Художник Глава 23

           Наступила осень и жизнь Леры и Сергея потекла по обычному руслу. Виделись они только ближе к вечеру, если у Сергея не было дежурств, на которые он сам добровольно соглашался, объясняя нехваткой персонала. Лера отлично понимала, что отчасти это была ответная реакция на встречу с Макарским, хотя встреча была дружеской, но оправдываться и объяснять что-либо Лера не собиралась. Она старалась относиться к его дежурствам спокойно, но последние события их жизни многое изменили.
           Валерия собиралась на работу, когда неожиданно зазвонил смартфон Сергея, который он в спешке оставил в прихожей. Лера подошла и увидела на весь экран фотографию Ниночки, которая сопровождалась назойливым звонком. Лера могла простить Сергею любую его пассию, но Ниночку… Когда звонок прекратился, посыпались сообщения от нее и прочитав их Лера поняла, что они теперь работают в одной больнице, что ради Сергея Нина даже ушла из частной клиники отца. Просмотрев фотографии и заглянув в переписку для Леры стало ясно, что большую часть «дежурств» Сергея, они проводили вместе. 
        - И ведь никогда не подумаешь. -  Зав отделением, почти кандидат медицинских наук, заботливый супруг, - с горечью произнесла Лера.
        Она вернула смартфон на место и пошла на работу. 
        Вечер и всю ночь Валерия провела одна. У Сергея была срочная операции, а потом ему пришлось остаться «из-за тяжелого состояния пациента его отделения». Чувство обиды, одиночества с такой силой навалилось на Леру, что она набрала номер Макса.  Ей захотелось услышать его голос, но номер молчал. Вспомнив, что он даже не поцеловал ее в последнюю встречу, сделала вывод, что и у него пропал к ней интерес как к женщине, и даже как художнику. Она понимала, что Максу есть теперь о ком заботиться, да такой мужчина как он, не может быть обделен женским вниманием.
        Была глубокая ночь, Валерия сидела на кухне и обдумывала последний их разговор, вспоминая его слова о её бездушных работах.
        - Семь долгих лет, проведенных здесь и в результате- напрасно прожитые годы. Правильно Макс сказал, я потеряла себя.  Не понятно, что я вообще делаю здесь, в этом чужом и холодном для меня городе. Зачем я удерживаю Сергея, и сама страдаю от этого. Возможно он был бы счастлив с Ниночкой, она родила ему детей, и у Петра Ивановича и Елены Васильевны наконец появились бы внуки, - рассуждала вслух Валерия, вглядываясь в темноту за окном. - Пока не поздно, надо все исправить. Хотят его родители видеть Ниночку в качестве невестки- пожалуйста. Я уступлю. Хочет Сергей другую - пожалуйста.  Хватит обманывать себя и претворяться счастливой. Надо возвратиться в свой солнечный город, в свою квартиру и просто начать жить.
         В это время Макс смотрел на экран своего смартфона, с которого улыбалась веселая мордашка Леры, но перезванивать не стал, боясь повлиять на хрупкое семейное счастье молодой семьи, понимая, что своим звонком внесет смятение и хаос, и может вызвать необдуманные поступки со стороны Валерии, о которых потом она будет жалеть.
        Развели Леру с Сергеем быстро - по обоюдному согласию,  никого из них не мучило чувство стыда или сожаления. Их брак изжил себя, он был как ненужная ноша. Теперь, скинув ее, они ощутили облегчение и свободу, которой так не хватало. Даже отношения у них стали более теплые, открытые и дружеские.
        Через месяц после развода, Лера вернулась в свой родной город.  Сергей помог организовать переезд и вернул часть денег за квартиру, на которые был сделан ремонт и куплено новенькое авто.
       Живя в одном дворе со своими бывшими родственниками, Лера старалась держаться в стороне от них, однако к Петру Ивановичу питала чувство глубокого уважения и благодарности за спасение своей жизни, и за защиту от нападок его супруги.
        Она вернулась на свое прежнее место работы, на «Фабрику художественных изделий» простым художником.  Жизнь потекла по накатанной колее. По вечерам она опять выходила на балкон, и часто видела, в окнах напротив, знакомые ей силуэты. Петр Иванович словно чувствовал ее взгляд и тоже подходил к окну.
      - Дома,- шептал он, увидав свет в её окнах. - Будем надеяться, что у нее все хорошо,- говорил он.
      Лера изменилась, похудела, стала одеваться более броско. Платья и юбки стали короче, каблуки повыше. Она опять коротко подстриглась, и снова стала похожа на прежнюю Леру- подростка, которая когда-то проживала в этом дворе, только глаза выдавали, что это не девчонка, а женщина, которой уже ничего не страшно, которую не могут испугать никакие трудности жизни.
    
      Приближались Новогодние праздники. Интерьер квартиры у Леры полностью изменился, мебель была новая, современная техника на кухне. Балкон ее был украшен гирляндами и искусственными лапками хвои и сразу бросался в глаза. Дизайнерский дух и тонкий художественный вкус чувствовался во всем. На столе стоял ноутбук и маленькая елочка, напоминающая о приближающемся празднике миганием ярких, разноцветных огоньков. Неожиданно раздался звонок в двери.
      - Кто? - спросила испуганно Лера.
      - Дед Мороз,- раздался голос.
     Лера заглянула в глазок. Она увидала человека в маске Деда Мороза.
      - Чего тебе, дедушка? - спросила Лера, но двери не открывала.
      - Я подарки принес,- сказал Дед Мороз. - Открывай скорее.
      - Ага, сейчас, чтобы ты мне битой по голове.
      - Лерка, когда ты такой трусихой стала,- ответил голос и снял маску.
      - Макс,- Лера быстро открыла двери, и кинулась от радости к нему на шею.
      - Ну вот, наконец, вернулась наша Лера. -  Ты стала еще красивее, хотя и повзрослела, - сказал он. Ставя в угол посох и снимая шубу.
      - Зачем так вырядился. Меня испугать хотел?
      - Нет. Я у Мишель, в садике, уже третий день Деда Мороза изображаю. Охрип уже.
      - Замерз? Виски, коньяк, шампанское,- щебетала весело Лера, не скрывая своей радости.
      - В другой раз, я на машине.  - Ты почему не сказала, ни позвонила, что уже второй месяц как здесь? Случайно от твоего шефа узнал, что ты на фабрику вернулась, что такие рекламные проспекты выдаешь - закачаешься. Ты как, временно или уже с концами?
    - Макс, ты как будто меня первый раз видишь. С концами.  Теперь начну свою жизнь переписывать.
    - А с кем переписывать будешь?
    - Одна,- ответила уверенно Лера.
    Макс внимательно посмотрел ей в глаза, словно хотел убедиться в правоте её слов.
     -  Не пытайся увидеть там прежнюю Леру. Там другая женщина,- предупредила она, не отводя взгляда.
     - Вижу, что другая, - ответил Макс и сел на диван.
     - Ты знаешь, это не правда, что время не меняет людей. Враньё. За один день, за час, за минуту все может измениться. Можно превратиться совсем в другого человека как внешне, так и внутренне. Это я на своей шкуре испробовала, да и по тебе вижу. Ты изменился и очень, и я тоже,- на грустной ноте закончила свое рассуждение Лера.
     - Не нравится мне твое настроение Валерия. Ты с кем Новый год будешь встречать и где? – Макс внимательно вглядывался в лицо Леры.
     - Здесь и буду встречать,- ответила она совершенно равнодушно.
     - Все три дня будешь одна?
     Лера молчаливо пожала плечами.
      - Уверен, что такая женщина как ты не может быть оставлена без внимания мужчин, но хочу попытаться изменить твои планы. Мы с дочкой приглашаем тебя к нам, встречать Новый год.
     - Макс, я не хочу быть третьей и тем более лишней.
     - Лерка ты совсем мозги отморозила в своем Питере, или голову тебе окончательно там продуло,- попытался пошутить Макс.
       Потом замолчал и посмотрел на Леру с особым вниманием, словно пытался заглянуть в её душу.
     - Лерочка, что с тобой? - он подошел и крепко обнял ее, прижимая к себе. - Ты такая несчастная, что даже не веришь, что счастье существует. Я тебя понимаю, когда- то и я вот также, не верил. Вот также, Мила смотрела на меня, и решила сделать меня счастливым. Я поверил в счастье, лишь когда родилась Мишель. Я предлагаю тебе встречать Новый год со мной и с Мишель, а если ты насчет Маши, то она замужем и у нее тоже есть муж и двое детей, правда намного старше моей «принцессы».
      Макс целовал и целовал Леру, словно пытаясь ее отогреть, он уложил ее на диван и продолжал целовать, пока ей не стало жарко, и она почувствовала тепло его тела. Макс снял уже рубашку и прижался к ней своей сильной грудью. Им было хорошо вдвоем, так как было когда-то. Чувства, совсем другие, более сильные и глубокие, и желание быть рядом, чувствовать, делиться своей любовью. Он согревал ее, и она ощущала тепло, которое разливалось негой по всему телу. Лера давно не испытывала такого огня страсти с Сергеем, какой разжег в ней Макс, он просто испепелял её.
       Лера лежала на его сильной руке и смотрела в потолок.
       - Ты знаешь, я так скучала по запаху твоих духов. Однажды я перенюхала почти все мужские ароматы, но не нашла того, что был в тот день, когда мы познакомились и даже похожего. Я теперь знаю, именно так пахнет счастье,- прошептала Лера, прижимаясь к Максу и вдыхая аромат его тела.
       - Да, было дело. Это все Милка привезла, не помню откуда, большой флакон. Вот я тебя ими и очаровал. Мне тоже тот аромат очень нравился. Я и сейчас придерживаюсь древесно-мускусных нот.
       - Может, Мила ангел. Ведь это она свела нас, на кладбище.
       У Макса зазвонил телефон. Звонила Маша.
       - Макс, ты уже отработал Дедом Морозом? - Я сегодня хотела бы пораньше домой уйти,- говорил голос.
       - Да отработал,- улыбаясь сказал Макс, шлепнув по попке Леру, которая поднялась с кровати,-  И Дедом Морозом тоже,- рассмеялся он. - Скоро буду,- добавил он, вставая с дивана.
       - Держи,- Лера протянула ему полотенце и коробку.
       - Что это? Подарок, погоди еще рано, еще два дня до Нового года,- Макс наотрез отказывался брать коробку.
       - Ну, какой подарок, загляни,- настаивала Лера.
       Макс открыл коробку и замер. В коробке лежали его несессер с бритвенными принадлежностями, флаконы с его дезодорантами, пачка новых батистовых носовых платков, часы, очки от солнца.
     - Ждала. Все это время ждала. Дурочка,- рассмеялся Макс и прижал к себе Леру.
      Лера сварила кофе, но пил его Макс уже на ходу.
     - Созвонимся. Новый год встречаем вместе. Отказы не принимаю. -  Ты, меня знаешь, - говорил он, надевая шубу и шапку Деда Мороза.
     - Погоди,- смеялась Лера, догоняя Макса,-  Посох забыл.
     Закутавшись в плед, Лера вышла на балкон и наблюдала, как Макс садится в машину.
     Вернувшись в комнату, она легла, но едва её голова коснулась подушки, уснула с улыбкой на лице.
     Утром Лера еще нежилась в постели, когда позвонил Макс.
     - Лера, я тут, рядом. Предлагаю прокатиться. Давай, быстренько спускайся. Хлеба захвати,- попросил Макс.
     Быстро умывшись и натянув на себя узкие джинсы, облегающий свитер и прихватив хлеб, она спустилась вниз.
       - Привет,- сказала Лера, и хотела поцеловать Макса, но увидав в машине его дочку,
решила этого не делать, понимая, что может вызвать ревность.
       - Здравствуй,- сказала Лера, повернувшись к девочке.
       -  Ты хлеб не забыла? – сразу спросила Мишель.
       Макс строго посмотрел на дочь.
       - Здравствуйте,- ответила та, виновато опустив голову.
       Макс довольно улыбнулся.
       - Я взяла булочки, правда они диетические,- виновато ответила Лера.
       - Мишель. Это Лера. Лера — это Мишель,- как можно серьезнее произнес Макс.
       - Очень приятно,- ответила Лера, широко улыбаясь ребенку.
       Мишель промолчала.
       - Макс, а зачем хлеб. -  Мы на пикник? - спросила Лера.
       -  Вроде того. Мы едем кормить лебедей,- пояснил Макс.- Пристегнись.
       Недалеко от моря был лиман, который не замерзал даже зимой и лебеди облюбовали его, и теперь они не улетали в Турцию, а оставались зимовать здесь, на этом слегка присоленном водоеме.
       Макс припарковал машину и вытащил ребенка из детского кресла. Они подошли к лиману, у берега которого плавали белоснежные лебеди.
       - Держи,-  Лера вручила девочке пакет, и ребенок, отрывая от булочки маленькие кусочки, стал бросать лебедям в воду, а те размочив их клювами в воде, быстро глотали.
       - Ты так и будешь одна кормить? -  Может и Лере дашь булочку, ей тоже хочется покормить птичек, - обратился Макс к дочери.
       Мишель ничего не ответила, продолжая молча кормить лебедей.
       Макс вздохнул, взглянув на Мишель, но ничего не сказал.
       Лера молча наблюдала за Максом.  Как он следит за дочкой, чтобы та близко не подходила к воде, как поправляет шапочку, как ребенок смотрит на отца, и с какой любовью Макс отвечает на её взгляд. Ей стало понятно, почему Мила решила родить ребенка именно от него, ведь в нем так гармонично переплетались ум и талант, внешняя и внутренняя красота души.
       Булочки скоро закончились, птицы уплыли от берега, а Мишель раскапризничалась.
        - Едем домой,- строго произнес Макс.
       Когда они подъехали к Лериному дому ребенок уснул.
       - Спасибо, Лера. Все в силе, Новый год у нас,- прошептал Макс и поцеловал её.
       Им не хотелось сейчас расставаться, но теперь все зависело не от них, а от Мишель. Лера понимала, что это была не просто прогулка, Макс хотел ближе познакомить Леру с дочерью и понаблюдать, как будут складываться их отношения.

 
Окончание следует: ГЛАВА 24 http://www.proza.ru/2019/04/15/1787


Рецензии