Заметки

Днём.
Пора на работу! Одеваюсь, выхожу из под'езда и направляюсь в сторону трамвайной остановки. Вот он, точа рельсы, приближается ко мне. Захожу. Разговорился с незнакомой женщиной о работе. Услышав мои речи, ко мне обратился мужчина в деловом костюме и попросил визитную карточку. Я сказал, что у меня её нет. Тогда он попросил мой номер телефона. На мой вопрос «Зачем?» он ответил,
что хочет предложить мне достойную интеллектуальную работу.
- Я вижу, что Вы не сидите на месте, а работаете, - добавил он.
Я дал ему свой номер телефона. Он сбросил вызов. Я сказал, что интеллектуальная работа как раз для меня.
- Я знаю. По Вам видно, - сказал он.
Данная сцена была похожа на спектакль. Все пассажиры устремили взоры на нас. Трамвай останавливается. Выхожу на своей остановке. Работаю.

Поздним вечером.
Возвращаюсь домой. Поворачиваю ключ в замочной скважине, открываю дверь.
- Добрый вечер! – говорит радостный от чего-то в своей жизни арендодатель квартиры, сидя на кухне с моим соседом по комнате.
- Недобрый… – нехотя ответил я.
Мы обсудили тет-а-тет одно дело. Пришли к консенсусу по обсуждаемому вопросу. Я остаюсь на кухне. Эта пожилая материя поворачивает за угол комнаты моего соседа. Чрез пару минут слышу шум в прихожей. «Вероятно, зацепил каким-нибудь членом полку», - подумал я и решил проверить.
Заворачиваю за угол, и пред моими очами предстаёт следующая зрелищная картина: неконтролируемое тело на полу бьётся в сильных конвульсиях, хрипя, закатывая глаза и извергая из своих уст пену и кровь; это подобно тому, что тело - со стороны движений - испытывает на электрическом стуле. Я вмиг постучал в дверь соседа по комнате, который уже было выходил, и попросил вызвать скорую помощь. Затем бросился вон из квартиры, бешеным взглядом поделился ситуацией с другим соседом по комнате, уже переступавший порог, и начал стучать в дверь старшей по дому, дабы попросить помощи. Она лишь высунула свою головку из мышиной норки, из которой источал смрад и ужас, что мои ноздри задубенели, и ахнула. Больше её было не видно и не слышно.
Вернувшись в свою квартиру, мне пришлось лицезреть ещё десятисекундный спектакль конечностей, в то время как сосед по комнате держал крепко разговор и тревожным голосом отвечал на какие-то вопросы. Чрез мгновенье тело начинает подчиняться мозгу. Арендодатель встаёт, отряхивается. Говорит, что всё в порядке вещей и собирается уходить. На многочисленные вопросы о госпитализации он отвечал лишь нервной улыбкой и кивком головы. Ушёл. Позже я узнал, что это был эпилептический припадок. Также узнал, что подобные припадки существуют в разных формах, и понял, что был свидетелем его второго эпилептического припадка. Очень странно, - я не хочу никого винить, ибо мои наставники всегда будут считаться лучшими, - что данных знаний для оказания первой необходимой помощи в этом случае у меня в главе не оказалось. Однако, ознакомившись с информацией в интернете, я теперь знаю, как вести себя в случае эпилептического припадка.

Заметка от 5 апреля 2019 года.

Днём.
Работаю. Вышел на улицу. Решил подышать свежим воздухом. Приближаюсь к скамейке. Замечаю, на ней лежит женский кошелёк. Устремил взор налево – никого, кто бы искал тревожным видом свою вещь, направо – никого, обернулся – никого. Сел на скамейку и, держа в руках кошелёк, начинаю своими очами поедать территорию. Прошло минут пять. И всё ещё ни одной приближающейся натуры… Я открыл кошелёк и увидел серую банковскую карту, наполовину выглядывавшая из вертикального кармана. Я открыл приложение «Сбербанк» в телефоне и ввёл номер сей карты, дабы перевести один рубль с сообщением о пропаже. Пришлось было отправить два сообщения, в которых указал место и номер своего телефона для связи. Прошло пять минут. Никто не звонит, не подходит. Дабы подогреть любопытство, я открываю кошелёк и начинаю считать деньги. Там было около двух тысяч рублей. Но прочитав на вертикальном кармане чуть ниже выглядывавшей карты надпись «Made in Italy. Natural leather», я понял, что кошелёк стоит дороже всего того содержимого внутри него, кроме, быть может, содержимого на банковской карте, которую всё равно я не смог бы взломать.
Вдруг к сидящим на соседней скамейке людям впопыхах подбежали две девушки.
- А вы не видели здесь коше…? - обратилась одна к сидящим.
- Вот он, - прервав её, ответил я.
Я встал и торжественно вручил ей кошелёк. В сей момент подходит охранник и просит девушку проверить содержимое кошелька. Она сказала, что всё в порядке и нечего беспокоиться.
- Господи, спасибо большое! Я думала, больше его не найду. Тем более, этот кошелёк не мой, а мамы… Я хочу чем-нибудь Вас угостить. Какой кофе Вы любите? Тот, который варят в Donuts…?
- Я не знаю. Я никогда не бывал в подобных заведениях. Слишком дорого для меня. Сто рублей за триста миллилитров – дорого и мало для меня… Не знаю. Можно какой-нибудь капучино, - прервав, ответил ей.
- Отлично! – сказала она и ушла.
Со мной осталась её подруга, которая также поблагодарила меня и сказала, что таких, как я, очень мало. Она задавала мне различные вопросы. Та со своей матерью уже идут с угощеньем. Снова благодарят меня. Уходят. Двое парней, что наблюдали за данной картиной, позже подошли ко мне и решили познакомиться. «Таков я, таково моё воспитание», - подумал я.

Поздним вечером.
Я дома. Голоден, как волк. Есть нечего. Открыл холодильник и заметил пустующую полку. «Дело гиблое», - сказал я вслух. Нашёл чью-то колбасу и сыр, которые были покрыты, наверно, недельной плесенью. Те части сии продуктов, заражённые плесенью, я вырезал. Сделал горячие бутерброды в микроволновой печи.
Так и живут одинокие люди, философствующие в свои молодые годы, живущие в безответной любви, пишущие никому ненужные стихотворения… Я чего-то жду. Но чего? «Мне надоело страдать. Ради чего, ради кого я живу?..» - задаю себе одни и те же вопросы на протяжении длительного времени.
- Что будет после смерти? – спросил один из тех парней.
- Ничего. Небытие.
- А в чём смысл жизни?
- Его нет.
- Смысла нет. Тогда зачем ты живёшь? Зачем мы живём? Давай спрыгнем с этого двадцатиэтажного здания?
- Нет, подожди. Рано…
Снова отказ, отказ, отказ! Теперь я существую, а не живу. Я надеваю маску и начинаю играть грандиозный спектакль, начинаю играть роль весёлого и счастливого человека. Я порой не могу себя понять, будто мной управляет кто-то другой, назначает разные роли каждый день. «Кто же я? Кто же ты?» - задаюсь я вопросами.
Любовь… Никто не может понять, что такого чувства нет. Люди придумали это чувство и слово для красоты слога, как счастье и другие чувства. Любовь – удовлетворение потребностей как своих, так и партнёра. Однако это чувство считается самым сильным. И я, право, согласен.
Я завидую тем, кто не погряз в омут философии и живёт свободно, невзирая ни на что. Ведь философствуя, сия материя лишь существует в небытии, медленно разлагаясь и созерцая всё бесформенное.


Рецензии