкистов.
   Слева внизу –фото моего отца Крупатина Василия Васильевича- рядового автоматчика, разведчика-диверсанта фронтовой разведки, инвалида ВОв. Начал войну несовершеннолетним ополченцем в «мясорубке»  Сталинграда. Был принят официально в РККА(Рабоче-Крестьянскую Красную Армию) по исполнении 18 лет с 14-го января 1943 г., а через две недели, 2-го февраля они взяли в плен фельдмаршала  Паулюса с его армией. В этом же году в июле 1943 года его родители получили похоронное извещение  на отца из под Донбасса с сообщением о том, что он похоронен в хуторе Куйбышев, Куйбышевского района, Ростовской области в братской могиле №3. Это уже на второго сына они получили «похоронку». Хорошо, что эта похоронка оказалась ошибочной, но родителям это пережить было сверх сил. Отец трижды попадал в плен, шныряя по немецким тылам. Дважды он бежал сам, а последний раз его освободили штурмом свои однокашники-разведчики. Именно поэтому он избежал «правежа» СМЕРША и НКВД с вытекающими последствиями и даже ему было доверено, в группе из десяти человек,  взять «языков» для обеспечения  штурма Берлина. Эта группа разведчиков  первой ступила ногой на территорию фашистской Германии.  Это было  в ночь с 8-го на 9-е апреля 1945 г. И отец,  в числе других, был награждён последней своей медалью   «За отвагу». Фото-копию выписки  из приказа о награждении отца я тоже поместил под его фотографией на этом плакате. Эта выписка достойна внимания. Там написано,  что он с группой из десяти человек форсировал реку Нейсе и ворвавшись в траншеи гитлеровцев «сильным огнём из автомата уничтожил трёх гитлеровцев»,  чем обеспечил взятие двух языков. После такого взятия «языков»  нужно было доставить к своим,  целыми, ценой своей жизни. Но вот что  интересно,  под этим текстом написано, что отец «призван в РККА в январе 1945 года из лагеря военнопленных». Чудеса! Из военнопленных «призывали» либо в штрафники, либо в ГУЛАГ! А моего отца «призванного в январе из военнопленных» отправляют с фронтовой разведкой на ответственное задание в тыл врага. И ещё… Как же его не вычеркнули из представления к награде, коли он  из военнопленных? Да потому что заслуг было столько, что это всё объясняло его попадания в плен. Однажды я отцу сказал, что неравнодушен к самолётам. Отец сказал, что он тоже не равнодушен к ним. «Знаешь сколько я их повзрывал и пожёг? Немецких, конечно!» - я больше не вспоминал про самолёты. Ещё отец однажды на работе ударом кулака сломал челюсть лошади, которая его, ни с того, ни с сего, укусила за плечо. Он очень сожалел о случившемся и сказал, что лошадей с детства любит и одной лошади обязан жизнью. Когда его поймали фашисты, его избили почти до смерти и он лежал в траве. К нему подошла лошадь и стала его лизать. Он очнулся, нашёл в себе силы взобраться на лошадь и помчался к своим через минное поле. От взрыва на мине лошадь погибла, а его, контуженного,  ночью забрали разведчики. С  лошадью, которая его укусила, он поступил от вспышки гнева, за её беспричинное поведение. Надо было дать в морду конюху, который, зная дурь лошади, никого не предупредил, заезжая в толпу. « А за лошадь теперь душа разрывается, так как её пристрелят» - сказал отец. У отца правая рука была бешенной силы, компенсируя немощь левой раненной руки, у которой отсутствовал локтевой сустав от попадания осколка. Это случилось 22-го апреля (через две недели после форсирования реки Нейсе).  Отец из госпиталя вернулся домой лишь через полгода после Победы. Когда лежал в госпитале на территории Польши, то в городе ходили в магазин только группой  и посередине улицы, так как на голову могли бросить всё, что угодно, «благодарные» поляки. До слёз было обидно за тех однополчан,  погибших  за освобождение негодяев поляков, которых немцы тоже планировали ликвидировать, так же как евреев. Награды отца: «За оборону Сталинграда», «За отвагу»,  «За боевые заслуги»,  «За Победу над Германией!».  Отец похоронен в г. Цимлянске в 1962 г.
    Справа внизу – фото моего тестя (отца моей жены Людмилы) – Толкачёва Николая Тимофеевича – рядового, встретившего войну 22-го июня 1941 года  в погранчасти на острове Эзель в Балтийском море. Его в этот день отправили в командировку на материк с секретным пакетом, а вернуться уже было некуда,  и он оказался,  как и мой отец в диверсионно-разведывательной группе, ходившей в тыл врага. Однажды его в тылу у немцев  ранило в ногу с раздроблением кости,  и он зимой полз  18 километров к своим, теряя сознание. Помнит, что его приводил в чувство образ матери, которая умерла при родах, и которую он не знал. Но она его убеждала не спать и ползти. Она исчезла, только тогда, когда его нашли разведчики. Едва он стал на костыли в госпитале, как попросил отпустить его домой на Кубань. Как только он приехал домой, через неделю  Кубань оккупировали немцы,  и он скрывался в плавнях (в камышах) с партизанами. Одна нога его была на шесть сантиметров короче другой. Был инвалидом Вов. Умер в Волгограде в 1995 году. У него были награды примерно как у моего отца и даже орден «Красной Звезды».
   Ещё я на этом плакате опубликовал фотокопию удостоверения танкиста Альсяпина С. М. об окончании курсов танкистов с результатом «ОТЛИЧНО» и  выписку из Донесения о безвозвратных потерях  где указано,  что дядя Крупатин Н.В. убит в июле 1941 г. И   что мой отец убит в июле 1943 г. Вторая информация(об отце) оказалась ошибочной.
   С обратной стороны этого плаката я опубликовал информацию Академии Военных наук о том, что против нас воевала вся Европа и не только, с указанием числа участвовавших в боях на стороне гитлеровцев и мои стихи: «Мы Европу победили!» и «Небо взорвано войной!», «Фашистам бывшим, настоящим, будущим!»
ПО МНЕНИЮ  ПРЕЗИДЕНТА АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК ГЕНЕРАЛА АРМИИ ГАРЕЕВА – ПРОТИВ НАС ВОЕВАЛА ВСЯ ЕВРОПА – 350 миллионов человек. Не считая тех, кто стоял у станков на заводах и фабриках, обеспечивал сырьём, топливом, эл.энергией, транспортом, продовольствием.
НА СТОРОНЕ ГИТЛЕРА
ВОЕВАЛА ВСЯ ЕВРОПА И НЕ ТОЛЬКО.
НА ПРИЗЫВ ГИТЛЕРА ОТКЛИКНУЛИСЬ:
ИТАЛИЯ – 62 тысячи(Экспедиционный корпус), позднее 230 тысяч (8-я Итальянская армия)
ВЕНГРИЯ-«Карпатская группа» - 5 бригад- 40 тыс чел., позднее ещё 4 бригады-63 тыс. чел. И всего    400 тыс чел.
РУМЫНИЯ-3-я и 4-я армии – 270 тыс. чел., позднее всего более 500 тыс чел.
ФИНЛЯНДИЯ – погибло 54 тыс. чел.
ИСПАНИЯ- 18 тыс. чел.
ФРАНЦИЯ -3000 чел.
БЕЛЬГИЯ- 850 чел.
НИДЕРЛАНДЫ – добровольческий легион.
ДАНИЯ-более 1000 чел.
ЛЮКСЕМБУРГ-10 211 чел. Погибли-2848. Пропали без вести-96 чел.
СЛОВЕНИЯ- 2 дивизии 16 тыс. чел.
ЧЕХИЯ- дивизия «Богема и Морава»
ХОРВАТИЯ- 369-й пехотный полк.
ШВЕДЫ-3000 чел.
ШВЕЙЦАРИЯ- поставляла оружие, боеприпасы, машины, электроэнергию Германии.
НОРВЕГИЯ – 1,5 тыс. чел., полк СС
ДАНИЯ- 216 чел. В дивизии СС «Викинг»
ПОЛЬША – служили в легионе Ваффен –СС и в Польском карательном легионе против партизан.
ФАШИСТСКАЯ РОССИЯ-  РОА, 15-й казачий корпус СС,Русский корпус Штейфона, корпус Краснова, части Шкуро, корпус Султан-Гирей Клыча, русская дивизия СС Каминского, 29-я Ваффен дивизия дер СС –Русская.
ФАШИСТСКАЯ УКРАИНА- дивизия «Галичина», батальон «Нахтигаль», батальон «Роланд», 14-я Вафен дивизия дер СС – украинская.
ЛАТВИЯ – 150 тыс чел. (40 тыс.-погибли, 50 тыс. попали в плен)
ЭСТОНИЯ- 20-я Ваффен дивизия дер СС-эстонская
БЕЛАРУССИЯ- 30-я Ваффен дивизия СС-беларусская.
ТУРКЕСТАНСКИЙ легион -  40000 чел.киргизы, узбеки туркмены,каракалпаки.
СЕВЕРОКАВКАЗСКИЙ ЛЕГИОН – более 5000 чел.
Мусульманско-кавказский легион, позже назв. Азербайджанский.
ГРУЗИНСКИЙ ЛЕГИОН –
АРМЯНСКИЙ ЛЕГИОН – 18 000 чел.
ВОЛЖСКО-ТАТАРСКИЙ ЛЕГИОН – Легион «Идель-Урал»
КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ- Татарский горно-егерский полк СС
КАЛМЫЦКИЙ ЛЕГИОН – более 5000  чел.
ИРАНСКИЕ КАЗАКИ –
АРАБСКИЙ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЙ КОРПУС –
ИНДИЙСКИЙ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЙ КОРПУС-
БОЛГАРИЯ ВОЕВАЛА ЗА ГИТЛЕРА НА БАЛКАНАХ.


ФАШИСТАМ БЫВШИМ, НАСТОЯЩИМ, БУДУЩИМ!

ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://stihi.ru/2012/06/21/5528
И  ВОТ СЕЙЧАС МЫ У РЕЙХСТАГА!
Угар нацистский – он силён!
Есть опыт множества веков!..
Психопатический погонщик
Гнал в пропасть стадо дураков!

Вы шли и жгли и убивали,
Сметая всё с лица земли!
Вы в наркотическом угаре
Итог предвидеть не могли!

Что победителя не судят
Вас убедить Адольф сумел!
Но Бог не с теми, Слава Богу!
Кто взять чужое захотел!

И вот сейчас мы у рейхстага…
Представить можно ваши беды!
У вас агония предсмертья,
У нас уже азарт  Победы!

Свинец колонны изрыгают,
Ступени лестниц, окна, стены…
Сознанье ваше не приемлет
Такой ужасной перемены!

Вот так же было в Сталинграде!
Теперь Бог дал – наоборот!
До глубины поганых душ
Фашистов наша боль проймёт!

За слёзы вдов и матерей!
За осквернённую Любовь!
За горе Матушки-России!
Скажу я в глаз вам, а не в бровь:

Мы изуверствовать не будем!
Вас уничтожим,  как проказу!
Чтоб впредь вам было неповадно
Нести нацистскую  заразу!

Умерьте слюновыделенье!
Россия Центр Священных Сил!
Здесь не бывать фашистам бывшим
И новым с именем "ИГИЛ"!

На нас отцы и деды наши
С надеждой смотрят сквозь века!
Так пусть мужают наши души!
Пусть будет крепкою рука!

Поветрий бзик "колонны пятой"
Накал сердец нам не остудит!
А мы сквозь тернии прорвёмся
Россия есть! Была! И будет!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА,7.05.2010 г

МЫ ЕВРОПУ ПОБЕДИЛИ! См. информацию о численности фаш. войск внизу.

Красной Армии России
Юбилеище в сто лет!
Сталинградской же Победе
Нынче семьдесят пять лет!

Люди мира! Дорогие!
Вы вниманье обратите!
Этой разнице в годах
Дать оценку не хотите?

За каких-то двадцать пять
От сохи прошедших лет
Наш народ создать сумел
От врагов иммунитет!

Вопреки всем договорам
Враг напал на нас врасплох!
Только Сталин стал стальным!
В руководстве был не плох!

Он  народ страны возглавил,
Пробудил  патриотизм!
И народ  сумел понять –
Что несёт стране фашизм!

Мы сумели производства
Возродить в кратчайший срок!
Преподав тупой Европе
Исторический урок!

Тридцать с лишним государств
К нам пришли как на парад!
Под Москвой, под Сталинградом
Дали им ногой под зад!..

Как Россия бьёт врага
Есть достойные примеры!
И не зря тебя, Европа,
Сна лишают Искандеры!

Почему тебе не спится?
Объясним тебе, Европа!
Ты лицо своё унизив –
«Дяди Сэма» - «Европопа»!

Мы напомним, коль  в Европе
Всю историю забыли?
В той войне не только немцев!
Мы Европу победили!

Красной Армии России
Нынче юбилей в сто лет!
Дай ей Бог любви народа
И уверенных Побед!

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, февраль 2018 г.


НЕБО ВЗОРВАНО ВОЙНОЮ!http://www.stihi.ru/2010/06/22/1777

СБОРНИК "ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ 65 лет!"

НЕБО ВЗОРВАНО ВОЙНОЮ! фото автора

Небо взорвано войною!
Кровью брызнули из тьмы:
Кому звёзды на погоны,
Кому братские холмы!

Кто виновен? Кто ответит?
Кто украл у нас покой?
Кто Любовь, Надежду, Веру
Отнял грязною  рукой?

Мы злодеев победили,
Но друзья остались там…
И Любовь, Надежду,  Веру
Молодым,  вручаем Вам!

Память наша неустанно
Возвращается назад,
Где закрыв собой Отчизну
В тишине друзья лежат!

В Сталинграде холм намёл
Нам фашистский ураган!
Мама Родина с мечом
Охраняет тот курган!

В том кургане Скорбь и Славу
Заложили на века!
У подножья павшим гимны
Шепчет Волга мать река!..


Вы Любовь, Надежду, Веру,
Голубое небо наше
Берегите, так как в мире
Нет родней его и краше!

Чтобы небо не взорвали!
Чтоб не брызнули из тьмы:
Кому звёзды на погоны,
Кому братские холмы!

Л. КРУПАТИН, МОСКВА, 2009 г.

    Как было указано в объявлении по радио,  о месте сбора для участия в шествии «Бессмертного полка», я прибыл на метро  «Динамо» к 13 часам. Я увидел, что все, выходя из метро, идут по Ленинградскому шоссе в сторону центра. Я тоже пошёл и довольно быстро, так как хотел найти группу казаков. Дело в том, что казаки моей станицы «Зимовая»,  оказывается вчера, 8-го мая,  отмечали День Победы в ДК «Гайдаровец» в Литобъединении «Казачья секция» Союза Писателей России нашего руководителя Латынина Валерия Анатольевича и почему-то решили, что этим они свой долг перед павшими исполнили. Я, во-первых, был вчера  на киносъёмках, а, во-вторых, не считаю, что тем «отмечанием» они исполнили долг перед памятью павших и решил пройти в «Бессмертном полку» за себя, своих детей и внуков  и за казачество Дона. Сам я был в казачьей форме и со всеми моими наградами: медаль «За воинскую доблесть», которая, согласно  Указа о её учреждении, размещалась  на груди выше всех наград на левом плече на месте или рядом со звездой «Героя Советского Союза». Ниже были расположены ещё три медали: «Ветеран труда», «60 лет Союза Писателей» - «За верность русскому слову», «100 лет ВВС России»- от Казачества Дона. На груди справа: две Правительственные награды от Министерства Чёрной Металлургии, Знак «10 лет Возрождения Казачества», Знак «За Веру, Дон и Отечество», значок парашютиста, так как лётчик не может не быть парашютистом. Полёты,  на каждом из трёх, освоенных мной  самолётов, начинались с парашютных прыжков.
   Казаков я так и не увидел, дойдя стремительным шагом от м. Динамо до ул. Тверская 14 «Елисеевский магазин», где участники шествия уже стояли плотными рядами. У меня был раскладной стул-костыль,  и я им воспользовался, посидев до начала шествия в три часа. Я сидел и думал о том, что мои родные и близкие имеющие непосредственное отношение к к празднику Великой Победы, наконец-то, заслуженно пройдут моими ногами по Красной Площади нашей Столицы! Ко мне подходили с просьбой сфотографироваться со мной и дарили мне цветы. Моя седая борода с бакенбардами и усами при казачьем мундире, видимо указывали на моё уважительное отношение к  данному шествию.  Цветов в руке набиралось всё больше,  и они уже не помещались в моей руке, а другой рукой я держал за древко плакат с фотографиями моих Героев-Ветеранов. Вдруг я вспомнил, что у меня в папке от ноут-бука, висящей через плечо, есть скотч на станочке. Я его достал и примотал букет цветов к древку плаката. Облегчение наступило ненадолго, так как опять ко мне подходили сфотографироваться и дарили цветы. Наконец-то мы пошли колонной.  Шёл я нормально, пока не вышел  на брусчатку у музея Революции. Ногам моим резко стало невмоготу. Ко мне опять подходили фотографироваться. Я не отказывал, но улыбаться было через силу. Наконец ко мне подошёл молодой человек, представился от Первого канала ТВ, расспросил меня о моих родных – Ветеранах и спросил, не соглашусь ли я рассказать им о них под объектив телекамеры. Я согласился,  и он меня вывел из колонны за Спасской башней. Он вызвал по телефону девушку, видимо режиссёра этой съёмки, представил меня,  и они попросили меня подождать их немного у Кремлёвской  стены, поскольку у них оператор с камерой пока задерживается. Я согласился, присел на свой раскладной стул-костыль, но мне не давали сидеть  туристы, из них много иностранцев: арабы, индусы, шотландцы, наши кавказцы, башкиры,  которые хотели со мной сфотографироваться. Один объяснил мне, что он от прессы Канады и подарил мне значок с кленовым листочком- их Гербом.  Я подождал группу ТВ почти полчаса, но ноги мои уже горели огнём. Не знаю в чём дело, так как туфли мои, хоть и были новыми, но уже я в них несколько раз ходил и даже на киносъёмках участвовал в них. Брусчатка для моих ног оказалась испытанием. Больше терпеть я уже не мог, тем более, что не знал, когда вернутся спецы ТВ.  Я встал и пошёл с колонной «Бессмертного полка» зайдя там, где меня выпустили из колонны. Разговорился с одним мужчиной, попутчиком, и  оказалось,  что он уральский казак и с ним мы дошли до метро «Китай-город».
    Вот так я представил Красную Площадь моим родным Ветеранам, а их самих – Красной Площади, которую они защищали!
    Л.КРУПАТИН, МОСКВА, май 2018 г.
37.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2017/10/06/553
СБОРНИК "ДЛЯ ДЕТЕЙ И О ДЕТЯХ!"

МОЙ СПУТНИК! 60-летию запуска Первого Спутника.

    В сентябре 1960 года я должен был идти в седьмой класс Цимлянской средней школы №2. Мне было 13 лет. Июнь и июль я работал в топографической экспедиции рабочим с окладом 60 рублей в месяц. Я ходил с  геодезической рейкой по степи, делая «квадраты» - сто шагов прямо, сто шагов вправо(строго под 90 градусов), сто шагов опять вперёд, сто шагов влево(под 90 градусов) и так далее, пока мне не свистнет инженер-топограф, отмечающий на каждом моём повороте уровень местности наблюдая  за мной в прибор кипрегель, стоящий на планшете с треногой, покрытом ватманом. Там, где местность была неровной, то мои «квадраты» значительно уменьшались. Потом, я работал и после седьмого класса и после восьмого, с повышением окладов. Но это потом…
     Сегодня, за две недели до начала учебного года, вдруг моя мать, работающая учительницей начальных классов в моей же школе, узнаёт, что из нашей школы организовалась группа школьников для поездки в Москву в сопровождении двух преподавателей. И хоть заработанные мною деньги были уже израсходованы на подготовку к школе, мать мне предложила поехать с этой группой. Я с радостью согласился и в день отъезда отец отпросился с работы (с Прядильно-ткацкой фабрики). Отец  задержался на работе,  и мы очень опаздывали к моему поезду. Когда мы приехали на  железнодорожную станцию «Цимлянская», поезд  показал нам свой хвост. Отец поймал какого-то мужика на тяжёлом мотоцикле,  и мы, вдвоём с этим мотоциклистом, помчались догонять  поезд. Объясню наш маршрут! Мы от  ж/д станции должны доехать назад, до города Цимлянска километров пять.(Кстати, он только в этом году стал городом, а до этого он был рабочим посёлком). От города начиналась плотина Цимлянской ГЭС, длиной 15 километров, плотина заканчивалась 14-м и 15-м шлюзами Волго-Донского Судоходного канала, потом город-спутник Цимлянской ГЭС – Волгодонск, потом за ним – железнодорожная станция Добровольская, куда должен прибыть мой поезд. Когда мы на мотоцикле с бешеной скоростью проехали наш город, так как дорога почти не захватывала город и спустились на автодорогу, идущую по плотине, мы уже догнали поезд,  и он шёл над нами по железной дороге, идущей по вершине плотины ГЭС. Но далее нам было ограничение в скорости 20 километров при проезде непосредственно по самой ГЭС, а поезду ограничения нет. Потом посёлок Солёный на нижнем бьефе плотины тоже с ограничением скорости, потом город Волгодонск  - с ограничением, но мы приехали на станцию, когда поезд ещё не отправился. Я успел сесть в вагон и поезд пошёл.
   В Москве наши руководители группы – две учительницы начали экскурсию с Красной площади и завели нас в ГУМ. Там я невзначай оказался в отделе подарки и увидел, как две женщины индианки – молодая и пожилая в богатых  сари, с ожерельями на шеях и богатыми перстнями и браслетами на руках,  рассматривают, с пояснениями и показом продавца,  подарочную модель советского первого спутника. Он был размером с грецкий орех, хромированный, укреплённый на прозрачной ножке, изображающей как бы след инверсии от земного шара и до спутника. Земной шар представлял собою выпуклую позолоченную полусферу, в диаметре 15 сантиметров,  с изображением очертаний территории СССР с параллелями и меридианами. Эта полусфера была основанием данной модели. Под основанием находился заводной ключик, как у будильника. Девушка продавец, завела пружину музыкального механизма, слегка повернула позолоченную полусферу земного шара  и мы услышали нежную мелодию музыки песни «Широка страна моя родная». Куплет закончился,  и мы услышали сигналы спутника, знакомые нам по радио: Пик, Пик, пик. Потом опять куплет и опять – сигналы: пик, пик, пик … И так до тех пор, пока не иссякнет сила пружины,   примерно минут через пять. Потом опять подзавод и всё заново. Индианки обалдели и немедленно заплатив деньги 95 рублей, они счастливые ушли.  Я, тоже обалдевший остался, с ужасом наблюдая, что сейчас другие покупатели купят последний экземпляр, оставшийся в отделе. Я,  немедленно достал из потайного места в футляре фотоаппарата «Смена» 100 рублей, выданных мне мамой на посещение всех интересных объектов и купил спутник, к большому разочарованию других нерасторопных  покупателей. Надо понимать то время, в котором мы жили! Прошло всего три года, как был запущен в космос наш Первый искусственный спутник земли, до сих пор подававший сигналы. Шли разговоры  по радио о предстоящем полёте человека в космос.
У меня была в классе подружка Нинка-отличница, которая меня очень сильно игнорировала. Когда я ей после второго класса признался в любви, она, такая мудрая, сказала мне: Ну и люби себе на здоровье, но чтобы это было не наглядно! Не люблю сплетен!
     Я ей как-то сказал, что собираюсь написать письмо в Москву с предложением меня запустить в космос для эксперимента вместо очередной собачки Лайки, которая не вернулась на землю. Я хотел бы вернуться, но если не получится, то я, самоотверженно на это согласен! Тут, правда, Нинка меня стала отговаривать и даже взяла меня за руку. А я сказал, что я решил бесповоротно и родителям об этом не скажу! В этой нашей группе Нинки не оказалось, потому что её ещё не было дома после летних каникул.
   Когда наши руководители группы увидели у меня покупку, то сразу спросили, сколько этот спутник стоит. Они были в ужасе, так как это было больше их месячной зарплаты и сказали: Индианки видно миллионерши, так как бедные туристами не ездят, а ты решил сравняться с ними. Они спросили, сколько у меня ещё осталось денег,  и я сказал, что осталось пять рублей. Они сказали, что оставшихся моих денег не хватит  на платные мероприятия, но я сказал, что не буду сильно расстраиваться. Они сказали, что я должен буду ездить с группой везде, куда будут ездить все, но не буду посещать развлечения. Я сказал, что для меня главное – Мавзолей Ленина, Кремль, Третьяковская галерея и ВДНХ, а это бесплатно. Однако они тоже, как и наши члены группы,  балдели от моего спутника и просили бесконечно его заводить. Даже работники отеля «Заря», где мы остановились, узнав о моей покупке, тоже приходили посмотреть и послушать, восхищаясь моим спутником.
    Но была у меня ещё потаённая мысль… Обратиться куда-нибудь в какое-то учреждение, чтобы дать согласие на полёт в спутнике! Пусть даже об этом никто не узнает! Главное, что Нинка догадается и будет обо мне горевать! Я купил карту Москвы, нашёл здание Моссовета на Тверской площади и 19-го августа с утра я сказал учителям, что остаюсь в гостинице, так  наверное я заболел. Термометр показал температуру 38 градусов! Перестарался я с горчичником… Наши педагоги перепугались. Одной учительнице пришлось остаться со мной… Как я ни уговаривал, но она вынуждена была остаться. Часа через два у меня температура стала 37,2 градуса. Учительница успокоилась и решилась куда-то съездить в магазин, заручившись моим обещанием лежать и никуда не выходить. Вообще-то, заболеть было не мудрено, так как мама, ориентируясь на нашу южную температуру, отправила меня в Москву в сорочках с коротким рукавом, а в Москве было в августе плюс 15 градусов. Я постоянно ходил с «гусиной» кожей на руках и вздыбленными выгоревшими на южном солнце волосиками на чёрной загорелой коже.
    Только учительница вышла, как я – следом! На Тверскую площадь. На площади я был удивлён массой народа и массой милиции. Я узнал, что в здании Моссовета проходит суд над американским лётчиком-шпионом Пауэрсом, сбитым первого мая над  Свердловской областью и все ждут, когда его будут выводить. Я понял, что моё мероприятие сорвалось, но пропустить вывод шпиона я не мог. Я забрался на основание металлического фонарного столба, которое меня возвышало над площадью примерно на метра полтора и стал ждать. Милиционеры на меня посматривали, но не прогоняли и тогда ко мне забрался ещё один парнишка. Я видел, как взрослый мужик тоже полез на соседний столб, как и мы, но его милиция стащила на землю. Мне пришлось провисеть на столбе  почти полдня, хотя очень хотел в туалет. Но моё место сразу бы заняли, если бы я отлучился «в кусты». Как велико было моё разочарование, когда при оживлении толпы, я устремил свой взор на ступеньки лестницы, но увидел группу мужчин в одинаковых чёрных костюмах, спускавшихся к «автозакам». Кажется их было три ряда по три человека и кто из них был Пауэрс, невозможно было определить. Машины уехали, народ стал разбредаться, а я не мог найти уединение в кустах, так как «страждущих» было море!
   В отель я явился, оказывается, чуть позже учительницы. Я сказал, что выходил на полчаса, а она сказала, что не надо врать, так как дежурная, выдававшая ключи сказала, что я ушёл вслед за нею. Она пощупала температуру моей головы и попросила меня никому не говорить, что она отлучалась. Я клятвенно пообещал и мы договорились, что я назавтра опять «поболею».
   Назавтра у меня была намечена Третьяковская галерея, так как Мавзолей и Кремль мы посетили в первые дни по приезду, после чего я и попал в ГУМ. В Третьяковской галерее мне очень повезло. Я «приклеился» к экскурсионной группе,  где была очень грамотная и не ленивая экскурсовод. То,  что она рассказывала о картинах и художниках врезалось в мою свежую память на всю жизнь. Когда я, спустя пятнадцать лет, возвращался из турпоездки по Индии и вновь посетил Третьяковскую галерею, мне не повезло с экскурсоводом и я, рядом стоящим из группы туристам, вкратце досказывал за экскурсовода,  а  мне задали вопрос – не искусствовед ли я?
   В поезде, когда мы ехали домой, мой спутник взбудоражил  пассажиров всего вагона, тем более, что 20-го августа  передали по радио о том, что в космос слетали собачки Белка и Стрелка и вернулись живыми назад! Как я был расстроен тем, что опоздал со своей заявкой на полёт в космос…  Но мой спутник оказался, как нельзя кстати! И в школе спутник произвёл фурор! А Нинке я рассказал, почему я не смог подать заявку на полёт в космос – из-за шпиона Пауэрса! Нинка сказала, что она благодарна шпиону! Но смеялась: "Я очень рада, что вместо тебя слетали собачки и остались живы!"
   На будущий год у меня родилась долгожданная сестрёнка, которую я назвал Нинкой! Сестрёнка оказалась на четырнадцать лет моложе меня. В это лето я отработал в топографической экспедиции два месяца с окладом 80 рублей в месяц, так как меня уже повысили до  «старшего рабочего», как работающего третий год подряд. Я уже стал готовиться в девятый  класс к первому сентября, но у меня утонул в море мой отец инвалид Великой Отечественной войны и я, сообразив, что мама не выдержит материально: меня, бабушку без пенсии и годовалую сестрёнку, поехал в Волгоград, приобретать специальность электромонтёра по монтажу и эксплуатации промышленного оборудования.
     Мои друзья одноклассники продолжали учиться в школе, а я в волгоградском ПТУ и параллельно в вечерней школе.Ночами разгружали со старшими ребятами вагоны со щебёнкой, картошкой и разными другими грузами.Однажды позарились на высокую оплату и пошли разгружать вагон с нефасованным цементом.После этого нас не пустили в раздевалку, как ни вытряхивали свою испорченную рабочую одежду, шатаясь от усталости.Её мы оставили в бендежке сантехника, а рабочую одежду пришлось покупать вновь на заработанные деньги.Так начинался мой трудовой стаж пятьдесят пять лет назад.При чём, через неделю после начала занятий в ПТУ, я прыгнул с парашютом, впервые его увидев не в кино и чуть не сел на высоковольтные провода. 
   Через год я приехал домой на каникулы, а сестрёнка Нинуля, свернула голову моему спутнику. Я склеил его. Вернувшись домой ещё через год, уже после окончания ПТУ, я обнаружил, что сестрёнка свернула голову спутнику окончательно. Мне было обидно, что ей разрешали всё, чего не разрешали мне, но ничего не сделаешь… Вместо меня полетел в космос Юрий Гагарин, а я пошёл учится летать на самолётах, чтобы как Юра,  тоже полететь в космос. Сестрёнке Нинуле я привозил с аэродрома свои накопленные для неё шоколадки.
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, октябрь 2017 г.


ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/08/15/872
Арии из опер... под гармошку! фото автора
Леонид Крупатин
(Сборник "О животных")(рец.1)

  Сестрёнке моей был годик, когда наш отец -  Василий Васильевич- инвалид  Великой  Отечественной войны, утонул в Цимлянском море в шторм на рыбалке в возрасте 37 лет.
Я  после окончания 8-ми классов вынужден был в Волгоградском ПТУ  приобретать специальность электромонтёра по монтажу и эксплуатации электрооборудования, а сестрёнка подрастала в Цимлянске с мамой – учителем начальных классов «Заслуженным учителем школы РСФСР» и бабушкой пенсионеркой без пенсии, потому что бросила работать в колхозе в 54 года. За это её забирали в «принудиловку» без суда и следствия и так же без суда и следствия отец её выкупил за взятку. Это было при Сталине в 1951 году. Сестрёнка была младше меня на 14 лет. Мне писали в письмах о том, что они с нашим дворовым Шариком «дают концерты» под детскую гармошку.Сестра играет, точнее  «рипит» , как говорила моя бабушка, а собака под эту «музыку» воет на разные тональности.
Когда я приехал домой в отпуск, то сам увидел это своими глазами, а ещё мне рассказали подробности. Однажды сестрёнка пришла с Шариком с улицы с сумкой конфет, пирожков, булок.
Оказывается они с Шариком  «выступали» перед соседями на лавочке, а им  «за работу» стали соседи давать всякие угощения и сестрёнке это понравилось. Бабушка отнеслась к этому с юмором, но когда это дошло до мамы, которая домой приходила только для того, чтобы проверить  пачки тетрадей своих учеников и потерять сознание до  утра, мама была в ужасе. Она не поддержала бабушкин юмор, а устроила скандал, запретив сестрёнке продолжать эти «концерты», потому что руководством  в школе это будет расценено не с юмором, а  совсем иначе!
    Но «концерт» я видел и оценил! Шарик так  «художественно» выл под «рипение» детской гармошки, выводя разные  тональности и вытягивая губы в трубочку, а шею в разные стороны, как оперный певец,   артистично поднимая при этом то одну лапу, то другую, жестикулируя в такт пению, что это сначала вызывало хохот соседей, а потом, когда у собаки начинали по щекам катиться слёзы, то люди тоже плакали и хотели «артистов» чем-то наградить! Когда Шарику протягивали что-то вкусное, он не сразу хватал, а кивал, фыркая и улыбаясь.  Однако «вредная»  мама запретила получать заслуженные награды…

Л.КРУПАТИН, МОСКВА.2009 г.

38.
ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://proza.ru/2019/01/10/1989
СБОРНИК "ОХ, КИНО, МОЁ КИНО!"

«МАКСИМ» ЗАКОПАН В ОГОРОДЕ!

Старина «Мосфильм» наш знает –
Дух казачий жив в народе!
И «Максим» кой у кого
Есть закопан в огороде!

Хоть злорадные засранцы
Кличут ряжеными нас,
То,  что есть в душе казачьей
Не доступно ваших глаз!

А внутри у нас Россия,
Мы,  которую создали!
И частично коммунисты
Даром недругам раздали!

Мощь казачья не иссякла!
И ещё мы много можем!
Мы вернём всё то, что наше
И Россию приумножим!

Не нужны нам будут шашки
И «максимы» в огороде!
Не забыты за столетья
Наши подвиги в народе!

И России будет польза
От казачества во многом!
Так как подвиги вершим
Мы с отвагою и с Богом!

Старина «Мосфильм» наш знает –
Дух казачий жив в народе!
Несмотря что наш «Максим»
Откопали  в огороде!

Л. КРУПАТИН, МОСКВА,
Январь 2019 г.



Рецензии
Написать рецензию
"К тебе, Мой Господи, я внемлю!"
Леонид, Вы, наверное, имели в виду "взываю"? "Внемлю" - это "слушаю".
Если все-таки "внемлю" - то не "к тебе", а "тебе".
И, поскольку обращение к небу, то "Такой не ведалО судьбы"?

Татьяна Захарова 2   17.03.2011 09:39   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Дорогая Танюша! Спасибо за внимание, а замечания извините "не приемлю", поскольку:
-я небо отождествил с "бедняжкой" и так его назвал, а "бедняжка" - женского рода.
-"внемлю" - значит "внимаю", то есть со всем вниманием слушаю и не только слушаю ответ на заданный ему вопрос: Будет ли герой? и в виду этого по-моему больше подходит не "тебе", а "к тебе". Если написать "тебе", то вопросов у читателей возникнет больше!Ещё раз спасибо! Леонид.

Леонид Крупатин   17.03.2011 10:02   Заявить о нарушении правил / Удалить
Леонид, не обижайтесь: во мне профессиональное занудство. "Бедняжка" - слово так называемого общего рода, то есть формально - жен. рода, но может обозначать лицо муж. или среднего рода, и в этом случае прилаг. или глаголы в прош. времени будут соответствующей формы. То есть мужчина - "такой бедняжка", женщина -"такая бедняжка".

Татьяна Захарова 2   17.03.2011 11:00   Заявить о нарушении правил / Удалить
Что касается "внимаю", то тут действует закон управления: вы же не скажете "слушаю (к кому?) к Богу", а "слушаю (кого) Бога?
Право, не обижайтесь, мне понравилось чувство, с которым написаны Ваши стихи, и, коль скоро настрой такой высокий, и форма должна быть безупречной,Вы согласны?

Татьяна Захарова 2   17.03.2011 11:06   Заявить о нарушении правил / Удалить
Абсолютно, Золотко, Вы правы!Л.К.

Леонид Крупатин   17.03.2011 14:31   Заявить о нарушении правил / Удалить
Как приятно!!!

Татьяна Захарова 2   17.03.2011 14:41   Заявить о нарушении правил / Удалить

Рецензия на «Русские мужчины есть? горькая правда» (Леонид Крупатин)

Придётся повториться: Молодец Крупатин!

Лев Добра   04.06.2010 03:32   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Лев!Мы всегда за всё в ответе!У них установка:чужая женщина-чужая вещь!Взять нельзя - украсть можно!Аллах простит!Л.Крупатин

Леонид Крупатин   04.06.2010 06:49   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания


Рецензия на «Русские мужчины есть? горькая правда» (Леонид Крупатин)

Молодец, Крупатин!:))

От души!

Владимир Русский   03.06.2010 23:44   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Владимир!От души!Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   03.06.2010 23:54   Заявить о нарушении правил / Удалить
Я там жил... и в конце 80-х наблюдал много разных некрасивых сцен... Однажды одного "товарища" через чемоданы в аэропорту пришлось кинуть... Так - на всякий случай - чтобы успокоился! Подействовало!:))

Владимир Русский   03.06.2010 23:58   Заявить о нарушении правил / Удалить

Ещё одна черта, Владимир, для них характерная, как сказал мне один азер:
"Если азер врёт, он сам верит в то, что врёт! Если ты ему докажешь, что он врёт, он тебя зарежет!


Леонид Крупатин   04.06.2010 07:18   Заявить о нарушении правил / Удалить
Леонид!:))
Когда он говорит "зарэжу"... он уже врёт!:)) Слова, слова...

Владимир Русский   04.06.2010 10:01   Заявить о нарушении правил / Удалить

Рецензии
Написать рецензию
Порадовали. Правда некоторые даже русские мужчины, в душе и по поведению иногда могут оказаться и Мкртчанами)))

Иммигрантка   03.06.2010 23:56   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Золотко!Да, и у нас всякого "добра" хватает, но у тех вообще установка: чужая женщина - чужая вещь!Взять нельзя, но украсть можно - аллах простит!Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   04.06.2010 06:46   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
Всё так Леонид, всё так, однако тут вам могут приклеить ярлык за разжигании межнациональной розни. Между прочим по этой статье осуждают исключительно русских людей, это я читал мнение эксперта. Многих авторов странички закрыли из-за подобного рода стихов и рассказов на этом сайте.
Я раньше тут был под ником Роман Курортный(кстати очень раскрученная страничка была) и тоже писал стихи подобного рода, страничку закрыли, затем Курортный Роман, тоже забанили без объяснения причин. Но "добрые" люди окрестили меня фашистом, к которым я никакого отношения не имею и так же как все их ненавижу(причём фашизм любой национальности и религии).
Но я Националист и этого не скрываю. А Национализм это -Любовь к своей Родине, её коренному народу, его культуре, традициям и защита в случае военных действий! И нент там превосходства одних над другими, это уже шовинизм!
Желаю здравствовать!
С почтением,

Илья Михайлович Герасименко   05.09.2010 10:36   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Илья! За отзыв и не беспочвенное предупреждние, потому что если ты рот открыл за русских, то ты уже националист и при чём, для обвинителей нет грани между национализмом и нацизмом.Рад знакомству, Илья!Если не читал мои последние, вчерашние публикции:"Горит Россия в пламени в дыму!" и "Кому-то сладок дым пожарищ!", то посмотри какой бой вчера я выдержал в рецензиях с утра, пока помощь единмышленников подоспела!Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   05.09.2010 10:57   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензия на «Русские мужчины есть? горькая правда» (Леонид Крупатин)

Да, в Москве я не однажды наблюдала картину, когда русские женщины подвергаются оскорблениям со стороны ЛКН. Наблюдала и сцену избиения русской продавщицы на рынке начальником - кавказцем. Попробовал бы русский мужчина на Кавказе кавказскую женщину избивать! В асфальт бы закатали. Я сама как - то очень даже много на Черкизовском про русских женщин услышала(что и проститутки для них, и тупые - это в переводе с мата)только за то, что не стала его(ЛКН)товар покупать. То, что вы за женщину заступились - в нашей стране - подвиг. И выхода нет, легко и в тюрьму попасть

Валентина Логиновская   20.06.2011 23:13   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Валюша!По-моему, любой русский мужчина заступится за женщину.Нашу генетику ещё не изменили!Мужчин конечно не много осталось...

Рецензии
Написать рецензию
"Я лично так себе представляю: два луча между собою пересеклись и этот факт называется: Случилось!"
Чудесно написано. Это мне особенно понравилось.

Хранитель Тайны   26.08.2010 14:06   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, дорогой Хранитель! Именно так и было, точнее, так я ощутил...И бумеранг вернулся!Л.К.

Леонид Крупатин   26.08.2010 23:50   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
Леонид, прекрасный рассказ, здорово, когда лучи встречаются! Приглашаю Вас принять участие в сборнике «Парадоксы творчества» (ISSN 1991-3923), 53-й выпуск которого мы сейчас готовим к печати. В нашем сборнике публикуем стихи и прозу, фото и иллюстрации, черно-белые и цветные. Публикация осуществляется благодаря взносам авторов. В нашей редакции есть корректор и иллюстратор. В сборнике несколько тематических разделов и 4 цветных страницы. Мы отдаем его в печать в середине января. Присылайте Ваши тексты на адрес нашей редакции – paradox_tv@km.ru - будем рады сотрудничеству с Вами. Сделайте себе подарок в Новом году!

Аннушка Ласка   07.01.2011 20:58   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Дорогая Аннушка!Конечно хочется поучаствовать, как любому автору, но не все желания совпадают с возможностями пенсионера.Такие предложения поступают мне регулярно, но... я воздержусь ради конечной цели, к которой обстоятельства не дают двигаться с желаемой скоростью.Все эти рассказы и стихи - фрагменты будущего произведения.Их нужно обработать, соединить воедино, чтобы показать судьбу сттраны нашей на изломе на примере простого, но не равнодушного человека.Я вынужден был поучаствовать в альманахе к Великой Победе-65(№2)Стихи-РУ, Москва, потому что просто обязан был памяти отца и другим ему подобным.Больше пока воздержусь.Спасибо за предложение!С новым годом и Рождеством!Л.К.

Леонид Крупатин   08.01.2011 10:28   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензия на «Любовь и весна! Мой последний роман» (Леонид Крупатин)

У меня что-то похожее было. Я зашла в маршрутку, и сперва не обратила внимание,на происходящее... Только когда громкость маленького ангелочка, сидящий у девушки на коленях, увеличилась:)))) и он стал комментировать свои впечатления , поняла, что народ уставился на меня,т.е. туда, куда указывал мальчуган ручками. У него глаза были круглые от удивления и улыбающиеся. Конечно я оглянулась, чем вызвала дружный хохот. Потом вспомнила про свои рыжие волосы и сама улыбнулась в ответ ребёнку, усталость после рабочего дня как рукой сняло.
Бесподобная миниатюра. С Вербным Воскресеньем Вас поздравляю!
С уважением, Селивер.

Селивер 2   17.04.2011 21:12   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Я уверен, что ребёнок своей ангельской проницательностью заметил огонь не только в цвете Ваших волос, но и в душе!Пусть этот огонь не гаснет до конца Ваших долгих и процветающих лет!Леонид.

Леонид Крупатин   23.04.2011 13:41   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
Да, конечно же интересный случай. Бывает, невозможно оторвать взрослых глаз от чистоты детских. Столько в них глубины, почти невидевших еще жизни, но кажущемся взглядом от великого мудреца. Спасибо за предложенный рассказ. А мне делают замечания, что я часто пишу от первого лица...Считаю, что это самое лучшее от автора, рассказать что-то хорошее или не очень, но являясь участником того или иного жизненного эпизода. Это сближает читателя и автора. Спасибо, Леонид.

Софья Хрусталёва   04.06.2011 22:22   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
И Вам спасибо!Дорогая Софья, желаю Вам удачи в Творчестве и Любви, поскольку они взаимозависимы!Л.К.

Леонид Крупатин   13.06.2011 07:43   Заявить о нарушении правил / Удалить

Рецензия на «Победители воюют! юмореска, Юбилею Великой Победы!» (Леонид Крупатин)

С праздником!!!!! Ларионыч жжот!

Анастасия Игнашева   09.05.2010 21:53   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Настенька, Спасибо! От меня и от Победителей! С Праздником, Золтко! Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   09.05.2010 23:03   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания


Рецензия на «Победители воюют! юмореска, Юбилею Великой Победы!» (Леонид Крупатин)

аааааааааа,, отлично!
с праздником!

Агдам   09.05.2010 04:45   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Агдам!Наверное это псевдоним, такой вкусный-Агдам!Помню как мы с другом пили портвейн Агдам на берегу Дона в Ростове-на-Дону!Прелесть!
С Праздником, Агдам!

Леонид Крупатин   09.05.2010 08:58   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания


Рецензия на «Победители воюют! юмореска, Юбилею Великой Победы!» (Леонид Крупатин)

воевале нечтобы смеялись и юморили

Виталик Арбузов   09.05.2010 04:30   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Да, Виталик! Война не спалила в них юмор!С Праздником! Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   09.05.2010 08:59   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания

Рецензия на «Победители воюют! юмореска, Юбилею Великой Победы!» (Леонид Крупатин)

-- Хорошо рассказано, и юмор добрый.))))
С улыбкой.
С Праздником Победы!

Анатолий Шинкин   08.05.2010 13:18   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Анатолий! С Праздником Великой Победы!Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   08.05.2010 22:37   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания


Рецензия на «Победители воюют! юмореска, Юбилею Великой Победы!» (Леонид Крупатин)

Хорошо!
Сразу узнаётся солдат-Победитель!
С Праздником Победы!

Пашнёв   08.05.2010 12:59   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо!Вас тоже с Великой Победой! Удачи Вам во всём! Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   08.05.2010 22:38

Рецензия на «Победители воюют! Юмор Великой Победе!» (Леонид Крупатин)

Душевно! Очень душевно! Спасибо)))

Дим Димыч Бармалеев   18.06.2010 17:12   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Дим Димыч!Если можно гляньте у меня в сборнике "Лётные, военные" рассказ "Инструктор-лётчик Бэн!"- и там же остросюжетные вещи:"Землетрясение!", "Особоопасный!" Желаю Вам удачи в Творчестве и Любви! Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   18.06.2010 17:54   Заявить о нарушении правил / Удалить Рецензия на «Победители воюют! Юмор Великой Победе!» (Леонид Крупатин)

Ну Вы и приколисты! Так держать! Только без вреда для здоровья, пожалуйста. Кстати, некие мои знакомые устраиваются на завод и при этом очень его боятся. Думаю, если они ознакомятся с этим произведением, энтузиазма у них не прибавится. С уважением,

Вовочка Халтурщик   10.07.2010 21:48   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
На заводе, Вовочка, человек невольно примыкает к очень серьёзном классу общества и воспитывается закаляясь как личность!Это очень положительно, особенно в молодом возрасте.Пять лет отдал авиации, пятнадцать лет электричеству и двадцать восемь лет адвокатуре- вот мой трудовой стаж. Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   10.07.2010 22:04   Заявить о нарушении правил / Удалить

Рецензии
Написать рецензию
У меня тоже опубликованы диалоги в рецензиях к некоторым стихам.

Умереть Боль На Душе   02.05.2011 21:03   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Думаю, что это правильно.Я не удаляю даже негативные оценки, оставляю на суд читателей. Удаляю иногда просто глупые или провокационные.Удачи Вам!Л.К.

Леонид Крупатин   03.05.2011 00:18   Заявить о нарушении правил / Удалить


Рецензии
Написать рецензию
Леонид, интереснейшая тема! Мы и сейчас готовы отдать последнее для нашей страны и за светлое Будущее. Вот только для кого мы Его строим - вопрос. Светлое мы уже построили для Них. А сами - где?

Галина Медикова   03.11.2010 22:14   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Галочка!Ты абсолютно права!Посмотри, пожалуйста, мой стих "Народ и Государство-2"  созвучно твоему настроению.Спасибо!Желаю удачи в Любви и Творчестве!Л.Крупатин.

Леонид Крупатин   03.11.2010 23:59   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
Понравилось. А ваша Электричка, настоящая казачка. Восхищаюсь.

Владимир Тарасов 2   31.03.2011 00:07   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Владимир!Однажды я был свидетелем скандала который она устроила "Свидетелям Еговы" на улице Волгограда! Как она их позорила защищая православную веру.Я ей в шутку сказал, что Зюганов ей этого не простит, а она ответила, что и Зюганову чертей даст, если доберётся!Л.К.

Леонид Крупатин   31.03.2011 01:23   Заявить о нарушении правил / Удалить

Л.КРУПАТИН, МОСКВА, 2010 г.
Рецензии
Написать рецензию
Прости Леонид, но этот твой рассказ я почему-то пропустил. Времени катастрофически не хватает. Рассказ прекрасный, смешной, но для меня, или для таких как я. Молодёжь читать не будет. Почему? Этого я не знаю. Время такое, или что другое. Эту (в рассказе) жизнь нужно прожить. Я тоже был секретарём парторганизации. И встречал людей, которые чем-то похожи с твоей "электичкой", а может и похлеще. Не все были рабски покорны. Комментарии на этот рассказ, сделать мне трудно, потому что ты рассказал просто правдивую жизненную ситуацию. А как редактор, я абсолютный ноль. Мне присылают "юмористы"-берём, я тут же нанимаю, а то есть прошу сына отредактировать рассказик. Он в совершенстве владеет русским языком. Так что у меня всё проще. Что выходит на прозе-этот материал отказной. Я и печатаю это. Если я напечатал что-то(ну не выдержал. Зуд писательский и так далее), то всё это не стоит и гроша. Это в моём случае. Будь здоров. Пиши. И ни кого не слушай. Твой читатель, есть. И это главное.

Владимир Ашихмин   29.01.2011 17:01   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Владимир!Я конечно должен писать так, чтобы для всех понятно было, но люди очень разные, особенно по воспитанию относительно времени.Я и моя сестра с разницей в 14 лет никогда не поймём друг друга на изломе социальных и общественных ценностей.Ей был годик, когда утонул отец.Она меня презирает за то что я не уехал в Германию как она, хотя имел возможность просить политическое убежище, потому что был один из тех му... дураков, которые поверили в перестройку и за то получили в морду, а я и в прямом и в переносном смысле. Но, бежать - это не для меня.Я жалею, что живу в этом беспределе, но не жалею, что не уехал.Леонид.

Леонид Крупатин   29.01.2011 17:14   Заявить о нарушении правил / Удалить

Рецензия на «Великой Победе -65 лет!» (Леонид Крупатин)

Рецензии
Написать рецензию
"Наши буйные побеги
Укрепят казачью рать!
Возродят казачью удаль
Смелость лихость ум и стать!"

Да будет так, Леонид!
С какой станицы, Казак?

Александр Благовест   31.07.2011 22:48   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
По рождению ст.Нижне-Куромоярской, Цимлянского р-на Ростовской области, Александр.Прошу посмотреть ч.1 моего романа "Неравнодушье, как диагноз!"Моя родина на дне Цимлянского моря...Да, будет Так, Саша!Л.К.

Леонид Крупатин   31.07.2011 22:55   Заявить о нарушении правил / Удалить
Станица Зимовейская тоже лежит на дне...
Сам я - Ростовчанин казачих корней.
Успеха!

Александр Благовест   01.08.2011 00:03   Заявить о нарушении правил / Удалить
Александр, я хотел посмотреть по старой карте Войска Донского, где находилась твоя станица, но сразу не нашёл карту. Когда надо, никогда сразу не найдёшь.А на слух я помню твою станицу, где-то была рядом.Успехов тебе тоже, Адександр.Рад буду, если заглянешь в мой роман и воспоминания шевельнутся в твоей душе.Л.К.

Леонид Крупатин   01.08.2011 11:27   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
Сколько в Ваших стихах патриотизма. И любви - к маленькой Родине, к большой и к очень большой.
Очень большая у нас одна - СССР, а вот все остальные разные...
Хотя мы тут себя, имеющих старинные корни в Запорожском крае, тоже считаем потомками казаков...

Перфекционист   09.08.2011 00:19   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Да,брат!Любовь, но горькая любовь...Ведь это уму не постижимо, что сделали с нашей маленькой, большой и очень большой Родиной!Л.К.

Леонид Крупатин   09.08.2011 01:10   Заявить о нарушении правил / Удалить

Обязательно загляну. Спасибо.

Александр Благовест   01.08.2011 15:28   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
Хороший сборник, достойный труд и произведения. Я бы тоже хотел добавить, если можно - http://proza.ru/2009/10/09/1271 и http://proza.ru/2009/09/18/532

Владимир Ус-Ненько   27.08.2011 11:03   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
"Нет уз святее братства!" Да здравствуют казаки и Отечество!Спасибо, что Вы есть!У меня три шашки:одна бутафорская, когда-то давно подарили, другая времён гражданской войны, иъеденная ржавчиной, но работоспособная и третья, которую я своими руками делал из поковки мехмлотом (т.е.болванки)два года вытачивал в гараже.С десяток напильников уработал.Получиалась чуть тяжелее натуральной, но сталь пружинная - просто восторг!Удачи Вам всем казаки.Леонид Крупатин, Москва.

Леонид Крупатин   27.08.2011 12:23   Заявить о нарушении правил / Удалить
Спасибо Леонид. Вам так же удачи и успехов. А также - носить достойно по жизни крест казака - http://proza.ru/2010/07/08/580

Владимир Ус-Ненько   27.08.2011 20:49   Заявить о нарушении правил / Удалить
Не спасли казаки - царя...
Потом погибали... честно
Но
Зря!

Александр Милях   28.08.2011 22:09   Заявить о нарушении правил / Удалить
Они погибали за честь и веру. Значит - не зря

Владимир Ус-Ненько   29.08.2011 08:17   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
эх... летит быстро время. будем же наслаждаться каждым "патроном"

Пи Са Те Ль Романов Андрей   05.01.2011 21:31   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Точно так!Дорогой Писатель!Л.К.

Леонид Крупатин   05.01.2011 22:02   Заявить о нарушении правил / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
любо! воспоминания понравились. особенно про самолет. а вот про нквд не очень. честно говорю. не по тому что плохо. а потому что мы казаки начинаем за либералами повтороять. мы и без них знаем, что с нами сделалли. так вьдь в нквд и казаков немало служило. мало кто знает, что в войну на фронтах было пять удраных армий, а они практически все состояли из войск нквд.да и первыми гвардейскими дивизиями стали именно части нквд. это потом при хрущеве стали это специально затироать. да и многие военноначльники это замалчивали. в самые тяжелые дни начала войны самыми боеспособными оказались именно части нквд, а не армейцы. как правило из котлов пробивались эти части. и ставлии их на самые главные направления. а при царе батюшке кто отлуп давал демократам на улицах? наши прадеды. то, есть выполняли функции спецотрядов нквд м сегодняшенего омона.надо признать это. казаки обеспечивали еще и внутренюю целостность страны, ее границы. я в свое время тоже думал, что нквд только тылы держало. один ветеран рассказал, как он с первого дня до последнего на передке безвылазно был. гвардеец. извни, если поворчал по стариковски.в целом все у тебя интересно.
с уважением александр.

Александр Кузнецов 12   22.06.2012 08:59   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Александр, за мнение!Но я не вообще об НКВД, а о тех подлых, которые глумились над теми, дураками, на которых Россия держалась в тылу и на передовой.А эти твари ни пороху не нюхали и не поднимали ничего тяжелее чернильницы.Удачи Вам в Любви и Творчестве!Любо!Леонид.
(Сборник "Великой Победе-65!") (рец.0)

Дураков обобщать безоглядно
Неразумно, однако, мой друг!
А давай мы их рассортируем,
Оглянувшись прицельно вокруг?

Вот дурак, наш Иван - добрый пахарь!
Вся Россия на них - дураках,
Не щадя их потёртую шкуру
Из беды выезжала в веках!

До сих пор, друг, Святая Россия
Возлежит вот на тех дураках
И плывёт сквозь бураны и штормы,
Как на рыбах - волшебных китах!

Дураки есть другие, однако!
Хитрож...попые есть дураки
И творят они тоже в России
Смыслу здравому всё вопреки!

В Обороне реформы проводят,
Покупают себе стадионы!
И не слышат простых дураков
У "сохи" безысходные стоны!..

Я за дур, что под пулями тащат
Дураков в медсанбат с поля боя!
Что детей от беды закрывают!
Что стоят над могилами воя!

Вот за тех -от "сохи", за Россию!
В бой пойду, как за близких своих!
Я ведь жизнь вот таким посвятил,
А не то что роман или стих!

Л.КРУПАТИН,МОСКВА,2009 г Я это сейчас опубликую:"Дуракам посвящаю!"

Леонид Крупатин   22.06.2012 10:40   Заявить о нарушении правил / Удалить
согласен на все сто! но мы все равно пробьемся.
с уважением александр.

Александр Кузнецов 12   22.06.2012 12:45   Заявить о нарушении правил / Удалить


© Copyright: Леонид Крупатин, 2013
Свидетельство о публикации №213112400480
Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Редактировать / Удалить
Рецензии
Написать рецензию
Во все времена и в любую "погоду"
Казачьему роду нет переводу!

Спасибо за сохранность старинных традиций!
С уважением. СК

Светлана Корнюхина   22.12.2013 06:51   •   Заявить о нарушении правил / Удалить
Добавить замечания
Спасибо, Золотко-Светик!Любо!Желаю Вам Удачи в Новом году в Любви и Творчестве! С наступающим Вас Новым годом и Рождеством Христовым! Л.К.

Леонид Крупатин   22.12.2013 07:15   Заявить о нарушении правил / Удалить
Спасибо, Леонид"! Любо!
Дай Бог и Вам счастливого Рождества!
С теплом.СК

Светлана Корнюхина   22.12.2013 07:51   Заявить о нарушении правил / Удалить


Рецензии