Прогулки по Пермскому краю. Часть 4

Белогорский монастырь

    Машина, неспеша, бежала по новенькой асфальтовой дороге, петляющей среди полей и перелесков, а Томас рассказывал нам то, что он знал о Белогорском монастыре. Его рассказ окончательно пробудил в нас любопытство, и мы уже просто жаждали увидеть это чудо. Оказывается, Томас возит туда своих подопечных иностранцев достаточно регулярно, практически каждый месяц он обязательно посещает эти края и видит, как продвигаются дела в восстановлении монастыря. Нам оставалось ехать еще много километров до Белой горы, но вдали уже появилось белоснежное здание, увенчанное золотыми куполами. Оно как бы парило в воздухе, дымка скрывала его низ, а вот белые стены и в особенности золотые купола отчетливо виднелись над дорогой.

     - Вон и монастырь виднеется, — сказал Томас.

     Никогда еще, ничего не слышали мы ни об этом монастыре, ни и его судьбе, поэтому внимательно слушали все, что говорили и Томас, и гиды, к экскурсиям которым нам удалось примкнуть, а уж то, что осталось "за кадром" попытались после возвращения домой найти в литературе.

     И так, вот что нам удалось узнать.

     Мы попали в Белогорье, никакое не сказочное, а самое, что ни на есть настоящее. Это предгорья Урала, его самое самое начало. Правильно сказать, что, скорее всего это не горы, а большие холмы, но в народе они известны как горы. Дремучими они были в древности настолько, что это нашло отражение в одной из местных выражений: "Уйду я от вас на Белые горы". Вот и мы остановились на  этом – горы, значит, горы. Самая высокая точка Белогорья – гора Белая или Светлая, так ее исконно называли местные жители. Версий происхождения названия не так и мало, но основными являются следующие:

      Светлой гору прозвали, поскольку ее вершина первой освещается солнцем, становится светлой, ну а кроме того воздух там необычайно чистый и прозрачный. Ну, а Белой она стала, поскольку первый же выпавший снег оставался на вершине до весны, лишь увеличиваясь и увеличиваясь в объеме после каждого снегопада, представляя всему миру гору совершенно белой и девственно чистой.

    Белая гора это одно из мест силы. Наши предки это хорошо знали, называли только иначе, но это же не меняет сути. По их разумению Гора была центром мира.  Днем часто над ней видна радуга, поэтому у местного населения даже такая присказка имеется: "Белая гора делает погоду". Издавна ее называют "горой ста источников". И действительно, родников там множество, если начать перечислять только реки, исток которых находится на склонах горы, то пальцев на руке для загибания не хватит. Перечислим только основные: Березовка, Большая и Малая Бизярки, Большой и Малый Юг, Бым, Гаревка, Малая Осиновка, Правая Бырма, Покровка, Солянка, Южок, и другие.   

     Однако, вернемся к цели нашей поездки на Белую гору, к монастырю.

     Начиналось там так. 9 июня 1890 года настоятель Благовещенского храма в Кунгуре отец Стефан во время своей миссионерской поездки по уезду, ночью пешком добрался до вершины Белой горы, где в три часа утра встретил рассвет. В то время в Пермской губернии в предгорьях и в лесах жило много старообрядцев, преследуемых законом. Вот отец Стефан и поставил перед собой благородную, но в то же время чрезвычайно сложную задача – вернуть эти заблудшие души в лоно православной церкви. Вид с горы на лесные массивы, ее окружавшие, вызвали в душе священника некое смятение, постепенно перераставшее в уверенность, что именно там, на вершине Белой горы должен быть построен монастырь. Он наломал сухих палок, соорудил из них деревянный крест, и вбил его в землю.

    Почти через год, 16 мая 1891 года во время Крестного хода отец Стефан освятил на Белой горе восьмиконечный крест высотой в пять саженей (10 метров 65 сантиметров). Крест был установлен в честь чудесного избавления наследника престола Цесаревича Николая Александровича от смертельной опасности – во время путешествия по Японии на Николая напал один из местных полицейских Цуда Сандзо, который саблей нанес два удара. Николай смог выпрыгнуть из коляззки, на которой ехал и бросился бежать. Первым на помощь ему пришел правнук Николая I греческий принц Георг, который присоединился к наследнику во время остановки в Греции. Далее два рикши, тащившие коляски с принцами, помогли Георгу сбить нападающего с ног и передали его местным блюстителям закона. Хотя раны у Цесаревича оказались не тяжелыми, он прервал свой визит, вернулся на борт крейсера "Память Азова", отметил там свое двадцати трехлетие и отправился во Владивосток.

     Любопытны воспоминания российского представителя в Токио Дмитрия Шевича о нападавшем:

     - Никогда не забуду зверского выражения его лица, когда, скаля зубы, он отвечал на… вопрос, что он "самурай". Глубокая неукротимая ненависть пылала в его глазах… 

     Цуда Сандзо приговорили к пожизненной каторге, но там он пробыл недолго, поскольку через несколько месяцев умер.

    В народе крест сразу же прозвали Царским. Под этим именем он и вошел в историю.

    Именно 16 мая 1891 года и считается датой основания Белогорского монастыря, торжественное открытие которого состоялось уже в 1897 году. В 1902 году был заложен Крестовоздвиженский собор, выстроенный в византийском стиле, напоминающий своей архитектурой Киевский Владимирский собор и похожий на Храм Христа Спасителя в Москве. Это и не удивительно, поскольку при его проектировании неизвестный архитектор, предполагается, что это был инженер-строитель Игнатьев, пользовался Атласом образцовых церквей конца 1830 года, составленным академиком Константином Андреевичем Тоном, автором главного российского храма.   

     Полное название обители – Белогорский Свято-Николаевский миссионерский мужской монастырь. Оно меня заинтересовало, особенно такое определение, как миссионерский. Просто так подобными словами в те времена не бросались. Значит монастырь занимался миссионерской деятельностью? Так и было, занимался, мало того, практически еще до принятия решения о строительстве монастыря было очевидно, что миссионерское направление будет одним из основных в деятельности обители.  Связано это с местом расположения монастыря. В то время в пермских глухих лесах скрывалось большое число раскольников-староверов, которые бежали туда в XVII-XVIII  веках, скрываясь от гонений. За несколько первых лет своего существования число раскольников, вернувшихся в лоно православной церкви, достигло внушительной цифры – 1601 человек. Эта цифра приведена в книге В.Гладышева и А.Кудриной "Свет Белой горы", изданной в 2003 году.

     Первым и единственным настоятелем Белогорского монастыря был игумен Варлаам, в миру Василий Ефимович Коноплев. Примечательно, что родился он в старообрядческой семье, но в тридцать пять лет принял православие. По указу Святейшего Синода отец Варлаам был возведен в сан игумена и награжден орденом Святой Анны II степени. Заслуженный был человек. Освящение Крестовоздвиженского храма, произошедшее в 1917 году, было его гордостью и дополнительной наградой за труды праведные.  Жизнь его закончилась в 1918 году, когда захватившие власть большевики после издевательств и надругательств утопили его и еще несколько человек в Каме. В 2010 году отец Варлаам причислен к лику святых русской православной церкви.

     Некоторые сведения о насильниках монастыря. Первые монахи появились на Белой горе еще в 1894 году. Было их всего 12 человек, жили они в подвальных кельях, проводя дни в неустанных молитвах. Но уже 20 января 1987 году Белогорский монастырь был утвержден штатной общежительной обителью, и туда из многих приходов потянулась братия. Монастырь быстро развивался и в 1904 году был возведен в степень второго класса, что означало в том числе, лишения государственной финансовой поддержки. Но к этому времени монастырь в этом уже и не нуждался: число постоянно проживающих в монастыре  достигло внушительной цифры – 401 человек. Столько народа надо было прежде всего прокормить, поэтому завели много коров и лошадей. Количество последних превысило сотню голов. Было вырыто 9 прудов, в которых разводили рыбу. Собственная пасека обеспечивала братию медом и свечным воском. На птичьем дворе обитали куры с гусями. Так что яиц и птичьего мяса хватало на всех.

     А каких только мастерских не понаоткрывали труженики-монахи: портняжная, столярная, токарная, кузнечная, слесарная, переплетная, пимокатная и прочее и прочее. В собственной иконописной мастерской иконы вставлялись в изготовленные тут же по соседству иконостасы. Монахи занимались и чеканкой, и серебрением с золочением иконных риз, и накладывали эмали на металлические изделия. Была собственная фотография, а также живописная мастерская. В общем, все, что нужно для жизни монастыря там было.

     В 1917 году было закончено строительство соборного Крестовоздвиженского храма. По свидетельству современников, а для нас по сохранившимся фотографиям, это было рукотворное чудо. Снаружи белоснежные стены храма были украшены размещенными в специальных углублениях иконами, изготовленными из жести  и написанными в собственной иконописной мастерской. Специалисты полагали, что они смогут служить много лет, несмотря на чрезвычайно неблагоприятные погодные условия, в которых они оказались. Позолоченные купола, сияние которых было видно за много верст от обители, производили непередаваемое впечатление на паломников. К слову сказать, на нас тоже. В иконостасе находились потрясающе красивые иконы, оцениваемые для того времени в гигантскую сумму, каждая по 3000 рублей. А кроме того в соборе были размещены 18 позолоченных паникадил, равных которым было трудно найти где бы то ни было.

     На освящение храма собрались тысячи верующих во всех концов. Лето было очень теплым, а в день освящения стояла сильная жара, но люди шли и шли. Им надо было своими глазами увидеть построенное чудо, поприсутствовать на молебне и самим помолиться на Святой земле. Народа собралось столько, что все даже не могли поместиться в храм, хотя был рассчитан на 5000 верующих. Тут следует отметить, что даже до открытия Крестовоздвиженского храма в монастырь ежегодно приходило до 70 тысяч паломников.

     Но неожиданно для обитателей Белогорского монастыря 31 августа 1918 года все закончилось. Постановлением народного комиссариата юстиции началось проведение в жизнь декрета "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Казалось бы, кому мешали монахи, в основном сильно пожилые, обособленно проживающие на горе, находящейся на достаточно большом расстоянии от ближайших населенных пунктов? А на практике оказалось, сильно мешали, причем настолько сильно, что туда явились вооруженные люди, назвавшиеся красноармейцами, и начали насильно выгонять монахов из келий. Ну, а тех, кто сильно возмущался или даже осмелился оказать сопротивление, а таких оказалось 34 человека, увезли в неизвестном направлении, где зверски замучили, а тела их бросили в Каму. Сделано это было для устрашения оставшихся, которые вынуждены были подчиниться насилию, и разбежались, кто куда смог.      
       
     Подобное, конечно, творилось по всей стране, но нас в первую очередь интересовал Кунгур и Кунгурский уезд, так вот для всеобщего понимания пара цифр: из 14 существовавших до революции церквей к 1935 осталась лишь 1, остальные были закрыты и или взорваны, или переоборудованы в склады, свинарники и прочие хозяйственные постройки.    

     24 февраля 1919 года армия Колчака освободила Белогорскую обитель. Монахи стали возвращаться в родной монастырь. К счастью практически все хозяйство сохранилось, а то, что пострадало или было разрушено начало восстанавливаться. Правда, братии стало меньше, вернуться удалось лишь 270 монахам. 
   
     Белых прогнали, вернулись большевики и в 1921 году  монастырь был повторно закрыт, служб не велось, паломничество прекратилось. В это время началось разграбление монастыря. Из документальных источников известно, что по аннинской дороге в Осу, это такой населенный пункт, стоящий на левом берегу Камы при впадении в нее реки Тулвы, было вывезено более ста возов "самого ценного имущества", судьба которого неизвестна. В 1923 году в помещениях обители была размещена Белогорская школа-коммуна и детский приемник для малолетних преступников, сиречь беспризорных. Помещений было много, поэтому там же нашлось место и для воинской части. В 1924 году на Белой горе появился Дом престарелых, а позже Дом инвалидов. Об условиях проживания там написано не мало, поэтому на этой печальной теме мне хочется останавливаться.

     Классовая борьба достигла своего апогея, и в 1930 году в бывшем монастыре был создан лагерь для репрессированных и спецпереселенцев, а позднее трудколония.

     Во время Великой Отечественной войны там был Реабилитационный центр для раненых и инвалидов 2-ой группы. Какие еще только организации не существовали в этом благословенном месте, например Психоневрологический центр, но все окончилось, когда там располагалось отделение Верхнемуллинского совхоза. 

     Осенью 1979 года собор сгорел, купола обрушились, и с 1980 года жизнь покинула обитель. После этого многие годы бывший храм находился в полуразрушенном состоянии, без куполов и крестов. Его стены и фундамент за это время впитали, по мнению специалистов, не менее 40 тонн воды.

    Датой начала возрождения монастыря следует считать год 1000-летия Крещения Руси (1988). Начали создаваться некоммерческие фонды поддержки воссоздания Крестовоздвиженского собора Белогорского монастыря, но больших подвижек в этом деле не наблюдалось, до тех пор, пока его территория  не была возвращена Пермской епархии, что и произошло в 1990 году. Но настоящее возрождение началось после того как 29 января 1991 года Святейший Синод благословил повторное открытие Белогорского Свято-Николаевского монастыря, а 18 мая того же года монастырю были переданы в безвозмездное и бессрочное пользование все здания и сооружения. Появилась и братия, вначале весьма немногочисленная, 10 человек, и все начало напоминать первые годы жизни монастыря в конце XIX столетия. Однако, отличие было и немаловажным. Монашествующие не только исправно молились, но и, засучив рукава ряс, усердно принялись очищать от десятков тонн мусора огромные помещения Крестовоздвиженского собора.

     Знаменательным событием в жизни возрождающегося монастыря стало водружение нового большого креста на месте Царского, уничтоженного большевиками в 1918 году. 

     Ну, а в 1992 году начаты реставрационные работы, которые продолжаются и по настоящее время. 

    Все это история. Но, как сказал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II во время торжественной службы, посвященной 600-летию святителя Стефана Великопермского, которая была проведена 13 мая 1996 года в Белогорском монастыре:

     - История Белогорского Свято-Николаевского монастыря интересна и поучительна, - и продолжил, - Надо идти вперед сознательно, наперекор инстинктам, наперекор человеческой слабости.

    И действительно, это так. Только научит ли эта история тех, кого не устраивает дальнейшее развитие нашей страны? Это трудно прогнозировать. Но, как говорится в народе: "Поживем - увидим".

     Но вернемся в тот день, когда мы подъехали к Белогорской обители, и на одном из поворотов храм предстал перед нами во всей своей красе. А еще через  двадцать минут мы уже парковались на большой автостоянке неподалеку  от величественного храма.

    Меня поразили молодые люди в одинаковых куртках с надписью "Белогорский монастырь. Урал-сервис", чем-то занимающиеся на территории монастыря. Это оказались студенты пермского университета, которые каждую неделю добровольно приезжают в Белогорье для оказания помощи в восстановлении монастыря. Конечно, без помощи таких добровольных помощников невозможно даже просто поддерживать чистоту и порядок на огромной территории монастыря.

    Разумеется, сил немногочисленных монахов, обитающих в монастыре, хватает только на выполнение церковных обязанностей и на кое-какие хозяйственные работы. Остается только завидовать тому времени, когда в обители жило огромное количество насельников. Нам повезло, для новичков-добровольцев проводилась экскурсия по монастырю и его ближайшим окрестностям и мы выслушали ее часть, касающуюся последних дней монастыря после революции и его возрождения в последние годы.

    Крестовоздвиженский собор является двухпрестольным храмом, однако, к времени нашего посещения был восстановлен и освящен только нижний храм, именуемый "Во имя Всех святых". Мы поставили свечи за здравие наших близких и упокой нас покинувших, да внимательно осмотрели убранство храма: большой красивый иконостас, иконы на стенах, заканчиваются отделочные работы, ведется роспись купола.

     Во время гонений на монастырь была разрушена колокольня, которую до сих пор не удалось восстановить, просто руки не дошли. Сейчас в монастыре появились колокола, и самое главное — большой колокол, построена на земле временная звонница, надеемся, что вскоре начнется строительство настоящей колокольни по имеющимся чертежам и фотографиям уничтоженной.

     Во время той самой экскурсии, в которую я совершенно бесцеремонно влез, я услышал такое, от чего действительно шевелятся волосы. Безграмотные коммунистические фанатики, которым поручили закрыть монастырь, не стали церемониться с насельниками, они их просто выгоняли на улицу, но в одном скиту доживали свой век дряхлые старики, наотрез отказавшиеся покинуть обитель. Так эти добры молодцы не стали долго упрашивать старцев, они решили вопрос об их выселении самым простым способом — подложили под скит динамит и отправили 34 непокорных монахов прямо к Господу.

     Монастырь был построен в очень красивом месте, на господствующей, как сказали бы военные, высоте, с которой открываются прекрасные виды окрестностей.

     Очевидно, что ни одно живое существо не может существовать без воды. Монахи – не исключение, поэтому в ближайших окрестностях от монастыря должен был быть  источник со святой водой. Место для строительства Белогорского монастыря выбиралось именно с таким учетом. Источник нашелся прямо на самой горе, чуть ниже плоской вершины, во времена разора обители источник сам по себе исчез, но как только в монастыре появились насильники, ожил и источник. Если посмотреть немного вниз, то на склоне горы видна часовня, построенная над этим родником.

    Монастырь находится в состоянии выживания, поэтому бутылки для святой воды туристам, приезжающим со всех концов нашей страны, продают.

     До революции в состав монастыря входило большое количество различных каменных зданий, используемых не только для церковных треб, но также и для разнообразнейших хозяйственных нужд. Большинство из них были разрушены и сейчас даже трудно сказать, где же находились все те мастерские, типографии и другие постройки. Остатки каменной кладки фундамента одного из уничтоженных зданий монастыря сами показались из земли, когда строили лестницу от источника вверх.

     Мы осмотрели практически все, что хотели и направились к машине, где сидел Томас. Он сразу же еще по приезду попросил у нас разрешения не ходить по территории, бывал здесь много раз, ну, а коли мы  сами понимаем, о чем нам рассказывать будут, то он решил просто отдохнуть.

     Ну, а нам очень захотелось нормально поесть, и мы спросили у Томаса, где это лучше сделать: в каком-нибудь кафе по дороге или уже в Перми. Томас посоветовал нам перекусить в монастырской трапезной, и даже составил нам компанию. Мы пообедали с большим удовольствием очень простой и здоровой пищей: щи, каша с кусочком мяса и компот, все было вкусно и почти даром, отдали за четверых пару сотен рублей, вот и все. Мы спросили, кто готовит эту пищу, оказалось профессиональные повара, а всю остальную работу осуществляют волонтеры.

    Сели в машину, да вниз покатила, там, где-то далеко, нас ждала Пермь. "До свидания, Белогорская обитель" — только и успели мы промолвить, как уже оказались у подножья горы и быстро устремились к краевому центру. По дороге Ира попросила остановиться неподалеку от нефтяных скважин, оказывается, она первый раз видит, как качают нефть из подземных недр.

      А вскоре мы остановились еще раз, ну тут рука сама за фотоаппаратом потянулась. Уж больно необычный указатель нам встретился на обочине дороги. Перед простым  деревенским одноэтажным домом торчит прибитая к палке, воткнутой в землю, фанерка со стрелочкой, направленной на этот дом, а под стрелочкой отчетливо, даже издали видно, написано "Магазин", а чуть ниже "3 м". Это была последняя остановка, и через полтора часа мы въезжали в краевой центр.


Рецензии