Ёлочка и Крым

   


****

Крым рано вошёл в Ёлочкину жизнь и стал её неотъемлемой частью.

Когда Ёлочка была ещё крохой, бабушкин сосед, волейбольный тренер, как-то, поймав огромными ручищами разбегавшуюся Ёлочку, услышал внутри неё какие-то шумы и хрипы, и просветил на сей счёт её родителей. С тех пор, по предписанию врачей, каждое лето Ёлочка проводила в Крыму. Не одна, конечно. Иногда они ехали туда втроём, с мамой и папой, а иногда, родители делили лето так, чтобы Ёлочке достались оба их отпуска по очереди.

В предчувствии Крыма, в её жизни появлялись разные волнующие вещи: укладывание чемоданов с пляжными вещами, огромный ночной вокзал со множеством спешащих людей и чудесный мир поезда с его вкуснейшим чаем налитым в стаканы с тяжелыми подстаканниками.

Ёлочка старалась напроситься на верхнюю полку и сразу делала вид, что заснула.
Это – чтобы никто ей не помешал ночью почувствовать приближение Крыма.
Она всегда просыпалась в нужный момент, когда за окном вдруг непостижимо менялся воздух, начинали попадаться островерхие пирамидальные тополя меж белыми хатками, а на клумбах у станций, непременно росли особые южные, похожие на каллы, но только красные, цветы, которые приветствовали её приезд киванием своих головок. Будоражил предчувствием счастья и особенный говор женщин предлагавших путешественникам свои вкусности на остановках.

Всё это было Преддверием…

А утром был совсем другой  вокзал: белый, с башней и часами, утопающий в розах и залитый солнцем. Потом ждала долгая, но такая чудесная, поездка на троллейбусе. Во время неё, каждый раз внезапно, за одним из поворотов появлялись покрытые зеленью горы, уходящие синими вершинами в небо, а у их, пока ещё не видимого подножья Ёлочке даже слышался плеск долгожданного моря. Душа и лёгкие восторженно наполнялись живительным крымским воздухом.

И… вот оно, море! Синее, тёплое, с берегом, усыпанным бесчисленными сокровищами волшебных камушков, ракушек и цветных стеклышек.

«Набор развлечений» в те годы показался бы нынешним пресыщенным детям убогим. Но Ёлочке, к счастью для неё, такие слова даже не могли прийти в голову.

Ежедневно ранним слегка прохладным утром она месте с тысячами других «дикарей» в белой крымской шляпе бодро маршировала к ласковому просыпающемуся морю за «местом на пляже». Там проходил весь их день. В купаниях, сборе камушков, поедании фруктов, обожаемой, разносимой торговками в огромных корзинах варёной кукурузы, и истекающих соком чебуреков на металлических тарелочках.

Иногда они ходили в горы за кизилом, а потом на летней кухне варили из него ароматнейшее чудесное варенье. Вечером часто смотрели кино под открытым небом. Иногда родители ходили танцевать в парк на площадку, а Ёлочка вместе с другими детьми, усаженными взрослыми на скамейки, смотрела на это действо, пока, пресытившись,они не затевала шумную беготню - сигнал родителям, что пора уходить. Во дворе домика, где они обитали, до поздней ночи за большим столом в беседке, увитой виноградом, курортники играли в карты на конфеты «Взлётные», что было ужасно весело и рождало в Ёлочке незнакомый азарт.

Там же непременно кто-нибудь играл на гитаре и все пели про «Охотный ряд», «Если я заболею», про « Атлантов» и «Гренаду». Иногда её отец читал стихи, и его всегда с удовольствием слушали и просили ещё и ещё. Ёлочке особенно нравилось из этих стихов «моя дорогая, картошка в мундире».

На белом большом катере они ездили в Ботанический сад, Ласточкино гнездо, а на автобусе на Поляну Сказок. Сказочным в Крыму было всё: и черные бархатные ночи с невероятно яркими звёздами и шумными цикадами, и пугающие полёты летучих мышей, и чайки летящие за корабликом и жадно выхватывающие из воды бросаемые Ёлочкой «мерные блины» и кусочки булки , и царские дворцы в великолепных парках, особенно один, с добрыми львами у входа.

Крым Ёлочка полюбила сразу и на всю жизнь!

Одно лето они жили у знакомого доктора прямо в парке Дворца со львами, вернее в домике, стоящем в этом парке. Папа любил спать под открытым небом на раскладушке, и Ёлочка один раз напросилась к нему. Ночной парк был полон таинственных, немного пугающих шорохов, пахло эвкалиптами и розами, на дорожке фырчал ёжик, подбирая упавшие абрикосы. А над головой распахнулось огромное небо, усыпанное бесчисленными звёздами.

Запомнилась ей, в одной из поездок, огромная площадь, до краёв заполненная народом. Она сидела  у папы на шее, а вдали виднелась малюсенькая, почти игрушечная, трибуна с людьми…

«Смотри, Ёлочка, там – космонавты!»…
Вечерами тогда люди часто отыскивали на небе и показывая друг другу движущуюся звёздочку спутника… Тогда все этим гордились.

Повзрослевшую Ёлочку отправляли в Крым на поезде уже одну: папа усаживал вечером в вагон, а утром, в Симферополе её встречали дядя и тётя. Отдыхала она в пионерлагере. Смены для «приезжих», в отличие от местных детей, были длинными, и ей немного надоедало быть одной, без родителей. Но всё искупали бесконечные ежедневные приключения: походы  на Ай- Петри с ночевкой в палатке и утренним купанием в озере с кувшинками , экскурсии в живописное ущелье с водопадом Учан-Суи и в Долину Приведений.

Обязательным были экскурсии: в строгий и знакомый с детства по книгам Севастополь, с его кораблями и бухтами, в  Бахчисарай с плачущим фонтаном, в древнюю крепость в Судаке. Были каждый раз новые друзья, с которыми совершались побеги ночью на море: купались при луне, катались на лодке и пекли в костре мидии.

Студентке (а потом молодому специалисту) Ёлочке открылся и другой Крым, «эпохи позднего застоя» и благоденствия. С его теплоходными круизами, обедами в уютных ялтинских ресторанчиках и жизнью в «югославской» комфортабельной «Ореанде», с теннисом по утрам, с дегустационным подвальчиком крымских вин, с холодным шампанским и отличными фруктами в уютной «Шампанной» на Ялтинской набережной посреди жары. И повсюду её сопровождал аромат неповторимых крымских роз.

 Даже в свадебное путешествие она поехала в Крым, хотя её мужа, моряка, объехавшего, казалось, весь свет, трудно было чем - либо поразить, но Ёлочке хотела поделиться с ним своим Крымом!

И это удалось. Несмотря на проблемную погоду и произошедшие перемены.

Это был уже другой Крым. Был самый разгар сухого закона. В некогда уютно-прохладной «Шампанной» в самую жару продавали булки и чай из самоваров. Дегустационный подвальчик был закрыт, а сами столетние виноградники вырубались. Правда, был открыт Новый концертный зал, появились поющие цветные фонтанчики  и Варьете.
Но были всё теми же и великолепная крымская природа, и тенистая Царская тропа от Ливадии до Мисхора с её сказочными видами , и Бахчисарай, и древние стены Судакской крепости, и домик обожаемого бабушкой Чехова в Ялте и тени гениев на Волошинской даче, и величественные старые горы, солнце и море.
 И море любви!
                ***

Это, один из рассказов подборки о Ёлочке «Когда мама была маленькой».
Будут и другие.А пока есть ещё вот этот:
http://www.proza.ru/2019/04/09/1432
http://www.proza.ru/2019/04/23/1268
http://www.proza.ru/2019/04/25/425
http://www.proza.ru/2019/05/06/408
http://www.proza.ru/2019/05/15/324


Рецензии
Я около ста раз бывал в Ялте, в Алуште, в Феодосии, в Севастополе, в Симферополе. Разделяю Ваш восторг. Может посмотрите http://www.proza.ru/2014/07/18/728? Удачи Вам

Владимир Шаповал   29.09.2019 20:57     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.