Вадим Оришин о книге МУАР Анны Политовой

  13 апреля 2019 года в клубе была презентована книга рассказов «Муар» под авторством Анны Политовой. От нежелания появляться в клубе неподготовленным книга была прочитана от начала и до конца, но объективно она не стоила потраченного времени. Наполненная скучными, наивными, местами инфантильными рассказами, она рождает одну основную мысль – когда уже конец.
  Начинается и заканчивается эта книга совершенно лишними по настроению и по стилю документальным рассказом «Дом Памяти» и отзывом на кинопьесу «Война за человека». Оба произведения грешат дурным сухим и насквозь казенным журналистским языком. «Дом памяти» изобилует неуместными в художественной литературе перечислениями, датами, публицистическими штампами и не воспринимается, как художественное произведение. Немногочисленные художественны вставки блекнут на фоне сухой документалистики, воспринимаемой незнакомым с автором читателем как стенограмма заседания политбюро. В целом рассказ совершенно не ощущается, как художественное произведение, и не вызывает ничего, кроме недоумевающего немого вопроса, в лучшем случае. Отзыв на кинопьесу же, как сирота в чужой семье, чужеродный и искусственно навязанный, создает впечатление вырванной из дешевой провинциальной газетенки статьи. Сотканный из все тех же насквозь казенных фраз обзор, настолько бездушный, настолько не выражающий ничего, в том числе даже мнения автора, что, стоит заменить названия, имена и редкое описание самого сюжета серий содержанием любого другого сериала подобной тематики – разницы не будет. Обзор фонит неискренностью, будто автор писал его из-под палки, будто тема была дана по указке, и с текст был написан просто для отписки, как формальное выполнение навязанного задания. И то, и другое, являются странными скверными этюдами публицистического жанра, чужеродными художественной литературе.
  Остальные рассказы, тесно сжатые с обеих сторон публицистическими Франкенштейнами, кажутся в лучшем случае сочинениями старшеклассника. Наивные, скупые на образы и художественные описания, они напоминают басенки своей прямолинейной и очевидной моралью. Художественная литература обязана либо развлекать своего читателя, затягивать глубиной сюжета и проработкой деталей, либо бить в самую суть современности, обнажая, озвучивая и, нередко, препарируя правду нашего общества, которую боятся показывать. Персонажи и ситуации в рассказах же, наоборот, насквозь искусственные, не реалистичные, чужеродные нашему миру. Не представляю людей, которые действительно могут узнать в этих персонажах и ситуациях себя.
  Рассказ «Патроны» несет в себе только одну мораль – связи рулят, но подает ее таким образом, что вызывает лишь недоумение. В «Правдолюбке» образ корневого персонажа слишком прост, слишком приземлен, а ее основное свойство, характеризующее персонажа, раздуто и гипертрофировано, из-за чего верить в такого героя совершенно невозможно. «Украденное счастье» - наивная инфантильная сказка о том, что можно, оставаясь собой и не работая над своими недостатками, вопиющими в случае персонажа рассказа, все равно, «по щучьему велению», обрести счастье и любовь. Пусть такой финал не раскрыт в рассказе прямым текстом, но он подразумевается, и оттого вызывает отторжение. Рассказ «Маруся из Рябиновки» демонстрирует читателю насквозь примитивный образ, пришедший напрямую из дешевых мыльных опер с федерального канала, образ человека, которого уже нельзя встретить в современном мире. И, поскольку этот образ своими банальными чертами и заполняет весь объем рассказа, в прямом и переносном смысле, никакого художественного наполнение он не несет, как и весь рассказ в целом, кроме примитивной очевидной морали, и то спорной – «Марусю из Рябиновки» в университетах не ждут, а выбранная таким образом профессия не станет любимой работой всей жизни, а образование сначала станет навязанным, затем ненавистным, что обернется впустую потраченным временем. Рассказ «Храню и помню» - очень простая зарисовка, крепкое школьное сочинение на указанную тему, но слишком простое для книги, претендующей на статус «художественной литературы». Рассказ «Летим с нами» является примером примитивного и наивного эскапизма, бегства от реальности, и, несмотря на якобы драматическое содержание, воспринимается, как оправдание суицидальных мыслей и позывов. Следующий рассказ демонстрирует нам обычную кошку, чрезмерно неправдоподобно умную, что сделано ради приукрашивания, которая, как и все кошки, и в том числе все живые существа, живет и (о ужас!) умирает. Детский и наивный рассказ, но не более того. «Отражения» - недописанное произведение, дисгармонирующее с остальными рассказами, нарезка условно связанных друг с другом сцен, вообще не несущих внятного смысла. «В стране пустых обещаний» - вольное школьное изложение мультфильма «В стране невыученных уроков», с опять же гипертрофированной, наивной моралью, но все такой же простой по своей сути.
  В целом книга совершенно не оправдывает названия. Да, ткань «нуар» соткана из разных слоев, но вместе эти слои играют, как нечто цельное и завершенное. Книга же иллюстрирует басню про лебедя, рака и щуку, разная, отрывочная, разобщенная, сотканная грубыми белыми нитками в хаотичную пятнистую ткань, негодную даже для коврика в коридоре. Объединены произведения только своей наивностью, слабым языком и неоправданной простотой. Книга, сквозящая приземленной бытовухой, примитивностью, простодушием и заурядностью, отталкивающая прямолинейной очевидной моралью, скучная скупым сухим языком, не стоит потраченного на чтение времени, что не было в полной мере озвучено во время презентации лишь из остатков формальной вежливости. Тот факт, что все это названо книгой и опубликовано, оставляет неприятное горькое послевкусие.


Рецензии
Enter за шторами...
Вадим, я согласна с Вами в том, что «Дом памяти» и отзыв на сценарий Анчарова не вписываются в полотно книги художественных рассказов. И в документальном рассказе действительно много перечислений, дат и имён, я тоже это заметила. Но автор сделал попытку, поработал с материалом, и не претендует на высокохудожественность этого произведения, подстраховавшись его рубрикой – документальный рассказ! Про второй элемент Вашей критики и критики Политовой я не берусь судить, так как не читала самого Анчарова. Но вы утверждаете, что остальные тексты «тесно сжатые с обеих сторон публицистическими Франкенштейнами», кажутся сочинениями старшеклассника. Здесь я с Вами не соглашусь, так как старшеклассники далеки от этого уровня, потому что у них нет ещё ни таланта достаточно развитого, ни опыта, которым бы можно было поделиться в форме рассказа 18 плюс, ни социальной смелости для публикаций. За исключением некоторых особо одарённых, но не о них и речь. А у Политовой есть, и талант, и опыт, и социальная смелость. А об ошибках и неточностях в её текстах допустимо говорить в рамках того уровня и направленности, к которому относится её творчество, а не занижать его искусственно до уровня школьных сочинений.
Странно, что Вам не приглянулся ни один персонаж, словно Вы изначально настроились на негатив, а ведь критика, полноценная критика, это не установка крестов на человеке, а выявление плюсов и минусов, желательно в равных пропорциях. Вам же известно, что Анна является весьма способной ученицей студии под руководством Галины Щекиной, знаменитой Российской писательницы. Вы лукавите, стало быть, занижая её способности, выискивая недочёты и «О, ужасы!». В письменном виде ругать легче, обсусоливать мерзкие словечки и хихикать вдали от оппонента, нажимая на Enter. Книга не плохая, просто она первая. А Вы говорите, что «не стоит потраченного на чтение времени, что не было в полной мере озвучено во время презентации лишь из остатков формальной вежливости». Анна Кашина

Клуб Вологжан Ступени   16.04.2019 22:08     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.