Сонечка

     Сонечка проснулась  с тягостным чувством, будто случилось что-то страшное. А страшное случилось. Не стало папиной жены Рады. Девочка быстро восстановила в своей памяти последние события.               
    Умерла Рада. Это  случилось на глазах у Сонечки. В ресторане праздновали победу сестры Вали в конкурсе молодых пианистов. Было много незнакомых людей и тех, кто иногда приходил к ним в дом. Все шумно поздравляли Валю, говорили, что у неё большое будущее и радовались её успеху. Сонечка посмотрела на папу. Он выглядел абсолютно счастливым, всем улыбался, глаза его сияли. Невесело здесь было  только двоим. Сонечке ( а что ей веселиться, ведь все заняты друг другом, а её, Сонечки, будто и нет вовсе…) и Раде. Рада сидела рядом с папой во главе стола и равнодушно разглядывала бокал с шампанским. Её красивое лицо не выражало ничего, кроме скуки. Все остальные наперебой рассказывали, что они всегда знали, что Валя будет великой пианисткой. Говорили о манере, технике, артистизме и ещё о чём-то, чего Сонечка не понимала  в силу её малого возраста. Ей было всего семь лет. Это была голубоглазая девочка с золотыми локонами, печальным взглядом  и тихим беспроблемным характером.               
    Сонечку все  по-своему любили.
Папа всегда заходил к ней перед сном, гладил по белокурой головке и приговаривал: «Спи, моя златовласка…»
 Старшая сестра Валя тайком от няни совала ей конфеты и звала к себе  «петь  любимые песенки». Впрочем, она знала, что Сонечка не придёт . У сестрёнки не было слуха, и петь она не любила.  А ещё Сонечка не любила слушать, как Валя играет. Это всегда было очень долго , громко, и Сонечке казалось,  что с горы  с грохотом катятся огромные камни. Потом они разбиваются на маленькие, летят–летят вниз и вот–вот упадут на её маленькую белокурую головку.
    Брат Сонечки Макс учился в десятом классе и всегда куда – то торопился. Пробегая мимо Сонечки, он ласково трепал её по розовой щёчке : «Выше нос, Белоснежка!».
   Няня с болотным именем Тина обожала Сонечку. Она была доброй и смешливой. Гуляла с девочкой в парке, играла с ней, а к Новому году придумывала такие красивые платья, что на детских праздниках  Сонечку всегда выбирали то Снегурочкой, то Снежной королевой…
     Рада… Сонечка хорошо помнит, как Рада появилась в их доме. Мама Сонечки умерла зимой, а в один из летних дней, когда они с няней Тиной пришли из садика, Сонечка увидела рядом с папой красивую черноволосую девушку в красном платье с одной бретелькой и оборкой внизу. Валя и Макс загадочно улыбались, а папа сказал: « Вот, Сонечка, это Рада. Она будет жить с нами.»
     Рада ,наверное, тоже по – своему любила Сонечку. Правда, она не обращала на девочку никакого внимания, но это не от равнодушия или неприязни, а просто Рада всегда была занята. Косметические салоны, фитнес, портниха и магазины занимали всё её время и мысли. Но Сонечке это даже нравилось. Рада не докучала ей и не мешала жить. А Сонечка в свою очередь молча  наблюдала за Радой, рассматривала  её наряды, причёски.
   Сонечка считала Раду очень красивой. У Рады были длинные загорелые ноги, как у бронзовой балерины, что стояла на столе у папы в кабинете,  и большие синие глаза. Вот только волосы у неё были некрасивые. Чёрные, длинные и совершенно прямые. Не то, что у неё, Сонечки, золотые локоны. А ноги что? Когда Сонечка вырастет, и у неё будут такие же. И папа обязательно купит ей красное платье с одной бретелькой и с оборкой внизу.
      …Играла музыка, все одновременно разговаривали со всеми. И Сонечкин папа  разговаривал со всеми сразу. Рада с неизменно скучным выражением допивала шампанское. Вдруг её красивое лицо перекосилось от боли, руки судорожно обхватили горло, и Рада упала на пол.    
    Началась паника. Кто-то кричал; « Врача, скорее врача! Вызовите же скорую!»
   Раду бережно уложили на диван. Вскоре люди в злёных костюмах (врачи) склонились над Радой. Затем самый старший из них с усталым лицом развёл руками… Сонечка посмотрела на папу. Он как-то мгновенно постарел, ответил что-то сдавленным голосом, и Раду увезли.
   Сегодняшнее утро поразило Сонечку своей тишиной. Спать не хотелось.  Девочка встала, оделась,  причесала свою любимую куклу Люсю (подарок папы), поправила  крохотный  розовый ридикюльчик, висящий на тоненьком ремешке, перекинутом через кукольное плечико  и спустилась в столовую. Папа и Макс уже сидели с мрачными лицами и тихо разговаривали. Няня Тина поставила перед Сонечкой завтрак и ушла. Сонечка не совсем понимала, о чём говорят папа и Макс. Запомнила только, что папа обязательно разберётся, кто подставил Валю и вытащит её из этого ужаса, хотя адвокат говорит, что шансов очень мало. Дальше они перечисляли людей, знакомых и незнакомых Сонечке, стараясь понять, кто мог подбросить в сумочку Вали «эту дрянь». Сонечке стало скучно, и она пошла к себе, прижав к себе Люську. Её золотые локоны послушно подпрыгивали, отсчитывая каждый шажок.  Упал Люськин ридикюльчик. Сонечка подняла его и погрозила кукле пальчиком: «Не теряй ридикюльчик,  Люсенька, за вещами надо следить.»  Так говорил ей папа. Вот  Валя не следила за вещами, и поэтому её второй день нет дома.   Сонечка поняла это из вчерашнего разговора с очень вежливым дядей (следователем).Он ласково спрашивал , не заметила ли она чего-нибудь необычного за последние дни , и не оставляла ли Валя в ресторане без присмотра свою сумочку. Сонечка ответила, что всё время сидела напротив Вали, и сумочка всегда висела у неё через плечо. А необычного ничего не случалось, только Рада ссорилась с папой и Валей, что из-за этих дурацких конкурсов она второй год не может полететь с папой в Египет смотреть какие-то пирамиды и даже плакала. Но это бывало и раньше.               
    …Пирамиды…Какие они ,  должно быть,  красивые, если Рада так хотела на них посмотреть.
Однажды Сонечка спросила у папы: «А когда мы с тобой полетим смотреть пирамиды?» Папа ответил: «Полетим, Сонечка, но не скоро. У Вали конкурс, да и Раде я обещал…»
    … А пирамиды… Они даже снились  Сонечке. Вот они с папой идут, взявшись за руки, потом он гладит её по волосам и показывает куда-то рукой: «Вот, моя златовласка, пирамиды!» И Сонечка видит то ли сияющий дворец, то ли город, над которым сто, нет, тысяча солнц, и всё это переливается разноцветными искрами и сияет, сияет… И Сонечке так хорошо и спокойно…
      Папы и Макса не было до вечера. Они пришли усталые, расстроенные и молчали. Сонечке хотелось подойти к папе, прижаться к его груди. Но рядом сидел Макс, и лица их имели одинаковое незнакомое Сонечке выражение. Ей показалось, что они молча продолжали свой разговор, а её, Сонечку,  не  замечали.
    Перед сном папа не зашёл в комнату к Сонечке. Тогда она сама пошла к нему. Макс за папиным столом листал какие-то бумаги, а папа одетый лежал на диване и смотрел в одну точку. Сонечка подошла к нему, взяла за руку и тихо спросила: «Папа ,не грусти, ведь мы полетим  с тобой смотреть пирамиды?» Но папа посмотрел на неё, как на чужую и сухо ответил: «Нет, мы с Максом должны…мы будем бороться…»               
    Сонечка не дослушала и пошла к себе. Папе опять не до неё. Теперь он хочет быть с Максом. Но ничего. Она знает, что надо делать. Только надо ещё немного потерпеть, и никто не будет стоять между нею, Сонечкой, и  папой. И никто, ни Рада, ни Валя, ни Макс не помешают им полететь вдвоём смотреть пирамиды. Только надо ещё немного потерпеть.
       Сонечка поднялась в свою комнату, сняла с Люськиного плеча розовый ридикюльчик и вынула из него оставшийся белый шарик. Вот он, волшебный шарик, который выполнит ещё одно её желание...
  Ещё до появления Рады в их доме, к Сонечке подошла бывшая папина подруга Марина, когда приходила забрать свои вещи. Она подала ей три белых шарика: «Вот, Сонечка, волшебные шарики. Они могут исполнять желания. Если тебе кто-то очень мешает, положи один шарик ему в питьё, и этот человек исчезнет. Но если ты кому-то расскажешь этот секрет, то шарики потеряют свою волшебную силу».  Потом Марина взяла свои чемоданы и ушла. 
    Сонечка сжала шарик в своей ладошке и решительно направилась в комнату Макса.  Она была очень наблюдательной и умненькой девочкой и знала, что принесённая Валей ещё вчера бутылка пепси всё ещё стоит в его комнате. Сонечка вошла в комнату и  включила свет. Открытая полупустая бутылка стояла на столе. Макс не изменял своим привычкам и аккуратностью не отличался. Сонечка подошла к столу и осторожно опустила шарик в горлышко бутылки. Он булькнул и погрузился в сладкую тёмно-бордовую жидкость… Этот звук Сонечка уже слышала, когда бросила шарик в бокал Рады.
   …Сонечка прислушалась. В доме было тихо. Няня Тина уже спала, а Макс ещё был у папы. Девочка вспомнила, что папа однажды сказал ей : «Сонечка, никогда никого не обманывай. Мне не нужна дочь – обманщица.»  Но ведь Сонечка и не обманывала следователя, когда говорила, что Валя в ресторане не расставалась со своей сумочкой. Она просто ещё дома положила в неё белый шарик, пока Валя была в душе. Но ведь об этом никто не спрашивал.
        Сонечка, довольная тем, что не подвела папу, выключила свет и тихо вышла из комнаты.




    Фото из интернета. Автора, к сожалению не знаю.


Рецензии