Кинезис

Я неспешно ступал по стеклянному мосту над стокилометровой бездной и ел чипсы.
 
Мои хрупкие тревоги ломались с хрустом золотистых пластин, приятно щекочущих нёбо. Эндорфины разливались по венам, разнося теплоту и безмрачие.
 
Говорят, если я не успею к концу моста, меня пожрёт Нечто – невыразимо мерзотное существо родом из бездны, которое обречёт меня на скрипучую боль и иссыхающее мучение во веки вечные, если поймает. Говорят.
 
Небо было синим, как светлая печаль, и чистым, как слеза младенца. Пустой – а, значит, идеальный – небесный холст вызывал возвышенные чувства и напоминал о нашем с вами несовершенстве.
 
Мой художественно-философский приход оборвался топотом сзади, всё нарастающим с приближением ко мне. Я оглянулся и увидел толпу чумазых оборванцев, грузно бегущих трусцой. Это были мужчины, женщины, дети и старики, с истоптанными ботинками, измазанными грязью щеками и изношенной одеждой. Судя по их измученным вздохам и искажённым гримасами лицам, участие в этом массовом кроссе виделось им изуверским испытанием.
 
Когда они поравнялись со мной, я побежал было вместе с ними, судорожно сжав пачку чипсов в кулаке. Но вскоре я перешёл обратно на размеренный шаг, позволив толпе трусить дальше и переносить по своему микрокосму смятённые обрывки фраз.
 
Тяжко стеная и охая, они твердили, что должны успеть перейти мост, чтобы их не забрало Нечто.
 
Я провёл их взглядом и вернулся к созерцанию, подкрепляемому ненавязчивой трапезой. Мой взор скользил по холсту неба, как кисть без краски, оставляя за собой умозрительные, эфемерные формы. Сколь ничтожен человек перед ликом природы, думал я, и сколь могуществен, раз способен это осознать.
 
Идиллию снова прервало беспокойное топотание. На сей раз меня навестила толпа господ в чёрных фраках и помпезных шляпах-цилиндрах, тоже бегущих трусцой, потирающих потные лбы полотняными платочками. Я побегал с ними ради приличия и затем снова позволил себе отстать. Вскорости я позабыл о господах, вновь очарованный хрустящим променадом с вечностью.
 
Толпы людей, что периодически настигали меня, были совершенно разными: юноши в свежих рубашках, пожарные в закоптелых костюмах, врачи и учёные в белых халатах, трясущие мешками из-под глаз. Молодые и дряхлые, здоровые и больные, все, задыхаясь, неслись вперёд. Все не знали покоя из-за хтонического Нечто, что грозилось расщепить их душу и обречь на скорбное ничто. Все по-своему лихо стремились к концу моста, потихоньку душу в процессе расплёскивая; без сил, со вскормленным в суставах свинцом, сваливаясь в истомную темноту под мостом.
 
Один я знал, что мост закольцован.
 
Рано или поздно Нечто утащит меня в бездну, как бы отчаянно я от него ни спасался. К какой бы группе бегунов, сиволапых обывателей или ретивых поэтов, ни пристал. В движении малозаметно, что участки моста повторяются, что история циклична, что кольцо не имеет конца. Превозмогая изнурённость, чтобы не приведи господь остановиться, мы не замечаем чарующего синего небосвода, от жара жажды вожделея лишь благостной хладной влаги. Временами собирается дождь, колдовская синева затягивается дымчатыми тучами, и мы вдоволь напиваемся падающей с неба воды. Однако следует памятовать, что неизбывная, нескончаемая морось — это скорее проклятие, нежели благодать.
 
Именно поэтому я предпочитаю неторопливо шагать, есть незамысловатые чипсы и рисовать нерождённые картины взглядом. И не страшно время от времени отвлекаться на бег или довольствоваться облачно-серым, а не небесно-голубым, холстом. И не страшно, даже если истратятся чипсы, я найду себе другой символ; в конце концов, никто не отнимет у меня небесплотные, небеспричинные небеса.
 
Кто знает, может, никакого Нечто не существует.

И этот Неугомонный, Нездоровый, Невротический бег по кругу и есть на самом деле Нечто.


Рецензии
Выражение "стокилометровая бездна" напрягло меня, Яркий. Поразмыслив над ним, я сообразил, что бездна не может быть стокилометровой, так как не имеет дна. Так-то вот, Яркий! Будьте смелее в своих фантазиях!

(Правила сайта запрещают повторение текстов, Так что полный вариант рецензии будут харнится у меня на странице,Яркий).

Рой Рябинкин   22.01.2020 17:28     Заявить о нарушении
Вот, вот почему не мог определиться с состоятельностью этой вещи — уж чересчур тесно переплетены звукопись и эксперименты с серьёзным посылом и смыслом. Это вовсе не предполагает небрежность и фиглярство, я очень постарался сохранить баланс, но идеал недостижим...

...что, собственно, и говорится устами моего героя. Тот же Малевич в своей книжке о «Чёрном Квадрате» писал, что человек может познать лишь несуществующее — что же не существует для него более, чем пустота? Оттого и «возвышенные чувства», и «наше несовершенство» — читаемая реакция на вековечное (одну из его граней, разумеется).

Сам он, по задумке, являет собой некий идеал человечности, и это, к сожалению, тот нередкий в литературе случай, когда герой проницательнее автора. Выше ли читателя? Если нет, то я буду только рад, однако о таком, кажется, грезил господин Ницше. В идеале это полотно должно давать простор читателю для самосозерцания, рефлексий о том, где на шкале от «убогость и ограниченность» до «авторский сверхчеловек», от «сиволапого обывателя» до «ретивого поэта» расположен он сам. В идеальном идеале это должно читаться за пачкой чипсов. :)

Кто знает, если каждый из нас придёт к показанному идеалу, то Нечто лопнет, как опустошённый эгрегор, и никакой парализующий ужас не будет над нами властен, и больше ничто не будет гнать нас на каторжный бег по Сансаровому колесу?.. Но это так, мой маразм на злобу дней.

По средствам:

«стокилометровый» — аллитерация на “ст” плюс смысловая подоплёка: человеческий взор ограничен горизонтом то ли на семь, то ли на десять километров (точно не скажу, географию я в школе прогуливал);

«скрипучая боль и иссыхающее мучение» — звукопись глухими согласными в прилагательных. Слово «иссыхающее» мне видится особенно удачным, так как с приставкой из-, ис- далее раскрывается ещё одно средство;

«фильтрованная слеза младенца» — а вот здесь погнался за степенью чистоты и даже не думал, как дико это может выглядеть. Исправлено. :)

«мешки из-под глаз» — то немногое баловство, которое решил себе здесь позволить размерности для. Подумаю как исправить;

«хтонический» — это громоздкое, непривычное русскому слуху слово, как видится, одними лишь звуками передаёт лавкрафтовскую жуть Нечто и было оставлено как лучшая из вариаций;

«от жаркой жажды вожделея к благостной хладной влаге» — звукопись с противопоставлением. Согласен, шатко, но нравится её соколиная стремительность. Поразмышляю над правками (а слово «вожделеть» теперь уж выбито на мне каленым железом);

Мелкие и не столь показательные недочёты приняты к сведению и будут переработаны.

Благодарю за детали и конструктив. В наши дни разборчивый, искушённый читатель — редкость.

Харон Яркий   22.01.2020 17:08   Заявить о нарушении
Я отвлекался от грустных мыслей, Харон...

Рой Рябинкин   22.01.2020 17:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.