Нестор Иванович Махно

Вступительная статья к изданию Махно Н.И. "Мемуары". В 3-х книгах. М.: изд. Osteon-group, 2019.

 Нестор Иванович Махно

В начале XX столетия многие европейские философы сошлись во мнении, что человечество живёт в мире гётевского Фауста. Это означает, что человек может продать душу дьяволу, но при этом, коварно используя дьявольские силы, творить добро. За столь праведные дела он будет прощён Господом и вознесён в райские кущи. Теперь это чаще называют протестантским мышлением Западной Европы.
Одновременно с Гёте (даже немного раньше Гёте) в России создал роман «Жизнь Фауста» немецкий эмигрант на императорской службе Фридрих Максимилиан Клингер. Автор предъявил человечеству иного Фауста — РУССКОГО Фауста. Его отличие от гётевского в том, что дьявол «покупался» на все уловки мудрого Фауста, но лишь для того, чтобы обращать его попытки совершать добро в ещё более страшное и пагубное зло. Мнивший себя хитрецом и благодетелем человечества философ помимо воли всякий раз обращался в невероятного злодея. Таким образом, русский Фауст стал символом невозможности компромисса со злом и тщетности любой попытки обмануть князя тьмы. Максимализм Совести стал идеей и знамением Русского Фауста. И мы в самом деле живём сегодня в мире ожесточённого противоборства двух Фаустов.
Удивительно, но именно Россия в начале XX столетия показала наглядные классические образцы обоих Фаустов. И если мастер компромисса революционер-идеалист В.И. Ленин оказался совершенным двойником гётевского Фауста, то образ клингеровского Фауста воплотил в жизнь наивный крестьянский бунтарь-идеалист Нестор Иванович Махно (1888 — 1934).

1

Нестор Иванович Махно родился 26 октября (7 ноября) 1888 г. в селе Гуляйполе Екатеринославской губернии, т.е. в Новороссии. Селом в дореволюционной России называлось крестьянское поселение, в котором имелась собственная церковь с постоянным священником. Сельские поселения, в которых церкви не было или в церковь (чаще часовню) приезжал священник со стороны, назывались деревнями. Гуляйполе было очень большим селом.
Семья Махно являла собой типичный образец крестьянской вольной бедноты. Предки их никогда не были крепостными, но и обеспеченной жизнью никто из них похвастать не мог. Родители трудились на собственной земле. Пятеро сыновей (Нестор был младшим) и дочь помогали им по хозяйству, а став постарше, зарабатывали на стороне. Сыновья окончили в Гуляйполе двухклассное начальное училище. Вот и всё образование.
Огромное влияние на семнадцатилетнего Нестора оказала Русская революция 1905 — 1907 гг. Бессмысленность и изуверство убийц народа 9 января навсегда переполнила душу юноши ненавистью к «хозяевам» жизни и особенно к аристократической верхушке. Это в наши дни публике навешивают на уши лапшу о затесавшихся в крестный ход к царю провокаторах, которые якобы первыми открыли огонь по солдатам. Но демагоги ни слова не говорят о том, каким образом и зачем перед мирным крестным ходом появились вооруженные батальоны, по каким причинам они расстреливали не только простых участников хода, но и полицейских, официально охранявших шествие, а главное — о бесстрастных документах медэкспертиз, описавших десятки штыковых ран на трупах тринадцати-четырнадцатилетних подростков, женщин и стариков, найденных в отдалённых от места основной расправы дворах. Солдаты и казаки не просто расстреливали, они гонялись по всему городу за участниками крестного хода, особенно за раздражавшими их подростками, и садистски убивали их с разрешения и даже по указу царских властей, прежде всего по воле дядей Николая II. А затем царь не нашёл ничего умнее, как публично выразить благодарность убийцам за пресечение беспорядков. Однако страна узнала правду в первые же дни кровавых событий. Революция оказалась неизбежной.
В самый её разгар летом 1906 г. Нестор и несколько его товарищей-односельчан вступили в «Крестьянскую группу анархо-коммунистов» Гуляйполя. Юношей привлекла именно эта идея преобразования общества. Речь шла о мире без частной собственности и государства, при всеобщих самоуправлении, дисциплине и довольстве для всех. В центре была идея П.А. Кропоткина: «…пусть каждый берёт сколько угодно всего, что имеется в изобилии, и получает ограниченное количество всего того, что приходится считать и делить!»
Достичь этого предполагалось, в частности, организацией террора в отношении высшего чиновничества и эксплуататорских классов. Конечной целью молодых революционеров стало учреждение анархического коммунизма без государства и чиновников, где общество будет жить посредством самоуправления личностей.
Уже с октября 1906 г. Нестор принимал участие в подготовке и проведении террористических акций. В самом конце того же года он был впервые арестован за хранение огнестрельного оружия, но его скоро отпустили.
В августе 1908 г. террорист Махно был арестован в очередной раз, теперь за участие в убийстве чиновников военной управы. Следствие тянулось полтора года, и 22 марта 1910 г. Одесский военный окружной суд приговорил Нестора к смертной казни через повешение. Впрочем, в связи с молодостью преступника казнь тогда же была заменена пожизненной каторгой.
Махно повезло. Его не отправили в Сибирь. Каторжные работы он отбывал… в Центральной Бутырской тюрьме Москвы. Там молодой человек оказался среди большевиков и анархо-коммунистов. Выдающееся влияние оказал тогда на Нестора бывший большевик, перешедший с 1906 г. в анархо-коммунисты и ставший видным идеологом русского анархизма Пётр Андреевич Аршинов. Он и подвиг Махно на стезю самообразования. Годы в Бутырке стали настоящим университетом для Нестора. С помощью сокамерников-революционеров каторжник переродился в человека высокой культуры и глубоких знаний.
К сожалению, жизнь в тюрьме не благоприятствовала человеческой природе. Нестор, искренний борец за справедливость, часто попадал в карцер, где, в конце концов, заболел туберкулёзом лёгких.

2

В конце февраля — начале марта 1917 г. в стране произошла буржуазная революция. Николай II отрёкся от престола. Власть перешла к Временному правительству. Одним из первых своих декретов оно выпустило из тюрем политических заключённых. Махно оказался на свободе.
Через три недели он уже был в Гуляйполе. Причём его сразу приняли на родине как народного вождя, пострадавшего за Совесть. И Нестор Иванович оправдал надежды бедноты.
В первые же дни Махно избрали товарищем (заместителем) председателя волостного земства. Тогда же он стал председателем Совета крестьянских и солдатских депутатов и вошёл в состав Гуляйпольского комитета общественного спасения. Единогласно признанный главой местных анархистов, Нестор Иванович сформировал из боевиков отряды экспроприаторов и приступил к конфискации имущества буржуев. Одновременно, будучи достойным учеником большевиков, в июне 1917 г. Махно потребовал учредить и учредил рабочий контроль на предприятиях Гуляйполя. А в июле того же года он разогнал прежнее земство, провёл новые выборы и стал председателем обновлённого земства. Затем Нестор Иванович объявил себя комиссаром Гуляйпольского района и де-факто приступил к формированию собственного справедливого государства.
В августе 1917 г. в Гуляйполе Комитет спасения революции сформировал из анархистов собственную армию — боевую дружину «Чёрная гвардия». С её помощью уже в сентябре 1917 г. началась конфискация помещичьих и церковных земель. На этих угодьях предполагалось учредить свободную сельскохозяйственную коммуну.
Великую Октябрьскую революцию Нестор Иванович принял с уважением, хотя и критиковал. Он принял активное участие в формировании Советов. Однако в феврале 1918 г. революционные отряды были разгромлены германскими оккупантами. Вынужденный отступить на территорию большевиков, Махно распустил «Чёрную гвардию», а сам отправился в Москву, чтобы восстановить прежние связи с революционерами. Вожди русских анархистов приняли его с распростёртыми объятиями, познакомили с П.А. Кропоткиным. Организовали ему встречи с вождями большевиков — В.И. Лениным, Я.М. Свердловым, Л.Д. Троцким и др. Тогда-то Махно и пришёл к мнению, что одолеть контрреволюцию можно только объединив все силы народа.

3

В конце июля 1918 г. Нестор Иванович по поддельному паспорту вернулся в Гуляйполе. Уже через месяц он организовал партизанский отряд в несколько десятков человек. В конце сентября того же года партизаны отбили у оккупантов большое село Дибривки (ныне Великомихайловка). Радостные, в ночь с 30 сентября на 1 октября они объявили Нестора Ивановича своим «батькой», т.е. вождём. На утро в село ворвался австро-венгерский батальон (около 400 отлично вооружённых и обученных человек). Махновцы попрятались, а оккупанты устроили крестьянам порку на центральной площади. Тогда Нестор Иванович по наитию организовал пулемётную атаку на врага, и партизаны перестреляли почти всех австрияков. Этот бой принёс Махно всеукраинскую славу. В его отряд стали вливаться всё новые и новые партизанские группы.
Первым к Махно присоединился дибривский партизанский отряд Феодосия Щуся (1893 — 1921). Опытный вояка, матрос и анархо-коммунист, Щусь стал «правой рукой» батьки, начальником кавалерии Революционной повстанческой армии Украины. Правда, существует сомнительная версия о том, что в конце существования армии Махно Щусь стал склоняться к примиренчеству, за что был застрелен лично Махно. В любом случае, он погиб 13 июня 1921 г.
События в Дибривки натолкнули Махно на идею тачанки — подрессорной конной повозки с укреплённым на ней станковым пулемётом «Максим». Идея пулемёта на повозке появилась ещё в англо-бурскую войну в Африке. Но именно подрессорная, очень подвижная и быстрая повозки впервые была широко применена в боевых действиях армией Махно.

4

В конце ноября многократно увеличившийся партизанский отряд Нестора Михайловича занял Гуляйполе. Поселение объявили столицей. Махно возглавил местное правительство — Гуляйпольский революционный штаб. К этому времени Нестор Иванович был уже самым популярным и уважаемым руководителем крестьян Малороссии. Надо сказать, что Махно жёстко карал своих бойцов за грабежи. За любую реквизицию у крестьян партизаны расплачивались ценностями. Средства они добывали путём реквизиции имущества буржуев и дворянства. Так что назвать это формирование бандой нет никакого повода.
В первый год войны Нестор Иванович тесно сотрудничал с большевиками. Он организовал повстанческий фронт против наступавшей на Украину Добровольческой армии А.И. Деникина. Полагая Махно членом своих рядов, 21 февраля 1919 г. большевистское командование включило его формирование в состав Красной армии, а самого назначило командиром 3-ей бригады 1-ой Заднепровской дивизии. За взятие в марте того же года Бердянска и Мариуполя Нестора Ивановича наградили орденом Боевого Красного Знамени. В списке награждённых этим орденом фамилия Махно стоит под № 4.
Союз этот продержался до начала мая 1919 г.
8 мая вспыхнуло грандиозное антисоветское восстание атамана повстанческих войск Херсонщины, Запорожья и Таврии Николая Александровича Григорьева. Подобно Махно, батько крупного партизанского отряда Григорьев поначалу поддержал большевиков и в конце апреля 1919 г. стал начдивом 6-ой Украинской советской дивизии.
Однако политика военного коммунизма, продразвёрстка и жестокость, с которой местные чекисты проводили реквизиции на селе, быстро восстановили против Москвы и крестьянские массы, и их вожаков. Уже через несколько дней после назначения Н.А. Григорьева начдивом дело дошло до того, что бойцы 6-ой дивизии при молчаливом согласии командования стали помогать крестьянам отбиваться от экспроприаторов. Заодно устроили еврейский погром.
7 мая чекисты попыталось арестовать начдива. Не тут-то было. Чекистов самих расстреляли. А 8 мая Григорьев обнародовал т.н. «Универсал», в котором призвал отказаться от чьей бы то ни было диктатуры и передать всю власть выборным Советам. Провозглашались: «…свобода печати, совести, собраний, союзов, забастовок, труда и профессий, неприкасаемость личности, мысли, жилища, убеждений и религии»!
Однако все эти красивые лозунги сопровождались массовым вырезанием евреев и русских (москалей). Русская речь оказалась под запретом.

5

Махно поначалу выжидал. Но подозрения советского командования в отношении его настроений быстро возрастали. На всякий случай махновцев перестали снабжать боеприпасами и оружием. Как результат, в боях с деникинцами под командованием генерала А.Г. Шкуро 3-я бригада 1-ой Заднепровской дивизии потерпела тяжкое поражение и вынуждена была отступить. Председатель Революционного военного совета РСФСР Л.Д. Троцкий обвинил в поражении Н.И. Махно и 4 июня издал приказ о признании его вне закона. В ответ Нестор Иванович направил телеграммы на имя Ленина, Троцкого, Зиновьева, Каменева, Ворошилова и Раковского, где заявил, что остаётся преданным делу революции, но выходит со своими бойцами из Красной армии по причине постоянных нападок на него руководства большевиков.
Он объединился с остатками разгромленной красноармейцами дивизии Григорьева и продолжил воевать против Деникина. В середине июля Махно возглавил Реввоенсовет Революционно-повстанческой армии Украины (РПАУ). Однако Н.А. Григорьев всё более и более склонялся к союзу с Деникиным. Дело кончилось тем, что 27 июля 1919 г. Н.И. Махно и его адъютант А.В. Чубенко застрелили Григорьева, обвинив его в связях с Деникиным и националистических погромах.
В августе 1919 г. против большевиков восстала 58-ая дивизия Красной армии. Восставшие влились в ряды махновцев. Численность последних возросла, что позволило Нестору Ивановичу провозгласить себя главнокомандующим РПАУ.

6

Тем временем не дремало командование деникинцев. В сентябре было принято решение срочно покончить с махновщиной. 12 сентября началось общее наступление белых на РПАУ. Уже через десять дней махновцы оказались в клещах врагов под Уманью: на севре и западе против них действовали петлюровцы, а на юге и востоке — деникинцы.
И тогда Махно пошёл на явную авантюру. Воспользовавшись тем, что у села Перегоновка батальоны генерала Я.А. Слащёва действовали разрозненно, поскольку были уверены в недееспособности «бандитов» против регулярной армии, 26 сентября махновцы ринулись в бой и разбили противника по одиночке. Нападение оказалось столь неожиданным, что к утру 27 сентября все три батальона были порублены, а махновцы с наскока выбили белых из Умани. Прорвав окружение, РПАУ совершила молниеносный рейд по тылам армии Деникина. В начале октября под властью махновцев оказались Мелитополь, Бердянск, Мариуполь.
27 октября 1919 г. на съезде Советов в Александровске (ныне Запорожье) Махно объявил об учреждении на отвоёванной территории «вольных Советов». А уже 2 ноября махновцы взяли Екатеринослав (в советское время Днепропетровск, ныне Днепр). Правда, продержались там менее двух месяцев, и в конце декабря город вновь заняли белые. На беду, в декабре в рядах РПАУ вспыхнула эпидемия тифа. Заболел и сам Махно. Болезнь существенно ослабила силы повстанцев. Под натиском белых им пришлось вернуться из Екатеринослава в Александровск. К этому времени махновцев признали третьей, крестьянской силой гражданской войны.
Однако, невзирая на великие заслуги махновцев в деле разгрома Деникина, большевики не простили им измену. 9 января 1920 г. Всеукраинский ревком объявил Нестора Ивановича и его махновцев «дезертирами и предателями». Часть повстанческой армии была разоружена красноармейцами, другая её часть во главе с Махно ушли в Гуляйполе. Там батько Нестор призвал народ к беспощадной борьбе против лживых большевиков.

7

Война против большевиков шла вплоть до конца сентября 1920 г. К тому времени армия А.И. Деникина оказалась запертой в Крыму, а сам главнокомандующий, передав свои полномочия генералу П.Н. Врангелю, эмигрировал. Остро встал вопрос о ликвидации последнего оплота белого движения на территории страны. В таких условиях разногласия с большевиками отошли в сторону. Н.И. Махно предложил большевикам союз на условиях равноправия сторон. Большевики согласились.
2 октября 1920 правительство УССР подписало с Н.И. Махно соглашение, по которому «…между махновцами и Красной армией прекращались военные действия, на Украине объявлялась амнистия анархистам и махновцам, они получали право на пропаганду своих идей без призывов к насильственному свержению советского правительства, на участие в советах и в выборах на V съезд советов…  Махновская армия переходила в оперативное подчинение советскому командованию с условием, что сохраняет внутри себя установленный ранее распорядок».
Поскольку сам Нестор Иванович был серьёзно ранен в ногу, участвовать в боях он не мог. Воевать против Русской армии Врангеля батько отправил отряд в 2400 сабель, 1900 штыков, с 450 пулемётами и 32 орудиями. Командовать отрядом был назначен помощник Махно и командир полка Семён Никитич Каретников.
8 ноября 1920 г. махновцы участвовали в знаменитом форсировании Сиваша и вышли в тыл перекопских укреплений. На следующий день у озера Безымянное махновцы разгромили 5-тысячный конный корпус генерала И.Г. Барбовича.
Пока шли бои за Крым, в тогдашней столице Украины городе Харькове 14 ноября ЦК КП(б)У принял решение о ликвидации отрядов Махно.
23 ноября 1920 г. М.В. Фрунзе в нарушение соглашения о равноправии сторон издал приказ № 00149/пш, где, в частности, говорилось: «Все части бывшей повстанческой армии, находящиеся в Крыму, немедленно ввести в состав 4-й армии, Реввоенсовету которой поручается их переформирование…» Каретников и его штаб ответили категорическим отказом. Тогда командование Красной армии пошло на преступление. С.Н. Каретникова и начальника его штаба П. Гавриленко заманили в Мелитополь якобы на переговоры с М.В. Фрунзе, арестовали и 28 ноября расстреляли. Остальным махновцам пришлось с боями прорываться из Крыма. Ушёл небольшой отряд и только в середине декабря.
Но к тому времени, а именно 26 ноября, красноармейцы напали на штаб батьки Махно в Гуляйполе.
Война против Красной армии продолжалась до августа 1921 г. 28 августа Нестор Иванович и 77 оставшихся у него бойцов переправились через Днестр в Бессарабию. Там они сразу же были интернированы.

8

Из Румынии в апреле 1922 г. Махно с женой Галиной Андреевной Кузьменко и ещё двумя соратниками перебрался в Польшу, где они сразу попали в лагерь для интернированных. В августе того же года Нестора Ивановича и его жену арестовали как бандитов и поместили в Варшавскую тюрьму. Там 30 августа 1922 г. у них родилась единственная дочь Елена. Благо, в ноябре чету Махно оправдали и выпустили на свободу.
В апреле 1924 г. Нестора Ивановича, как нежелательную персону, польские власти спровадили в вольный город Данциг. Там его сразу же арестовали, обвинив в убийстве немецких колонистов на Украине. Из тюрьмы Махно бежал с помощью местных анархистов и в декабре нелегально перешёл границу с Германией. Оттуда путь его лежал в Париж, где уже обосновались Г.А. Кузьменко с дочерью.
Во Франции Нестора Ивановича приняли местные анархисты. Поначалу он жил гостем у разных доброжелателей. Только в июне 1926 г. ему удалось снять однокомнатную квартиру по адресу ул. Жарри, 18 в пригороде Венсенне. Больному туберкулёзом и израненному Махно пришлось искать работу. Французского языка он не знал и не смог его выучить. Успел он поработать помощником литейщика, потом токарем на заводе. Однако болезнь вынудила Махно уволиться. Жена работала на обувной фабрике, потом в бакалейной лавке, была домработницей в богатых домах, кухаркой, швеёй, уборщицей, прачкой в пансионе для детей русских эмигрантов… В 1927 г. супруги Махно развелись, но продолжали жить вместе в одной квартире.
Многие анархисты вынуждены были покинуть Россию. Большинство из них страдали ностальгией и жаждой мести. В мае 1926 г. к Махно заявился молодой анархист Соломон Шварцбард. Он рассказал, что готовит покушение на жившего в Париже в эмиграции С.В. Петлюру, вояки которого убили всю его семью во время еврейского погрома. Нестор Иванович отговаривал его, пытался объяснить, что Петлюра был противником погромов, всё происходило помимо его воли. Напрасный труд. 25 мая 1926 г. Шварцбард тремя выстрелами в упор застрелил Петлюру прямо на улице. Махно привлекли к процессу свидетелем стороны обвинения. Шварцбард был признан невиновным!
Прошло совсем немного времени, и 1 октября 1926 г. старый знакомый Нестора Ивановича анархист Василий Заец 1 октября 1926 г. застрелился прямо в квартире батьки.
Быть может под впечатлением от случившегося или из расчёта подзаработать некий богатый французский анархист предложил в тот год Махно профинансировать написание им мемуаров. Батько с радостью согласился. Первый том воспоминаний «Великая русская революция на Украине» был опубликован в 1927 г. К сожалению, книгу никто не покупал, и финансировать дальнейшую работу меценат отказался. И всё же Нестор Иванович написал ещё два тома, доведя воспоминания до конца 1918 г. Работу он закончил в 1929 г., но издали книги только после кончины автора.
С 1928 г. у Махно обострились старые болячки. Ему чуть не ампутировали раненую ногу, избежать операции удалось, но с этого времени Нестор Иванович сильно хромал. Вскоре обострился застарелый костный туберкулёз. Бутырка достала-таки своего арестанта. Чтобы обезопасить дочь, Галина Андреевна перебралась на другую квартиру. Махно остался один. Поговаривали, что вскоре после отъезда жены и дочки, Нестор Иванович пытался покончить с собой. Но эта версия не имеет доказательств.
На помощь Махно пришёл анархист-коммунист и террорист, когда отбывавший каторгу в Бутырской тюрьме вместе с Нестором, Пётр Андреевич Аршинов. Он поселился в одном доме с Махно, и вскоре они вместе наладили издание журнала анархистов «Дело труда». Через журнал в июле 1927 г. Нестор Иванович познакомился со ставшими впоследствии легендарными испанскими анархистами-синдикалистами Франсиско Аскасо, Буэнавентурой Дуррути и Григорио Ховером. Он много рассказывал о применявшейся им тактике партизанской войны в России. Когда в 1931 г. в Испании вспыхнула герилья (партизанская война) в Каталонии, анархисты призвали Махно стать вождём испанских партизан.
Но к этому времени батько был уже тяжко болен. Нестор Иванович Махно умер 25 июля 1934 г. в Париже в больнице для бедных Тенон с диагнозом костный туберкулёз. Тело его было кремировано. Урну с прахом захоронили в ячейке № 6686 колумбария на кладбище Пер-Лашез. В марте 2019 г. власти города Гуляйполе приняли решение добиваться перезахоронения праха Нестора Ивановича Махно на родине.
Галины Андреевна Кузьменко и Елена Несторовна Махно остались жить в Париже. В первый год фашистской оккупации Елену вывезли на работы в Берлин. Мать последовала за дочерью. В немецкой столице они и встретили Красную армию. В августе 1945 г. обеих арестовали как членов семьи «заклятого врага Советской власти» бандита Махно. Состоялся суд. Галине Андреевне дали восемь лет лагерей, Елене Несторовне — пять лет ссылки. Наказание отбывали она в Казахстане. Там остались и после освобождения, жила в Джезказгане (ныне Жезказган) Карагандинской области. Кузьменко умерла в 1978 г., Елена Махно (Михненко) дожила до реабилитации в 1989 г. Умерла она в 1992 г.

9

Сегодня Нестора Ивановича Махно называют гением партизанской войны. Проведённые им боевые операции уникальны, их изучают в военных академиях многих стран. Его учениками признают Мао Цзэдуна, Че Гевару и многих других выдающихся революционеров и террористов.
Современной России он особенно интересен своими трудами по вопросам анархизма-коммунизма. В условиях возрастающего интереса нашей молодёжи к левым учениям проблема государства в обществе обострилась особо. Идеи отказа от государства, как аппарата насилия над личностью, и перехода к т.н. народному самоуправлению всё более и более смущают умы. Один из лидеров отечественного анархо-коммунизма В.В. Мальцев шумно выдаёт через интернет идеи Нестора Махно, в частности суждения о народном самоуправлении, за собственный эксклюзив и последнее время пытается навязать себя консультантом к новоиспечённому президенту Украины В.А. Зеленскому. Мальцев же шумно призывает население России к революции. Так что время Нестора Ивановича Махно ещё не прошло. Его тень лишь выжидает там, в загробном мире.

10

Ну а завершу я это краткое вступление маленькой подборкой стихотворений Нестора Ивановича Махно, созданных им накануне окончательного разгрома его движения в 1920 — 1921 гг. Он был поэтом, слабеньким, но всё же.

***

Кинулась тачанка полем на Воронеж,
Падали под пулями, как спелая рожь.
Сзади у тачанки надпись «Хрен догонишь!»
Спереди тачанки надпись «Живым не уйдешь!»

1920


КОНИ ВЁРСТЫ РВУТ НАМЁТОМ...

Кони вёрсты рвут намётом,
Нам свобода дорога,
Через прорезь пулемёта
Я ищу в пыли врага.

Застрочу огнём кинжальным,
Как поближе подпущу.
Ничего в бою не жаль мне,
Ни о чём я не грущу.

Только радуюсь убойной
Силе моего дружка.
Видеть я могу спокойно
Только мёртвого врага.

У меня одна забота,
Нет важней её забот...
Кони вёрсты рвут намётом,
Косит белых пулемёт.


ОТВЕТ БОЛЬШЕВИКУ ДЫБЕНКО

Большевику не веря,
Кричали все в одно:
«Не ври как сивый мерин,
Мы все идём к Махно!»


ПРОКЛИНАЙТЕ МЕНЯ, ПРОКЛИНАЙТЕ...

Песня

Проклинайте меня, проклинайте,
Если я вам хоть слово солгал,
Вспоминайте меня, вспоминайте,
Я за правду, за вас воевал.

За тебя, угнетённое братство,
За обманутый властью народ.
Ненавидел я чванство и барство,
Был со мной заодно пулемёт.

И тачанка, летящая пулей,
Сабли блеск ошалелый подвысь.
Почему ж от меня отвернулись
Вы, кому я отдал свою жизнь?

В моей песне ни слова упрёка,
Я не смею народ упрекать.
От чего же мне так одиноко,
Не могу рассказать и понять.

Вы простите меня, кто в атаку
Шёл со мною и пулей сражён,
Мне б о вас полагалось заплакать,
Но я вижу глаза ваших жён.

Вот они вас отвоют, отплачут
И лампады не станут гасить...
Ну, а батько не может иначе,
Он умеет не плакать, а мстить.

Вспоминайте меня, вспоминайте,
Я за правду, за вас воевал...

1921

Я В БОЙ БРОСАЛСЯ С ГОЛОВОЙ...

Я в бой бросался с головой,
Пощады не прося у смерти,
И не виновен, что живой
Остался в этой круговерти.

Мы проливали кровь и пот,
С народом откровенны были.
Нас победили. Только вот
Идею нашу не убили.

Пускай схоронят нас сейчас,
Но наша Суть не канет в Лету,
Она воспрянет в нужный час
И победит. Я верю в это!

1921


Рецензии
Вот как описывает очевидец известный писатель Паустовский встречу с Махно :
"Махно лениво вскинул маузер и, даже не взглянув на дежурного и не
целясь, выстрелил. Почему -- неизвестно. Разве можно догадаться, что придет
в голову осатанелому изуверу.
Дежурный нелепо взмахнул руками, попятился, упал на бок и начал биться
на перроне, хватая себя за шею и размазывая кровь.Махно махнул рукой. Тотчас пулеметная очередь хлестнула по асфальту
перрона и ударила по дежурному. Он несколько раз дернулся и затих.
Мы бросились через вестибюль на перрон. Мимо нас проходила последняя
теплушка. Стриженая, вся в кудряшках, курносая девушка в каракулевом жакете
и галифе, радостно улыбаясь, прицелилась в нас из маузера. Заросший черной
щетиной махновец во французской железной каске оттолкнул ее. Пуля ударила
позади нас в стену.
Мы подбежали к дежурному. Он был мертв. На лице его застыла
заискивающая улыбка.

Интересно он за "правду" воевал.

цитирую автора: "Вспоминайте меня, вспоминайте,
Я за правду, за вас воевал...

Александр Жданов 2   14.05.2019 17:27     Заявить о нарушении
Спасибо за столь развернутый отзыв.

Еще лучше описан Махно у Алексея Николаевича Толстого в "Хождении по мукам".

Буду благодарен, если перепишите здесь соответствующий фрагмент романа.

Вообще-то к биографиям исторических личностей следует относиться согласно методологии историков, а не авторов художественной литературы, да еще и авторов художественной литературы времен острого этапа классовой борьбы.

Виктор Еремин   14.05.2019 17:40   Заявить о нарушении
Дыма без огня не бывает. Возможно автор и приукрасил что-то, не без этого. Но то, что о жестокости Махно ходили легенды, ни для кого не секрет. Как и то, что с 91 года у нас начали в массовом порядке превозносить "подвиги" всех террористов, убийц и изменников. А подлинных героев наоборот обвинять в тяжких грехах. Поэтому историкам вообще сейчас нельзя верить. Они все куплены с потрохами и интерпретируют события только в угоду заказчикам. Типичный пример- "труды " предателя Резуна - подпольная писательская кличка "суворов". До капитана едва сумел дослужиться, а претендовал на лавры историка, причем все факты черпал из лондонской библиотеки. Пользуясь антисоветской конъюктурой начала 90- х, и легковерностью читателей. А если проверить его утверждения, то оказывается - все ложь, причем элементарная. Я сам не поленился и проверил документы.
Так что , как говорится, что в лоб , что по лбу.

Александр Жданов 2   14.05.2019 18:20   Заявить о нарушении
Во-первых, Резун не историк, а как раз автор художественной литературы, давным-давно разоблаченной и разгромленной настоящими профессиональными историками. Если Вы предпочитаете читать беллетристику Резуна, Млечина или Радзинского, это сугубо Ваши проблемы. На историков-то клевету не возводите.

Во-вторых, оправдания Махно в моей публикации нет. Тот факт, что кто-то взялся оправдывать события времен гражданской войны, в данном случае не работает. Обращайтесь к тем, кто оправдывает.

С другой стороны, требовать оправданий действиям участников гражданской резни могут только люди, мягко говоря, несерьезные. Точные определения давать не буду. Гражданская война в любом обществе - время ненависти и мести. Какие тут могут быть оправдания.

В-третьих, я дал объективные, документально подтверждаемые факты из биографии Махно. Ничего оценочного в статье нет. И это очевидно.

Посему полагаю Ваши комментарии не имеющими отношения к данной публикации. А Махно можете обличать и ненавидеть сколько Вам угодно. Ваше право.

С уважением.

Виктор Еремин   14.05.2019 18:47   Заявить о нарушении
Вы меня удивляете, Виктор! А как вы определили, что резун писатель, а не историк и в чем по вашему разница? Ведь он описывает в своих произведениях исторические события, без художественного вымысла, у него нет литературных героев и нет сюжетов. Он утверждает, что все что он пишет- подлинная правда. А разве ваши историки делают по-другому?
А вы себя тогда к кому относите?
Кстати, в его исторических "трудах", есть ссылки на документы и все свои домыслы и утверждения он подтверждает якобы фактами. То, что они недостоверны, это уже другое дело.
В то же время многие авторы, считающие себя историками не приводят даже источники, откуда они берут свои сведения. Просто , как в армии твердят свое и все. Как будто все должны быть совершенно уверены, что все что они пишут- истинная правда. Я мол взял все материалы из исторических источников. Но кто готовил эти источники, насколько они полны, что еще осталось за кадром, на что внимание автор не захотел обратить? Ведь понятно, что из контекста любого документа всегда можно надергать куски информации, которые толковать так, как нужно
Не зная какие источники невозможно совершенно понять под чью дуду они сложены.

Сейчас даже просто достаточно узнать в каком году издан источник, чтобы понять в какую сторону он ориентирован. А отсутствие перечня источников у автора таким образом ему очень важно, т.к. создает иллюзию объективности и непредубежденности его исследований.

А по другому просто не может быть. Т.к. историки , чтобы получать свои ученые степени просто обязаны толковать все с учетом господствующей идеологии. И вы это прекрасно знаете. Попробуй кто-то например в 90-х что-то сказать хорошего о коммунистах, да ему не то, что кандидатскую не дали бы защитить, а уволили бы с кафедры. Вы будете опровергать это?
Так что клевету я ни на кого не возвожу.
Хотя " в семье не без урода," и возможно где-то есть правдивые историки, но как их определить?

Во-вторых. Я не читаю перечисленных вами авторов, хотя вынужден был ознакомиться частично с их "произведениями", ибо как можно судить о вещи , не видя её?

резун, кстати, писал и мемуары и мне было интересно насколько буйной была его фантазия. т.к. являюсь руководителем содружества выпускников военного училища, в котором учились многие из однокурсников резуна по ВОКУ и имел возможность проверить недостоверность описываемых им событий.
Так что у меня нет никаких проблем, не стоит волноваться.

Махно , как и любой другой бандит, для меня не представляет совершенно никакого интереса. В отличие от видимо вас, ели вы вдруг так подробно описали его деятельность, хотя опять же не совсем понятно, как историк (но где ссылки на документы, с указанием тома, стр, архива и т.п.?), или как писатель, автор художественной литературы?
Я не говорю ни о каких оправданиях. Просто я всегда считал, что если нейтрально рассматривать действия какого то исторического лица, претендуя на объективность, желательно описать ВСЕ стороны его деятельности. А не выбрать только те, которые можно рассматривать, как положительные в чем-то моменты.
Ведь, согласитесь, можно например рассматривать в восторженных, или даже нейтральных тонах трогательное отношение какого-то преступника-убийцы к детям, к животным ... А о том, что о нем ходят в народе леденящие душу истории умолчать. Мол нет фактов, так что же упоминать?
Мои комментарии, как раз и есть попытка в такой мягкой завуалированной форме намекнуть, что если уже говорить о исторической фигуре, то наверное нужно упомянуть хотя бы слухи, сказав о том, что впрочем они не подтверждены, свидетелей нет, документов нет, и т.д. Ведь важно часто даже не то, о чем пишешь и как, а какое впечатление производит на читателя тот или иной труд. В данном случае у меня сложилось впечатление (а я как простой читатель имею право на свое мнение),оно может не совпадать с мнением большинства вашей аудитории, что описываемый вами человек- народный герой, случайно по недоразумению пострадавший за счастье бедных трудящихся невинных крестьян, от безысходности воевавших то с одними, то с другими по ходу дела случайно, совершенно не желая, уничтожая мирных граждан. Я полагал, что вам будет интересно мнение всех читателей, а не только тех, кто всегда все безоговорочно будут только "одобрямс".
С уважением.

Александр Жданов 2   14.05.2019 21:42   Заявить о нарушении
Уважаемый Александр!

Вы доказали мне свою почти полную правоту, оспориванию не подлежащую. Но именно почти полностью правы, но не целиком.

Я, конечно, не претендую на право зваться учёным историком. Я лишь популяризатор и не раз уже об этом писал.

Что касается Махно, возвеличиванием его заниматься не намерен. Но и популяризовать клевету на него не намерен. В данном случае самое простое - прочитать его мемуары, предисловием к которым и является данная публикация.

И повторю, прежде чем оценивать деятельность Нестора Ивановича, мы должны выяснить: был ли разбойником и душегубом Махно до гражданской войны и после гражданской войны. Потому что обвинять человека в разбое и душегубстве в эпоху ненависти и мести, причем без знания конкретных ситуаций и мотивов,мягко говоря, непорядочно со стороны обывателя мирных времен. Именно эта (безусловно спорная) точка зрения и соблюдалась меня при написании данной статьи, определив отказ от популяризации негатива.

Так что в этом аспекте согласиться с Вами не могу.

Что касается профессиональных историков и беллетристов, то отличие между ними простое: работа в архивах и исключительно с литературой. Резун в архивах никогда не работал и не скрывает это.

Личная позиция историка - иное дело. В этом и есть беда любой гуманитарной дисциплины. Трактовать факты можно сколько и как угодно. Каждый выбирает свое. Но спорить по таким проблемам могут только профессионалы. Сторонним читателям в такие споры лезть не гоже. У нас есть право только выбрать наиболее доказательную с нашей точки зрения позицию.

С уважением.

Виктор Еремин   15.05.2019 04:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.