Ю. Лещук О рассказе Толстой Соня

Писать книги – высокое искусство, грошовая выделка или же тайна за семью печатями?  Метафоры и эпитеты, фабула (или сюжет?), красочные описания... Мы читаем историю автора, его внутренний замысел. Читаем и перечитываем. Почему?
Читая рассказ Т. Н. Толстой «Соня», я осознала одну мысль – эту книгу можно читать бесконечно. Это именно тот текст, который заставляет читателя погрузиться в атмосферу чувств и размышлений, оживить себя в фантоме страстей или остудить голову от праздных  впечатлений.
«Жил человек  - и нет его. Только имя осталось – Соня...» - так начинается рассказ Татьяны Никитичны. Татьяна Толстая заявляет нам, что Соня – глупая и некрасивая девушка.
Попробуем обратиться к значению имени. Имя Соня в русском языке считается краткой формой имени Софья, означающего «мудрость», «премудрость», «мудрая».
На начальных этапах мы видим некоторое несоответствие значения имени героини и её реальных качеств. Соня действительно не блещет умом (об этом нам сразу дают понять в самом начале). Но нет ли здесь потаённого смысла, некой тайны?
 Может быть, имея обличие дуры, Соня и есть та мудрая душа, живущая в скверном мире? Может быть, Соня – носитель «внутреннего» знания, которое недоступно для большинства?
Из рассказа нам известно, что истинной любви у Сони не было. Был муж, да и тот хаживал в филармонию с красивыми дамами. Внутреннее одиночество Сони ждало любви, таинственной и нежной.
Выдуманный возлюбленный, словно вечный странник, стал увлечением для Сони, но только в пределах её воображения.
Образ Сони  метафоричен.  На протяжении всего рассказа Соня представляется нам сродни кристаллу глупости.  Если же обратиться к описанию внешнего облика Сони, то увидим, что одевалась она безобразно, обувь снашивала набок. Конечно, вы скажете, что внешность – это не самое главное.
Тогда где же ум Сони? Автор обделяет её во всём. Ни ума, ни внешности, только наивная и просторечная душа. Душа, которая готова открыться, стать ближе к своему человеку.
Но есть в рассказе и Сонин антипод – Ада. Татьяна Никитична описывает ее так: «Ада, женщина острая, худая, по-змеиному элегантная, тоже попавшая однажды в неловкое положение из-за Сониного идиотизма, мечтала ее наказать». Женщина острая, по-змеиному элегантная. Видимо, автор наделил-таки Аду умом, внешней привлекательностью. Ада вела переписку от лица мужчины. Ада писала Соне. Соня приняла всё это за чистую монету.
Татьяна Никитична пишет: «Переписка была бурной с обеих сторон. Соня, дура, клюнула сразу. Влюбилась так, что только оттаскивай. Пришлось слегка сдержать ее пыл: Николай писал примерно одно письмо в месяц, притормаживая Соню с ее разбушевавшимся купидоном.
Николай изощрялся в стихах: Валериану пришлось попотеть. Там были просто перлы, кто понимает, - Николай сравнивал Соню с лилией, лианой и газелью, себя - с соловьем и джейраном, причем одновременно.
Ада писала прозаический текст и осуществляла общее руководство, останавливая своих резвившихся приятелей, дававших советы Валериану: "Ты напиши ей, что она - гну. В смысле антилопа. Моя божественная гну, я без тебя иду ко дну!"»
Соня готова на всё ради своего возлюбленного. Вечная простота и безыскусность живут в душе героини.
А Ада? Ада – такая героиня, которая будет вечно скитаться без истинной любви к ближнему или останется вечно одинокой старухой.
В конце рассказа мы видим Аду в старости. Легка ли ее старость? Сони нет рядом, остались лишь письма.
«Какие большие темные буфеты, какое тяжелое столовое серебро в них, и вазы, и всякие запасы: чай, варенья, крупы, макароны. Из других комнат тоже виднеются буфеты, буфеты, гардеробы, шкафы -- с бельем, с книгами, со всякими вещами.
Где она хранит пачку Сониных писем, ветхий пакетик, перехваченный бечевкой, потрескивающий от сухих цветов, желтоватых и прозрачных, как стрекозиные крылья? Не помнит или не хочет говорить? Да и что толку - приставать к трясущейся парализованной старухе! Мало ли у нее самой было в жизни трудных дней?
Скорее всего она бросила эту пачку в огонь, встав на распухшие колени в ту ледяную зиму, во вспыхивающем кругу минутного света, и, может быть, робко занявшись вначале, затем быстро чернея с углов, и, наконец, взвившись столбом гудящего пламени, письма согрели, хоть на краткий  миг, ее скрюченные, окоченевшие пальцы.
Пусть так. Вот только белого голубка, я думаю, она должна была оттуда вынуть. Ведь голубков огонь не берет».
Соня же – идеал бескорыстия, искренности чувств. Идеализированная модель Сониной души чётко и ясно представлена в рассказе Татьяны Никитичны.
И эмалевого голубка Ада не стала бросать в огонь. Голубков огонь не берет.
Искренность, душевная простота, человечность всегда будут жить в людях.
Нельзя искоренить из жизни этих душевных простаков, наивных глупцов.
Эти Буратины и Пьеро будут вечно идти в гору Вечности, где их ждут покой и умиротворение. Так и Сонина душа – образ мирового добра, не уничтоженный техногенной цивилизацией, будет жить в небесной стати.


***

Лещук Юлия
Год рождения: 1990
Родилась в Череповце
Окончила филологический факультет ЧГУ  и магистратуру (педагогическое направление)
Публиковалась в череповецких изданиях ("Северная окраина", "Окно", "Северянин"), в журнале для детей "Жирафовый свет (Московская обл., г. Ногинск), в творческом сборнике "Гвардия КЛТ" (г. Санкт-Петербург), в интернет-журнале "Автограф".
Работаю репетитором.


Рецензии
Довольно напыщенный текст, что непонятно при молодом возрасте автора. Но захотелось прочесть оригинал - рассказ Т. Толстой.

Нина Писарчик   04.05.2019 21:08     Заявить о нарушении