Тайное крещение

 
предыдущая глава: http://www.proza.ru/2019/04/20/1159

Лето 1940 года. 
   Живем мы в деревне Шубинка Малоярославецкого района Московской области. Дед Яков Обозюк , бабушка Матрона, отец Захар, мать Анна, тетя Вера, брат Владимир. Брата Александра, сестры Надежды и меня еще нет.
   Дед до революции, после трагической ссоры с братом, пригласил плотников и распилил отцовский дом – пятистенку и перебрался из села Саверцы Киевской губернии в нищую Калужскую ныне область. Причина ссоры была настолько серьезной, если бросить благодатный чернозем, с виноградом, кавунами, дулями и прочими прелестями, что и сейчас этого не понять.    Впрочем, в связи  с возникновением СНГ, следует предположить, что западные украинцы – не подарок.
   Прадед Федор был служкой в церкви, работал на священника. Заработал на «душку» земли – полдесятины. По рассказам тетки он был недоволен батюшкой – «горбатился» Федор с утра до ночи.   
   В середине 30-х умирают двое детей: Надежда и Александр – некрещеными. Похороны на Митрофановском кладбище… Бабушка, мать, тетки плачут, стонут:
   - Не крещеные!..
   Отец – коммунист. Городской инструктор РК ВКП(б) и чекист суют отцу кулаки под нос и указательным пальцем показывают на Полярную звезду:
   - На Соловки поедешь, - шипит капитан НКВД, татарчонок.
   - Крестить?.. Захар, не вздумай!.. – доверительно угрожает инструктор – земляк. 
   25 января 1940 года рождается мой старший брат Владимир.
   - Захар, надо по русскому обычаю крестить, - подступается к отцу тетка Вера.
   Отец был в бабушку – молчун удивительный. Мать бойкая из соседней деревни, однако она отмолчалась – была дочерью знаменитой на всю округу целительницей, которую в народе называли колдуньей.   
   Коммунист – тракторист, комбайнер молча уходит в Малоярославецкую МТС – за двадцать километров по тропинке лесом. А бабы порешили: крестить младенца повезет тетка Вера, благо она – колхозный конюх.
   На утро они и поехали, тетка и Володька, в одну из соседних  деревень, в Храм иконы Божией Матери «Феодоровская» (какое совпадение – прадед Федор). День стоит солнечный, жаркий. Проходят обряд крещения, а на обратной дороге  мерина кусают шершни. Его понесло, благо молодой. Тетка, она же и крестная,  и крещеный младенец летят в кювет. В деревню влетает взмыленная лошадь, от телеги остается только передок.   
   В этот же день в МТС приезжает черный воронок, и отца увозят в районный отдел НКВД. Допрос ведет капитан Ринат Хабибулин и инструктор райкома Ермаков.
   - Депутат Мособлсовета… Коммунист… И крестит сына! – скрипит зубами  инструктор.
   - Идем в подвал – я тебя кончу, как контру, - сипит чекист и хватает отца за шиворот.
   - Погоди, Ринат! – останавливает капитана Ермаков.  – Кто тебе доводится Лазарь Каганович?
   Отец ловит волну, и прищурив глаза, смотрит на капитана.
   - Лазарь М о и с е е в и ч – земляк моего отца, - отвечает заслуженный механизатор.   
   У инструктора и чекиста глаза лезут на узкий лоб. Капитан смотрит на портрет Сталина, открывает ящик стола, находит нужную книжицу, читает справку о Кагановиче, листает Атлас и произносит:
   - Все сходится: Кабаны Киевской губернии и Саверцы недалеко друг от друга.
   - Поэтому он стал депутатом Мособлсовета в 1938 году, - бросает окурок папиросы в отца инструктор. Искры разлетаются в разные стороны.
   - Лазарь Моисеевич лично курировал чистку партии в Московской области, попался ему на глаза лучший комбайнер района, земляк – хохол, понимаешь ли, - улыбается чекист и бьет отца в нос.
*
   
   Кровь ручьем бьет из разбитого носа, и отец падает на пол.
   - Сейчас не тридцать седьмой год, - останавливает избиение инструктор РК.
   В райкоме ВКП (б) решают: Обозюка Захара Яковлевича лишить брони и отправить в РККА... Представление на присвоение ордена Ленина отложить.      
   Тетя Вера становится калекой – на левой ноге незаживающая язва, до конца жизни ходит и запрягает лошадей на костылях. Вовка получает серьезную травму уха, и его не берут даже в армию. И все же он был самым сильным среди нас, троих братьев. Однажды братья меняют  ордена и медали отца на американскую тушенку – прожекторная станция стояла в 200 метрах  от нашего дома.
   Об отце районная газета «Маяк» в 1969 году помещает крохотную статью: «Он защищал Москву и брал Берлин». Сестра вырезает статейку и присылает ее в мореходку. Я очень гордился и горжусь ныне, что я сын фронтовика.
*
   
   Брата Александра (1940 год), сестру Надежду (1946 год) и меня (1950) крестили тайно в деревенской избе родственницы Мавры. Моего сына - Владимира в избе дедушки жены Андрея, дочь Веру в избе тещи Веры - при КПСС.
   
   Однажды судьба заносит меня в село Саверцы Киевской губернии. И я узнаю некоторые детали своей родословной. Это сейчас бум, все платят деньги, чтобы узнать свои корни. Отец был молчуном тишайшим, после репрессий и Войны. А мы не придавали значение своих родословных, мы даже в 1980 году сдавали госэкзамен на тему Коммунизма, на полном серьезе, который так и не наступил. И не наступит никогда!..


** В 1951 году наш дом сгорел - поджег власовец.


Рецензии
Сложные у нас у всех биографии.
С дружеским приветом
Владимир

Владимир Врубель   21.04.2019 22:04     Заявить о нарушении
СНГ - распятие СССР. Страдают простые люди.

С уважением,

Серафим Григорьев -3   22.04.2019 04:23   Заявить о нарушении