Художник Глава 15

      Неделя пролетела незаметно. Елена Васильевна настояла на том, чтобы супруг устроил сына хоть санитаром, лишь бы тот поменьше общался с Лерой. Теперь после работы Леру встречал Сергей, насквозь пропахший больницей. Он только успевал прибежать домой отмыться от этого неприятного для Леры запаха, переодеться и бежать ее встречать с работы.
      До отъезда Сергея в Питер оставался месяц, а Лера упрямо стояла на своем, отказывая Сергею в предложении выйти за него замуж.
      Однажды прибежав с работы, он тихо вошел и услыхал, как его мать разговаривает с Ниной по телефону.
      - Ниночка, приедет и все будет хорошо. Я тебе уже говорила, если ты забеременеешь, он на тебе женится, а потом все свыкнется, дети- они объединяют. Тут все будет зависеть от тебя, иногда надо и так,- усердно раздавала советы Елена Васильевна.
      Сергей стоял в коридоре и слушал.
      - Да, это выход, - сказал он, сам себе, улыбаясь.
       Потом вернулся к двери и сделал вид, что только вошел.
      - Все, Ниночка, пришел Сергей,- быстро закончила разговор Елена Васильевна.
      - Обедать будешь?
      - Нет. В столовой обедал,- отрезал Сергей.
      - Опять к своей зазнобе? Истаскался совсем, похудел,- сердилась мать, глядя на сына.
 - Ну, погулял и хватит. Может пораньше в Питер приедешь, там Ниночка одна скучает.
      - Мам, ну и пусть скучает. Главное, что я не скучаю,- он поцеловал мать в щеку.
      -  Развратит она тебя. Сам должен понимать, ведь она с мужчиной жила несколько лет. Со взрослым мужиком, да еще и художником. Они втроем жили,- ты понимаешь это.
      - Мам, насчет троих. Ты то откуда знаешь?  - Сергей смеясь пошел в ванную.
      - Она моложе меня и хочу тебя расстроить, это я ее развращаю,- смеялся Сергей из душа.
      - Вот посмотрим, посмотрим, чем все это закончится,- не унималась Елена Васильевна.
      Сергей вышел из ванной. – Закончится так, как и должно закончиться. – Женитьбой.
      - Ой! Боже упаси,- Елена Васильевна села с размаху на табурет и чуть не свалилась, Сергей вовремя поддержал ее.
      - И не вздумай. Отца пожалей, меня,- уже выла со слезами в голосе Елена Васильевна, вслед убегающему из дома Сергею.
        Как только за ним закрылась дверь, Елена Васильевна стала звонить мужу, и захлебываясь от слез, объявила, что Сергей решил жениться на «малахольной». Она так разнервничалась, что Петру Ивановичу пришлось согласиться устроить сыну несколько ночных дежурств, чтобы хоть как-то успокоить супругу.
       Лера с Сергеем продолжали встречаться. Она стала реже вспоминать Макса. Сергей, привлекая внимания к себе, упорно завоёвывая ее сердце. Теперь у нее дома всегда стояли розы. Холодильник был до отказа забит здоровой едой. Дома фрукты, свежие овощи, но с курением дело продвигалось плохо. Сергей решил действовать осторожно, прощая ей капризы и не замечая недостатки характера. Он был влюблен, и Лера это чувствовала и незаметно для себя уже стала привыкать к тому, что Сергей все свободное время проводит с ней.
       Новость о ночных дежурствах очень расстроила Леру, не трудно было догадаться, чьи это происки, но она старалась сдерживать себя, понимая привязанность Сергея к родителям.
       Впереди были выходные, а у Сергея ночные дежурства.
       - Наверное, если бы можно было круглосуточно дежурить, то его бы запрягли точно,- вслух возмущалась Лера, расхаживая по квартире ожидая его.
       Раздался звонок в дверь, на пороге стоял Сергей с пакетом.
      - Все, малыш, убегаю. -  Ешь, там чебуреки теплые еще, - сказал он, и крепко поцеловав, произнес: -  Приду и тогда держись.
      - Да, да. Насмотрится на баб, а потом держись,- пошутила Лера. 
      Погода была отличная, так хотелось пойти к морю или просто посидеть где-нибудь, и Лера опять вспомнила Макса. Она сидела на шезлонге и курила, умело выпуская кольца дыма, даже не замечая, как из окна напротив, приставив к глазам бинокль, за ней наблюдала Елена Васильевна.
      - Вот, зараза, окрутила сына. - Выбрала бы по себе, такого же сморчка худосочного, так нет самого умного, самого красивого,- в сердцах говорила Елена Васильевна, вытирая нос платком.
      - Лена, что там у тебя случилось? - спросил Петр Иванович. – Опять ревешь? - Он подошел к ней.
      - Вот надо же, наш боровичок, а на такую бледную поганку запал. Вот, чувствую, отравит она ему жизнь и нам заодно. Поговори с сыном пусть в Питер возвращается,- стала просить, она мужа.
     - Да и так уж работой завалил, пусть хоть днем на море походит. - На днях билет буду заказывать ему,- сказал Петр Иванович. – И хватит за ней наблюдать, дай бинокль,- он взял у нее из рук бинокль и посмотрел на балкон дома напротив, где была Лера.
      Неожиданно во дворе раздался голос вперемешку с хохотом.
     - Лерка, Лерка,- кричала молодая девушка, хохоча.
     - Мила, Милочка! – заверещала с балкона Лера с неподдельной радостью.
     - Я забыла номер квартиры, Макс говорил, а я забыла,- продолжала орать на весь двор, хохоча, хмельная Мила.
       К ней быстрым шагом подошел таксист с увесистой сумкой.
     - Сумка тебе уже и не нужна, похоже,- говорил сердито тот, оставляя возле Милы сумку.
     - Нужна, нужна. - Это моя сумочка, - сказала Мила и потянула ее за одну ручку к подъезду.
     - Я сейчас спущусь,- прокричала с балкона Лера.
     - Кто это? Родственница приехала? Пьяная… – испуганно прошептала Елена Васильевна, прикрыв рукой рот от неожиданности, обращаясь к мужу.
     - Родственница,- ответил спокойно Петр Иванович. Он хорошо запомнил и Милу, и Леру в обществе Макарского, и его внимание к «своим девочкам». Петр Иванович, был даже представлен Миле на одном из светских раутов, куда был приглашен. В тот вечер он был без жены и проявлял некоторый интерес к Миле, потом приглашал её несколько раз на танец, в надежде поближе познакомиться, и даже проводил домой, но не более того.
    Лера была рада видеть Милу. Она действительно была счастлива в этот момент.
     - Мила, ты,- не верила своим глазам Лера, обнимая и прижимаясь к ней мокрой от слез щекой.
     - Лер, ты чего ревешь? Пьяная, что ли,- хохотала хмельная Милка, радуясь встречи не меньше подруги.
     - Ты, откуда? Проходи,- говорила Лера, волоча тяжелую сумку вместе с Милой, которую основательно шатало.
     - Лерка. Давай накрывай на стол. Сегодня у нас праздник,- продолжала смяться Мила.
     Та быстро кинулась к холодильнику и стала доставать продукты.
     - Ой, что это? - сказала Мила, увидав диетическую колбасу, творожный сыр.
     - Это здоровое питание,- смеялась Лера. - Я тут …- Лера замялась. - Ну, мой парень, короче бойфренд-  будущий врач. Он тут пропагандирует здоровый образ жизни.
     - Да, ну,- произнесла Мила, удивленно глядя на Леру.
     - Это, что вы с ним теперь всё по графику,- продолжала смеяться та.
     - Нет, это всегда вне графика,- стала оправдываться с улыбкой Лера.
      - Ты меня начинаешь волновать. Ты совсем, без нас в овцу превратилась,- строго сказала Мила. - Убирай это свое здоровое питание, на хрен.
      Мила наклонилась и стала доставать из сумки какие-то банки, вакуумные упаковки с мясными деликатесами, банки с кофе, пачки конфет. Она все доставала и доставала пакеты, словно факир из шляпы, пока не завалила весь стол.
       - Вот. Как говорится в Греции все есть. - Это как раз оттуда, - произнесла она, и устало села на стул.
       - Да сколько тут всего,- говорила Лера, рассматривая баночки и пакеты перед тем, как положить их в холодильник. Я открою вот эту и эту, мне очень нравятся,- как-то грустно произнесла Лера.
       - Да, у Макса хороший вкус во всем, и тебя он тоже, смотрю, разбаловал,- Мила шлепнула по заднице Леру. - Давай я помогу,- и она стала распаковывать и выкладывать на тарелку разные деликатесы.
       - Ну вот теперь я понимаю стол на стол похож,- Мила уже открывала большую бутылку виски. – Ты, знаю, любишь с яблочным соком. Макс тебе даже сок передал. - Давай дернем, а потом все остальное будем разбирать,- говорила Мила, наливая почти до краев.
       Они выпили, потом Мила стала рассказывать, как они два месяца с Максом работали, как каторжные над репродукциями в полутемном, подвальном и холодном помещении, спасаясь от яркого Греческого солнца.
        - А зачем репродукции, - спросила Лера.
        - Не знаю и знать не хочу. Заказали, заплатили. -  Мы сделали все как надо, и даже состарили, - говорила Мила закусывая.
        - А Макс, когда приедет,- осторожно спросила Лера, чтобы не обидеть Милу.
        - Максу надо полечиться немного. Приболел короче,- Мила хотела что-то сказать, но потом махнув рукой передумала. - Он настоящий мужик- жаловаться не будет. Тебя часто вспоминал, волнуется, что бы тут дров по своей глупости и простоте не наломала. -  Просил узнать, нравится ли тебе работа,- говорила, без умолку, Мила, опять наливая виски. - Мы послезавтра с Сэмом улетаем отдохнуть, короче, но я к Максу потом заеду обязательно.
        - Работа не нравится. Весь день за компом, я уже хотела в цех уйти «цветочки рисовать». Начальник не пустил, мол родственница Макарского тебе нечего делать среди недоучек,- иронизировала Лера, слегка захмелев. - А я бы хотела поучиться у него, - произнесла с грустью, тяжело вздохнув Лера.
        Милка расхохоталась и хватаясь за живот.
        - Ой, убила. Честное слово. Ты, что за все время с ним так ничему и не научилась,- опять стала заходиться от смеха Мила.
         Лера не выдержала и тоже заразительно засмеялась. Они смеялись так громко, что раздался стук в стену.
        - Тихо, уже два ночи,- сказала пьяная Лера. – Я не о том,- хихикая, говорила она. – Я о творчестве.
        - Вот и я о том же,- хохотала Мила.
        И они опять засмеялись.
        Всю ночь до утра из квартиры Леры доносился смех. Им еще несколько раз стучали в стены, потом был назойливый звонок в дверь, но они не открыли и только, когда рассвело, утихомирились и завалились спать.
       Они спали как убитые, когда утром Сергей колотил, что есть мочи в дверь.
       Наконец Мила, шатаясь, встала и пошла открывать.
       - Чего тебе? - спросила Мила.
      - Лера где? - спросил Сергей, глядя на Милу в красивом нижнем белье.
      - Спит. Просила не будить,- кокетничая, проговорила Мила, оценивая его взглядом.
      - Я пройду?
      Как только он сделал шаг, Мила перегородила ему дорогу.
       - Стоп. Я по-русски сказала. Спит. На английском повторить, а может на латыни? –громко произнесла Мила, понимая, что это Лерин бойфренд.
       - Да, отвали ты,- он грубо оттолкнул Милу в сторону.
       - Хам,- Мила пошла за ним.
       Он уверенно вошел в комнату и остолбенел.
       На кровати в красивом темно-вишневом белье, отороченным черным кружевом, на серой норковой шубке безмятежно спала Лера.
        - Что тут такое происходит? – взревел Сергей, подбежав к Лере, приподнял ее голову.
        - Лера, что с тобой?
       Сильный запах спиртного ударил ему в нос.
        - Не кричи, стала приходить в себя Лера. Иди, от тебя лекарствами воняет. - Фу, Пилюлькин, - сказала она и легла, накрывшись шубкой с головой.
        Мила стояла у балкона и курила.
         - Оставь ее. Пусть спит. Вечером заходи тогда и поговорим, Айболит,- улыбаясь, говорила Мила, продолжая стоять в одном белье.
        Сергей обвел Милу недовольным взглядом.
        - Поговорим, после. Когда проспитесь, - строго сказал он, и направился к двери.
        Как только Сергей вышел из подъезда, к нему сразу подбежала соседка, чья дверь была напротив двери Леры.
        - Сережа, я папу твоего знаю и маму, и тебя с пеленок. Не по себе девушку выбрал. Непутевая, она с художником шашни водила. К ней такие ходят… - старушка покачала с сожалением головой.
        - Бабуль, я как-нибудь сам с этим делом разберусь. Иди, посиди на лавочке в тенечке,- как можно спокойнее пытался говорить Сергей. Он поднял глаза и взглянул на Лерин балкон, на котором в одном белье спокойно продолжала курить Мила, увидав его послала воздушный поцелуй и громко крикнула: - Заходи Айболит.
       Сергей решительно шагал к своему подъезду. В голове его роились мысли.
       - Надо Леру изолировать от этой компании, но как,- он сам задавал себе вопросы и сам отвечал. Если бы она дала согласие на брак, то все бы было по-другому, и Макс этот, и эта подружка оставили бы ее в покое. Да я бы их на порог к Лере не пустил. Да, но как сделать так, чтобы она согласилась выйти замуж, не силой же ее заставить. Он вдруг вспомнил разговор своей матери с Ниной. Вот если она будет беременная, то наверняка согласится на брак, а вдруг нет. Она не глупая и очень практичная,- Сергей в своих мыслях даже не заметил, как открыл двери, и как вошел.
       - Ты, что оглох,- спросила его мать. - Я у тебя спрашиваю, где ты был? – кричала вся в слезах Елена Васильевна. – У этой «малахольной». Я видела, как они полночи ржали как две кобылицы на балконе, пол двора разбудили, шалавы пьяные. Мне стыдно за тебя сын, стыдно,- она махнула на Сергея полотенцем и, закрыв им лицо, вышла плача на кухню.
       Сергей пошел за ней. Он сел рядом с матерью и обнял за плечи.
        - Мама, ты ее не знаешь, она хорошая и добрая, а с ее друзьями я разберусь,- успокаивал он скорее себя, чем мать. - Вот увидишь, она будет другой, совсем другой.
        - Как можно из беспутной сделать что-то хорошее? - плакала мать, глядя в глаза сына.
        - Можно мама, все можно, если осторожно,- задумчиво сказал он, и вышел.


Продолжение следует: Глава 16 http://www.proza.ru/2019/04/11/1050


Рецензии