Картинки с выставки

   
     В репродукторе щёлкнуло, прогудело, и он выдал – « Уважаемые собаководы! Чья собака, очень красивый кобель породы эрдельтерьер, самостоятельно выставляется в соответствующем ринге?»

                ***
 Выставка собак это и праздник, и зрелище, и мероприятие. Сейчас выставки проходят как-то обыденно. Владельцы экспонатов сидят на трибуне  и вяло наблюдают, как хендлеры  демонстрируют их любимцев. В судейских бригадах зачастую присутствуют иностранные судьи. Собак привозят на машинах и, ожидая вызова в ринг, они отдыхают в разборных  клетках. В отведённых местах грумеры на специальных столах наводят лоск на будущих победителей. Всё чинно, размеренно. Автоматы продают кофе, чипсы, орешки и сухарики. Объявления по радио даются на двух языках. В общем, всё как у «них».

   В 70-х и 80-х  было не так. Ах, какие страсти бушевали на рингах и за рингами! Наблюдать за владельцами было не менее интересно, чем за собаками. Выставки устраивали на открытом воздухе, на стадионах, или в парках, а главную, Московскую городскую выставку, проводили на ВДНХ. Играл духовой оркестр, колонной проходили участники,  главный судья говорил речь, объявлял открытие выставки и поднимался флаг Страны. На лотках продавали бутерброды с полу копчёной колбасой, с сыром, калорийные булочки, коржики и ватрушки с творогом. Напитки – яблочный или сливовый сок с мякотью.  Опытные собаководы  попить-поесть  для себя и питомцев приносили с собой в набитом до отказа рюкзаке или в большой дорожной сумке.  Выставка – это на целый день. Добраться до места (чаще на такси, или общественным транспортом, мало у кого была своя машина), пройти ветеринарный контроль, парад, экспертизу – это не меньше четырёх часов. Если ваша собака заняла первое место, среди выставившихся, ну, скажем, сорока, то описания приходится ждать долго. Первого описывают последним.

   И вот началась экспертиза. Закружились каруселями на рингах экспонаты. В центре судейская бригада  - главный судья, помощник и секретарь. У экспонентов свои приёмчики. Кто-то возбуждает собаку, помахивая перед её носом тряпочкой или веточкой. Кто-то легонько нажимает в кармане игрушку пищалку. Кто-то  бормочет -  «Кошка, вон она, ищи кошку». Кто-то призывает  искать папу, маму или Юру (Костю, Мишу, Аню). За рингом неистовствуют помощники – хлопают в ладоши, выкрикивают клички собак, подкидывают вверх их любимые игрушки. То и дело слышится.

- Таня, когда судьи не смотрят, дай ему расслабиться.
- Лёня, вытри бороду. Да не себе, собаке. Собаке, говорю, вытри!
- Лера, поживее, прыгай сама, прыгай, взбодри Альтика!
- Сима, возьми у меня расчёску, причеши Заку хвост!

   Но вот  экспертиза закончена, экспонаты расставлены по местам от лучшего к худшему, и теперь в обратном порядке начинается описание и выдача дипломов. В ожидании вызова на расстеленных в сторонке одеялах отдыхают, подкрепляясь едой и напитками, владельцы собак и сопровождающие.  Рядом их любимцы жадно лакают из своих мисок воду, с вожделением поглядывая на хозяйские припасы. Люди обсуждают прошедшие  события.

- Ну, наш сегодня себя показал! На пять пустых мест всех за собой оставил.
- Старший судья ни черта не смыслит в породе. Я знаю, он сам доберманист. Кто его поставил догов судить? Вот и ходили впереди недомерки  беднокостные.
- Классное  было судейство, давно на такое не попадали.
- Знаю я её, эту Ситько. Всех своих подружек вперёд поставила с их пуховыми эрделями.
- Вот это черныш! Чудо! Кто знает, от кого он, это чья линия?
-  Третье место, как же! Хорьковый кобель, и я точно знаю, что у него нет верхних  премоляров.
- Да купленный у него диплом по ЗКС, точно. Мы на одну площадку ходим, он выборку совсем не делает.
-  Ой, что вы мне говорите? Если бы не Валька – водила, фигушки  собака с таким размётом получила бы «отлично». В прошлом году этот пёс где-то в серединке очхоров  был.

   Валька был, действительно, хорошим водилой, или, как сейчас говорят, хендлером.  За работу брал дорого, но собака в его руках всегда получала высокую оценку.  Водить собаку в ринге, уметь выгодно показать её судьям  не так просто, по себе знаю. Своих собак мне приходилось водить самой. И Гусар, и Гордей, его правнук, были строгие кобели. Ни тот, ни другой не пошли бы с посторонним, могли и атаковать его.

   Как-то к нам на дачу приехал погостить дядя Серёжа, мамин брат. Я сдавала экзамены, и на время уехала на городскую квартиру. Папа был на работе, а маме нездоровилось, и она попросила дядю погулять с Гусаром. Чистоплотный пёс считал участок домом и справлял свои делишки только за территорией. Мама надела на него ошейник, пристегнула поводок и дала в руки брату. Хлопнула калитка, но не прошло и минуты, как в дом влетел Гусар.
 
- В чём дело? – спросила мама вернувшегося Сергея.
- Он со мной не идёт. Упёрся, а когда я потянул за поводок, рыкнул, вырвался и помчался назад. Придётся тебе, как-то, самой вести его.

    У мамы болела печень, идти она не могла и быстро придумала решение. Она отстегнула поводок и сказала.

-  Серёжа, гуляй!  Гусар, охраняй  Серёжу.

   Прогулка состоялась. Дядя неспешно пошагал к лесу, а Гусар его пас, время от времени задирая лапу на кустики и пенёчки.

   Ещё один случай. Вечером наша компания собаководов гуляла на пустыре. Вика, моя приятельница, отправив своего Ильку с родителями на дачу, скучала и пришла пообщаться. Ей очень нравился Гусар, она его всё гладила, а тот прижимал уши и вилял хвостом.
 
- Вот все говорят, что Гусар уж такой неподкупный. Вон как он ко мне ластится. Возьму и уведу его у тебя.
- Уводи, - мне было интересно посмотреть, как пёс себя поведёт.
   Вика взяла Гусара за ошейник и направилась к домам. Гусар оглядывался, но я никаких команд не давала, и он шёл, пока они с Викой не завернули за угол. Тут же раздался рык, визг, и ко мне радостно подлетел Гусар, за ним шла подруга.
- Негодник, притворялся таким милашкой, а сам чуть не сожрал меня.
- Я так понимаю, похищение собачки не удалось?
- Да, зря я не верила слухам.

   Выставки Гусар любил. С удовольствием позировал фотографам, был лоялен по отношению к другим собакам и спокойно давал себя осматривать судьям.
   А вот его правнука, Гордея, демонстрировать было не просто. Не было ни одной выставки, где бы он не устроил разборку. Доставалось и экспонатам, и судьям, и экспонентам. Если другой кобель, оказавшись рядом, пытался зайти к нему со стороны хвоста, драка начиналась незамедлительно. Судьи, знавшие Гордея, предупреждали владельцев, чтобы не подводили близко к нему своих собак и в рингах держались на два метра сзади. Показывался Гордей красиво. В присутствии незнакомых кобелей он возбуждался, поскуливал и двигался эффектной пружинистой походкой.

   Как-то на выставке, проводившейся на ВДНХ, старший судья объявил, что станет судить по новой системе. В частности, смотреть зубы у собаки будет сам, а хендлер должен отойти и не мешать.

- У меня строгий кобель. Можно я всё-таки сама ему раскрою пасть? – попросила я.
- Ерунда какая, эрдели не бывают строгими. Я у чёрных терьеров смотрел прикусы, а тут…  Как ни будь справлюсь.
- Я вас предупредила, - и, посадив собаку, я отошла в сторону.

   Судья присел на корточки и протянул руки к голове Гордея. Пёс недовольно отвернулся. Тогда судья схватил одной рукой его за бороду, второй за усы и потянул в разные стороны. «Меня за бороду! Мне чужой мужик пальцы в рот суёт, которые были в пасти у другого кобеля!». Гордей взревел, повалил судью на землю и направил зубы ему в горло. Моя реакция была моментальной. Прыгнув вперёд, я схватила пса за ошейник и оттащила от побелевшего судейского лица. Нас не сняли, но и в расстановке смотреть не стали. Дали оценку «очень хорошо», что совсем не соответствовало внешности Гордея (на всех других выставках он получал «отлично»). Через неделю я поехала по делам в клуб Служебного Собаководства и сразу наткнулась на председателя секции породы эрдельтерьер.

- Слыхала, Лопашов на Городской  выставке какие-то новшества вводить стал, так его один эрдель за это чуть не сожрал прямо в ринге. Весь клуб  до сих пор потешается. Не знаешь, чей это пёс?
- Мой.
- О, Господи! Как же я сразу не догадалась - потомок Гусара, такой же крутой.

   Это верно. Качества служебной собаки в Гордее начали проявляться рано. На его первую выставку в младшей возрастной группе (собаки до 1,5 лет) я приехала без помощника. Привязала питомца к штакетнику, рядом свой рюкзак положила и пошла на регистрацию. Возвращаюсь – напротив него стоят люди, фотографируют. Один мужчина спрашивает.

- Сколько лет вашему эрделю, я его раньше не встречал на выставках. Красивый.
- Лет ему ещё нет, девять месяцев недавно исполнилось.
- Ничего себе! И уже защитно-караульной службе обучен?
- Он даже общий курс не прошёл, мы на площадку недавно записались.
- А как же это? – и мужчина потянулся к моему рюкзаку.

    Гордей лёг перед рюкзаком, вздёрнул верхнюю губу и раскатисто зарычал. Рык у него был своеобразный. Он рождался где-то очень глубоко в глотке и мог принадлежать скорее догу, чем эрдельтерьеру. Очень грозный вид был у моего щенка. Охранял он по всем правилам, действительно, как обученная служебная собака. Гордей не зря так защищал наше добро.  Он прекрасно видел, как я дома упаковала в рюкзак пластиковый контейнер с его дневной порцией мяса.

   С мясом два года спустя у нас на областной выставке произошёл курьёзный случай. После экспертизы мы с подругой и Гордеем расположились под кустиком ожидать описания. Я достала миску, и наш красавец приступил к трапезе. Вдруг к нему подлетел незнакомый мужчина, схватил за ошейник, оттащил от миски и заорал.

- Ах, негодяй! Что это ты тут лопаешь?!

   Вы слышали звук утекающей в слив ванной воды?  Гордей  от ярости шумно втянул в себя воздух, а потом со своим львиным рыком кинулся на мужчину. Спасла его моя отличная спортивная подготовка. Я успела в  Яшинском  броске ухватить пса за задние ноги. Позже выяснилось, что незнакомец  перепутал Гордея со своим эрделем, который только что от него улизнул.

   По-разному мои собаки относились к выставкам. Для Гордея это было что-то вроде большой прогулки, а его знаменитый прадед Гусар воспринимал выставку, как большой праздник с шествием по красной ковровой дорожке за очередным призом.

   В начале осени мне позвонила из клуба наш председатель и попросила привести Гусара на кустовую выставку.

- Но ему уже девять лет, его не допустят к участию.
- Пожалуйста, нам надо, чтобы он только прошёл в парадной колонне со всеми своими наградами. Знаю, ты держишь его в форме, пусть народ полюбуется на такого красавца.

   Выставку устраивали на стадионе недалеко от нашего дома, и я согласилась. В назначенное время мы с Гусаром были на месте. Всё было, как обычно перед началом экспертиз – музыка играла,  флаги трепетали, гомонил народ, лаяли собаки, информировал репродуктор. Мы прошли на параде, гремя тремя ярусами медалей на груди Гусара, и он получил свою порцию восхищения зрителей и внимания фотографов. Пора было возвращаться домой, но тут меня окликнула старая знакомая. Мы давно не виделись, и надолго зацепились языками. Вдруг по радио объявили – «Внимание! Чей кобель породы эрдельтерьер один ходит в старшем ринге, без вожатого?». Я оглянулась,  собаки рядом не было. Со всех ног я полетела туда, где виднелась табличка «Эрдельтерьеры». Да, это мой Гусар ходил по  рингу. Он заметил, что других эрделей повели на экспертизу и решил, раз хозяйка занята, взять дело в свои руки. Как потом рассказал судья,  Гусар занял место в строю среди других собак, прошёл три круга, и встал на первое место. Только тогда увидели, что пёс идёт без хендлера.

- Вы его можете одного на выставки отпускать. Породу он свою знает, возрастную группу тоже, ходит красиво, даже сам себя в победители выбрал.
- Хорошая идея, жаль, что у Гусара возраст уже не выставочный, а то бы он справился.

   Когда мы шли домой, я заметила, что у моего ветерана очень довольное выражение «лица». Он снова боролся, он опять победил.


Рецензии
Да, с тем, прошлым временем многое ушло из нашей жизни. Многие ругают, что всё тогда было неустроено, простовато, без должного сервиса и т.д. Но на самом деле тогда было больше энтузиастов, любителей, и каждый любитель был в своем деле профессионал. Сейчас мир поделен на любителей и профессионалов. Задача профессионала предоставить полный пакет услуг, задача любителя - платить за это деньги.
И выставки собак, когда перешли под крыши павильонов, потеряли свой шарм, свою изюминку, свой дух. Теперь это шоу, шоу для зрителей. Хоть вставке и не помешает теперь внезапный дождичек, хоть и не надо тащить с собой из дому пирожки и бутерброды, все равно это уже не те выставки.
Отличный рассказ, спасибо автору!

Алёша Горелый   10.04.2019 18:23     Заявить о нарушении