Спасибо, папа!

 Это был 1978 год.
      В тот год я заканчивал выпускной десятый класс, и нужно было выбирать, куда идти после школы. Вопрос-то серьёзный, но у меня в голове ни ответа, ни даже каких-либо намёков на него не было. Единственное, что я знал точно, так это то, что нужно получить высшее образование. Считалось, что с ним будет легче найти нормальную работу. И, вообще, мол, высшее образование - это " звучит гордо". Поступить в институт нужно было ещё и для того, чтобы отслужить армию "заочно", на военной кафедре.
       В школе я учился хорошо, но меня мало что интересовало, в смысле того, чем хотелось бы заниматься всю жизнь. Разве что, мне нравилось играть на гитаре в вокально-инструментальном ансамбле. Тогда это было модно. Но это было то ли увлечением, то ли развлечением, и всерьёз, как дело жизни, никогда не рассматривалось.
       О небе я с детства не мечтал и в лётчики идти не собирался. В свои 17 лет я ни то что ни разу в жизни не летал на самолёте, я и вблизи-то его не видел. Только в кино. Так что даже мысли об этом не появлялось.
Ну не было у меня мечты. Я понимал, что где-то и кем-то нужно будет работать, чтобы зарабатывать на жизнь, но где и кем - к концу десятого класса ещё не определился.
       Мой отец работал машинистом электропоезда, т.е. электрички, и вполне неплохо зарабатывал. Я нередко бывал у него в кабине и даже иногда немного управлял поездом под его контролем. И профессия машиниста, конечно, вызывала у меня большое уважение. И мне всегда казалось, что в кабине находятся люди необычные, особенные. Они умеют вести этот большой поезд. И один из этих особенных людей - мой папа. Но работа машинистом не вписывалась в установку о высшем образовании. Там не нужно было высшее образование. Так что идти в машинисты я тоже не собирался.
        Возможно, я стал бы поступать в НЭТИ (Новосибирский Электро-Технический Институт). Он просто находился почти так же близко от дома, как моя средняя школа, и не нужно было куда-то далеко ездить. Всё в шаговой доступности. Удобно. На ближайшие пять лет. А дальше видно будет...
Но как-то раз отец принёс домой журнал " Гражданская авиация" и показал мне в нём объявление о наборе в Актюбинское Высшее лётное училище Гражданской Авиации.
" Смотри, сын, всего за 4 года и 2 месяца высшее образование, работа интересная, форма красивая, зарплата высокая... И вообще, это же такая жизнь!
Дело в том, что как раз у моего папы с детства была эта самая мечта - летать. И он к ней уверенно шёл. И в аэроклубе летал, и в лётном училище (только в военном) начинал учиться. Но дальше, увы, не сложилось. Это отдельная долгая история (на всякий случай скажу, не связанная с алкоголем). А любовь к небу у отца осталась. Конечно, ему очень хотелось, чтобы, раз у самого не срослось, сын осуществил его мечту. И хотя он ни на секунду не сомневался, что лучшей профессии, чем профессия пилота просто не может быть, он не уговаривал, не настаивал, и, тем более, не заставлял. Он просто положил журнал "Гражданская авиация" в тумбочку под телевизором. Журнал иногда попадался мне на глаза. И однажды я подумал -  а почему бы не попробовать? Мне всё равно, куда поступать, а отцу хочется, чтобы в лётное. Попробую. Если не поступлю - не сильно расстроюсь, а если поступлю - порадую "старика" (ему как раз только исполнилось сорок лет). Да и как ни крути, всё-таки высшее образование, интересная работа, красивая форма, хорошая зарплата и вообще...
       Вскоре я, впервые в жизни, летел в самолёте. Летел поступать в лётное училище. А поскольку я летел в первый раз, то, естественно, боялся, как бы чего не случилось, и самолёт бы не упал и не разбился. Ситуация, конечно, анекдотичная, но так оно и было. После того, как принесли бортпитание, страх понемногу прошёл.
Отец летел в Актюбинск вместе со мной. Он нашёл мне гостиницу, помог разобраться с подачей документов и улетел домой, т.к. на работе его отпустили всего на неделю.
        В училище в тот год я не поступил. Не прошёл по конкурсу. И не очень-то расстроился. Хотя досада, конечно, была (не добрал-то всего пол балла до проходного), но город Актюбинск, серый и невзрачный, в такой же серой выгоревшей степи, мне не понравился и улетал оттуда я без сожаления. И думал, что больше никогда туда не вернусь.
        В том же году мне исполнялось 18, и впереди мне "ярким светом светила" армия. Перспектива, прямо скажем, безрадостная. Тем более, что по приписному свидетельству меня собирались направить в Военно-Морской Флот, а это не два, а целых три года, выброшенных из жизни. И снова ситуацию взял под контроль отец. Он отвёл меня в Новосибирский учебно-авиационный центр (НУАЦ) ДОСААФ, о котором я тоже раньше и слыхом не слыхивал. Там готовили пилотов вертолёта Ми-1, как резерв для Советской Армии. Там я и армию отслужил за полгода, и с небом "познакомился", и в своих интересах разобрался. Дальше я уже "пошёл сам". После окончания НУАЦ я опять полетел в Актюбинск и в этот раз уже прошёл по конкурсу и поступил на подготовительное отделение АВЛУГА. После окончания ПО, в 1980 г. я стал курсантом.
       Я очень благодарен моему отцу. Он сделал для меня очень много. Но, главное, он помог мне выбрать тот путь в жизни, который сделал эту жизнь необычайно интересной и красивой. И я тоже считаю, что лучше профессии, чем профессия пилота, просто не может быть.
Спасибо, папа!


Рецензии
Очень хорошее произведение об отце. Спасибо, Вадим. Тронуло.

Владимир Лыгин   26.08.2019 18:41     Заявить о нарушении