О моих учителях

Сейчас много говорят о том, как плохо жилось советскому человеку. Гнёт, идеологический прессинг, поруганные права человека, КГБ с его вечной бессонницей и постоянной за всеми слежкой и ещё пара десятков не менее ужасных страшилок. И образование, говорят, у нас было никудышное, так, через пень-колоду... Потому и не признают его «за бугром». Ну, это-то как раз понятно - как могут что-то признать люди, в своей жизни не прочитавшие до конца ни одной книжки?
Не знаю, может оно действительно всё так и выглядело. Только что-то ничего такого я не замечал, хотя вся моя жизнь и все мои «университеты» - детский сад, школы (общеобразовательная и музыкальная), институт, аспирантура - закончены мной в Советском Союзе. Так что я - родом из СССР! И не перестаю этим гордиться, что бы там не изрыгали желчью на этот факт разные прибалты, поляки и иже с ними!
Но сегодня я хочу рассказать о другом - о моих учителях, людях, стараниями которых я получил высшее образование. Я не буду называть фамилий - мои однокашники, если конечно прочтут эти строки, всех легко узнают.
Начну с преподавателя неврологии.
Этот предмет мы изучали на четвёртом курсе. В самом начале учебного года. К этому времени всю нашу большую группу поделили на четыре части и наша, шестнадцатая, состояла всего из семи человек - трёх девушек и четырёх парней. К слову - все мы поступили в институт сразу после школы. Это важно!
Цикл длился три недели и за это время мы должны были изучить клинику довольно многих неврологических заболеваний.
Хочу заметить, что неврология, на мой взгляд, предмет довольно нудный. Прежде всего, надо хорошо знать анатомию, представлять себе ход нервов, проводящих путей спинного мозга и, конечно же, как отче наш знать головной мозг - его анатомию, физиологию, что за что в нём отвечает и что где и чем соображает. Честно говоря, со второй половины второго курса, когда мы «развязались» с нормальной анатомией, то есть сдали экзамены по этому жуткому предмету, все знания из головы уже хорошенько выветрились и забылись. А если не знал, да ещё и забыл - ну, это вообще верняк!
И вот теперь требовалось всё вспомнить, повторить, а некоторые разделы и вовсе выучить заново. Задачка, прямо скажем, совсем нехилая, если учесть, что на дворе стоял сентябрь, кое-где ещё пели птички, зеленела травка и светило солнышко. И однокурсницы... Ну, такие аппетитные! И как тут зубрить проводящие пути? Скажите на милость...
И вот, на шестой день занятий, то есть в субботу (чувствуете тонко организованный садизм?) наш преподаватель задал нам тему - альтернирующий синдром. Если кто не помнит, а может и вовсе не знает, что это такое, информацией охотно поделюсь. Этот симптомокомплекс возникает при поражении варолиева моста головного мозга. Из-за особенностей перекреста проводящих путей при поражении этой области расстройство двигательной и чувствительной активности на туловище и голове происходят с разных сторон. Мышцы на лице не двигаются слева, а на туловище - справа. Такая же петрушка творится и с чувствительностью, причём поля нарушения этой самой чувствительности могут быть абсолютно разными. Всё зависит от места поражения - именно этим определяется соответствующая, отличающаяся друг от друга, неврологическая симптоматика.
Отсюда становится ясно, что альтернирующих синдромов - пруд пруди и запомнить их все может либо фанат неврологии, либо законченный шизофреник. Мы, вся наша группа, к таковым не относились, поэтому к утру понедельника в области альтернирующих синдромов имели приличный, если не сказать всеобъемлющий, пробел.
В тот чёрный понедельник, началось прямо с утра... Выяснить уровень наших знаний для преподавателя не составило особого труда и через каких-то семь минут и ему, и всем нам стало ясно - отработок не миновать.
Мы приготовились было к самому худшему, но тут наш мучитель неожиданно извинился и вышел из кабинета, то есть из классной комнаты, оставив нас в растерянности и задумчивости одновременно.
Через некоторое время тихонько скрипнула дверь и к нам в учебную аудиторию зашёл больной - скорее всего, перепутал палаты - наша учебная комната находилась на задворках второго неврологического отделения.
Он шёл с трудом, нога «косила», рука «просила». [1]  Но не это оказалось самым интересным - это был... наш преподаватель! Одетый в поношенную больничную одежду - старую пижаму и потрёпанные коротки пижамные штаны, он выглядел настоящим пациентом неврологического отделения. Но поразило опять-таки не это - я ещё могу понять, когда человек сводит зрачки к носу. Но как ему удалось развести глаза? Они реально смотрели в разные стороны!

_______________________
[1] Весьма характерный симптом для больных, перенесших инсульт.


Мы настолько обалдели, что просто лишились дара речи! А наш преподаватель медленно, с большим трудом доковылял до окна, вернулся к своему столу и вдруг совершенно нормальным голосом проговорил:
 - Запомните, так выглядит синдром Вебера...  А сейчас я покажу вам ещё одну картинку.
Мы перестали удивляться...
За время занятия нам посчастливилось увидеть много интересного. И запомнить. На всю жизнь!
Уже в конце занятия преподаватель неожиданно сел напротив меня и попросил дать ему ручку. Я протянул карандаш. Он вцепился в него так, что зажал даже мои пальцы! Я хотел отдёрнуть руку, но он довольно крепко держал меня. Я попытался освободиться, что мне в конце концов удалось.
- Вот так ведут себя «лобники» - больные с поражением лобных долей. Взяв предмет в руки, они никак не могут его отпустить. Запомните этот симптом.

*    *    *

А через пару занятий нас ждал ещё один сюрприз. Никто из нас ничего подобного не ожидал.
По каким-то причинам объединили две группы, и нас стало пятнадцать. В такой толчее занятия обычно проходят веселее и как-то быстрее. Преподаватель не успевает опросить всех и появляется возможность реально «прохалявить».
Наш «нервный», одетый с иголочки - новый чёрный английский костюм, белая рубашка, бабочка, отутюженный и накрахмаленный до хруста белоснежный халат - гордо вплыл в учебную комнату.
На наши восхищённые возгласы, смущаясь сообщил, что сегодня после работы идёт в Большой театр. И поиграл бровями...
А занятие он решил начать с показа одного интересного больного с довольно редким заболеванием.
- Идёмте, пока ничего объяснять не буду, сейчас всё увидите сами.
Мы гуськом последовали за преподавателем. Не спеша спустились с четвёртого этажа в подвал. Нас это не удивило, потому что все пять корпусов больницы были связаны между собой широкими, облицованными белым кафелем и хорошо освещёнными подземными переходами. И мы частенько ими пользовались.
Пройдя в соседний корпус, наш преподаватель остановился около какой-то обшарпанной двери, достал ключи и открыл её. Через пару минут мы оказались в небольшом спортивном зале. По углам стояли велоэргометры и какие-то гимнастические снаряды - то ли гири, то ли гантели, то ли штанги. Если честно, то я не обратил на них особого внимания. Меня больше удивило другое - весь пол и все стены до высоты человеческого роста были устланы матами. Да-да, обычными, чёрными матами. В сочетании с парой-тройкой узких окон, расположенных под самым потолком, они превращали помещение спортзала в тюрьму.
Преподаватель включил свет - вспыхнуло больше десятка люминесцентных ламп и помещение наполнилось глубокомысленным гудением. Потом прошёл на середину зала. А мы рассосредоточились вдоль стен.
- Итак, сегодня у нас... - он неожиданно замер, и его взгляд враз как-то странно остеклянел. Несколько секунд он молча стоял, потом резко согнулся, словно получил сильный удар под дых и вдруг с громким глухим звуком упал на спину, вытянулся и замер, натянутый как струна. Его сведённые жуткой судорогой пальцы впились в маты, лицо перекосила жуткая гримаса! Через несколько секунд он начал биться. Клонические судороги носились по его телу обгоняя друг друга - ходуном ходило всё! Ноги, руки... Голова тряслась так, что очки отлетели почти на метр. Изо рта появилась пена - розовая, почти красная... Она сильно контрастировала на белом халате и рубашке.
Мы, все пятнадцать, влипли в стену и, казалось, полностью слились с ней! Даже по цвету...
А преподаватель тем временем перестал стрястись и захрапел. Теперь он спал! И, похоже, мёртвым сном.
Мы, продолжая оставаться в ступоре, вытаращив глаза, стояли и смотрели. И совершенно не представляли себе, что же теперь нам делать?
Неожиданно преподаватель перестал храпеть, встал, как ни в чём не бывало, достал из кармана халата небольшое полотенце и вытер им лицо.
- Ну вот, только что вы увидели развёрнутый эпилептический припадок. С той лишь разницей, что после него больные спят гораздо дольше. Ну, что застыли? Отомрите! Я жив, здоров, чего и вам желаю, помощь мне не требуется. Кстати, поскольку мы занялись лицедейством, посмотрите как больной с поражением мозжечка выполняет пальце-носовую пробу...
Потом он показал нам тремор пальцев рук при разных заболеваниях - они, оказывается, тоже все разные, и под конец продемонстрировал, как выполняет позу Ромберга [2] больной со спинной сухоткой...
Короче, мы долго пребывали ни в себе!
Позже, уже в сознательной врачебной жизни, практически всё нам показанное я наблюдал наяву у настоящих пациентов. И ничего не отличалось от увиденного на занятиях!

___________________
[2] Поза Ромберга - это положение стоя со сдвинутыми вместе стопами, с закрытыми глазами и вытянутыми прямо перед собой руками.

*    *    *

2019

Продолжение следует...


Рецензии
Да, Джерри, это настоящий учитель! Можно сколько угодно рассказывать, как это выглядит, но один раз покажешь и на всю жизнь запомнят. Но для этого нужно иметь личную богатую практику, а не теоретические курсы.

Сергей Шангин   16.04.2019 18:06     Заявить о нарушении
Конечно, таких были единицы, но то, что они показывали - запомнилось навсегда!

Джерри Ли   16.04.2019 18:12   Заявить о нарушении
У нас в школе был учитель истории Виктор Леонтьевич.Каждый его урок был наглядным,живым,я на знаниях полученных у него ездила весь институт не заглядывая в учебники!

Светлана Баранник   16.04.2019 23:18   Заявить о нарушении
А у нас по истории была просто дура конченная. Как заведёт про экспроприацию экспроприаторов, так хоть ветошью прикидывайся. Помнится, особенно актуально это было в пятом классе...

Джерри Ли   17.04.2019 10:29   Заявить о нарушении