Исчезновение 2

                ***
                Начало - http://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl

На спасение Алексея Ирина мобилизовала весь местный цвет медицины –  могла, когда надо, горы сдвинуть. Потому и Николая, в нарушение норм, пропустили к Мачневу в палату реанимации. Правда, реаниматолог перед этим все косился в сторону и пожимал плечами: «Можете, конечно, хотя…»

 Весеннее солнце плавило окна, хотелось улыбаться, и, вышагивая коридором, Муравьев придумывал иронические подколки, которыми собирался поддержать друга… ветром сдуло этот настрой, когда увидел под простыней исхудавшее тело и ноги, непрерывно сучившие, словно у кузнечика. Великолепно вылепленная голова, как говаривали когда-то, восковою желтизной выделялась на белизне подушки. Глаза Алексея были открыты, и, заглянув в них, Николай задохнулся – ни капли разума не было в черных точках зрачков. Не было больше смысла ни говорить что-то, ни находиться рядом.

  Он отрешенно возвращался по больничному коридору, когда встречный спросил его, где находится реанимация. Махнул рукою на палату позади, и вдруг, пройдя пару шагов, облился холодным потом – посетитель отпечатался в мозгу выделенной картинкой. Страшно было обернуться, но обернулся-таки… Коридор был пуст.

                ***

- Коль! А Мачнева выписали, - Ирина стояла у окна на кухне и смотрела на цветущую абрикосу у подъезда.

- Значит, избавились-таки, - хмуро отодвинул чашку Муравьев. – Зачем покойниками статистку портить…

- Ты не понял, Коля – его выписали выздоровевшим…

- Как - выздоровевшим?! – закашлялся от неожиданности. – Этого не может быть!

- И ты так считаешь… Вот и лечащие  врачи денег у меня не взяли. «Если бы мы могли понять, как это произошло, - сказали, - нам бы Нобелевка светила»…

Помолчали. Николай остановившимся взглядом уставился в угол.

 - Ты его уже видела?
 
- Нет. Он мне из дому на работу позвонил.

- Помнишь, - сузил глаза Муравьев, - я спрашивал у Тарасовой о незнакомце, что заходил к нему? О выделенном, о вклеенном в нашу действительность.

- После «Белого аиста»…

- Не будь дурой, Ирка, - прервал. – Я такого же выделенного видел в больнице. У Лешкиной реанимации.

- И что это значит, Коль? – осторожно опустилась на стул.

- Я вот что думаю… они так к нему прицепились, что невмоготу стало. Потому и выпил - гори огнем! Но прознали-таки, стервецы выделенные, вытащили с того света…

- Слушай… что им от него надо? Кто они такие вообще?!

- Спрошу у них при случае, - криво ухмыльнулся Муравьев. – Одно могу сказать – возможности у них нечеловеческие.

- Может, в полицию, Коль?

- Ага. Про вклеенных рассказать. И в дурку сразу…

                ***

 Радовался выздоровлению Мачнева коллектив его предприятия, загибавшийся в отсутствии руководителя, исхудала в ожидании Тарасова… но не спешил являться на люди новоявленный Лазарь. Общался со всеми по телефону, давал исключительно дельные советы бухгалтеру, благодарил Муравьевых и посылал воздушные поцелуи Ольге…  но мало-помалу и телефонная его активность поутихла.

 Зайти к Мачневу Николай решил после встречи с Тарасовой. Нельзя сказать, что заочные благодарности приводили  Муравьевых в восторг… но одно дело старые друзья, молодую же девушку было жалко. Тогда как раз отгремела первая майская гроза, одурял запах озона, и низкие тучи сгущали сумерки. В полутьме подъезда на площадке второго этажа Николай увидел Алексея. Было впечатление, что тот Муравьева поджидал. «Уходишь?» - спросил Николай потерянно.

- Верно спросил – ухожу, – голос Мачнева звучал глухо и будто  гипнотизировал. - Но прежде мне вот что хотелось бы сказать: вы не представляете, как это здорово -  быть членом социума. Его лучшим представителем, худшим ли – неважно. А когда тебя выдергивают и помещают вне социума… или даже над социумом, тогда всеобъемлющее одиночество. По крайней мере, мне сейчас так кажется. А вам, в самом деле – счастливо оставаться!

 Николай стоял и смотрел, как неспеша спускается по лестнице Алексей. «Кого дергают? Куда помещают?» - беспорядочно стучало в голове. И только когда в проеме двери четко, будто вырезанный, возник силуэт уходящего Мачнева, у Муравьева расширились зрачки.

                ***

Заявление в полицию о поиске пропавшего руководителя подал коллектив его предприятия. Следователи вскрыли квартиру Мачнева и пришли к выводу, что со времени его выписки он там не жил. Вскоре дело закрыли: нету тела – нет дела.

                С признательностью Наташе Шайн-Ткаченко за иллюстрацию


Рецензии
"Посетитель отпечатался в мозгу выделенной картинкой. Страшно было обернуться, но обернулся-таки… Коридор был пуст".
Интересный симбиоз мистики и детектива, написанного в реалистической манере, получился, Александр!
Забрали героя.

"- Верно спросил – ухожу, – голос Мачнева звучал глухо и будто гипнотизировал. - Но прежде мне вот что хотелось бы сказать: вы не представляете, как это здорово - быть членом социума. Его лучшим представителем, худшим ли – неважно. А когда тебя выдергивают и помещают вне социума… или даже над социумом, тогда всеобъемлющее одиночество. По крайней мере, мне сейчас так кажется. А вам, в самом деле – счастливо оставаться!

Николай стоял и смотрел, как не спеша спускается по лестнице Алексей. «Кого дергают? Куда помещают?» - беспорядочно стучало в голове. И только когда в проеме двери четко, будто вырезанный, возник силуэт уходящего Мачнева, у Муравьева расширились зрачки".
Загадка.:)

Светлана Данилина   10.12.2019 19:20     Заявить о нарушении
Загадка? Невнятно у меня?

Александр Скрыпник   10.12.2019 21:29   Заявить о нарушении
Простите, Александр, просто повторила вслед за героем: "Куда помещают?":)

Светлана Данилина   11.12.2019 10:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.