Зойка. Часть 2. Глава 21

Притихшую Зою забрали к себе Прасковья с Хромовым.  Они поочерёдно возили её в город на занятия. Люся жила, как в тумане. За последние две недели она сильно похудела, так как совершенно ничего не могла есть. С утра до вечера один крепкий чай. С ночи уезжала в Ленинград. Спасибо начальнику - Александру Ивановичу, который категорически запретил нарядчице вызывать её на подработки. Но она всё равно, каждый раз, с замиранием сердца подходила расписываться в журнале, боясь увидеть в нём «галочку», напротив своей фамилии.  Вчера та самая «галочка» появилась.

- Валентина Николаевна, вы же знаете, что я не могу! Мне к мужу в больницу надо!

- Это отгул тебе за переработку, так что отдыхай три дня!

- Спасибо! Большое спасибо, Валентина Николаевна!

- Александра Ивановича благодари! Его указание дать тебе выходной, - пояснила нарядчица. – Отдохни хоть, Людмила, денёк. Лица ведь на тебе нет, - вздохнула Валентина Николаевна, с жалостью смотря на Люсю.

Она только кивнула головой.

- Не знаю, как вас и благодарить, Александр Иванович… - начала было Люся, но начальник не дал ей договорить.

- Я сделал только то, что обязан сделать любой руководитель!

- За поезда спасибо тоже, Александр Иванович.

- Жаль, что не могу больше ничем помочь, Людмила Олеговна, - с несвойственным ему смущением ответил Павлов. – Надеюсь, что вы хотя бы немного поспите в дороге.
- Да-да, конечно! Мне даже бельё выдают…

Сама бы Люся вряд ли поняла, что Павлов договорился с дежурными по вокзалу, и они каждый раз сажали её в пассажирский поезд, где ей предоставляли не только нижнюю полку, но ещё и выдавали бельё, благодаря чему она могла немного поспать после ночной смены. Совершенно случайно проговорилась Вера Даниловна.

Сегодня её опять посадили в пассажирский поезд. Как только голова коснулась маленькой жёсткой подушки, Люся сразу же провалилась в сон.

- Девушка, подъезжаем! – тихо тронул её за плечо молодой ещё совсем парнишка в форме проводника.

- Спасибо! – Люся с трудом разлепила напухшие от недосыпания веки. Хотелось умыться холодной водой, но туалеты были закрыты, за окнами пробежала платформа станции «Навалочная», следующая, уже через минуты три -  Ленинград.

По пути в больницу она забежала в несколько магазинов, купила всё необходимое для себя и Илюши и, стараясь скрыть следы усталости,  мазнула по лицу тональным кремом.

В палату она всегда входила с улыбкой. С улыбкой она зашла и после того, как лечащий врач, пригласив её в ординаторскую, сообщил о том, что у мужа онкология. Он что-то говорил ей о ходе операции, о гистологическом исследовании, о том, что люди живут с одной почкой, говорил и говорил… А она стояла и ничего не слышала. Метрономом отдавалось в голове одно-единственное слово – рак. У такого молодого и здорового, носившего её на руках Илюши, - рак… Этого просто не может быть!

- Случаются чудеса…

- Случаются? – именно эти последние слова на слух уловила Люся.

- Медицине известно сколько угодно таких фактов! Вы знаете, перед самой войной у меня был пациент с третьей степенью заболевания, который просто-напросто сбежал из больницы и ушёл на фронт. После войны явился ко мне абсолютно здоровым. Рассказывал, что сам искал смерти, зная, какие муки его ожидают, а смерть мимо прошла, и ни одна пуля не задела, -  рассказывая, доктор теребил разложенные по столу медицинские карты, и только в конце беседы открыто посмотрел Люсе в глаза.

 – Поверьте, мы сделали всё, что могли!

- Я не сомневаюсь в этом, доктор, - тихо проговорила она и вышла из кабинета, повторяя про себя слово «чудо».

Сегодня она пришла в «тихий час», предъявив при входе выданный ей пропуск, стала быстро подниматься на третий этаж. Дверь в палату, где лежал Илюша, была немного приоткрыта. Она остановилась, чтобы отдышаться, надеть на лицо улыбку и услышала голос мужа.

- Мать, не обижай Милу! Помогай ей, если со мной что-то случится…

- Илюшенька, - всхлипнула Анна  Петровна.

- И прости меня, мама! За всё прости… - послышалось невнятное бормотанье Анны Петровны. – Дай договорить… Знаю, что простила. Я не могу себя простить! Пьяный был, потому и ударил… Милу с Зоюшкой береги. Деньги… Простишь, мать? Не думал я, что так вот выйдет… Внука не смог тебе подарить. Сам виноват во всём! А так хотелось пацанёнка… И девочка тоже хорошо…

Ей хотелось сползти по стенке и завыть в голос. Не было больше сил стоять и слушать, накатывались слёзы. Люся вцепилась в стенку ногтями, прижалась к ней головой, закусив до боли нижнюю губу.

- Господи, соверши чудо! – прошептала она еле слышно.

- Пить? Сейчас, сынок!

Встряхнув волосами, Люся старательно улыбнулась и вошла в палату. Бледное лицо мужа засветилось от радости.

- Милушка моя приехала!

Засуетилась Анна Петровна, стирая с лица слезинки.

- Здравствуйте! – Люся нежно прикоснулась губами к щеке Илюши. – О! Да ты сегодня молодцом! – как можно бодрее произнесла она.

- Стараюсь! Сколько же можно здесь отдыхать? Надо и честь знать, - счастливо рассмеялся Илья. – Тебя с матерью измотал. Дежурите у меня попеременно, как у тяжелобольного. А я уже, можно сказать, здоров. Операция прошла успешно, как сказал Геннадий Леонидович. Швы снимут, и можно ближе к дому собираться.

- Недолго осталось, Илюшенька! Пойду кипяточку тебе наберу, да травку заварю, - выскользнула из палаты Анна Петровна.

-  Вот поправишься полностью, и только тогда будешь собираться! А пока лежи и слушайся доктора! – Люся шутливо щёлкнула Илью по руке.

- Какая ты худенькая стала, Мила! Не ездила бы каждый-то выходной! Тяжело ведь. Мать тоже вымоталась! Лежу здесь такой здоровенный, а вам покоя нет…

- Илюшенька, я не от поездок похудела… Ты, главное, быстрей поправляйся! – она задумалась на доли секунды и, боясь отступиться от задуманного,  выпалила, - ребёночек у нас будет! А ему папа здоровый нужен!

- Милушка! – просиял Илья, приподнимаясь с подушки. – Вся жизнь моя в тебе!

Продолжение:   http://www.proza.ru/2019/05/15/103


Рецензии
Мариночка, со слезами читала эту главу...
Тяжелое испытание приготовила Людмиле судьба...и не только ей... и Анне, и самому Илье... но... ведь мы всегда верим в чудо... и только надежда умирает последней...
С теплом души, Т.М.

Татьяна Микулич   28.10.2019 20:40     Заявить о нарушении
Признательность моя к Вам безгранична, Танечка!
Ваши слёзы тронули меня до глубины души. Такие читатели, как Вы, счастье для каждого автора. Позвольте мне сердечно обнять Вас)
Значит, всё же что-то получается у меня...
Надежда умирает последней...- Вы совершенно правы, Танечка!

С теплом души,

Марина Белухина   28.10.2019 21:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.