Камергер русской речи. Охота на слова

По традиции, желающие ежегодно пишут так называемый тотальный диктант по русскому языку. Это событие случилось 13 апреля 2019 года Я диктант не писал и, видимо, уже не напишу, но меня интересует, какие тексты используются  и на что обращается внимание, какая лексика присутствует, насколько много факультативных (авторских) знаков препинания.

Меня возмущает само словосочетание «тотальный диктант». Неужели для такого случая нельзя подобрать слова в родном языке? Неужели нельзя избежать слов с корнями давления, навязывания чужой воли и даже смерти, ведь ДИКТ (диктат, диктатор, диктатура, а потом уж диктовать, диктор, дикция), а ТОТАЛЬ ( не только тотальный, тоталитарный – весь, полный, целый от французского  total или латинского totalis, но и  мёртвый, покойник, убивать от немецких слов tot,  Tote, t;ten)?

В этом году меня порадовали тексты диктанта, они связаны с русской классикой, их автор Павел Валерьевич Басинский,   российский писатель, литературовед и литературный критик. Ему 58 лет, он член Союза российских писателей (1993), академик Академии русской современной словесности (1997). Его кандидатская диссертация связана с именем Максима Горького, а многочисленные эссе и критические заметки охватывают русскую классику девятнадцатого и двадцатого века. Вот и все пять текстов диктанта 2019 года – адаптированные отрывки из его книги «Скрипач не нужен», обозначенной как собрание литературных портретов: от Пушкина и Тургенева до Прилепина и Гришковца.

В целом диктант представлен как литературный детектив. Каждая часть имеет свой заголовок и касается  какой-то черты в творчестве русских классиков.
Часть 1. Теоретическое преступление по трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери».
Часть 2. Простое сердце – о героях поэмы Гоголя «Мёртвые души».
Часть 3. Ловец душ – по пьесе Горького «На дне».
Часть 4. Всего три слова – о фактах жизни Льва Толстого.
Часть 5. Камергер русской речи – о языке Тургенева.
Все части текста взаимосвязаны не только логически, но лексически: последние слова одного текста становятся заголовком следующего.

Последний текст предлагаю целиком.

 Камергер русской речи

Задумайтесь: почему учителя-словесники так любят использовать сочинения Тургенева для диктантов? Да потому, что именно так надо писать! Тургенев был и остается хранителем русской языковой нормы. Но это так скучно, скажете вы. Однако не считается скучным хранить меру весов и эталон времени — на этом держится цивилизация. Русская цивилизация с ее главным достоянием—русским языком держится благодаря Тургеневу.

Начитавшись социальных сетей, не худо свериться с эталоном подлинной русской речи, а эталон этот хранится в тургеневских томах: в «Записках охотника», «Отцах и детях», «Степном короле Лире».
Членов семьи Виардо, собравшихся возле его смертного одра, Тургенев напутствовал по-русски: «Любите друг друга! Мои милые…»
Дата публикации: 13 апреля 2019 в 12:51

У меня нет уважения к немецкому слову КАМЕРГЕР, которое, к тому же и у немцев стало полузабытым. А потому мне думается, что называть Ивана Сергеевича Тургенева камергером русской речи – это унижать русского писателя, к тому же вот этот небольшой текст не даёт ответа, откуда такая оценка. Искать приходится в книге «Скрипач не нужен».  Там вторая глава «Камергер русской речи.  К 190-летию со дня рождения И.С.Тургенева». Чтение всей главы меня не убедило, что сравнение в заголовке корректно.

Павел Басинский на 14 лет младше меня и у него совсем другое, чем у меня, отношение к советской литературе, он избегает того, что, на мой взгляд,  было подлинно советским, но ему, если судить по подбору высказываний, ближе Андрей Платонов, Александр Солженицын, Виктор Пелевин, Борис Акунин, Евгений Гришковец, Александр Кабаков. К примеру, когда Басинский пишет о верности жён в годы войны, то ссылается на строчки из стихотворения Константина Симонова «Жди меня», хотя у того есть «Открытое письмо» (1943), где  эта тема звучит и конкретнее, и ярче. Помните? «Я вас обязан известить, Что не дошло до адресата Письмо, что в ящик опустить Не постыдились вы когда-то».

Я люблю стихи Самуила Маршака и часто их цитирую. Вот и в связи со словом КАМЕРГЕР вспомнил маршаковскую «Быль-небылицу».

Шли пионеры вчетвером
В одно из воскресений,
Как вдруг вдали ударил гром
И хлынул дождь весенний.
От градин, падавших с небес,
От молнии и грома
Ушли ребята под навес —
В подъезд чужого дома.
Они сидели у дверей
В прохладе и смотрели,
Как два потока всё быстрей
Бежали по панели.
Вошли в подъезд два маляра,
Встряхнувшись, точно утки, —
Как будто кто-то из ведра
Их окатил для шутки.
Вошёл старик, очки протёр,
Запасся папиросой
И начал долгий разговор
С короткого вопроса:
— Вы, верно, жители Москвы?
— Да, здешние — с Арбата.
— Ну, так не скажете ли вы,
Чей этот дом, ребята?
— Чей это дом? Который дом?
— А тот, где надпись «Гастроном»
И на стене газета.
— Ничей, — ответил пионер.
Другой сказал: — СССР.
А третий: — Моссовета.
Старик подумал, покурил
И не спеша заговорил:
— Была владелицей его
До вашего рожденья
Аделаида Хитрово. —
Спросили мальчики: — Чего?
Что это значит «Хитрово»?
Какое учрежденье?
— Не учрежденье, а лицо! —
Сказал невозмутимо
Старик и выпустил кольцо
Махорочного дыма. —
Дочь КАМЕРГЕРА Хитрово
Была хозяйкой дома,
Его не знал я самого,
А дочка мне знакома.
К подъезду не пускали нас,
Но, озорные дети,
С домовладелицей не раз
Катались мы в карете.
Не на подушках рядом с ней,
А сзади — на запятках.
Гонял оттуда нас лакей
В цилиндре и в перчатках.
— Что значит, дедушка, «лакей»?
Спросил один из малышей.
— А что такое «КАМЕРГЕР»? —
Спросил постарше пионер.
— Лакей господским был слугой,
А КАМЕРГЕР — вельможей,
Но тот, ребята, и другой —
Почти одно и то же.
У них различье только в том,
Что первый был в ливрее,
Второй — в мундире золотом,
При шпаге, с анненским крестом,
С Владимиром на шее.
— Зачем он, дедушка, носил,
Владимира на шее?.. —
Один из мальчиков спросил,
Смущаясь и краснея.
— Не понимаешь? Вот чудак!
«Владимир» был отличья знак.
«Андрей», «Владимир», «Анна» —
Так назывались ордена
В России в эти времена... —
Сказали дети: — Странно!
— А были, дедушка, у вас
Медали с орденами?
— Нет, я гусей в то время пас
В деревне под Ромнами.
Мой дед привёз меня в Москву
И здесь пристроил к мастерству.
За это не медали,
А тумаки давали!..
Старик подумал, покурил
И, помолчав, заговорил:
— Итак, опять же про него,
Про господина Хитрово.
Он был первейшим богачом
И дочери в наследство
Оставил свой московский дом,
Имения и средства.
— Да неужель жила она
До революции одна
В семиэтажном доме —
В авторемонтной мастерской,
И в парикмахерской мужской,
И даже в «Гастрономе»?
— Нет, наша барыня жила
Не здесь, а за границей.
Она полвека провела
В Париже или в Ницце,
А свой семиэтажный дом
Сдавать изволила внаём.
Этаж сенатор занимал,
Этаж — путейский генерал,
Два этажа — княгиня.
Ещё повыше — мировой,
Полковник с матушкой-вдовой,
А у него над головой —
Фотограф в мезонине.
Для нас, людей, был чёрный ход,
А ход парадный — для господ.
Хоть нашу братию подчас
Людьми не признавали,
Но почему-то только нас
Людьми и называли.

Всё продавали господа:
Дома, леса, усадьбы,
Дороги, рельсы, поезда, —
Лишь выгодно продать бы!
Принадлежал иной завод
Какой-нибудь компании:
На Каме трудится народ,
А весь доход — в Германии.

Это отрывки из стихотворения Маршака.
Воспитанный на таких примерах, я не могу согласиться, когда уважаемого мною русского писателя называют камергером русской речи.

Павел Басинский пишет:   «Камергер – почетная придворная должность. Камергер должен был носить мундир с золотым шитьем на воротнике, обшлагах, карманных клапанах и полях треугольной шляпы с плюмажем, а также золотой с бриллиантами ключ на банте из голубой Андреевской ленты.
Камергером был друг Тургенева Афанасий Фет, и литературные коллеги над этим даже посмеивались.
Но этот золотой ключ, символ Хранителя, несомненно, должен был принадлежать Тургеневу. Только ключ этот был бы не от двора, а от таинственного ларца, где хранился в неприкосновенности эталон русской литературной речи».

Камергер (нем. Kammerherr) придворное звание в западноевропейских монархических государствах. Впервые было введено в средневековой Испании; в 16 в. установлено Карлом V в Германии, в 18 в. — Екатериной II в России. Первоначально К. был должностным лицом при дворе, ведавшим какой-либо определённой отраслью дворцового управления. С этими функциями связана принятая во многих странах регалия К. — золотой ключ на голубой ленте. В России указом Александра I от 3 апреля 1809 придворный штат К. был сокращён, и в дальнейшем это звание приобрело характер почётного. С 1836 к званию К. представлялись в России только дворяне, состоявшие на государственной службе и имевшие чин не ниже действительного статского советника. Это из Большой советской энциклопедии

Камергер - придворное звание высокого ранга. Изначально, похоже, это был ключник при дворце монарха.  Потом - привилегированный обладатель права входить  в личные покои монарха. При дворе королевы были камеристки.
При царском дворе доромановского Московского государства функции камергеров выполняли стряпчий с ключом, комнатные стольники и спальники, а также комнатные дворяне. Слово камергер, конечно же, не употреблялось.

В дореволюционной (донаполеоновской) Франции функции великого камергера выполнял  grand chambellan de France, он отвечал за внутреннее состояние королевских покоев и королевскую трапезу, следил за снабжением двора и его финансами. Ему подчинялись камердинеры, гардеробщики, меблировщики, цирюльники, обойщики, часовщики, библиотекари — словом, вся королевская обслуга. Рядовые камергеры - chambellans ordinaires. Во время экскурсий в Лувр или Версаль гиды нередко рассказывают, что обер-камергер подавал по утрам королю  сорочку.
В Англии камергерские должности при короле назывались Gentlemen of the Bedchamber, буквально джентльмены из спальни. First Gentleman of the Bedchamber – это английский обер-камергер.
 
Эти примеры показывают, что и в Германии, и в Англии, и во Франции были свои наименования  таких должностей при монархе, а в России чин камергера был введён Петром I. Слово немецкое внедрено для должности на важной службе у российского монарха.

Этот чин на европейский лад объединял в себе должностные обязанности древних российских чинов стряпчего с ключом, комнатного стольника и спальника. В ведомости древних российских чинов, представленной в 1721 году Петру I по его повелению, именно два последних древних чина сопоставлялись с чином действительного камергера. При Петре I чин камергера получили 9 человек, первым 8 (19) марта 1711 года был пожалован С. Г. Нарышкин. Сведения из Википедии.

В августе 1762 года Екатерина II утвердила основные обязанности камергеров: дежурить при императорском величестве «по сколько указано будет» и «во время дежурства никуда не отлучаться». Во время коронации и в прочие церемониальные дни «камергеры несут шлейф императорской мантии; а в церемониальных столах, когда Ея Императорское величество кушать изволит на троне, кавалеры стоят внизу у трона, до тех пор, покамест Ея Императорское величество изволит пить спросить». Во время публичного выхода камергеры должны ехать верхом. При исполнении своих придворных обязанностей камергеры должны были выполнять приказы обер-камергера. Тоже из Википедии.

Александр I указом от 3 (15) апреля 1809 года прекратил присвоение этого чина. Камергеры, не состоящие на военной или гражданской службе, обязаны или служить, были или уйти в отставку. Камергер стало почётным званием («придворным отличием») на время службы. На момент издания указа в чине камергера состояло 76 человек.

А. А. Аракчеев инициировал высочайшее повеление от 7 ноября 1816 года:  уволенные от службы или вышедшие в отставку лишались этого звания в течение двух месяцев. 

При Николае I 23 июня (5 июля) 1836 года было объявлено,  что «Его Величеству не благоугодно впредь жаловать в звание каммергеров чиновников ниже действительного статского советника». Однако после смерти Николая I эту норму отменили.
А при Александре II звание камергера и вовсе обесценилось, среди пожалованных этим званием были даже  коллежские секретари (10-й класс табели) и дворяне, не имеющие чина.

 Во второй половине XIX века звания камергера удостаивались многие люди, не имевшие отношения к служению при дворе (например, поэты Тютчев и Фет, композитор Римский-Корсаков). Камергерство было упразднено вместе с императорским двором в ходе Февральской революции.

Я думаю, что Тургенев вряд ли обрадовался бы пожалованному ему звания камергера. Не такой он человек. Вывод Павла Басинского «Конечно, Тургенев знал, что главным Хранителем русской речи, камергером двора Его Высочества русского языка в середине XIX века был именно он» - не более, как красивая фигура речи. Мне кажется, что польские корни писателя и критика Басинского сыграли с ним злую шутку. Во многих своих произведениях Басинский  отмечает добросовестность и тщательную выверенность фактов в художественной и документальной литературе периода расцвета советского общества, чего не стало в последние десятилетия. Вот выверенности и не хватило Павлу Валерьевичу.


Рецензии