Приют безумных. Глава 58

58. НЕ ВИЖУ СМЫСЛА НАРУШАТЬ ТРАДИЦИЙ
23 октября 2015 год, пятница
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет английского языка (№ 317)

Элиза, как и обещала, сдала с потрохами Андрея и Макса.

- Значит, Шатских ставим два? – уточнила англичанка.

Уланова твердо кивнула, а Соловьева добавила:

- Он вообще ничего не делал. Даже помощь не предложил.

Елена Андреевна понимающе кивнула.

- Что насчет Шухова? – спросила она.

Элиза в красках расписала ситуацию с презентацией. Услышав заслуженные обвинения в свой адрес, Андрей взбесился и заявил:

- Я вообще-то сделал презентацию. Не моя проблема, что этой выскочке, - он кивнул в сторону Элизы, - в очередной раз захотелось выпендриться.

- Ну, Шухову можно тройку поставить, - вступилась за Андрея Кира. – Он хоть что-то сделал.

С садистской улыбкой англичанка поставила протестующему Максу двойку, а напротив фамилии Андрея нарисовала косую тройку.

Не вполне довольная решением Елены Андреевны и считающая, что Шухов наказан недостаточно, Элиза повернулась к подруге и вполголоса что-то зашептала.

Увидев наглую улыбку на лице Соловьевой, Вероника не выдержала и набросилась на одноклассниц.

- Нет, вы только посмотрите на них! – воскликнула девушка, и вся группа превратилась в слух. – Что они вообще себе позволяют?!

- Вероника, ты белены объелась? – опешила Елена Андреевна. – Успокойся, пожалуйста.

- Успокоиться?! – не на шутку разбушевавшаяся Старкова вскочила со своего места. – Да с какой стати я должна успокаиваться? Вы посмотрите на них, - она кивнула на Соловьеву с Улановой. – Они же нас за людей не считают! Обсуждают на каждом шагу, тупыми называют. Думаешь, Элиза, мы не знаем, что ты о нас думаешь? Мне вот неприятно иметь такую одноклассницу.

Уланова, слегка обалдевшая от наезда Вероники, не сразу придумала ответ.

- Не расстраивайся: еще полгода и больше меня не увидишь.

Деланное спокойствие и холодная усмешка еще больше взбесили Веронику. Она заметалась по кабинету как умалишенная, выкрикивая обвинения.

- Вот всегда ты так! Мы учимся вместе с первого класса, а тебе плевать! Тебе и на класс наш плевать, и Кире тоже. Зачем надо было сегодня сдавать Андрея и Макса? Ну, да они не сделали ничего, но можно было их прикрыть. Они, блин, все-таки ваши одноклассники!

- Да, да согласен, - встрял в разговор Макс.

- Да с какой стати я должна их зад прикрывать? – разозлившаяся Элиза тоже перешла на крик. – Они что какие-то особенные? Почему мы с Кирой должны отдуваться за всю группу?

- Ну, конечно, Элизочка, особенная у нас только ты! – ядовито процедила Вероника, плюхнувшись обратно на свое место. – Недаром «Олга» за тобой бегает, пятерки тебе в журнале  рисует. Я бы тоже стала отличницей, если бы, как ты, Ольге Петровне жопу вылизывала!

- Старкова, прекрати немедленно! – вмешалась англичанка, сверкнув глазами. – Соображай, что говоришь.

Такой наглости Элиза уже стерпеть не могла.

- Рот закрой, – спокойно сказала она, краем глаза взглянув на обалдевшего Шухова. – И не говори того, о чем не знаешь. Я бы тебе ни слова не сказала, если бы хоть что-то из того, что ты сейчас ляпнула, было правдой.

- Да мне все равно правда это или нет! – продолжала верещать Старкова. – То, что вам с Кирой на класс плевать, это давно уже ясно. Мы, блин, последний год вместе учимся, а вам все равно. Вы альбом не берете, на выпускной не идете, на базу в субботу не едите

- Вообще-то, на выпускной мы идем, - сказала Кира.

- Вероника, это их личное дело, - добавила Елена Андреевна. – Заметь, Элиза тебе спокойно отвечает, а ты орешь как бешеная на весь кабинет.

- Да потому что бесят нереально! – воскликнула Старкова. – У них, кроме мозгов, вообще ничего нет!

На несколько секунд в классе повисло молчание. Наконец, Уланова поднялась со своего места и подошла к Веронике. С минуту посмотрев однокласснице в глаза, Элиза проговорила:

- Да, ты меня раскусила: я считаю большинство из вас тупыми. Ясно? Говорю вам это, глядя в глаза, и мне ни капельки не стыдно. Да ты сама обсуждаешь всех подряд! Нечего на меня наезжать. Русским языком сказала: потерпи полгода, больше не увидимся. Не нужно сейчас делать такое лицо! Я в жизни не поверю, что ты переживаешь из-за того, что мы не общаемся. Не смеши меня! Пока мы с Кирой не начнем бухать, с нами здесь никто не будет общаться. А ты и подавно. На выпускной я иду, альбом возьму, а на базу ездила в прошлом году, спасибо, век не забуду. Хватит с меня одной горячей ночки! А что касается тебя, - Уланова повернулась в сторону Макса и просверлила его долгим ненавидящим взглядом. – Совести совсем нет! Хоть бы в друзья добавился, в твоих же интересах получить хорошую оценку. Ты думал, я стану тебя прикрывать? Типа: один за всех и все за одного? Ой, Максик, работал, поставьте ему пять. Иди нафиг! Валил бы в другую группу, если не нравятся мои требования.

Прозвенел звонок, но никто даже не шелохнулся. Все, затаив дыхание, слушали Элизу. Девушка, решив, что пора закругляться, еще раз повернулась к Старковой.

- Вероника, мне наплевать, какой это год. Пусть последний! И что? Одиннадцать лет не общались, не вижу смысла нарушать традиций.

Закончив речь, Уланова вернулась на свое место и, обратившись к англичанке, добавила:

- Извините, Елена Андреевна.

- Все в порядке, Элиза, - кое-как выговорила англичанка, залпом выпив остывший кофе. – Урок окончен.

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет математики (№ 315)

Кира без особого энтузиазма наблюдала за «Морским боем». Смотреть было не на что – 11-ый «А» проигрывал. Десятиклассники с легкостью отвечали на вопросы «Фанэры» и «убили» уже несколько кораблей противника.

Болельщики возмущались, но поделать ничего не могли.

Между тем, в команде царила атмосфера расслабленности и безразличия. Казалось, будущие выпускники совсем не напрягаются. Леша и Витя пытались решать логические задачки в уме, но получалось у них плохо. Элиза, Костя и Соня, наоборот, прописывали подробное решение на черновиках, но толку от их писанины было не больше, чем от устного решения Панова и Кабачкова. С капитаном команды Уланова по-прежнему не контактировала, но данный факт уже никого не напрягал.
 
«Один хрен проигрываем», - билась в головах пяти человек одна и та же мысль.

После инцидента на английском у Элизы пропала всякая охота кому-то что-то доказывать.

«Я сейчас здесь, со своей командой, сражаюсь за честь класса, - думала девушка. – А что толку? В глазах всех мы неудачники. Проиграем, и Вероника скажет: «Элизе плевать на класс, она не старалась».

Когда преимущество 10-го «А» стало слишком очевидно, Вероника не выдержала и воскликнула:

- Ну, вы капец! Соберитесь, отличники! Какому-то 10-му проигрываете! Вас потом свои зачморят!

Вроде бы обычная фраза невероятно взбесила Элизу.

- Какого черта эта корова возмущается? – сказала она команде. - Сама бы села и играла, мы не напрашивались».

Витя, Леша, Костя и Соня согласно закивали.

- Что у нас с кораблями, капитан? – спросила Уланова у Кабачкова.

- Остались один четырехпалубный, один трехпалубный, два двухпалубных и два однопалубных, - мигов забыв о том, что они в контрах, ответил Витя. – У них на три корабля больше.

- Если мы соберемся, то еще можем отыграться, - добавил Костя.

Света с Лешей переглянулись и согласно кивнули.

- Ну, тогда вперед! – скомандовал Витя.

- Давайте размажем этих малявок, - решительно добавила Элиза.

Команда 11-го «А» с новыми силами бросилась в бой. Теперь пять человек работали как единое целое, и уже через десять минут сровняли счет.
 
- А я говорила, 10-ый «А», что вы их недооцениваете! – радостным голосом сказала «Фанэра». – Я знаю 11-ый класс. Они всегда долго раскачиваются. Но уж если раскачаются, не остановить.

Болельщики воодушевились. Только Кира со скучающим видом продолжала наблюдать за игрой, слушая над ухом надоедливое жужжание Попова.

- Ты вот на самом деле очень интересная личность, - философствовал Саша. – Нравишься мне своей замкнутостью…

«Только не это, - ужаснулась Кира. – Хватит с меня и одного Ромео».

- Угомонись уже, - ответила она, посматривая на пыхтящих десятиклассников, которые начали сдавать позиции. – Шестой класс что ли вспомнил?

- Можно подумать, ты его не вспоминаешь, - Кира прыснула, а Саша как ни в чем ни бывало продолжил: - У меня вообще-то девушка была. Наташей звали. Я ее бросил недавно.

- Ты удивишься, но мне пофиг, - сухо сообщила Соловьева и отодвинулась от парня.

- У нас просто щас пик полового созревания, - не унимался Попов. – Мы хотим всех без разбора. Кабачков – тебя, Шухов – Элизу, а я…

- Что ты сказал? – перебила одноклассника шокированная Кира. – Я про Шухова.

- А то ты не знаешь, что ему Элиза нравится. Это так заметно!

- Не может быть, - прошептала Соловьева.

- А ты присмотрись, - ехидно ухмыльнулся парень, поняв, что задел за живое.

- Идиот! – выругалась Кира и пересела на другое место.

В это время 11-ый «А» убил последний корабль соперника и праздновал победу, принимая поздравления от «Фанэры».

Вскочившая с места Вероника подбежала к Улановой и бросилась ее обнимать.

- Элизочка, прости меня, пожалуйста, - виноватым голосом пропищала девушка. – Я такую фигню сегодня на англе наговорила.

- Да, ладно, проехали, - искренне улыбнулась Уланова. – Кстати, спасибо за мотивацию. Если бы ты не наорала, мы так бы и не собрались.

К хохочущим девушкам подошла хмурая Кира.

- Ну, что домой? – осведомилась она.

- Да, пойдем, - кивнула Элиза.

Всю дорогу Соловьева сетовала на недалекость Попова, рассказав подруге все, кроме сомнительного замечания о Шухове. Сама не зная, почему, Кира прокручивала в голове слова одноклассника и нашла, что они вполне могут быть правдой.

«Надо к ним присмотреться», - решила девушка.


Рецензии