Человек и работа

 
Или

Зачем  и почему  мы работаем?

Предисловие

1.Как  ни крути, как ни изворачивайся, но  « слово работа происходит от слова «раб».  То есть,  работа  является  принудительным занятием некого   раба,  а  не    самостоятельным   времяпровождением   свободного человека.  Поэтому при отсутствии необходимости, человек никогда бы не работал»
2. Труд сделал из обезьяны человека и тот же беспредельный труд  вновь  делает из человека обезьяну.

Заумные фразы из неизвестных  источников.

Работа и удовольствие.

Действительно, для чего и почему мы работаем? Одни говорят, что для того, чтобы жить. Другие говорят, что для того, чтобы себе заработать на свою жизнь. Третьи говорят, что для того, чтобы «самовыразиться» в этой жизни.  Представители правящего класса Царской России в лице разного рода   помещиков, фабрикантов, торговцев, священников, банкиров  и так далее и  тому подобное, никогда не работали и не ощущали от этого своего «неработания» никаких для себя неудобств. Ни физических, ни душевных. Совесть их не мучила. И  лишь только  иногда, когда тоска от ничегонеделания  совсем уж припекала, они дружно кричали устами своих Чеховских сестер  – в Москву! В Москву!
 
Кричали, но  не ехали! Зачем?  Ведь здесь,  на вольных хлебах в  усадьбе своего землевладельца  «папеньки с маменькой»,  им  так хорошо живется! А мужа ее папенька сам найдет и привезет готового  в усадьбу.

И никакого  желания поработать у них не возникает. Даже самого маленького. Они и без работы  умели жить себе в удовольствие. Зачем им работа? Точно также,  как  в наших   нынешних «бизносовых» сериалах, заполнивших каналы ТВ.  В них не понять,  где герои  работают. У них ни у кого нет своих рабочих  мест  в  своих офисах и конторах, и потому они основном  сидят в кафешках или в ресторанах. Или на своих загородных виллах или  разъезжают на машинах по каким-то своим делам или делишкам. Или сексом занимаются в рабочее время. Балдежь сплошная, а не жизнь. Не работа, а одни  лишь удовольствия, переходящие в наслаждения.
 
Так для чего мы работаем? Для того, чтобы получить удовольствие от выражения  своих физических и интеллектуальных усилий или для того, чтобы получить некую сумму денег за выполненную тобой работу? И может ли наша работа доставить нам удовольствие? Психологическое там, душевное или же интеллектуальное?
 
Задал вопрос и сам же задумался.  Ну и вопросик -  работа и удовольствие, два взаимно противоположных и исключающих друг друга понятия. Или я ошибаюсь?
Я не говорю здесь про случайную,  разовую работу, которую  ты  сделал под настроение  или по просьбе  жены  в выходной день   у себя на даче  или  на балконе своей квартиры. Ты от души поработал,  у  тебя все получилось так, как надо, как хотела жена, и ты, донельзя довольный самим собой, говоришь  ей полушутливо, полусерьезно :

 -- Ну, что, видишь теперь, какой  тебе  муж   классный  достался – все умеет! Целуй своего работягу  и имей в виду – с тебя  причитается!

Да, разовая, случайная  работа  может доставить удовольствие. Несомненно! Все  мы, мужчины,  любим  рубить дрова для печки на даче. И результат сразу же виден, и мышцами своими затяжелевшими  поиграл  от души – чего бы и не порадоваться! Вон, даже сам Лев Толстой любил иногда за плугом походить. Вспомните его известную фотографию, где он босиком идет  за плугом. Точнее, стоит за плугом. И улыбается. Доволен, значит! Удовольствие получил! Он, великий, получил от физической работы удовольствие, а  я  что – рыжий?!

Но это все о временной, случайной работе.  И,  если бы тому же   Льву Толстому пришлось бы ходить за плугом каждый день с утра до вечера,  то хватило бы у него физических и душевных сил для радостной улыбки?   Я думаю, что нет и еще раз нет! Поэтому, как же  быть в данном случае  с нами,   с  нашей постоянной работой?   Я имею в виду тех, кто  что-то делает на работе  целый рабочий день на своем рабочем месте.  То  есть,  работу медика, инженера, рабочего, крестьянина, преподавателя  ВУЗа, учителя школы и так далее.    С ними как быть?  Их  работа может  им доставлять удовольствие?  Кто-то сказал, что постоянная работа может доставлять удовольствие, если она любимая! А что это значит, любимая работа?  Заглянем в словарь  Википедию.

Да,  там  есть такое слово – «любимый».  Его значение очень простое по сути.
Любимый, это тот человек, к которому ты небезразличен,  к  которому ты к    неравнодушен,  которому  ты  отдаешь  предпочтение  среди всех остальных вокруг тебя людей и  который  является самым желанным и самым дорогим для тебя.  Происходит это слово  от слова любить.  И каждый из нас хоть раз в жизни, но произносил это слово.  Чаще всего  применительно  к своей женщине или к своему мужчине. Иногда к детям  или к  родителям.  Иногда к стране или местности, где  ты родился и живешь. Иногда к вещам, которые ты носишь или тайно хранишь.

Так что, в принципе,  любить можно все, что угодно. Даже самое стыдное и постыдное.  Даже работу. Поэтому к  слову  работа слово любить тоже  можно будет   применить. При желании, конечно!  А отсюда выходит, что такое т  понятие, как  любимая или нелюбимая работа в жизни  тоже может спокойно существовать!  Или все же нет?   Если  «да»,  то  что  это за феномен такой – любимая работа?  Это что, твое профессиональное дело, которым ты владеешь в совершенстве и потому с удовольствием им занимаешься?  Или что-то другое?  Например, я люблю свою работу  потому,  что я за нее  много и хорошо получаю.  То есть, за деньги можно полюбить работу.  Если  да, то за какие для вас  деньги  вы сможете  полюбить любую, даже  самую неприятную и даже унизительную  для себя  работу, вплоть до работы «золоторя»,  а?  Никогда не задумывались?

Однако, очень многие из нас всерьез считают, что любимая работа может существовать, если  ты найдешь свое место в жизни. Самое, самое твое, а не чье-либо другое. И стоит тебе сесть на это самое твое место,  тогда у тебя сразу же все начнет получаться по самому  высшему  разряду,  и   все, что  ты  будешь на этом самом  своем месте делать, станет сразу же для тебя любимым  и необходимым.
 
Поэтому, самое главное в жизни – это, мол,  найти то самое дело,  которое именно твое и ни чье другое.  И  именно здесь,  на этом твоем деле сразу же т  раскроются  все твои  явные и тайные способности, и тебе эта работа сразу же станет твоей и никогда  тебе не покажется  тупой, серой, нудной, скучной  и утомительной, а только радостной и плодотворной и, конечно же, любимой.
Так ли это? Или здесь все-таки что-то  не вяжется.  Давайте посмотрим.

Для начала посмотрим в словаре понятие слова «работа».   Работа – это один из видов  человеческой деятельности.   Причем, практической деятельности, нацеленной на какой-нибудь конкретный результат.   К примеру, я люблю лежать на диване и читать книги. Но это не значит, что лежание на диване  есть   моя  домашняя работа.   Потому что результатом такой моей работы будет лишь продавленный диван и  недовольное ворчание моей жены. Ну, сколько, мол, можно лежать? Займись-ка  лучше делом!
 
Ладно, встанем  дивана и займемся  каким-нибудь любимым своим делом.  А что  может   быть  моим  любимым  делом,  то есть, тем самым  видом  моей с  практической  деятельности,  которым  я буду с удовольствием заниматься дома?  Действительно,  чем  это я люблю дома заниматься?  Что это значит – мое любимое  домашнее занятие?  По первому моему  уразумению,  на  вскидку, это  должно означать, что у тебя в жизни есть нечто такое, чем ты  согласен заниматься с утра до вечера всю свою жизнь и которое тебе приносит  сплошное удовольствие.  Какое дело лично  тебе и всем  людям  на земле  приносит удовольствие?

 Ну, первое, что приходит на ум – это секс. Да, пожалуй,  это так.  Секс – это единственное дело у человека, от занятий которым он получаем удовольствие. Он и его партнер. И то, мы  здесь отбрасываем насилие над одним из партнеров. Мы будем считать, что оба сексуальных партнера занимаются сексом по взаимному согласию. И это их занятие доставляет им  физиологическое  и даже з психологическое удовольствие. Порой даже еще и   наслаждение. Трудно с этим не согласиться.

 Однако, сможем ли мы заниматься сексом  целый  день, то есть, весь свой рабочий день с утра до вечера?  Нет, конечно! Мужчины здесь сразу же отпадают, потому их сексуальные  возможности  слишком уж ограничены и на  ежедневный многочасовой  секс они просто не способны по своей физиологии. Женщинам проще. Физиологически женщины  могут заниматься сексом целый день. Но подобные занятия на целый день  сразу же становятся обременительными и  перестают им приносить удовольствие.

 Я не беру здесь патологию. Давно известно что в проститутки  идут  женщины с особым психологическим и физиологическим  отношением к сексу. Им нравится  «большой секс», им нужно  «много  секса», причем, секса с разными мужчинами. И на  ограниченное занятие сексом они не согласятся ни за что!  Для них – это не жизнь!

Тогда сразу же вопрос, а секс – это работа? То есть, можно ли отнести занятие сексом к работе?  К любимой работе.   И если вы с женой или подругой жены занимаетесь сексом, то вы работаете  или наслаждаетесь?   А ваша жена, если она  занимается сексом со своим начальником или  вашим другом, работает или наслаждается? И если  в  нашей стране легализуется проституция,  о чем бесконечно говорят наши феминистки,  то этот их секс будет считаться работой или еще чем?

Есть такая профессия, «мальчик по вызову». Эта работа появилась у нас в России в пресловутые девяностые годы, когда все стало возможным. Так вот, «мальчик по вызову» это та же самая проститутка, только  мужского пола.
 
Они, эти «мальчики по вызову» занимаются удовлетворением сексуальных потребностей    у  одиноких женщин за плату.  И на первый взгляд, это как  та самая профессиональная  работа, которая доставляет  их работникам  настоящее удовольствие. Однако, при детальном рассмотрении этого явления выявляется непредвиденное. Оказывается, эта работа является профессионально вредной. И мужчина «проститут», которому приходится заниматься сексом с любой, заказавшей его женщиной, очень быстро, в течение трех-пяти лет своей работы р  становится профессионально непригодным, то есть, импотентом. Причем, импотентом таким стойким, что вернуть его вновь в рабочее  состояние с  становится очень даже  непросто.

 Ой,   что-то  не вижу я ответа на эти вопросы.   Запутался совсем! Получается так, что  работа,  являющаяся  по  сути  самим источником наслаждения, спокойно делает  его исполнителя в лице мужчины профессиональным м  инвалидом.  А женщины проститутки могут работать до самой старости. Поэтому, понятие о любимой работ, хотим  мы того или нет,   слишком  уж абстрактное и не так определенное, как нам кажется на первый взгляд.

И вообще, может ли существовать  в самом своем принципе  такое понятие, как   любимая работа?  Или любимой работы вообще не существует на свете? Ведь  работа,  как  тут ни крути и  как не изворачивайся,  это навязанная тебе откуда-то извне и добровольно  принятая тобой по договоренности обязанность.

Причем, эта обязанность   усиливается    твоей личной  ответственностью за   качество выполняемого  тобой дела,  а потому -  всегда  и  всегда  насилие над  тобой  и некая еще   принудиловка.  Причем, эта ответственность может выступать в виде  моральной, юридической и даже уголовной ответственности. Поэтому работа – это всегда  что-то инородное и  всегда что-то не слишком приятное для тебя.

То  есть,  работа, это некая твоя  обязанность, причем, принудительная обязанность, подкрепленная  специальным юридическим документом, называемым договором или контрактом.  Работа -   некая  твоя деятельность, чаще всего профессиональная, необходимая тебе для «добывания» средств   на твою собственную жизнь  и для собственного  самоутверждения в жизни. Причем  не слишком для тебя приятная обязанность,  когда ты совершенно не свободен в своих желаниях.
 
Ведь  тебе  приходится по утрам рано вставать и   куда-то  обязательно  идти,  и идти не  просто  так,  когда  у  тебя  есть  возможность  или  желание  идти, а когда  это  нужно  кому-то  другому, совершенно постороннему  для тебя т  человеку,  твоему  хозяину,  нанявшего  тебя  для  работы  на  него.
 
И  причем, на работе надо обязательно что-то  делать, и делать  не  то, что тебе хотелось  бы  делать  самому, а делать то, что  нужно твоему начальнику или хозяину, тебе  абсолютно  чужому и не слишком даже приятному для тебя человеку    и   делать  независимо  от  собственного настроения и собственного желания, и даже от    собственного  самочувствия. И, чаще всего, делать всегда одно и тоже. ч  Сегодня, завтра,  послезавтра ,  через   месяц, через год год. Делать, делать и делать. через  год.
 
О  какой  уж  тут  любви  может  идти  речь?  В лучшем случае – лишь о привычке.  Профессиональной привычке.  А  профессиональная  привычка – это  уже  инстинкт, рефлекс, почти  что  автоматизм. И мы  начинаем работать, совершенно не  думая о самой работе, о ее смысле. И работаем, витая мыслями где-то в своих, не слишком понятных даже для себя каких  облаках.
 
Как  в одной  известной притче, мы, в основном, кладем кирпичи  на стены какого-то  здания, но не  строим  сам  храм. Редко кому из нас  удается в своих делах видеть дальнюю,  конечную  цель собственного  труда. Чаще  всего, мы захлебываемся  в  ежедневной текучке каких-то своих, сиюминутно срочных дел, даже и не дел, а  делишек, но  не видим общего своего  результата. И не потому, что не хотим, или не можем, а просто потому, что не получается н заглянуть  вперед.  Мельтешим   уж слишком. А  мельтешим  потому,  что жизнь заставляет мельтешить. Мелочная  она у нас какая-то, эта жизнь. Но другой, альтернативной  жизни  у  нас с вами  нет. Не  бывает  ее,  другой-то. Во  всяком  случае – у нас, у обычных  людей. Она  у нас есть такая, какая есть.

Вот  так-то  оно и получается  на  самом  деле, если  уж разбираться.  И при п  чем  здесь  любовь? В разговорах о работе  ей места нет  и  не  может  быть. Любить можно только  человека. Мужчину. Или женщину. Или ребенка. Или Родину свою. И все. Ни на что другое наша с вами любовь  не  способна и не распространяется.  И не  стоит  больше  трепать это слово.  Оно – святое...

Наверное, можно было бы любить творческую работу. Актерам, писателям, музыкантам, точнее – людям  искусства, а не каким-то там простым  гражданам земли. Ну, еще может  быть – политикам, ученым. И то, если ты успешный политик  и успешный ученый.  Но … что здесь надо будет тогда   считать самой  работой?  Что?!

Бесконечные   репетиции  у актеров с безуспешными попытками постичь замысел   режиссера, если он, конечно же, существует наяву,  а не в его е  абстрактных  и не в совсем еще определившихся замыслах:  этот часами непрекращающийся оскорбительный мат и жуткое психологическое   давление на актеров, делающих  все, по мнению  режиссера,  не так, как надо.  А как, по его мыслям, надо – он и сам  еще  толком-то  не знает. Он, видите ли,  еще в творческом  поиске. Или  работа  на сцене под непрекращающиеся  овации на премьере, ( если – удача!), и все более и более стихающие  со временем, хотя ты, вроде бы, все делаешь не хуже, чем раньше.

 Или эта конкуренция друг перед  другом, выливающаяся  в беспощаднейшую борьбу  за роли,  по своим последствиям еще более страшную, чем межвидовая борьба  животных в джунглях? Так,  где она, эта любимая работа?  Где?
У ученых? А вы думаете, что  корпеть годами над пробирками или еще над н  какими-нибудь приборами,  не получая  в итоге ничего, кроме обыкновеннейшей чепухи,  приятно?!  Учтите – нобелевских  лауреатов всего лишь  единицы, а  ученых  во  всем  мире – тысячи и  тысячи. Так же, как и  писателей.

 Быть  такой, как  Донцова  или Устинова -  это значит выдавать на  гора каждые два-три месяца по книжке. Извините, но это же каторжный труд!  Здесь не только нельзя  говорить о любви к своей работе, здесь, наверное, пора уже начинать разговор о ненависти к свое  работе. Сколько книг у Толстого? У великого  писателя Толстого? Не знаешь? И я не знаю. Но думаю– не  больше десятка. Он  написал всего несколько  книг, чтобы  стать  мировым писателем. А у этих – чуть ли не по сотне! Это уже  настоящий  конвейер.
 
 А вы  знаете, что работу на  конвейере  мужчины  не  могут долго выполнять, они психологически  не выдерживают ее,  ломаются и начинают делать брак ? А женщины,  ничего,  работают  спокойно. Годами. Вот  так и  здесь. В этой их детективной литературе. Да и эта их  продукция -  это уже не литература совсем. Это – штамповка. Конвейерная штамповка. Образец массовой культуры, той самой  культуры, которая приспособлена   под уровень  массового,  совершенно «недумающего» читателя. Своеобразная  конвейерная фабрика  детективов.
 
Точно такое же, как концертное шоу  под  фонограмму. Когда исполнитель  исполнители  только  рот разевают  под музыку и бегают по сцене, размахивая р руками.  Многим   зрителям  нравиться. Так  и  здесь – многим читателям м   нравиться.  Если только их можно называть читателями. Но это уже – нюансы.

 А где же истина? Не знаю! Честно говорю – не знаю! Поэтому работа для меня, это всего лишь один из способов добывания средств  для  собственного существования и для существования  моей семьи. И если бы у меня такие средства  были бы уже от рождения, то я не знаю, стал бы я работать. Вспомните наших  дореволюционных   представителей  правящего класса. Все они были богатыми от рождения  и не нуждались в работе, в «зарабатывании» р  средств для своего существования. И чем они занимались все свою жизнь? Да  ничем они не занимались!  Как и нынешние представители правящего класса России.

 Поэтому говорить о любимой  или не любимой работе можно было лишь в Советской стране, где работали все и был  прямой смысл сделать свою работу  интересной и даже любимой. Сейчас же все ценности мира определяются  деньгами. Если есть у тебя деньги, то даже элементарное сидение на унитазе или ковыряние в собственном носу  могут стать  для тебя любимейшим занятием и даже образцом  той самой работы, которая приносит тебе  настоящее  удовольствие и  наслаждение.  И даже сексом с собственной женой  теперь тебе уже  не обязательно заниматься.

Зачем пыхтеть и  утруждать себя?! Найдутся  и другие для этого утомительного занятия! А я же «побалдею» и «понаслаждаюсь»  с заказными красотками    где-нибудь на «Мальдивах» или «Майямах»!  У меня жизнь – само наслаждение!  И на « хрена» мне нужна эта ваша   работа?!

***


Рецензии
Замечена опечатка: первая строка, следует читать "Как нИ крути, как нИ изворачивайся".

Сениф   28.05.2019 09:02     Заявить о нарушении
Вы думаете, сейчас так надо писать? Ладно, исправлю. Но, если что, отвечать вы будете!
Не обижайтесь - шучу!

Виталий Овчинников   28.05.2019 11:20   Заявить о нарушении
И в советские времена так писали. Помните знаменитый девиз, построенный как раз на разнице в одну букву: "Где бы НИ работать - лишь бы НЕ работать"...

Сергей

Сениф   28.05.2019 15:01   Заявить о нарушении
В СССР работали так, КАК НИ КОМУ И НЕ СНИЛОСЬ! Не даром ведь СССР был второй экономикой мира, несмотря на все войны и разрухи двадцатого века

Виталий Овчинников   28.05.2019 16:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.