Юбилейный 2017 год

Привет, дамы и господа!
Для начала старый советский анекдот 1970 года.
В дурдом приехала комиссия из обкома партии проверять, как идет подготовка к празднованию 100-летия Ленина.
Вызывают первого больного, спрашивают:
- Как тебя зовут?
- Ва-а-ся.
- А какой у нас на дворе год?
- Не-е зна-аю.
Нехорошо, говорят, главврачу – вся страна готовится праздновать 100-летие Ленина, а ваши пациенты не в курсе. Это надо исправить. Даем вам месяц.
Приезжают через месяц, вызывают того же больного.
- Ну, какой у нас год на дворе?
- Юбиле-е-е-ейный.
- Отлично. А как тебя зовут?
- Не-е зна-аю.
Так вот, дамы и господа! Вы, конечно, в курсе, что в 2017 году у нас целых два юбилея – 100-летие Великого (как раньше его называли) Октября и 150-летие действительно великой и прекрасной Канады.
Если попытаться сравнить эти даты, то все выглядело так:
150 лет тому назад появилась на свет наша замечательная Канада. Никакой крейсер не палил, солдаты были в армии, рабочие работали на фабриках, крестьяне пахали поля и даже семью королевы Виктории не расстреляли в подвале. На молодую канадскую республику со всех сторон не напали враги, не разразилась гражданская война, не было ни продразверстки, ни голодомора, ни Гулага. И с тех давних пор как-то мирно и спокойно страна прожила 150 лет.
Скукота!
Другое дело юбилей Октября – 100 лет беспрерывной борьбы с белополяками, белочехами, белофиннами, со всеми на свете хунтами, фашистами и террористами... В Кремле как-то они сразу поняли, что вечно бороться с врагами намного проще, чем один раз объяснить своему народу, почему он так хреново живет.
Но не прошло и 100 лет, как народ тоже догадался, что от этой власти ничего, кроме похоронок, ждать не стоит, и засобирался отпраздновать столетие великой революции где-нибудь подальше от колыбели.
Честно говоря, революция – это такая болезнь, которой переболели многие страны. Одни перенесли ее как легкий грипп, другие – как ангину с осложнениями. В нашем случае, Октябрьская революция оказалась проказой. Вроде бы уже излечились, но уродливые шрамы и патологические изменения остались навсегда. Какую-то часть зараженных мы, к сожалению, привезли с собой в Канаду. Но на наш почти миллион русскоговорящих и по-русски-понимающих - настоящих больных не так уж и много. Шум создает пара десятков безнадежных и неизлечимых. Обращать на них внимание не стоит, а лечить бесполезно - они обитают в прошлом, живут прошлым - в прошлом они и останутся.
А основная масса веселых, нормальных и благополучных людей в этом году отпразднует 150-летие нашей новой прекрасной родины и отправится дальше, к следующим юбилеям.
Не забывая, кто они, как их зовут и какой у нас на дворе год.
Пока

(с)Наша Канада


Рецензии