Маца

Взгляд, равнодушно блуждающий по полкам, вдруг споткнулся о коробки с мацой. Протянула руку....

Бабушка Аня, по настоящему Этель, замачивала мацу в молоке, смешивала с яйцом и жарила оладушки. Было вкусно, так вкусно! Даже вкуснее, чем мондалы для бульона без бульона. Хотя, как тут сравнишь?! Вкусно и вкусно.

Ах, эти мондалы! Хрустящие золотистые кусочки в большой стеклянной банке. Кто мог ждать какой-то там бульон? Схватить горсть побольше и бежать на улицу!

Бабушка Аня считала, что дети должны хорошо кушать. Пять раз в день. Завтрак, второй завтрак, обед, полдник и ужин. Выдержать такой режим могли только прожорливые троглодиты вроде меня. Старшая сестра отличалась ужасно плохим аппетитом и когда бабушка приезжала побыть с нами недельку в отсутствие родителей, Наташа искренне страдала и мучилась. А я нет. Я ела за двоих.

Любимая история моей мамы, которая рассказывается на протяжение всей жизни на разные лады, звучит так: Вернулись как-то они с папой из отпуска, а я выбежала в коридор их встречать и сказала: «Мама, я голёдная, голёдная! Бабуфка меня ничем не колмила! Ницево мне не давала!» И дальше крупным планом глаза бабушки из-под толстых стёкол очков. И рука её, хватающаяся за сердце. Такого вероломного удара она от своей внучки не ожидала.

Бабушкина кухня осталась в умах её внуков плотно прикрепившись к подкорке. Спустя долгие годы на чьей-то свадьбе или дне рождения я оказалась за одним столом со своим двоюродным братом, Маратом. Нам было тогда лет по двадцать, может чуть больше. Виделись редко и ничего не знали о привычках и вкусах каждого.

Из всего заваленного деликатесами стола мы, не глядя друг на друга, выбрали по куску белого хлеба. Тогда лишние калории ещё не беспокоили мою буйную голову. Намазали маслом и положили сверху предварительно разодранные мелкие кусочки лосося. Так, как это делала для нас бабушка. Только не с лососем, конечно, а с селёдкой.

Но вернёмся к маце. Кажется, папа доставал её в какой-то синагоге. Он в то время ни во что не верил, но за мацой ездил. «Какой с меня еврей?! Шо я об этом знаю?!» - иронично восклицал папа, подразумевая полное незнание религии. Он дорожил своими корнями, но ничего не соблюдал. Был дважды женат и второй раз на моей русской маме. Знал много плохих слов на еврите или на идише, тут я всегда путаю, хотя слова, естественно, помню. Любил еврейскую кухню и, конечно, любил бабушку. Поэтому ехал куда сказали и привозил мацу.

Вообще, жить в многонациональной семье очень удобно для любителей вкусно поесть. Двойное количество праздников. Подряд две пасхи. У одной бабушки маца и фаршированная рыба, у другой куличи и крашенные яйца - не жизнь, а малина.

Беру мацу с полки. Кладу в тележку. Детская память самая прочная.... Буду делать оладушки. Правда, теперь я знаю, что не оладушки это вовсе. А блюдо с матерным названием Маца-Брей.


Рецензии