Я ждала тебя

        Она сидит на камне, обняв щиколотки, и смотрит вдаль. Тёплый ветер развевает волосы, шевелит подол лёгкого платья, ласкает лицо и что-то нашёптывает. Внизу тихо плещется море, чайки лениво скользят вдалеке, одинокий парус идёт к горизонту… Тонкая фигурка на фоне лазурной синевы неба невольно приковывает взгляд. Остановившись, он делает несколько снимков. Она поворачивает голову на звук затвора, и он видит её лицо. Как завороженный, он всматривается в него, не в силах оторвать глаз. Девушка улыбается, обнажая жемчужные зубы, легко встаёт и движением головы отбрасывает волосы. Он стоит, как вкопанный, не в силах пошевелиться. Продолжая улыбаться, она спускается и проходит мимо. Выйдя из оцепенения, он следует за ней.

        Пройдя через вымощенную камнем площадь, она входит в ворота Старого города. Узкая улица заполнена пёстрой толпой, и он теряет девушку из виду. Ускорив шаг, ищет взглядом её зеленовато-голубое платье. Наконец, оно мелькает впереди на перекрестье улиц. Он бросается туда, но путь ему преграждают пятеро моряков в белых кителях и фуражках со странными кокардами. Проталкиваясь сквозь них, он задевает самого молодого, который улыбается ему и подмигивает. Мелькает мысль: «Как странно всё».

        Она стоит на перекрёстке, ожидая. Увидев его, поворачивает за угол и входит в кованую калитку, оставив её открытой. За калиткой узкий двор, заставленный цветами, в глубине которого он видит лестницу. Девушка поднимается по ней и открывает дверь. Он застывает в нерешительности, но какая-то неведомая сила толкает его в спину, заставляя войти следом...

        Она сидит на стуле посреди комнаты. Бросив в угол рюкзак, он подходит к ней и опускается на колени. Обнимает руками за бёдра и утыкается лицом в живот. Она кладёт руки ему на затылок и нежно гладит, прошептав: «Я ждала тебя…»

        ... Серо-голубоватый свет из окна усиливает ощущение нереальности происходящего. Он встаёт и берёт её на руки. Она обнимает его за шею и приникает к губам. О, эти губы! Целовал бы их вечность... Теплая вода струится по волосам и плечам, стекает по обнажённым телам. Одна рука массирует её упругую грудь, другая  гладит лобок. Закрыв глаза, она откидывает голову, кладёт руки ему на плечи и вздыхает, её тело подрагивает от удовольствия. Нежно поглаживает бутон клитора, чуть прикусывает и ласкает языком соски. Её тело начинает дрожать, тихий стон срывается с губ, предвещая первый оргазм. Он накрывает её губы своими, глуша крик... Отдышавшись, она опускается на колени и обеими руками берёт его давно готового бойца. Он улыбается уголками рта и гладит её по голове. Игриво глядя на него снизу вверх, круговыми движениями она облизывает головку и проводит языком вниз до мошонки. Горячие волны удовольствия катятся по его телу, руки ложатся ей на затылок и слегка надавливают. Она понимает и, погрузив член в рот, обволакивает его губами. Её движения вводят его в экстаз, доставляя невыразимое наслаждение. Периодически отрываясь, она облизывает головку и щекочет  языком уздечку. Помогая рукой, подводит его к границе оргазма, которую он не позволяет перешагнуть. Завернув её в полотенце и легко подхватив на руки, выходит из душа и несёт в комнату.

        ... Мокрые волосы разбросаны по подушке, голова мечется из стороны в сторону. Лаская языком клитор, длинными пальцами он двигается во влажной тёплой глубине. Стоны и всхлипы ласкают его слух, её тело содрогается в конвульсиях очередного оргазма. Наконец, он решает, что пора. Широко разведя её ноги и, открыв полный доступ, входит на всю длину. Она тихо ахает, её широко раскрытые глаза глядят жалобно-удивлённо, ногти впиваются ему в плечи. Совершая размашистые движения, то медленные, то быстрые, он, не спеша, подводит их к вершине блаженства. Её тело дрожит и извивается под ним, ноги обвивают талию, пальцы царапают спину. И вот он! Феерический оргазм накрывает обоих, захлёстывает, лишая сознания. Мощными толчками он заливает её внутри, и их стоны сливаются в один протяжный звук...

        ... Но что это? Что за шум? Картина начинает искажаться, распадаясь на фрагменты, они вращаются и исчезают, будто засасываемые воронкой. Всё медленно схлопывается, превращаясь в яркую цветную полосу на чёрном фоне.

        Глаза широко распахнулись, а сознание попыталось увернуться от действительности. Будильник! Проклятый будильник, чтоб его! Он медленно перевернулся на бок и прикрыл веки, – но нет, нет туда возврата. Сон ушёл. Полежав с минуту без движения, он обречённо сел на кровати. Взгляд упал на стоящую на тумбочке фотографию: она. В том самом платье. Он любил её больше жизни. Два года... Боже, уже два года! Возвращалась из командировки, спешила к нему. Вылетевший на встречную длинномер... Закрытый гроб и тишина... Фотографии и эти редкие встречи во снах – вот и всё, что осталось.

        Нехотя встав, обнажённым он прошлёпал в душ и под тёплыми струями ощутил пощипывание на спине. Выйдя из кабины, повернулся к зеркалу и, взглянув через плечо, обомлел: наискосок через лопатки тянулись по три красных полосы…

14.01.18

Обложка Вячеслава Санина


Рецензии