Владимир Жаботинский

"Идея, овладевшая миллионами- уже государство"
В.Жаботинский

Нет в Израиле города, чтобы бы это имя(в иврит специально внесена дополнительная букыв "Ж")- не носили улицы и площади- писателя, поэта, политического деятеля- всю жизнь посвятившего "государству в пути", бессребрянику(по смерти обладателя 3 или 5долларами) и чей портрет, как и Герцля, запечатлён в монетах и ассигнациях Государства- но что мы знаем о его судьбе и борьбе, читали  из его произведений, (писавшего  вт.ч и на русском, французском) романы, сравниваемые его современниками с творчеством Тургнева и Золя?

..............................

ИЗ ИНТЕРНЕ:ТА
..............

"Эдуард Тополь написал новый роман «Юность Жаботинского»
06.05.2019

На прошлой неделе в книжные магазины России поступил новый любовно-исторический роман Эдуарда Тороля «Юность Жаботинского», изданный АСТ.

Роман основан на биографии основателя и идеолога движения сионистов Владимира (Зеева) Жаботинского.

«Юность Жаботинского» — первый роман в задуманной автором серии, названной им «ЖЗС — Жизнь Замечательных Сионистов». Героями серии Эдуард Тополь планирует сделать Меира Дизенгофа, Иосифа Трумпельдора, Менахема Бегина, Ицхака Шамира, Голду Меир и других сионистов-основателей Израиля.

"Его называли еврейским Гарибальди, пророком, будущим соколом русской литературы, а также "Владимиром Гитлером", ревизионистом, беспочвенным мечтателем и т. д. А он стал одним из основных создателей государства Израиль и его армии. Исторический роман" Юность Жаботинского" рассказывает о ярком конфликте любви и вожделения с призванием и миссией, о юноше, который в двадцатилетнем возрасте решил повернуть вспять весь ход мировой истории, вернуть в Палестину миллионы евреев и возродить еврейское государство Эрэц-Израиль…"

...................................

Владимир Жаботинский
1880-1940

Перевод -

 Джордж Гордон Байрон "Разорение Иерусалима Титом "



С холма, где путники прощаются с Сионом,

Я видел край родной в его последний час:

Пылал он, отданный свирепым легионам,

И зарево его охватывало нас.

И я искал наш Храм, искал свой бедный дом,

Но видел лишь огня клокочущее море...

Я на руки свои в отчаянье немом,

Взглянул: они в цепях, — и мщенья нет! О, горе!

Ах! С этого холма, бывало, я глядел

На город в этот час: уж мрак над ним клубился,

И только Храм еще в лучах зари горел,

И розовый туман на высях гор светился.

И вот я там же был и в тот последний час;

Но не манил меня заката блеск пурпурный.

Я ждал, чтоб Господь во гневе ополчась

Ударил молнией и вихрь послал свой бурный...

Но нет... в твой Храм святой, где Ты, Господь, царил,

Не сядут, не войдут языческие боги!

Твой зримый Храм упал, но в сердце сохранил

Навеки твой народ, Господь, Тебе чертоги!

1904 г.

..........................

Памяти Герцеля

 Он не угас, как древле Моисей,

 на берегу земли обетованной:

 он не довел до родины желанной

 ее вдали тоскующих детей:

 он сжег себя и отдал жизнь святыне

 и “не забыл тебя, Иерусалим”. —

 но не дошел и пал еще в пустыне,

 и в лучший день родимой Палестине

 мы только прах трибуна предадим.

 И понял я загадку странных слов,

 поведанных в Агаде Бен-Барханой, —

 что погребен пустынею песчаной

 не только род трусливых беглецов,

 ничтожный род, рабы, в чей дух и спины

 вожгла клеймо египетская плеть, —

 но, кроме них, среди немой равнины

 в сухом песке зарыты исполины,

 их сердце — сталь, и тело их — как медь.

 Да, понял я сказанье мудреца:

 весь мир костями нашими усеяв,

 не сорок лет, а сорок юбилеев

 блуждаем мы в пустыне без конца:

 и не раба, вскормленного бичами,

 зарыли мы в сухой чужой земле:

 то был титан с гранитными плечами,

 то был орел с орлиными очами,

 с орлиною печалью на челе.

 И был он горд и мощен и высок,

 и зов его гремел, как звон металла,

 и прогремел: во что бы то ни стало! —

 И нас повел вперед и на восток,

 и дивно пел о жизни, полной света,

 в ином краю, свободном и своем,

 и днем конца был день его расцвета.

 и грянул гром. и песня не допета —

 но за него мы песню допоем!

1904


Рецензии