Minecraft 2. 1

            В небольшом конференц-зале было тихо. Люди  в дорогих костюмах разговаривали вполголоса, сдержанно делясь соображениями о повестке дня, по которой их тут внезапно собрали. Приглашенных было совсем немного, и,  судя по беспрецедентным мерам безопасности, к обсуждению предлагался вопрос государственной важности.  На небольшом возвышении стоял длинный стол с бутылками минеральной воды, стаканами и микрофоном. На огромном экране позади  застыл логотип партии на фоне колышущегося государственного флага.
            Наконец, появились председательствующие. Их было шестеро. Поднявшись на сцену, они  были встречены аплодисментами и отвечали приглашенным дружественными кивками головы, сдержанными приветственными улыбками и взглядами.  Все были хорошо известны. Все, кроме одного.
           И этот единственный, незнакомый, притягивал к себе взгляды.
           Откашлявшись, слово взял Президент, еще раз, уже в микрофон,  поздоровался с присутствующими, слегка пошутил насчет «интриги» совещания, потом помолчал, выдержав паузу, как умел только он один, и произнес серьезным голосом.
          - Дорогие друзья. Я ухожу.
          Приглашенные деланно округлили глаза, переглянулись, зашевелились едва-едва на своих стульях, понимая, что сейчас будет что-то действительно важное, фундаментальное. Следили за своими эмоциями, которые отмерялись точно и дозировано в результате многочасовых тренингов. Реагировать на такие новости всегда надо правильно, но все равно они застают тебя врасплох, и ты оказываешься не достаточно готов.  А ведь всё, абсолютно всё будет проанализировано.
          Президент продолжал, останавливаясь, нарезая речь на точно отмеренные порции,  облекая в простые и ясные слова информацию беспрецедентной важности.
          - Ухожу не прямо сейчас. Не волнуйтесь. У нас с вами есть еще два года на плодотворное сотрудничество. Но решение принято, и оно окончательное. Не за горами 2036 год, год выборов президента страны, и,  как вы понимаете,  мы  должны сохранить преемственность власти, наш внешнеполитический  и внутриполитический курс. В связи с этим   неизбежно встает вопрос о приемнике. Мы подготовили нашего кандидата. И я готов сейчас представить его вам.
            В зале стало абсолютно тихо. Ни  дыхания, ни предательского скрипа стульев, ни покашливания. Все смотрели на говорящего, собирая волю в кулак, чтобы не перевести взгляд на того единственного, незнакомого, который сидел среди тех шестерых на сцене.  Рано, еще рано было смотреть на него. Наконец, Президент повернулся в его сторону.
         - Итак, Смирнов Владимир Андреевич. Прошу любить и жаловать.
         Вот теперь можно посмотреть.
         Незнакомец приподнялся и кивнул собравшимся.
         - Владимир Андреевич молод, энергичен, блестяще образован. Сейчас ему сорок девять лет, через два года будет пятьдесят один. Прекрасный возраст для политика. Он хорошо подготовлен, и, я уверен, он  достойно справится с ролью руководителя страны. Думаю, что вы с ним не знакомы, поэтому лучше всего будет, если он сам расскажет о себе, а после вы сможете задать ему вопросы. Надеюсь, дорогие друзья, вы поддержите мой выбор и поможете нашему кандидату за оставшиеся два года набрать политический вес и популярность в обществе к выборам. Программу мы уже подготовили. Ну что ж, если нет возражений, предоставим слово самому Владимиру Андреевичу. Прошу.
           Президент сел на свое место, а к стойке с микрофоном вышел новый кандидат. Рост выше среднего, хорошо сложен, спортивен, шатен, приятной наружности, не броско, но явно дорого и продуманно одет. Все, абсолютно все, по чему можно судить о незнакомом человеке, свидетельствовало в его пользу.  Он улыбнулся приглашенным и начал речь.
          - Добрый день, дорогие друзья, коллеги. Надеюсь, этот день будет действительно добрым. В первую очередь, хочу поблагодарить господина Президента за оказанное мне доверие, которое я всеми силами постараюсь оправдать.
          Голос был чрезвычайно приятен. Тембр, интонации, правильная, простая, но в то же время очень культурная, хорошо поставленная  речь. Он начал рассказ о своей биографии, изредка и совсем чуть-чуть приправляя ее легким вполне уместным юмором. Незаметно в зале ослабло звенящее напряжение, приглашенные слушали выступающего с большим вниманием, боясь пропустить даже незначительную деталь. В у них голове крутились тысячи вопросов, но задавать их было еще не время, а, может, и совсем не стоило. Каждый пытался вслушаться, вглядеться, проникнуть глубже за тот приятный во всех отношениях  фасад, который сейчас они видели перед собой, каждый строил предположения. Но предположения и вопросы постепенно отошли на задний план, уступив место искреннему интересу, и вскоре в зале ощущалась почти осязаемая симпатия к говорящему.
           Официальная часть закончилась через час, и всех пригласили на небольшой фуршет для продолжения знакомства в более непринужденной обстановке.  Приглашенные окружили Владимира Андреевича плотным кольцом, представлялись, беседовали, задавали вопросы, обнаруживали  с его стороны глубокое знание и понимание  процессов, протекающих в обществе, и встречали несколько тревожащую, но впрочем вполне ожидаемую осведомленность  о каждом из них и их роли в будущем. Оживление и воодушевление, царившее в зале, позволило пятерым участникам встречи оставить своего кандидата в кругу коллег и незаметно удалиться в отдельный кабинет.
              - Ну как? По-моему прошло неплохо. – сказал Президент, непринужденно устраиваясь в глубокое кресло со стаканом виски.
           - Вполне-вполне! Наш Владимир Андреевич держится молодцом. А вы волновались.
           - Ну, еще бы не волноваться. Все под Ваши гарантии, Игорь Петрович.
           - Думаю, мы можем быть спокойны. Сколько уже было тестирований! Это – последнее. Если они его приняли и ничего не заметили, то и в Думе примут, и в Совете Федерации,  а про народ и говорить нечего. Столько лет работы, сбора данных, анализа. Мои ребята восемь лет оттачивали каждую мелочь. Кому что нравится –  имя, отчество, фамилия, рост, голос, цвет глаз, волос… - все продумано. Даже запах!  Знаете, какую роль в обаянии играет запах?! Ну, про память и спецподготовку и говорить нечего – высший уровень. А четыре языка?!  Это вам не шутка. Мы-то и больше могли заложить, но для нас важнее всего правдоподобие. Самое сложное было, конечно,  с чувством юмора. Наша нейросеть  три года без остановок  штудировала всю сатирическую литературу, анекдоты, народное творчество, мировую классику, кинематограф.
             - Да, юмор это тонкая грань. Тут главное не переборщить, не заиграться. А то, знаете, один так пошутил…
             - Об этом тоже не беспокойтесь. Там есть ограничители, запретные темы, табу.  Нет, он хорошо подготовлен. И будущая Первая леди тоже.  Плюс программа у них самообучающаяся.  Сейчас начнут практический опыт получать, запоминать, анализировать,  саморазвиваться.  Два года в свободном плавании вполне достаточно. Даже если будут какие-то косяки, а они будут, все спишется на неопытность, а мы подправим. Главное, чтобы наш Владимир Андреевич вызывал доверие и симпатию у людей. Чтобы каждый в нем видел именно то, что он хочет видеть в будущем президенте, все остальное не имеет значение. Такие массивы данных обработали, включая зарубежные источники, чтоб и наши западные, как вы их называете, партнеры,  его приняли, как своего.
            - А вы уверены, что у них не то же самое? Если один думает, значит, другой уже делает. Вы же вот в своем «Э-Деме» сделали.
            - Уверен, что и у них  все это уже есть.   Ведь, чисто логически, это  единственный  и неизбежный вариант – самый разумный, надежный и экономичный. После того случая в Штатах, поверьте,  больше никто не хочет подвергать устоявшуюся систему  и действующие договоренности  риску с каким-то выбранным  не пойми кем  чертом из табакерки. Кому это нужно? Слишком большие ставки, чтобы упускать из рук контроль и ядерный чемоданчик.  Вопрос только в технологиях, ну а тут нашему центру нет равных.
            - Ну, тогда позвольте поднять тост за Вас и Ваш замечательный центр! Надеюсь, наш Владимир Андреевич и его первая леди не выйдут из-под нашего контроля.
            - Только не в «Э-Деме», господин Президент, только не в «Э-Деме»!


Иллюстрация: Рене Магрит   "Сын человеческий"


Рецензии