Антон Сорокин - Дон-Кихот с бумажным забралом

Антон Семенович Сорокин - легенда и чудак, великий рекламист и предвестник   авангардистского искусства XX века: мэйл-арт, рэди-мэйд, искусство перформанса. Литератор, провозгласивний себя Писательским королем, мозгом Сибири. И ставший Королем, только королем скандала.   Эксцентрик и пародист, предпочитающий абсурдное в обыденном. Миссионер эпатажа. Человек-спектакль. Неподражаемый импровизатор и банк идей. Великий одиночка и бунтарь. Озорник и шут.
Современники называли его "Грином Сибири" и "писателем редкой справедливрсти", а еще местной модификацией Козьмы Пруткова. Герой местных анекдотов. Одним словом, городской сумасшедший.

«Король писателей», «Гений Сибири», «Солнце России», «Мозг Сибири», «Король шестой державы», «Национальная гордость Сибири», «Кандидат на премию Нобеля», «Сибирский Киплинг, Джек Лондон и Метерлинк», «Диктатор писателей» — все эти титулы присвоил себе омский писатель и художник Антон Семёнович Сорокин (1884-1928). Самовосхваление объяснял просто: «У меня магия величия, как и у всех великих людей». Впрочем, иногда он называл себя шутом и «маниаком».
Создатель моды на скандальное поведение. Но скандалы, которые устраивал Сорокин, выделялись даже на фоне эпатажных выходок богемы «Серебряного века». Сейчас его назвали бы художником-акционистом и ловким «пиарщиком», а тогда называли сумасшедшим и «рекламистом». И трудо представить было  то время, что современные искусствоведы назовут его пионером современного искусства.

Если за его "скандалами"  - талант и содержание, то в наши дни скандалы - чаще конъюктурные  жесты, тривиальные, искусственные и фальшивые.


В дневниках Всеволода Иванова, есть две записи, касающиеся Нобелевской премии.
Одна сделана в 1934 году:

«В Сибири был у меня знакомый писатель Антон Сорокин, принесший мне много пользы, а того более вреда. Ему казалось, что обычными путями в литературу не пройдешь. И поэтому он, живя в Омске, прибегал к рекламе, называл себя Великим сибирским писателем, печатал свои деньги, имел марку — горящую свечу. Однажды он напечатал визитные карточки. Под своей фамилией он велел тиснуть — “Кандидат Нобелевской премии».

Я сказал ему: «Позвольте, Антон Семенович, но ведь вы не получали Нобелевскую премию». — Он, криво улыбаясь в подстриженные усы, ответил: «А я и не говорю, что получил. У меня напечатано: кандидат, а кандидатом себя всякий объявить может».

Но за внешним эксцентризмом скрывался  большой  интересный и плодотворный писатель.


Рецензии