Художник Глава 18

      Петр Иванович сидел за столом с недовольным видом. Он пожалел, что год назад искал встречи с Милой, она показалась ему талантливой художницей, и как собеседница была ему интересна, ну и слегка приударил.
      -  Да, думал никто не заметит, а вот и заметили.
     Он достал мобильник и набрал номер сына.
      - Сергей можешь говорить? - спросил он.
      - Да, еще десять минут до пары. Что случилось, голос чего такой напряженный?
      - Сейчас у тебя еще напряжённой будет,- грубо сказал отец. - Ко мне приходил художник этот - Макарский и передал, что Лера твоя беременная, что плохо выглядит, просил, чтобы я прояснил ситуацию,- Петр Иванович замолчал и Сергей тоже. - Ну, чего молчишь? – не выдержал отец.
      - Смотрю расписание на самолет и прикидываю, хватит ли денег на билет, - сухо ответил Сергей.
      - Я куплю тебе билет. Ты с учебой вопрос уладь, напиши на неделю по семейным обстоятельствам.
      - Па, зайди к ней посмотри, как она. На учет ее поставь, она как ребенок, не понимает много,- тараторил Сергей от волнения. Было понятно, что Лера ему не безразлична.
      - Хорошо зайду,- отрезал Петр Иванович и сбросил вызов.
      Он хорошо знал, что Сергей встречал Леру вечером, после работы и раньше идти к ней не было смысла. – Купить что-то надо, как-то неудобно с пустыми руками,- раздумывал Петр Иванович и, посмотрев на часы, решил заехать на рынок. Накупив полную сумку фруктов, вечером был у дверей Леры.
      - Кто? -  спросил голос за дверью.
      - Врач,- ответил Петр Иванович. Голос его был так похож на голос Сергея, что Лера чуть не бросилась на шею Петру Ивановичу, но увидав седого и располневшего Сергея, от испуга отшатнулась назад.
      - Не беспокойтесь. Я не бандит. Я отец Сергея.
      - Проходите,-  тихо сказала Лера, опустив голову.
      - Куда прикажите пройти? - спросил он.
       Лера открыла двери в комнату. Петр Иванович прошел медленно, осматривая на ходу комнату.  Она подвинула к нему стул, что стоял у мольберта. На мольберте стоял холст на подрамнике. Лера только начала работать, на кофейном столике был постелен клетчатый платок, на котором лежали тюбики с красками, банка с кистями и старенькая палитра.   
      - Работаете? - спросил он.
      - Это так, халтурка,- ответила Лера, пытаясь оттереть краску с руки.
      Петр Иванович повесил пакет с покупками на уголок спинки стула.
      - Представлять друг друга думаю не надо. Живем окна в окна и не один год. Давайте рассказывайте мне всё как врачу, сколько недель задержка и когда были последние регулы,- совершенно спокойно говорил Петр Иванович, чего нельзя было сказать о Лере, которая просто вросла в диван.   
     - У меня все хорошо. Мне помощь не нужна,- наконец промямлила она.
     Петр Иванович пересел на диван и взял ее руку, считая пульс. Потом внимательно посмотрел ей в глаза и произнес:
     - Рвота сколько раз в день.
     - У меня рвоты нет. - У меня все хорошо,- пыталась говорить уверенно Лера, стараясь не встречаться взглядом с Петром Ивановичем, который как специально искал его.
     - У меня был разговор с Макарским, он все мне рассказал. И я вижу, что он правильно сделал, что поставил меня в известность. -  Тебе надо на сохранение ложиться. -  У тебя токсикоз, вес уходит. - Ребенка можешь потерять, если в больницу не ляжешь, - сказал Петр Иванович повернувшись к Лере спиной и глядя на свой балкон. Потом резко повернулся.
     - Может у тебя есть другое предложение, - он смотрел на Леру и понимал, что окончательное решение еще не принято.
    Все было написано в ее глазах и страх, и нерешительность. Лера совестливо опустила глаза.
     - Я не знаю,- тихо произнесла она. Было видно, как на ее джинсах появляются мокрые пятна от слез.
     - Валерия. Скажи мне честно. Кто отец ребенка?
     Петр Иванович опять сел рядом с Лерой, и она понимала, что ему все известно про нее и Макарского.
    - Сергей? - опять спросил он.
    Лера, молча, кивнула.
    - Почему же ты его в известность не поставила? Ну даже это мне как гинекологу понятно, еще не решила сохранить или нет. Я так понимаю, - он обнял Леру за плечи. - Девочка, первая беременность- это как повезет. У одних потом еще куча детей будет и абортов, а другим останется только мечтать о ребеночке. Так, что ты подумай, а Сергей завтра прилетит. Поговорите, а пока кушай фрукты и если решишь сохранить ребенка, то надо лечь в больницу. Это я тебе как врач говорю. Женский врач, кстати. Вот тебе моя визитка. Звони в любое время, я сразу подойду, - он улыбнулся, но в глазах его радости не было.
     Петр Иванович попрощался и вышел. Лера видела через окно, как он медленно пошел к своему подъезду. Лера взяла телефон и набрала номер Макса, внутри ее все клокотало.
     - Вот, кто его просил. Ну кто, спрашивается. Все время лезет в мою жизнь. Мешает мне жить. Зараза,- бесилась Лера, ожидая, когда Макс снимет трубку.
     Макс стоял у холста и, вытерев руки об большую тряпку, убрал ее сзади за ремень. Он смотрел на экран, где была фотография Леры в венке из васильков, где она улыбалась и выглядела такой счастливой, чего не скажешь об их последней встрече. Макс довольно улыбнулся, но на вызов не ответил. – Значит Петр Иванович к ней заходил. Это хорошо,- решил он и, выдавив из тюбика на палитру краски, замурлыкал себе под нос какую-то мелодию.
      Весь вечер Лера опять провела в туалете в обнимку с унитазом. Ей было так нехорошо, что даже не было сил снять пакет с фруктами, который принес отец Сергея.
      Утром, собрав все силы, она стала собираться на работу. На улице лил дождь. Лера подошла к окну и увидала в окне напротив Петра Ивановича, он стоял и смотрел на ее окна. Она сначала хотела помахать ему рукой, но потом передумала.
       Лера смотрела сквозь мокрое стекло на свой двор и вспоминала как вчера выгнала Макса, и ей стало стыдно за свой поступок.
        - Макс, прости меня,- тихо прошептала она, и в этот самый момент раздался звонок в двери.
       Лера поспешила открыть. На пороге стоял Сергей, вода просто ручьями стекала с него.
       - Сережа,- Лера стояла, замерев дыхание, и смотрела на него. Сергей стоял и улыбался.
       - Я тебя сейчас обнимать не буду, я весь мокрый. Он снял с себя свитер и остался в одной майке и сильно прижал к себе Леру. - Лера, ну почему ты молчала, ты хотела, чтобы я ничего не узнал? Ты не хочешь ребенка? - спросил Сергей.
      Лера подняла на него глаза и не могла произнести ни слова. Волосы и лицо Сергея были мокрые от дождя, и ей даже показалось, что это не только дождь. Он так смотрел ей в глаза, казалось, он хочет заглянуть в её душу и прочитать все то сокровенное, что лежит на самом её дне.
       - Я буду рожать,- тихо сказала Лера и поняла, что это решение она приняла именно сейчас, когда увидела глаза Сергея. Она обняла его за талию, прижимаясь к нему. - Пожалуйста не оставляй меня одну, ты мне нужен. Я теперь это чувствую, без тебя я совершаю одни глупости.
     - Лера, ты должна для себя решить и определиться или я, или твой художник,- грустно сказал Сергей. – Мне кажется в этом все дело. Ты просто не хочешь его отпустить, и сама невольно привязываешь его к себе. Ведь чувства рождают чувства. Он может быть и не приехал к тебе, если бы ты ему не звонила. – Он поднял Лерино лицо за подбородок и опять посмотрел ей в глаза. -  Ведь, звонила ему, я вижу, звонила, - сказал он.
      Лера опять уткнулась в грудь Сергея.
     - Наверно ты прав. Это я от одиночества, прости меня.
     - Да, ладно,- сам виноват. Вот правильно говорят, с любимыми не расставайтесь, а я уехал, а ты не поверила, что приеду. Решила, что я такой как он. Решила – бросил. Да?
      Лера кивнула в ответ. Ведь, все было действительно так, как говорил Сергей, и ей, как любой женщине, хотелось определенности и стабильности. Ей даже стало легче от такого откровенного разговора, ведь Сергей сразу определил причину всего того, что происходило с ней. Неожиданно ей опять стало нехорошо, и она побежала в туалет.
     Сергей сел на стул и задумался. Он так хотел этого, чтобы она была беременная, думая, что это привяжет ее к нему, а теперь он понимал, что слишком торопил время.
     Лера еле выползла из туалета и, отдышавшись, стала набирать номер такси.
     - Лера, какое такси, какая работа. Сейчас мы едем к отцу, и ты ложишься в больницу, все остальное потом, - решительно сказал Сергей.
     Она хотела, что-то сказать, но Сергей опередил ее: - Будет так как сказал я. Ты сейчас сделала свой выбор, документально мы его подкрепим в Загсе.
      В голосе Сергея была сила, уверенность, он словно стал старше своих лет.
      Теперь она почувствовала себя защищенной, и ей действительно захотелось выйти замуж за Сергея и подарить ему ребенка. Какое-то время они так и сидели Сергей и Лера, замерев, и обняв друг друга. Она слушала, как бьется его сердце, ощущала его тепло и ей не хотелось разжимать свои объятия, и он, крепко прижимая Леру и ощущая её теплое дыхание на своей груди и сырую майку от ее слез.
      На работу в этот день Лера не пошла, сообщив, что заболела. Почти весь день они провели с Петром Ивановичем, проходя обследования, и к обеду было принято решение положить Леру на сохранение. Она тогда и не подозревала насколько было серьезно ее положение. После всех процедур и капельниц, Лера уснула.
     Сергей сидел в кабинете у отца, и они разговаривали.
     - Что будешь делать дальше? - спросил Петр Иванович у сына.
     - Пока неделю буду здесь. Надо расписаться, если ты поможешь ускорить это.
Потом заберу ее с собой и сниму квартиру в Питере, и сам буду наблюдать за ней. Я тоже врач. Справлюсь,- уверенно сказал Сергей.
     - Сережа. На моем веку было много таких случаев, хочу сказать, если бы не этот художник со своим звонком, то и вопрос бы о сохранении отпал. Спасибо, что позвонил и предупредил. Вопрос в другом. Почему он был в курсе, а не ты. Почему она даже тебе не сказала, что ждет ребенка, а сказала ему.
      - Па, это мой ребенок. Я уверен,- тихо сказал Сергей, опустив голову. - Макс этот только приехал. Он ей помогал по учебе и так вообще поддерживал…
      - Ой, сын. Наломал ты дров. Даже не знаю, как матери об этот сказать. Она кроме Нины никого рядом с тобой и не видит. Ладно, решим и это. Брать ее с собой в Питер не надо, я присмотрю за ней. Ты учись, получай диплом – это сейчас тоже важно. – Давай иди домой пока, у меня в предродовой одна красавица лежит, тоже случай неординарный - тройня. Боюсь, придется ночевать в больнице.
      Сергей пробыл дома целую неделю и, конечно, Елена Васильевна узнала причину скорого возвращения сына. Целую неделю она плакала и не желала разговаривать с ним, как ни пытался Петр Иванович, она ни в какую не соглашалась увидеть Леру в качестве своей невестки.       
      Лера с Сергеем были последней парой, которая перед закрытием вошла в здание Загса. Благодаря Петру Ивановичу было выделено дополнительное время и уже через полчаса, они выходили из этого здания мужем и женой. Лица их светились от счастья.
      Теперь Лера не сомневалась в Сергее. Все были рады, кроме Елены Васильевны, которая пыталась бороться со своими чувствами, что ей не всегда удавалось. Она не выпускала из рук носовой платок, и периодически подносила его к глазам. Елена Васильевна, внимательно смотрела на Лерин животик в кремовом шифоновом платье, которое они с Максом и Милой купили для неё в Париже.
        Отмечать торжество было решено дома у жениха. Петр Иванович договорился с завотделением, где лежала невеста, о ее отлучке по уважительной причине, под его ответственность.
       За столом, кроме членов семьи Жарко, были еще и свидетели - друг Сергея с женой. Отметили спокойно, заплаканное лицо Елены Васильевны и недовольный вид гасил всякую радость, и поэтому всё быстро закончилось.  Петр Иванович собирал со стола закуски и раскладывал в контейнеры, понимая, что ночевать они будут у Леры. Елена Васильевна, наконец, устав лить слезы, подошла к Лере и, пожав ей руку, произнесла: - «Поздравляю».
     Петр Иванович подозвал к себе сына и, пригрозив ему пальцем, произнес: - Не маленький, понимаешь- она на сохранении. - Так, что там поосторожнее, - говорил он, с серьезным видом. В ответ на это Сергей рассмеялся, и Лера улыбаясь отвела взгляд в сторону.
        Как только они вышли на улицу, счастье словно свалилось на них. Они, наконец, почувствовали себя такими, Лера напрочь забыла даже о том, что беременная.
Не успели войти к ней, как Сергей крепко ее поцеловал.
       Петр Иванович тоже успокоился, когда в окнах Леры погас свет. Его очень волновало состояние Леры, Елена Васильевна понимала это.  Как только молодые покинули их дом, она сразу обратилась с вопросом к мужу:
       - Ты думаешь выносит? – спросила она.
       - Я позабочусь об этом, чтобы выносила и плохого не произошло. - Хотя, конечно, риск велик, - сказал он, наливая себе коньяку. - Вот теперь думай, чем там они занимаются, и как там она.
       - Сережка врач, он все понимает. Она ничего не понимает. И вот надо же было этому художнику тебе позвонить,- возмущалась Елена Васильевна.
       - Перестань. Теперь она наша. Тема закрыта. Пошли спать,- сурово сказал Петр Иванович.
        На следующий день Лера вернулась в больницу, а Сергей поехал за обратным билетом. Лера успокоилась и чувствовала себя счастливой. Воспоминания о Максе все реже стали навещать её.
        Макс в отличие от Леры не забывал о ней, его беспокоило ее состояние. Он был уверен, что его разговор с Петром Ивановичем был не напрасным, но на всякий случай, он попросил Милу узнать, как у Леры дела. 
       Сергей уехал, а Лера продолжала лечение под контролем врачей и Петра Ивановича. Мила несколько раз звонила Лере, но Сергей перед отъездом купил ей новый смартфон и сменил номер, обезопасив жену от нежелательных звонков.
        Мила несколько раз пыталась дозвониться, но все было безнадежно, и она решила подъехать к ней домой.
       Был вечер, когда машина Милы остановилась у подъезда Леры. Прошло всего пару дней как Леру выписали, и она лежала дома и читала, ожидая звонка Сергея.  Петр Иванович выглянул в окно, услыхав, что во двор въехала машина и сразу узнал Милу. Бросив разбирать партию в шахматы, он быстро спустился вниз и прямиком направился к Миле.  Он догнал её у дверей Лериной квартиры.
       - Милена, какая встреча,- еле переводя дух, говорил Петр Иванович.
       - Ой, здравствуйте. Давно вас не видела, - заулыбалась Мила.
       - Вы к Лере? - спросил он, подойдя ближе к двери.
       - Да, а что случилось? – испуганным голосом спросила Мила.
       - Нет. Ничего не случилось, слава Богу, но могло. Спасибо вашему другу, вовремя подсказал. Лера теперь моя невестка. Они с сыном поженились, и вы конечно в курсе, что она в положении? - сменив тон на деловой, говорил Петр Иванович.
       - Да, наслышана,- сухо ответила Мила.
       - Я бы попросил, не беспокоить ее сейчас. Вы своим визитом можете ее травмировать, а ей это сейчас совсем ни к чему.
       Петр Иванович аккуратно взял Милу под локоть.
       - Пойдемте, Милена, я вас провожу. Он старался сохранять спокойствие и даже улыбаться.  Миле ничего не оставалось, как послушно спускаться с ним по ступенькам. Когда они вышли из подъезда Петр Иванович подвел ее к машине.
       - Вы, как всегда прекрасно выглядите. Если бы я был холост, как ваш друг,- он посмотрел в ее красивые глаза, и добавил: - Я бы сам за вами приударил, но, увы, женат,- он не скрывал свою симпатию к Миле, и пытался хоть как-то сгладить ситуацию и не обидеть её. - Не обижайтесь на меня Милена,- добавил он, целуя её руку. - Передавайте вашу другу привет и скажите, пусть не беспокоиться за Леру. У нее теперь есть муж.
       Мила села в машину молча, ей был неприятен этот разговор. Петр Иванович не отходил от машины, давая понять, что он ждет, когда она уедет. Мила подняла боковое стекло.
       - Обязательно передам. Не беспокойтесь,- сказала она, бросив недовольный взгляд на Петра Ивановича.
      Как только машина уехала Петр Иванович поднялся к Лере, теперь у него был ключ от ее квартиры.
     - Лерочка, ты спишь? – спросил он, открыв двери.
     - Нет, не сплю,- ответила Лера. - Я с Сережей разговариваю по скайпу,- раздался голос из комнаты. Он заглянул в комнату и увидав смеющуюся Леру успокоился, что все хорошо. Он прошел на кухню заглянул в холодильник и забрал пустую кастрюлю, в которой еще вчера лежали блинчики с мясом, приготовленные его супругой для Леры.
     - Петр Иванович, вы будете с Сережей говорить? – спрашивала из комнаты Лера.
     - Нет. Привет ему. -  Я завтра к тебе загляну, - сказал он уходя.
 
      Мила давила на педаль. Ее просто разбирало от негодования.
     - Вот просто взял и не пустил, как прокаженную. Есть кому заботиться,- передразнила с иронией Мила. – Лерочка тоже хороша, наша помощь ей уже не нужна. Ну и ладно, баба с воза…- сердилась Мила, держа руль одной рукой и вытаскивая зубами сигарету из пачки. – Счастья тебе девочка,- выпуская клубы дыма, говорила Мила. - У нас и без тебя своих проблем хватает.
     Мила поехала сразу к Максу. Он только вышел из ванной и, завернувшись в махровый халат, ходил по комнате со стаканом с виски. Он не ожидал её увидеть сегодня.
 Как только она подъехала к воротам, Макс сразу понял, что что-то произошло. Это было понятно, по писку тормозов - резко затормозила. Макс открыл ворота, и Мила загнала машину во двор, что означало - она останется ночевать.
      Макс, запахнув халат, вышел ей на встречу.
      - Привет,- успел сказать он, и поцеловал ее в щеку. – А накурилась то,- он погладил Милу по щеке. – Что случилось, говори не тяни. На тебе лица нет,- Макс смотрел на нее с вниманием.
      - Я была у Леры. Ты же просил узнать. Так вот… - она взяла из рук Макса стакан и залпом выпила его. Потом перевела дух и продолжила рассказ о том, как она встретилась с Петром Ивановичем, как он галантно её выпроводил. – Теперь она замужем, и как я поняла, мы с тобой ей не нужны. Не та компания.
      Макс прикурил сигарету и передал Миле.
      - Мил, не заводись. Она все правильно сделала.  Мы с тобой,- он улыбаясь посмотрел на Милу. - Это мы с тобой, а она другая. -  Рад за нее, что нашла, кого искала. - Я сделал для нее все, что мог. - Пусть он сделает лучше, - произнес Макс, но без всякой радости.
     Мила еле держалась, чтобы не разреветься.
      - Да, дело даже не в ней, а в том, как Петр Иванович меня под локоть почти выволок, как шлюху, а помнишь, как он ко мне клинья подбивал, подарки какие делал, умолял встретиться. Да ладно, дело прошлое,- было понятно, что такой красивой женщине как Мила было обидно. Ведь она привыкла к мужскому вниманию, а тут такое фиаско.
      Она села на мягкий диван рядом с Максом. Он гладил ее волосы и успокаивал ее.
      - Красивой женщине трудно найти мужчину, они думают, что она недоступна. Это постулат жизни.  Не расстраивайся. Извини, что попросил узнать насчет нее. Как-то засела она у меня в сердце занозой. Думал пройдет, даже уехал, а нет не прошло. Я даже где-то жалею, что расстался с ней.  Прости. Он поцеловал Милу.
      - Макс, ты же знаешь, как я к тебе отношусь,- сказала Мила.
      - Давай успокойся. Может ты есть хочешь. Я приготовлю,- сказал Макс, обнимая Милу за плечи. Она покачала головой. – Тогда давай прими ванну, выпей и приходи. –Я пойду прилягу. Почитать хочу.
      Макс читал книгу, когда пришла Мила. Она легла рядом. Макс отложил книгу в сторону, привлек к себе Милу и выключил свет.

Продолжение следует: ГЛАВА 19 http://www.proza.ru/2019/04/13/1890


Рецензии