Агния - 2

Саша поставил мобильный телефон поперёк, чтобы можно было видеть экран. На мерцающем экране отображался звонок в «вайбере». Звонил Вилли. Студент аккуратно нажал на кнопку и перед нами появилось изображение. Молодой мужчина с аккуратной бородкой, смотрел на нас живыми карими глазами, так похожими на глаза Агнии, и теперь в том, что Агния его мать я не сомневалась.
— Добрый вечер, — поздоровался он, всматриваясь в наши лица. — С кем я имею дело говорить?
— Я Анте, а это моя подруга Злата.
— Меня зовут Вилли, откуда у вас этот портрет?
— Вилли, нам очень приятно познакомится с вами. Этот портрет нарисовала Злата, она художница. С Агнией мне довелось встречаться, это ведь ваша мать, мы правильно понимаем?
На его лице появилось непонятное выражение, оно словно осунулось. Он задумался, но потом внимательно всмотрелся в экран:
— Да, это она, а где вы с ней встречались и когда?
— В 1984 и в 1985 году.
— Вы серьезно?
— Да, в 1984 году она ещё жила в этой московской квартире, где мы сейчас находимся, а в 1985 она была уже в Латвии.
— А сколько вам лет, Анте?
— Мне примерно столько же сколько и вам, Вилли.
— Но вы не знаете сколько мне, и встречались вы с матерью до моего рождения, потому как я родился в 1985 году.
— Да, я знаю, потому что Агния была беременной в 1985 году.
— Не понял…— он отпрянул от экрана.
Учитывая, что сейчас был 2019 год, Вилли было 34 года от роду, но в данном случае, это не столь важно для меня, но в голове этого приятного молодого мужчины происходило нечто странное, потому как он исчез с экрана и некоторое время не появлялся, а когда появился, то начал говорить в более сухом тоне.
— Анте, кто вы такая и откуда знаете мою мать?
— Вилли, я вам сейчас расскажу всё по порядку.
И я рассказала ему всё как есть, он внимательно меня слушал, постоянно меняясь в лице, у парня была очень подвижная мимика и проницательные карие глаза. Про себя я отметила, что перед мной чувствительная натура, возможно художник или писатель, как и я. На нём была тонкая расписная рубашка, и интересная подвеска на шее с каким-то изображением, разглядеть мне ее с экрана не удавалось. Вилли был красив, редко встретишь такие правильные черты лица и мягкие, утончённые манеры для мужчины. Для нас со Златой это была победа, он подтвердил, что на портрете действительно изображена его мать, только как-то не совсем обычно, какой видел и знал её он, она была словно другой, но всё же он не отрицал, что это она. Значит, все мои сны — не просто сны, они реальные, и каждую ночь моя душа отправляется в путешествие. Я улыбалась, закончив свой рассказ, и ждала, что Вилли скажет мне об Агнии, что она там в Латвии, и это станет для неё т сюрпризом, когда мы свяжемся с ней. Но выслушав меня, Вилли не спешил что-то говорит о матери, он очень опечалился и в его карих глазах появились слёзы.
— Вы мне не верите? — спросила я.
— Я не знаю, — ответил он и отвернулся.
— Вилли...
— Мне нужно побыть одному, я перезвоню вам, — повернулся и резко выключился.
Мы остались сидеть перед маленьким экраном мобильного телефона. Саша взял телефон и сунул его в карман.
— Странно всё это.
— Мне кажется он очень расстроился, — сказала Злата.
— Непонятно почему, — задумалась я.
Через час раздался звонок. Вилли звонил в «вайбере» на телефон Саши, и студент поставил телефон на стол на то же место, где мы устроились в ожидании.
— Добрый вечер, — Вилли появился на экране. На этот раз с ним был молодой человек, примерно того же возраста. Каштановые густые волосы и внимательные глаза цвета лесного ореха, крепкая мускулатура и заинтересованный взгляд.
— Это Дэн, — представил своего друга Вилли. — Я ему всё рассказал про вас. А сейчас я хочу, чтобы вы меня выслушали.
— Очень приятно, Дэн.
— Моя мать, Агния, женщина, которую вы разыскиваете, — начал Вилли. — Её уже много лет нет в живых, впрочем, как и моего отца.
— Не может быть…— моё сердце сжалось.
— Они погибли в автокатастрофе 27 мая 1999 года.
— Нет… — боль проникла в мою душу, и я почувствовала, как почва уходит из-под ног, если бы я стояла упала бы. В глазах словно потемнело, а глаза Вилли явили застывшие слёзы. Сейчас никто кроме нас двоих никто не существовал.
— Как это произошло?
— Мне было 14 лет…Отец был за рулем «Форда», а мама сидела рядом. Они ехали в аэропорт Риги, встречать мою тётю, мамину сестру. Он спешил, так как опаздывал к самолету и гнал машину на большой скорости… Затем выехал на встречную полосу, откуда выскочил водитель «Опеля»… Появился неожиданно не на своем боку дорожной полосы. «Форд» на всей скорости врезалась в «Опель». Произошла сильнейшая авария. Мама и отец погибли на месте, не приходя в сознание.
— О Боже!
Мечты рухнули в одночасье, я испытала большое разочарование и не могла произнести ни слова, Вилли тоже молчал. Пустота будто накрыла нас с головой, и всё погрузилось в мрак. Дэн обнял Вилли, поддерживая его, а Злата положила руку мне на плечо. Такого поворота события я не ожидала. У меня был самый настоящий шок. Впрочем, как и у Вилли, потому как он не мог подумать, что придёт человек, который поднимет всю эту тему, растревожит его воспоминания.
— Кажется, нам надо сделать перерыв… — сказала я.
Мы молча сидели и пили чай на кухне, Злата смотрела на меня, ожидая, когда я приду в себя, а Саша намазывал бутерброды маслом.
— Я проголодался.
Мне не лез кусок в горло, теперь, когда я узнала о том, что Агния ушла из жизни, я не находила себе места. Что же мне теперь делать? Ведь предвкушая встречу, я многое в неё вложила, свои чувства, мысли, надежду…А она уже не живёт на Земле с 1999 года. Однако, кто бы мог подумать, что такое произойдет?
Я ощущала себя в полном тупике. Рассказать об этом я могла только Вилли, его другу, Злате и студенту, живущему в её квартире. Мы все были посвящены в тайну, но никто был не в силах сделать это всё живым, потому как главного человека, соединившего всех нас — не было с нами.
Первым заговорил студент, он выдернул меня из задумчивости.
— Знаете, я где-то читал, что раз вы имеете такие способности, летать во временные пространства, то также можете полететь и в другой год, отрезок, период жизни, туда, где она ещё жива.
— Зачем, Саша?
— Затем, что можно слетать в 1999 год и предупредить её о надвигающейся катастрофе, предотвратить событие! — он повысил голос в конце, будто сказал нечто очень важное.
— Идея! — тут же подхватила Злата.
Теперь для меня вырисовывалась задача, я должна была сосредоточится и попробовать попасть в 1999 год, чтобы снова встретиться с Агнией. Как это сделать я не знала, но обладая такими способностями, можно было хотя бы попытаться. Теперь у меня были союзники: моя подруга Злата, студент увлекающейся эзотерикой и конечно же — Вилли — сын Агнии.
— Ребята, это не так-то просто сделать, — сказала я. — Чтобы моя душа совершила полёт, мне нужно войти в транс или погрузиться в сон. И я даже не уверена куда она отправится… Хотя есть такие техники, как медитативные настройки, делаются перед сном, чтобы задать желаемое направление.
— Вот ими то и нужно воспользоваться, — поддержала Злата.
— Но как мне погрузиться в транс или сон? Это не так просто, как кажется.
— А гипноз этому может поспособствовать? — поинтересовался студент.
— Не знаю, но нужна конкретная настройка.
Я вспомнила, что у меня было в жизни такое состояние, когда мне нужно было погрузиться в сон, чтобы душа на время оставила тело и полетела именно туда, куда мне было необходимо. Тогда я делала целую настройку для тела, а потом медитацию для души, чтобы попасть в конкретное измерение и встретится с душой родного мне человека. И для этого мне понадобились сутки, чтобы добиться того состояния. Да, я находилась в метафизическом мире и встретилась с душой близкого мне человека, мы обменялись несколькими словами, держались за руки и было ещё что-то…Но тогда произошёл конкретный сбой, потому что это было очень сложно, и моя душа не смогла вернуться обратно некоторое время. Такие практики выхода из тела имеют побочные эффекты, когда душа теряет нить и может не вернуться обратно или залететь в реализованные сектора пространства вариантов, похожие на наш мир, и тогда ей тоже будет сложно оттуда выбраться, какое-то время она будет находиться там. Именно это и произошло со мной много лет назад. Но я всё же вернулась, пролежав в коме несколько лет. Всё это я рассказала своим друзьям, и они очень озадачились, понимая, чем я рискую.
Мы снова вызвали на связь Вилли, и я рассказала ему о нашей затеи.
— Анте, вы очень удивительный человек! — сказал он, поражённый тем, что я собираюсь сделать. Тогда я почувствовала, что он в какой-то степени мне дорог, потому как эта та ниточка, та единственная связь с Агнией.
— Подождите, а что это изменит в нашем реальном мире? — вмешался его друг Дэн, который всё это время молчал, обнимая растревоженного Вилли. Он заговорил низким голосом с немецким акцентом, и я поняла, что перед нами закоренелый скептик.
Действительно, что поменяется в нашем мире? Если я отправлюсь в 1999 год и встречусь там с Агнией, чтобы предотвратить автокатастрофу и, допустим, мне удастся отговорить её ехать в аэропорт встречать свою сестру, тогда она не поедет и останется в живых. Что тогда будет? Тогда в 14 лет у Вилли будут родители, но и другие события изменятся, это будет уже иная линия жизни, но не та на которой мы сейчас все находимся. Что же будет тогда с этой линией жизни? Куда она денется и что будет с нами? Произойдет ли смещение во времени? И каким образом две линии жизни смогут наложиться друг на друга?
Я задавала вопросы себе самой, в то время как Дэн ждал от меня конкретного ответа.
— Я не знаю.
— Тогда, Анте, ваше право делать как вы посчитаете нужным, только вот наш реальный мир не может измениться, потому как мы уже все есть здесь и сейчас, с Вилли вместе. Лично я вообще считаю, что все это продукция вашего воспалённого мозга, и нет никаких других пространств и измерений.
Повисло молчание, каждый из нас задумался, а действительно ли так?
Но все мы были не простые люди, у каждого был свой мотив, и просто потому что мы хотели найти ответы на вопросы относительно времени, пространства и судьбы, мы захотели поставить эксперимент. А потому это молчание говорило само за себя, мне следует сделать то, что задумано хотя бы для того, чтобы УЗНАТЬ.
— Друзья, — обратилась я ко всем. — Хотите ли вы быть участниками уникального эксперимента?
Злата и Саша сразу ответили да. Затем согласился Вилли, и Дэн кивнул в поддержку его.
— Тогда я приступлю к эксперименту, который будет проходить здесь в квартире Агнии, что меня очень радует, со мной Саша и Злата, а по ту сторону Вилли и Дэн.
У нас было время, чтобы поближе узнать друг друга, предвкушая нечто такое, что сможет ответить на вопросы и перевернуть жизнь каждого. Я внимательно посмотрела на присутствующих.
Саша — студент психологического факультета, в данный момент работает над дипломной работой по парапсихологии. Я подумала, что это будет неплохая тема для его дипломной работы. Он переключил наш он-лайн вайбер на ноутбук, чтобы было лучше держать связь с Вилли и Дэном. Злата — художник-портретист, ей хотелось нарисовать серию портретов этой необычной и красивой женщины, кажется она нащупала некую творческую жилу — писать женщину из снов.
А Вилли, наверное, больше всего заинтересован в эксперименте.
— Мне есть что сказать матери и отцу, если удастся с ними связаться, — сказал он. — Кстати, я психолог по образованию, а потому многое могу объяснить и помочь с преобразованием, так как тоже углублялся в эту тему, как и Саша. А Дэн — врач, и может оказать поддержку, если что-то пойдет не так с телом Анте и потребуется медицинская помощь, в квартире есть аптечка, Саша ты ведь знаешь?
Студент кивнул.
— О моих способностях вы и так все понимаете и догадались, — произнесла я. — Для эксперимента мне понадобиться вода, отдельная комната и тишина.
В квартире была вторая комната, и это было как раз то, что нужно, чтобы я могла погрузиться в медитативный сон. Я должна была провести там сутки на одной воде в полной тишине, без сна и только после этого можно было совершать «выход».

Продолжение в главе 3


Рецензии