Художник Глава 17

    Сергей не ожидал встретить в аэропорту Нину, да еще и с ее отцом, который решил подвезти его к общежитию.  По дороге Нина все пыталась взять Сергея за руку, и тем самым выразить свою радость, но тот упрямо прятал руку в карман.
         - Как отдохнули? – спросил отец Ниночки, садясь за руль.
         - Да, нормально,- сухо ответил Сергей.
         - Ниночке понравился ваш город,- продолжал разговор ее отец.
         Сергею стало неловко, ведь Ниночка города толком и не видела. Погостила всего несколько дней, и вволю наревевшись вернулась домой, но вела себя так, словно ничего не произошло.
         Подъехав к общежитию, отец Нины на прощание сказал:
         - Заходите к нам, пора уже поближе познакомиться. - Ведь без пяти минут родственники.
         Сергей онемел от его слов.
         - Ты, что наплела про нас. Какие к черту родственники,- стал возмущаться Сергей, как только отъехала машина. – Я вообще тебе хотел сказать, что мы с тобой только друзья. Просто друзья и не более того. - Извини, у меня времени мало,- произнес Сергей, избегая встретиться взглядом с Ниной, которая стояла и смотрела на него, едва сдерживая слезы.
         Сергей поднимался по ступенькам и слышал, как она просила отца вернуться и забрать её. - Так будет честнее и правильнее,- решил Сергей. Его вполне устраивало все то, что происходило. Он полностью погрузился в учебу, избегая встреч с Ниной, которая просто заваливала его звонками.
        Оставшись одна, все свободное от работы время Лера проводила у мольберта. Душевное одиночество подталкивало её к творчеству и успокаивало. Она рисовала небольшие миниатюры с видами старых улочек города, морские пейзажи и сдавала на реализацию, а что не продавалось дарила сослуживцам, которые с радостью их принимали. Ведь работы выглядели достойно, и все были уверены, что она действительно племянница знаменитого Макарского. Она развивалась как художник, но для роста ей нужен был наставник, кто-бы мог направить ее, подсказать, и как ей казалось только Макс мог быть таким, но он так и не объявился.
         Уже подходил к концу сентябрь, и по утрам во дворе было слышно, как старый дворник шаркает своим жестким веником и метет опавшую листву, которую разметал ветер.  Дни были теплые и солнечные, словно старались развеять грусть и плохое настроение Леры, связанное с некоторыми переменами, происходящими с ней. Голод, волчий голод. Все время хотелось есть, да и еще некоторые факторы указывали на то, что их свидания с Сергеем имеют свои последствия, что подтвердил и тест на беременность.
       Лера сидела в парке, на той самой скамейке, где когда-то Макс рассматривал ее работы, и не знала, как поступить. Противоречивые мысли боролись в ее голове, сменяя одна другую.  Для начала она решила сходить к врачу.  Пришлось проходить УЗИ и выяснилось, что срок уже на много больше, чем она ожидала. Теперь осталось только два выхода - аборт или рожать. От своего отчаяния Лера ходила «как в воду опущенная». Сергей почти каждый день ей звонил, и они подолгу общались через интернет, но она ему ничего не говорила, поскольку не приняла для себя окончательного решения.      
       Все решил долгожданный звонок.
       - Да, - ответила Лера.
       - Лерочка, - радостно произнес Макс. - Я приехал.
      Она не выдержала и разревелась в голос.
       - Макс, милый, у меня проблема. Мне плохо. Мне очень плохо. Я что-то не так делаю, понимаешь,- уже навзрыд, плакала Лера.
        -  Я сейчас буду. Успокойся. Уже еду, - сказал он.
      Лера бегала по квартире, шлепая босыми ногами по паркету, пытаясь навести в комнате порядок.
        - Макс, Макс,- она радовалась словно ребенок. - Он знает, он всегда знает, что делать,- успокаивала себя Лера, носясь по квартире и пытаясь надеть на себя все самое красивое и модное.
        Лера вышла на балкон в тот самый момент, когда во двор въехала его машина. Она была так счастлива увидав Макса, что напрочь забыла о всех своих проблемах.
       Не успел он войти, как Лера повисла на его шее, хохоча от радости.
        - Лерка,-  Макс вручил ей цветы и крепко обнял, прижимая к себе.
        - Ой, не надо так сильно,- сказала она.
        Макс сразу сообразил в чем дело, только взглянув ей в глаза.
       - А чего прижимать нельзя? -  тихо и удивленно произнес он, и посмотрел на Леру так, что она побежала в комнату и упала на диван рыдая в подушку. Настроение у нее менялось каждую минуту.
      Макс сел рядом. Он гладил ее по голове, словно маленькую девочку и успокаивал.
      - Ну, не плач не надо,- он понимал, что она себя неважно чувствует и на это указывает смена ее настроения. Ты беременная?
      Лера словно не слышала его вопроса она, хлюпая носом, произнесла:
      - Макс я виновата перед тобой. Я увлеклась, я дура, дура, прости, - продолжала реветь Лера.
      - Ты ни в чем не виновата. Если кто и виноват так это я. Я сделал из тебя такую, женственную, такую сексуальную и оставил тебя. Виноват только я. Успокойся, давай выпьем чаю или кофе. Я там всяких «вкусняшек» привез.
      Он был как всегда элегантный, в легком костюме, темно зеленой майке, которая подчеркивала цвет его изумрудных глаз. Короткая стрижка, и светлые волосы особенно подходили к его загорелому лицу и делали его намного моложе.
      Макс сел рядом и внимательно смотрел на Леру, пытаясь понять, что все-таки с ней происходит. Они сидели и молча смотрели друг на друга, и каждый боялся задать свой вопрос. 
       - Макс, ты один приехал или с Милой,- нарушила молчание Лера.
       - Один. - Мила сейчас с Сэмом отдыхает душой и телом, - произнес он. - Скоро приедет. Я ее знаю. – Давай лучше о тебе поговорим. Кто он?
       - Он,- Лера вздохнула. - Он Сергей. Будущий врач. Учится в Питере, последний курс.
       - Понятно. Откуда он? Курортник? - Макс перешел на более серьезный тон.
       - Нет. Он из нашего двора. Тут напротив живет,- Лера опустила глаза.
       - Как фамилия его?
       - Я не знаю. Его отец главный врач роддома,- тихо, почти шепотом произнесла Лера.
       - Жарко сынок значит. Сколько ему лет? – было видно, что Макс начинает заводиться.
       - Двадцать шесть или семь, где-то так.
       - Он знает, о том, что ты ребеночка ждешь,- уже с нервом в голосе произнес Макс.
       Лера замолчала и, молча опустив глаза, показала головой, что нет. Максу стало все понятно, что Лера еще не решила, как ей поступить.
      Они молчали, каждый что-то обдумывал и чувствовалось, как в этой тишине начинает возрастать напряжение.
       - Макс, я не знаю, что мне делать. Я запуталась,- обреченно прошептала Лера.
       - Я как чувствовал, как чувствовал,- взорвался Макс. Он вскочил, хлопнув от досады себя по коленям. - Сама еще наполовину ребенок, правда испорченный. Каюсь, не без моего участия, но ребенок ты еще. - Ты на себя посмотри, тебе на вид больше восемнадцать и не дашь. Тощая стала совсем. – с отчаянием произнес Макс.
      Лера заплакала, опустив голову и прикрыв глаза руками.
      Макс ходил взад-вперед. Лера сидела, потупив голову и смотрела на его красивые светлые туфли, которые красиво держали форму и очень подходили к его брюкам. Он мягко и тяжело ступал по паркету, который скрипел под его ногами.
     - Что ты думаешь делать? - строго спросил Макс родительским тоном.
     - Я не знаю. Он предлагал выйти за него замуж, даже уговаривал. Я не хотела, я тебя ждала, - Лера опять заплакала.
      Макс обнял Леру и прижал к себе.
     - Глупая моя девочка, не волнуйся. Все будет хорошо. Ты главное не волнуйся.  Ты его любишь?
      - Я не знаю.
      - Думаю, тебе с ним было хорошо и очень, раз все вот так вышло, - Макс улыбнулся, и Лера ответила улыбкой. -  Теперь давай разберемся. Вам вместе хорошо, ты беременная, он замуж завет, в чем тогда проблема? - произнес Макс с нервом в голосе.
      - Я думала, что ты… - она замолчала.  Лера сердито смотрела на Макса, было понятно, что его ответ обидел её.
       Макс увидав ее реакцию попытался как-то объяснить свою позицию.
      - Лерочка, я же тебе говорил в свое время, что я одиночка. Наверняка, Мила тебе тоже многое поведала. Я никому и ничего, никогда не обещал, - Макс выдержал паузу и продолжил назидательным тоном. - У ребеночка должен быть отец, давай сообщим ему и посмотрим, что будет дальше. Раз ты пошла с ним на такие близкие отношения, значит были какие-то чувства к нему. Может он и не такой плохой, раз сам предлагает тебе выйти за него замуж.  Чего тогда тянуть, - Макс, строго, посмотрел на Леру.
       В его взгляде Лера увидала, что-то чужое и колючее, не было того ласкового и нежного взгляда, того восторга с которым он раньше смотрел на нее.
       - Спасибо, что помог разобраться в своих чувствах. Теперь, я соглашусь выйти за него замуж. Мне даже кажется, что я люблю его, - Лера гордо встала, ей хотелось сделать Максу больно, как он сейчас делает больно ей, своей рассудительностью и холодностью.
       - Вот и прекрасно, - произнес, еле сдерживая своего настроения Макс. - Ты мне телефончик Сереженьки дай, пожалуйста. - Я его первым, по-родственному обрадовать хочу, - говорил Макс, уже не скрывая своих эмоций.
      Лера еще никогда не видела Макса в таком взвинченном состоянии.
      - Нет. Не дам. Сами разберемся, - зло ответила Лера. – Я думала ты друг, а ты…ты … Лера смотрела на него, зло, не скрывая своей ненависти, готовая вцепиться ему в лицо, словно взбесившаяся кошка. 
      - Ну кто я для тебя, скажи наконец, чтобы я знал, - Макс просто вышел из себя.
      - Ты просто бывший любовник,- как можно спокойнее, произнесла Лера.
      - Бывший любовник. Как звучит из уст соплячки. Ой, простите, уже не соплячки, будущей мамаши, - Макс нервно заходил по комнате.
      - Я вообще в твоей помощи не нуждаюсь. Это я так, просто увидеть тебя хотела, а теперь не хочу. -  У меня от тебя токсикоз начинает, так и тянет блевать, - сказала, морщась Лера и выразив всем своим видом презрение, пошла на кухню.
     Макс пошел за ней.
      - Знаешь, девочка, а ты злая стала. -  Значит не все у тебя гладко с этим твоим Сережей,- говорил на ходу Макс.- Сядь, чайку попей с конфеткой и успокойся. Тебе теперь нервничать вредно.  Да, кстати, насчет любовников. -  Все остальное, тоже вредно. -  Да я и забыл, я же теперь в бывших. - Но, я всегда дружески отношусь к тем, кто мне безразличен, - произнес равнодушно Макс, взяв со стола конфету, которые высыпались из большого пакета со всякими сладостями. Он, медленно развернул ее и откусив, спокойно и внимательно рассматривал начинку.
       - Фисташковая,- произнес он, прикрыв от удовольствия глаза, наслаждаясь вкусом.
       Лера, молча, сверлила его взглядом, это неожиданное спокойствие выводило её из себя, и злость рвалась наружу. Заметив это, Макс решил перейти в наступление.
       – Ты, значит, ждешь, что я тебе скажу «рожай» или «сделай аборт», девочка, - он резко встал. - Нет, не дождешься, сама должна решать, не маленькая. Получила свободу – получи и ответственность, а может быть нам еще рановато было носить каблучки, дорогое бельишко и «платьица от Кардена».
      Эта ирония, с которой говорил Макс, была последней каплей Лериного терпения. Теперь было понятно, что сочувствия или какого-либо понимания с его стороны, она не получит. Остро, до боли, ощутила Лера атмосферу холодности и отчужденности.
      - Ты мне надоел. Старый козел,- сорвалась она. - Забирай свои конфеты и все остальное барахло, и уходи. Убирайся вон. Видеть тебя больше не могу,-  Лера побежала в комнату и стала нервно доставать из шкафа вещи. Последней была короткая норковая шуба, которая упала к ногам Макса, который вовремя успел отступить, иначе бы угодила ему прямо в лицо.
         Валерия так долго ждала этой встречи, столько раз представляла себе ее, но совсем не так. Теперь она сама убедилась, каким может быть Макс, когда все идет не по его сценарию.
       Макс хотел, что-то сказать, и едва сдерживал себя, ведь еще ни одна женщина не позволяла себе такого обхождения с ним, понимая, что Лера просто умело использует свое положение.  Не сказав ни слова, разочарованно взглянул на нее и вышел, аккуратно закрыв за собой двери.
     Лера стояла у окна и наблюдала, как Макс сел в машину и почти бесшумно выехал со двора. Этот разговор отрезвил её. Теперь она в полной мере осознала всю серьезность своей ситуации, но Сергею звонить не спешила. – Еще есть время две недели как минимум,- думала про себя Лера. Ей не хотелось сейчас заводить детей, хотелось быть такой же независимой и свободной как Мила, но и Сергея терять она не собиралась.
       Встреча с Максом перечеркнула все ее планы, она не ожидала, что тот так легко сделает за нее выбор в пользу Сергея. – Это он специально, так меня подвел, чтобы я наговорила всяких глупостей,- думала Лера. - Ну и ладно,- злилась Лера и даже не заметила, как рядом с ней образовалась целая горка оберток от конфет. Она ела конфеты, чувствуя только сладость, жуя одну за одной, нервно освобождая от обертки.
       Ночью Лере стало плохо, всю ночь она провела в туалете. – Накаркала,- ругая себя. Вот тебе и токсикоз. Лера лежала на кровати, обняв подушку и переживала, что обидела Макса. Больше всего переживала, что не смогла совладать со своими эмоциями и почти в лицо Максу бросила шубу.   
      Макс, приехав домой и налив себе коньяку, сидел у камина решая, как поступить с Лерой. – Может пусть получит по заслугам за свою глупость. Я что ей, мать Тереза или папа, чтобы все время ей помогать. Он закурил.
      – Вот же дура, но помочь ей всё-таки надо, а то родит еще дома втихаря, - решил Макс.

       Проснулась Лера позже обычного, от страшной жажды. Вернувшись на кухню, она поразилась сколько конфет было съедено. Сквозняк разметал по кухне фантики и бумажки с предсказаниями, которые были внутри, и они словно лепестки цветов лежали на полу. Лера нагнулась и подняла одну из них. «Надо иметь ум, чтобы ценить добро. Дураки на это не способны».
      - Как точно. - Прямо про меня. - Лера тяжело вздохнула. – Глупо все получилось с Максом. Сергей может опять с Ниной встречается, а Макс теперь со мной и разговаривать не захочет, как, впрочем, и я с ним, - бубнила Лера, возвратившись в постель и повыше натягивая одеяло, ежась от утреннего тумана, который проник в комнату через балконную дверь.

      С самого утра Макс созвонился с главным врачом роддома и попросил его о встрече, тот согласился, тем более Петр Иванович визуально был знаком и с Максом, и с Милой, часто встречая их, то у знакомых, то на приемах.
     Петр Иванович пригласил Макса подняться к нему в кабинет.
     Поздоровавшись тот перешел сразу к делу.
       - Петр Иванович, Лера беременна, говорит отец ребенка ваш сын Сергей. Девушка живет одна, выглядит очень плохо. Прошу вашего содействия как врача, и как отца Сергея, который еще не в курсе всего, что происходит,- спокойно, по-деловому и совсем без эмоций говорил Макс.- Боюсь, глупостей может наделать,- добавил он.
      - Макс Львович, а почему вы так заботитесь об этой особе,- недовольно спросил Петр Иванович.
      - Потому, что эта особа не безразлична мне и Миле, которую вы хорошо знаете,- сделал акцент Макс на последней фразе, загадочно заглянув в глаза Петру Ивановичу, который, нервно поправил очки, поглубже усадив их на нос, услыхав имя Милы. - Я бы и сам позвонил Сергею, но не знаю его телефона, да и сообщить ему об этом радостном событии лучше вам.
        Напоминание о Миле, добавили в разговор некоторую нервозность и было понятно, что у Петра Ивановича пропало всякое желание продолжать беседу.
      - Макс Львович я, конечно, свяжусь с сыном и поговорю с ним, и к вашей знакомой зайду непременно, - говорил, вставая из-за стола, Петр Иванович, давая понять тем самым, что разговор окончен.
      Макс был доволен исходом встречи, и попрощавшись удалился.

Продолжение следует: ГЛАВА 18http://www.proza.ru/2019/04/12/1977


Рецензии