Сюрприз для Гражданина космоса-2

Начало - http://www.proza.ru/2019/03/16/1463               
                События возможны. И желаемы.

            10. АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОК

            Гул от компрессора повысил тон, и, значит, скоро разгерметизация. Отсек для грузового шаттла распахнётся в космос...
            Минуты эти для меня, сидящего в кабине «Горбунка», особые. Закончена стандартная online-проверка. Я вновь увижу звёзды и Пространство. Свой «офис  космолётчиков». Меня зовут Адам, 7 лет назад закончил Школу космофлота в Солнечной. Мои родители остались далеко, а собственной семьёй не обзавёлся. Ещё я паранорм (немного), с детства. Это в тренде.
            Сегодняшний полёт – вход в атмосферу и посадка, доставка колонистам оборудования. Но я пока что связан с Кораблём невидимыми нитями.

            Под гермошлемом лёгкого скафандра вспышки связи, трель канала.
            – Борт-19, всё OK? За главного – Артём, зам. «Джина». Как настроение?
            – «Байкал», я слышу. «Горбунок» в порядке. Где же «Джин»?
              (На космосленге, «Джин» – дежурный вахтенный диспетчер.)
            – Наш Алекс у «микробников». Какое-то ЧП... Я активирую Отсчёт.
            Бронестекло подсвечивают вспышки цифр обратного отсчёта – 60... 59... 58... Интеллектроника попискивает активацией, разноголосица без диссонансов. Скорее в "офис"! Ждал давно такого.

Наш звездолёт «Байкал»-12 вышел из Портала 20 дней назад. Стандартный Комплекс для масс-транспорта «Нуль-Т», орбита перпендикулярна плоскости эклиптики. Звезда – тип «Чара» («Жёлтый карлик»), 7 планет. Из них земного типа – три. А две, на радость планетологам, пригодны для колонизации и терраформинга, – 0,9 «g» на Чаре-2, чуть больше «g» на Чаре-3. Вода, азот и СО2. Подарок биоформатистам.
             Вчера «Байкал» достиг орбиты дальней Чары. Пока что колонисты будут жить под куполами, но их пра-правнуки когда-то смогут выйти «подышать». В составе нашей экспедиции экзопланетники, биоэкологи, формисты, программисты. Просчитывать сценарии и строить армии микробов, задать программы легионам самовоспроизводящихся «нанитов» (нанороботов). С учётом вариабельности вектора терраформирования. Ещё до Перехода по «струне» «микробники» представили свой «директивный биоформинг», теперь на Корабле идёт «холодная война» согласования.

              Но вдруг... в эфире голоса! Неясный шум и чистый женский альт, возня в диспетчерской...
               – Адам-019! – девичий дерзкий голос. – Эй, там, куда летишь?.. А кто хотел «немного покатать» меня в Пространстве?
              Вот это да...
              СЮРПРИЗ.
Есть видеосигнал. Она на месте «Джина». Наш корабельный медик, «Аленький цветок». Огневолосая Цветкова, как тигрица. Её зелёные глаза знакомы с генным тюнингом. Тон «изумрудный дихроизм».
              – Алёна, я прошу! Нас слушают... Не подставляй меня.
              – Адам-019, – в ней говорит обида, – ты получил не все прививки! И не зашёл проститься. Останешься один, совсем, хм-хм. Адам останется без ... Евы.
              СТОП! Ооо... Так вот какой «Цветочек аленький»! Рыжеволосая бесстрашна. Теперь начнутся кривотолки. Делать что?
              От безысходности спонтанно достигаю ясновидения. На внутреннем экране «вижу» Еву в зале внешнего обзора. Миниатюрная биологиня изучает космос в голодинамической реальности... (В груди запело, встрепенулось!) Загадочная девушка, как будто что-то чувствуя, качнулась, прикрывая сердце. (Ну, наконец-то, «есть контакт»!)

               ...Нет, не ушла Цветкова! Смущение и глупость ситуации, растущие по экспоненте. Горе-космолётчик. И я решаюсь на насилие.
              – «Байкал», прошу канал дежурной связи! Шаттл приступает к маневрированию!
              Вот так, безжалостно-официально. Но я добавил, тихо: «Извини, Алёнушка».
              Огневолосая не движется. И смотрит в душу. Это сильно. (Ведьма!)
              – Эй, паранорм... Лети, куда хотел.
              Прикрыв глаза рукой, она уходит. А я «бесчувственный злодей». Хотела что-то... если... Что случилось-то?
              Мигает трижды. Отверзается Пространство. Шаттл, выпущенный катапультой, прёт торпедой в «офис». Но я про Еву помню. И под «Байкалом» успеваю сделать «бочку» маневровыми. Мой серебристый «Горбунок» на фоне бледно-фиолетовой громады Чары.

              11. С ПОЧИНОМ НЕУДАЧ

              Шаттл медленно скользит к расчётной точке тормозного импульса. Там я сойду с орбиты, круто «провалюсь» на баллистическую, а после гиперзвуковым болидом искупаюсь в плазме, и далее полёт, как в древности, по-самолётному. До ВПП на стройке космодрома.
              – Адам-019, держим связь, – Артём вздохнул смущённо. – Ты извини, она как фурия, а процедуры в медотсеке у неё такие... Боюсь, хотя летаю в космос.
              – Нормально, друг. Нет, это ты прости. Не знаю, делать что. Узнает Капитан... Старик казнит Цветкову и меня, ещё кого... Я стану выходить из шлюза «безлошадным».
              – О, нет, – Артём теперь спокоен. – «Пилотов мало, шаттлов много...» (афоризм ТБ). За кэпа не волнуйся. Уже две смены, как пошли «случайные» отказы регистратора...
              – «Байкал», вас понял. Друг, спасибо! Доброй вахты!
              – Всегда сочувствую пилотам. Там, осторожнее с планетой... Мягкой плазмы!

              Но что-то упустил, я чувствую. Цветкова предостерегала. Спектакль «ревнивой женщины» был бутафорией. Напрасно избегал её последнюю неделю (из-за Евы!). Быть может, развернуть «оглобли Горбунка» на градусов 180?
              Есть несколько минут. Расслабиться, до транса ясновидения. Вспоминаю...
              Всегда стремился в Даль-разведку. Командировка на «Байкал»-12, окололунная орбита ожидания. Нет, это не бросок на край Галактики, но и не хуже орбитального извоза. Система Чары... Из всех пилотов первых миссий трое завершили стаж, двоих «зарезала» комиссия.
              Я прибыл на «Байкал» одним из первых в экипаже. Читал инструкции и «Руководства по эксплуатации». С устройством шаттлов я знаком по службе. Последние отчёты климатологов я «скармливал» для инка Симулятора полёта.
              Да, СИМУЛЯТОР. Новый интеллект-компьютер (инк). Эксплуатация для развлечений запрещается. Машина профессиональная, есть доступ только у пилотов. Конечно, я «летал» на Симуляторе, все отведённые часы, и даже сверх того. Я отрабатывал манёвры, навигацию, стыковку, сход с орбит, баллистику и ветер на посадке. Инк моделировал случайные отказы. Задачи усложнялись, и отказов становилось больше. Всё как обычно. Но я при этом нарушал Устав(!) На вахтах ночью в Симуляторе летала рыжая Цветкова.

              С Алёной подружился сразу. Мы, космолётчики, – товар для женщин штучный. Союз с Цветковой вышел непорочным. Она, нарочно-грубоватая, была умна и любознательна. Подшучивала надо мной. Цветкова – личность, классный врач (на космофлоте служат лучшие). Мы говорили обо всём, рассказывали друг о друге. Бар, тренажёры, данс-эффектор, гравиходка... Летали в Зале Невесомости, ныряя в колыхание бассейна-шара. На Корабле нас многие считали парой. Но «закрутить романчик» нам не приходило в голову. Вот, если бы была любовь... Но если бы она случилась, выдержала б испытание Пространством? Известно, что летать на звёзды парой получается нечасто. Если получается вообще...
             Однажды рассказал о Симуляторе реальности. На Корабле, конечно, были развлекательные тренажёры – подводные, воздушные, космические... Но именно на Симуляторе эффект реальности и, значит, обучаемости близок к 100%. Как говорили лётчики, «летаешь в Симуляторе – летаешь где угодно». Запретная идея увлекла. Нам нужно обмануть системы безопасности...
             И, наконец, придумал. В ночные вахты запускал программу «чайников» с флэш-карты, инка отсылал на гибернацию. Усаживал в «кабину шаттла» девушку, уже одетую пилотом. Я подключал её скафандр, разъёмы датчиков (взамен своих), пристёгивал, и одевал перчатки-сенсоры. И опускал свой гермошлем на огненные волосы. Вот, видели бы «Аленький Цветок» в скафандре. (Ни дать, ни взять, «Джоконда космофлота»!) Пытался ей подсказывать по связи, но из меня плохой инструктор. Обычно просто злился, молча.
             Вначале мы боялись, оба. Она ОДНА в Пространстве, я же – грешник. На следующий день провёл ликбез ориентации и маневрирования. Потом – ликбез про «окна» баллистического спуска. И, наконец, ликбез по «планетарной» и «посадочной» конфигурациям космического самолёта. Измучилась сама, измучила меня. Вы б видели её, кусающую губы, на «вакуумном» пилотаже... Катился пот, слипались огненные пряди... Но всё же молодец. Упрямая какая. Глаза сверкали радостью познания.
             Я, между прочим, рисковал карьерой. В конце сеанса удалял все записи. Потом садился в Симулятор сам, будил из гибернации интеллектронику... Алёна уходила за холодным соком. Не слишком твёрдой поступью.

             ...Под гермошлемом трель канала, вспышки индикатора.
             – Адам-019, говорит «Байкал». Шаттл вышел в зону торможения!
             – Байкал, вас понял. Подготовка импульса...
Всё. Шуточки закончились. Дам «газ», пространство рассечёт 200-метровый хвост дейтериевой плазмы...  И я «свалюсь» с орбиты Корабля, на встречу с неуютной Чарой. Но... почему-то доверяюсь интуиции. И разворачиваю «Горбунка» на вектор космогоризонта с точностью наоборот! Как будто собираюсь возвращаться на «Байкал». Зачем...
              Но, всё же. Тормозить? Или не тормозить? Вот в чём вопрос.

              Вновь вспышка связи. (Не закончились сюрпризы?) Мне сообщение по личному каналу(!) Не видно габаритные огни «Байкала», но я пока что в зоне бортовой сети. А пишет мне... Цветкова. Вы не поверите. Стихи! «Подвешиваю» голограмму сообщения поверх панели разноцветных индикаторов. Шрифт с вензелями изумрудных букв...

             Ничего не вечно и не свято.
             Это тело чувственно, но тленно.
             Звёздный друг, душа моя распята
             Светом радости твоей вселенной.

             Всё ясно. К Чаре мне нельзя. Ай, молодец, Алёнушка! И отвечаю глупым смайликом со смыслом «понял». К чему вся эта конспирация? Ой, не к добру...
             Всё, активирую ручное управление. Задача не сложна. Дам импульс, пару меганьютонов-секунд и догоню «Байкал», заторможу, и выйду на манёврах к грузовому шлюзу. Осталась лишь причина возвращения. Как я посмел...

             12. АТАКА СТАРОГО КОСМИЧЕСКОГО ВОЛКА

             Вновь вспыхивает индикатор связи. (Ну, что, сюрпризы продолжаются?)
             В скафандре оживает властный бас!
             – Борт-19, Капитан Смирнов на связи! Пилот Адам, немедленно вернитесь на Корабль. Приказ!
             – Так точно. Слышу хорошо. Я возвращаюсь, Капитан!
             Ну вот, теперь есть алиби. (Предчувствовал, придётся возвращаться!)
             Но по моим титановым лопаткам пробежал «космический сквозняк».

             ...Я подошёл, позёвывая на ходу от разницы давлений, Инк Корабля снял блокировку на каюте Капитана. (Поверить трудно, капитанский мостик на «Байкале» пуст!) Кэп рядом с пультом личной связи. В его каюте потрясающие душу голограммы. Портреты звёзд, туманностей, галактик... Инопланетные ландшафты. В изыскано красивой вазе багрово-фиолетовые стебли с почками. Пейзаж инопланетной флоры. Берлога старого космического волка.
             Докладываюсь по Уставу.
             – Мой Капитан, Адам-019 по Вашему приказу прибыл!
             Смирнов поднял тяжёлый взгляд. («Он ненавидит. Почему?.. Великий космос!»)
             – Пришёл... Ну, молодец. Иди сюда... КУРСАНТ.
             Инк затворил каюту. Смирнов поднялся, подошёл к стене. Опёрся о броню «Иглы Кощея». Там, в капитанском сейфа Корабля, живёт душа «Байкала».
             – Рассказывай, зачем учил Цветкову пилотировать своё корыто.
             – ? ? ?
             – Какого чёрта вы ещё задумали? Считаете, что старый хрыч – дурак?
             – Ээээ... Так точно! Нет...
             – А кто обязан знать все чёртовы события, что происходят у меня на Корабле? Здесь все друг друга покрывают, чёртовые заговорщики!
             – Ммм... Так точно, виноват! Я предложил ей «полетать». Она не виновата.
             – О! Тысяча чертей! «Она не виновата»! ХА – ХА – ХА. Ты издеваешься над Капитаном? Вас, заговорщиков, отправлю в Чёрную дыру! В нуль-чёртово пространство. За Портал, к чертям! А всех бунтовщиков – за борт! Немедленно. Всех, с голой ж..й – в вакуум, к чёртям!!
             Я до сих пор не понимаю, начинаю злиться.
             – Мой Капитан, Цветкова не при чём. Алёна даже не имеет доступа! В нецелевой эксплуатации системы Симулятора один виновник – я, один, и только!
             Смирнов таращится с неописуемой гримасой на лице. Как будто он услышал доказательство, что «дважды два» тождественно «нуль-чёртову пространству».
             – ОООО! – Кэп взвыл, как в фильме про болезни предков. – Три тысячи чертей! Как натурально у тебя выходит! Ты хочешь, чтобы первым умер я, от смеха?
             «Стоп. Успокоиться. Здесь должен кто-то умереть...?»
             – Мой Капитан, – я отвечал спокойно, чётко, будто на экзамене, не поднимая глаз. – Вы вправе наказать меня. Прошу лишь Вас... оставить в космофлоте... – мой голос всё же дрогнул, – меня и... медработника Цветкову.
             Пауза.
             Потом добавил, тихо, вызверившись прямо в Капитана: «Я буду в космофлоте хоть у ЧЁРТА ЛЫСОГО».
             Рот у Смирнова был открыт.

             Кэп справился с собой. Прошёл обратно к пульту, сел, и обхватил лицо руками. (Не нравились мне мыслеформы Капитана. Ой, не нравились. Категорически.)
             – Курсант, скажи мне, старому космическому волку, зачем Цветковой звёзды? – спросил он тоном палача, интересующегося желанием преступника на эшафоте.
             – Мой Капитан, я думаю, что звёзды... эти ЗВЁЗДЫ... – и я обвёл космический дизайн его каюты, – необходимы человеку с той же целью, что и вам.
             Пауза.
             Смирнов внимательно рассматривал меня.
             – Как натурально, а?.. Ты не артист? – спросил, но мановением руки пресёк ответ. – А расскажи, курсант, за что тебе присвоены три цифры чёртового шифра – 9, 0, 1. Пилотский файл я видел. Адам-190, А-109, 901... В чём чёртова заслуга? Ты что, ходил на Даль-разведку?
             – Увы, я не был в дальних экспедициях. А шифр... я не люблю об этом говорить... Ошибка юности. Экзамен в Школе космофлота. Авария комиссии в суборбитальном глайдере. Участвовал в спасении...
             (Все Школы космофлота до сих пор находятся лишь на Земле.)
             – И что... – кэп замолчал. – Постой...  на Балтике... Балтийская? Лет 7 назад?..
             – Да, Балтика. При Академии космического флота.
             Смирнов поднялся и испепелял меня глазами. («Теперь испытывает страх» – я понял.)
             – Так это... ТЫ? Тот самый чёртовый курсант?!
             – Так точно, Капитан. «Тот чёртовый курсант». И паранорм, немного...
             На лбу космического волка выступили капельки испарины. Смирнов схватил из бара витаминизированный морс и залпом опрокинул в рот. И вытер подбородок подвернувшимся под руку документом. И бросил на пол.
             – Да ты матёрый бунтовщик. Экзаменатор ваш, сокурсник Ганс по Академии, сказал мне... Хмм... Яйцеголовые не знают ни черта! Как это я тебя прошляпил, чёрт, чёрт, чёрт! 4400 чертей!!

             Смирнов опять пошёл к «Игле Кощея», замер. «Там что-то нужное ему. Опасное».
             – Мой Капитан, я должен знать о сути обвинений. Бунт в космосе – тягчайшее из преступлений. Бездоказательные обвинения чреваты по Уставу...
             – Ага, суть обвинений... ты не знаешь? Что заговорщики готовят чёртов Апокалипсис? Не знаешь? Да, конечно... На звездолёте знают все, не знают только Капитан и паранорм! Дурацкий чёртов анекдот! Кто б рассказал такое, не поверил. Со смеха сдохнуть легче, чем поверить! Да провалиться мне на Горизонт! 5000 чёртовых хвостов!!
            – Мой капитан, в Уставе говорится про ЧП...
            – Курсант, в Уставе главное, что чёртов Капитан обязан защищать Корабль любыми чёртовыми средствами... ЛЮБЫМИ.
            И с этими словами разблокировал свой сейф. Потом он повернулся и сказал спокойно.
            – Рассказывай, щенок. Убью.
            Мне в грудь смотрело рыло штурмового бластера.
            Сюрприз!

            13. АКЕЛА ПРОМАХНУЛСЯ

            Вы не были на линии огня под дулом боевого бластера? Вам не понять. Я знаю, что способен сделать бластер. Было страшно. Но именно в критический момент включается парапсихический резерв. Через мгновенье я  у з н а л: Смирнов стрелять не хочет; он не сумасшедший; он никому не верит; он боится «запятнать мундир»; он думает про планетарный карантин; нет информации; есть «заговорщики».
            Был шанс «непреднамеренного» выстрела, на «нервном шоке». Но ставить правильный «паранормальный» блок я не умел. Суметь не столько «заблокировать» психомоторику, а сколько невербально убедить, что я «союзник, а не враг», не заговорщик, «белый и пушистый».
            Поэтому сейчас я изучал космические голограммы. Таких пейзажей, кстати, не увидишь в Астранете. Подобный эксклюзив представлен лишь в архивах звёздных Капитанов...
            – Эй ты, щенок, как там тебя... А-901... Ты хочешь умирать не быстро, а помедленнее? Эй, смотри! Боишься?..
            – Боюсь, но что поделаешь?
            – Ехидна чёртова! Ты издеваешься над Капитаном?!
            Теперь Смирнов мне целил в голову.
            – Мой Капитан, на самом деле я хочу скорейшего союза. Нам предстоит тяжёлая работа...
            – Какой ещё «союз», с бунтовщиками?! Да как ты смеешь! Да я тебя порежу на куски! На 10000 чёртовых кусков!!
            («Пожалуй, сможет и пальнуть»...)
            – Стоп, Капитан! Тогда скажу я, первый!
            Смирнов свирепо засопел, «рассказывай, пока не поздно».

            – Из нашей замечательной беседы можно догадаться... – я неудачно начал монолог (а Капитан зверел), – что действия формистов стали «преступлением». Вы никому не верите, нет достоверной информации, «все спрятались, чтоб замести следы». Да, я бы мог распутать это дело. Возможно, даже без ЧК из Центра и спасателей УАСС ("Управление аварийно-спасательной службы"). Возможно, даже без огласки... Но отчего я «виноват заранее»? А вы не думали, что мне обидно? И, тем не менее, я предлагаю помощь. Да, помощь паранорма! В обмен на... (я подумал)... прежние «полёты» в Симуляторе Цветковой.
            – Сгинь, чёрт! УБЬЮ!!!
            Сверхзвуковой щелчок канала плазмы, взрыв цветочной вазы за спиной слились в приличный звуковой удар. На несколько секунд мы перестали слышать, но Капитан ругался даже «с выключенным звуком», про «чёртовые приключения с дерьмом». Нам повезло, что ваза из небьющегося нитевидного кварцита вмещала около ведра воды. Энергия разряда не была на максимуме. («Блефуешь, кэп!») Но стало сыро, и включился кондиционер.
             – Ну что, курсант! Ты обмочился? Время умирать!
             Ствол бластера смотрел в мой лоб.
             – А вы стреляйте, Капитан. Без космофлота всё равно не жить.
             – ? ? ?

             Мои телепатемы, наконец, достигли цели. Смирнов впервые демонстрировал сомнение. И даже опустил оружие.
             Звонок на пульте! Он включил эмкан («электромагнитный канал связи») за ухом. Внимательно прослушав, хмыкнул. Помолчал. Задумался.
             – В твоём корыте всё «пронюхали» СБшники. «Нанитов» и биоты нет. Я что-то не пойму. Пилот, так ты... НЕ С НИМИ?..
             – Не знаю, Капитан, как получилось так... – мой голос недоумевал, а я развёл руками, для эффекта, – что я «не с ними» до сих пор...
             – 100 тысяч чёртовых какашек! Ты перестанешь ёрничать над Капитаном?
             – Да, конечно. Но, для начала, станем доверять друг другу. Все знают, что такое несанкционированный груз «нанитов». Смерть смертная и лютая. Теперь-то, наконец, расскажут мне, что "всем известно"?..
             Смирнов вздохнул, ещё раз зыркнул, спрятал бластер в сейф.
             (Я победил.)

             14. ВЕДЬМА В ИЗОЛЯТОРЕ!

             – Ты извини... БОЕЦ. Сам понимаешь. Запредельны ставки. Жизнь тысяч колонистов, мой Корабль и незапятнанное имя...
             Сегодня был сигнал от анонима. Что «синий мох» ботанов Чары-3 мутирует, и споры могут-таки приживаться в человеке! Две первых экспедиции «проспали» эту дрянь! Но это полбеды. Тот чёртов мох, анаэроб, растёт, аккумулируя в себе легчайшие металлы – литий и бериллий. И это медленно, но верно отравляет организм. Симптомы проявляются не сразу, не у всех... Есть чёртова статистика! Ты знаешь, что из всех пилотов первых миссий двух «списали», а один проходит сложное лечение?..
             – Да... слышал. Про двоих «зарезанных» комиссией...
             – Сейчас СБ пытаются найти концы на Корабле. На Чаре мы готовы объявить ЧП, и колонистов массово обследуют... Ресурсов мало, ведь никто не ждал биохимической угрозы... Пилот, ты лишь представь, сейчас зараза добралась не только до Земли. В другие чёртовы колонии за дюжину парсеков! Представь себе  Т А К О Е...!

             Кэп замолчал. Он резко постарел.
             – Мой Капитан, – решаюсь на вопрос, – причём же здесь Цветкова?
             Смирнов поморщился, как будто укусил лимон, махнул рукой.
              – Ты извини... СБшники подозревают «ведьму». Она ходила к Чаре в прошлые разы. И на планете есть сообщники. Какой-то компромат... А ты... ведь у тебя с ней – ничего...
               Кэп понял, что проговорился. Наверное, я покраснел. Или наоборот. Но всё-таки сдержался.
             – Мой Капитан, а где сейчас Цветкова?..
              Он только хмыкнул.
             – Мы держим Ведьму там, где будут чёртовые заговорщики. Всех втисну в медицинский изолятор! Инк на страже.
             – А я могу с ней говорить?
             (Пытаюсь мысленно вступить в контакт с Алёной, но... «не слышу».)
             – Допрос, свидание?.. Нет, не получится. Цветкова съела чёртовый наркотик, и в прострации. Не хочет Ведьма выдавать сообщников...
             Теперь я не сдержался.
             – Но почему мне не сказали с самого начала?!..
             – Мой юный друг! Хотя бы потому, что я хотел вас убивать.
             – Мой Капитан, тогда я предлагаю следующее…

             Продолжение -


Рецензии
Очень-очень!!!!

Кимма   06.05.2019 08:31     Заявить о нарушении
О! Спасибо, теперь у меня будет стимул для продолжения...!

Пиротехъник   06.05.2019 09:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.