Goodwin s sand s

Говорят «Седина в бороду бес в ребро» и добро бы если б все шло по стандартному варианту и старый Муррей пустился в погоню за юбками, которые по причине его преклонного возраста потеряли к нему полный интерес. Бес Муррей был иного свойста. Прожульничав всю жизнь и наградив ветиринарную службу уходя на пенсию ослиными ушами, Муррей поимел собственный банк, несколько сотен гектар земли на которых трудились пара тысяч рабочих и огромный собственный дом с веранды которого было видно море и утес который называется «Край земли». И тогда, когда казалось бы все складывается в хэппи энд с оркестром, Муррея вдруг загрызла совесть и он решил стать общественно полезным, чтоб скомпенсировать хотя бы частично потери министерства финансов в период его пребывания старшим инспектром ветиранарной службы соединенного королевства.
Когда он вбежал в дом с горящими глазами и развевающимися полами пиджака когда то бывшего белым, Фиона только вздохнула и приготовилась услышать самое худшее.
Уж что что, а это выражение мужа за которым как правило не следовало ничего хорошего она за тридцать лет супружеской жизни изучила как отче наш.
Как и предполагалось  Муррей, который и в молодости отличался тем, что оглашал все свои идеи во всеуслышание после непродолжительного метания по комнатам вернулся к обомлевшей жене со старой фотографией в руках. Сквозь столетнюю муть и при определенном умении на ней можно было рассмотреть небольшой пароход с огромной трубой и мужчину в старой английской форме. Эта и ей подобные фотографии показывались Фионе с такой регулярностью, что в игре «угадай кто» она взяла бы призовое место не глядя.
Муррей отработав всю жизнь на ветеринарном поприще хотел гордиться чем то героическим, но не имея такой возможности он гордился своими предками первое и единственное место из которых занимал его прадед капитан. Остальные же прожили также как и Муррей спокойную жизнь в сельской местности и могли продемонстрировать истории лишь потрясающую плодовитость достойную кроликов. Рассказы про героического прадеда с каждым годом приближения Муррея к старости обрастали все новыми и новыми деталями и в к 60 годам прадед стал тем на плечах которого держалась вся судьба Англии.
- Я хочу быть достойным своих предков и принести пользу обществу – сказал Муррей торжественно вбивая фотографией прадеда пьедестал перед  Фионой – Я долго думал как и в итоге решил купить пароход и перевозить на нем грузы. Я назову его именем прадеда.
Руки Фионы только взметнулись вверх как два крыла и бессильно опустились по краям платья. Что то подсказывало ей, что последняя затея мужа может встать семье чрезвычайно дорого.
Вечером когда вся семья собралась на ужин Муррей торжественно отвел зятя Джонатана на веранду и в разговоре в котором через окно в столовую мелькала фотография изложил свои намерения, но уже в более утвердительной форме, чем сделал это ранее с женой. Было видно что Джонатан рассеянно кивает, но от намерений тестя принести пользу обществу явно в восторг не приходит. Как совладелец агробанка который они создали вместе с Мурреем Джонатан тоже в первую очередь думал об убытках, но на правах зятя серьезных аргументов «против» ,чтоб не лишиться большего из наследства предоставить не смог.
Стараясь сохранять спокойствие Джонатан в присутствии тестя сдержанно огласил жене об их новом семейном начинании.
Благими намерениями вымощена дорога в ад – подумал Джонатан и даже представить себе не мог насколько он был прав.

Несмотря на то что комьютерные технологии и интернет работали в соединенном королевстве уже в полную силу Муррей никак не мог побороть своего отвращения перед компьютерами и предпочитал действовать по старинке. Фиона еще спала когда он наспех выпив чашку кофе и закусив сигарой напялил себе на голову видавшую виды кепку и заправив когда то белые брюки в резиновые сапоги исчез из дома.
В своей области Муррей никогда не пользовался проторенными путями, что вводило любые проверки в ступор и его оставляли в покое, но там где он плохо представлял что дальше делать Муррей предпочитал накатанную колею, поэтому его выбор пал на Энтони Хувера у которого уже был пароход и кажется его бизнес шел вполне успешно. В любом случае Энтони мог дать совет что делать дальше. Из трех видов передвижения, на машине, на лошади или пешком Муррей предпочел последний плюс которого состоял еще в том чтоб не вытащить Энтони прямо из постели и не тратить время в ожидании пока мозг Энтони прилетит обратно из глубокого сна, которым страдают все молодые люди пока не поймут что пришла старость, а у них за душой ничего нет кроме раздолбанного байка.
К глубокому сожалению Муррея идти таки пришлось через деревню пожилое поколение которой тоже взлетело слишком рано и нисколько не стесняясь наблюдало за ним откинув занавеску на окнах.
Увидев Муррея Энтони чуть не выронил черный пудинг на скатерть, но несмотря на довольно грузную комплекцию проявил чудеса ловкости и его « Оу шит» прозвучало раньше чем Муррей открыл дверь в его дом и потом постучал.
Чем обязан Вашему визиту в столь ранний час, Сэр ? – спросил Энтони одновременно приглашая гостя жестом присесть, что Муррей в принципе и так собирался сделать не прибегая к излишним церемониям. Университет в Эдинбурге вложил в него знания, но не обременил культурой и этикетом, которые на его жизненном пути были бы скорее помехой.
Положив длинную тощую ногу на другую и прикрыв угловатое колено кепкой Муррей задал вопрос сразу не прибегая к витееватостям о погоде и самочувствии принятых в интеллигентном обществе.
- Я хочу купить пароход –начал он не обращая внимания на все больше округляющиеся глаза Энтони – и хотел бы чтоб ты мне помог в этом. Область для меня неизвестная, но есть желание и средства. Может у тебя есть кто то знакомый или ты сам сможешь провести меня по этому пути до конечной точки? В любом случае я оплачу все услуги и без задержек. Ты меня знаешь.
- Нахрен ты мне на этой поляне нужен – подумал Энтони мельком взглянув на стекло старинного буфета где его отражение скорее напоминало обалдевшего долгопята, а вслух произнес – Ну конечно, мы же соседи Сэр. Я бы Вам посоветовал приобрести один из пароходов компании Loo shipping которая недавно обанкротилась. Суденышки небольшие, но из плюсов – два поворотных водомета, потрясающая маневренность, небольшая осадка и возможность заходить практически в любой порт недоступный для множества других судов.
Опять же никакой гидравлики, которая постоянно течет и минимум экипажа.
Весь этот флот строился для работ в Лондоне, но заказ сорвался, они просуществовали некоторое время и я бы сказал довольно успешно, но всему свое время и сейчас все их суда стоят у отстойных причалов на продажу.
- Как здорово! – у Муррея загорелись глаза – И ты мог бы меня сопроводить туда?  Посмотреть хотя бы один пароход?
- Я очень сожалею, Сэр, но у меня есть еще масса дел которые меня связывают по рукам и ногам, однако я могу попросить одного замечательного специалиста оказать Вам услугу и помочь Вам выбрать подходящий пароход в приемлемом техническом состоянии. Кстати он же и оформит все необходимые судовые документы. Услуга конечно же будет стоить денег.
В самые кратчайшие сроки я свяжусь с ним и он перезвонит Вам.
- Энтони! Спасибо! Спасибо большое! – Муррей выглядел как мальчишка которому папа пообещал купить игрушечный самосвал – Не буду тебя задерживать. Хорошего дня.
Входная дверь качнулась за ним как вертушка в метро.
Энтони встал и подошел к зеркалу. Оттуда на него смотрел все тот же обалдевший долгопят.
Идиот – произнес он вслух и покачав головой вытащил из кармана брюк пошарпанный мобильник и набрал номер.
После нескольких гудков в трубке раздалось скрипучее : “Good morning”
- Привет Джеф! – сказал Энтони – Я не буду говорить «Гуд морнинг» потому что оно нифига не гуд. У меня под носом нарисовался конкурент с бабками и просит помочь приобрести ему пароход….
- Подожди, подожди, не ломай кайф – проскрипело в трубке – дай угадаю имя этого дятла.
- Не угадаешь – ответил Энтони – Это ветеринар Муррей.
- Нихрена себе! Прибейте мне гвоздем к башке мою каску!!!! Детка уже не хочет играть с зайчиками и кастрировать котиков, а хочет влезть в мир где бродят злые взрослые дяди?
- Именно так! И у меня к тебе просьба. Отказать ему как ты сам понимаешь я не могу. Увы мы соседи, репутация и все такое. Если не ты и я, то он найдет других ребят которые помогут ему быстро встать на ноги, а с его бабками это произойдет быстро. Лучше помочь ему, но помочь так чтоб он был готов к работе, тогда когда я застолблю линию с китайской глиной, а далее пусть ищет фрахт сам.
- Ну ты сам знаешь, что судоходство такая поляна, что из десяти камней под ногами он соберет девять – рассмеялся Джеф - Если человек с юношеских лет не был в теме, то нечего и начинать. Не переживай, я придержу ему хвост на старте. Какой говоришь у него телефон?

Подсветку на разделительной полосе еще не выключили и она существенно облегчала езду по узкой извилистой дороге между скал Корнуэлла. Несмотря на желание Джефа доехать до конечного пункта быстрее, при приближении встречных и на поворотах скорость приходилось снижать. Окна в редких домах у дороги еще не горели и они стояли как призраки из прошлых столетий неприветливо глядя на случайных путников.
И не сидится человеку с его баблом дома спокойно – думал Джеф глядя через зеркало заднего вида на Муррея, спящего на заднем сидении с закинутой назад головой и открытым ртом – На его месте я бы ходил на рыбалку или поехал с женой куда. Тихое счастье и никаких переживаний чем заплатить ренту за дом завтра.
Розовый свет от восходящего солнца очертил на небе контуры скал, пахнуло свежей скошенной травой. Может быть, если я буду старым, я успокоюсь и начну любить все это –думал Джеф – хотя нет, я не видел старых и бедных которые были бы счастливы. Когда человеку приходится экономить на то чтоб поесть и чтоб хватило на визит к доктору слово красота превращается в чисто абстрактное понятие.
Он сам не заметил как голова качнулась на грудь, стало спокойно и только поток мыслей медленно неторопясь продолжал свое движение.
Внутри что то словно резко толкнуло, он открыл глаза и сознание как ток ударило в мозг. Джеф резко крутанул руль и нажал на тормоза.
- Ты что? – встревожено спросил Муррей сзади.
- Надо остановиться. Я знаю недалеко тут есть “Bad and Breakfast” , перекусим по яичнице с беконом и выпьем по чашке крепкого кофе – ответил Джеф.
Через 20 минут заспанная девушка с сильным литовским акцентом открыла им двери отеля и выслушав заказ два раза предложила пройти вовнутрь, но они отказались и расположились за небольшим столиком недалеко от входа.
Как Вы себя чувствуете ? – спросил Джефф разглядывая небритое лицо Муррея.
Как тут хорошо – несколько невпопад ответил Муррей – я кажется ненадолго вернулся в свою молодость.
Когда они подъехали к причалу было уже светло. Пароход стоял пришвартованный к отстойному причалу и своим видом напоминал маленького уродца. Рубка похожая на маленькую коробочку  была как то неестественно приляпана к большому угловатому корпусу и по всем показателям это была бы стопроцентная баржа если б не пара мачт в носу и корме этого сооружения.
А где штурвал? – спросил Муррей удивлено оглядывая мостик.
Джеф рассмеялся: « Водометы ,мой друг, поворотные водометы. Видите вон те две длинные ручки? На них находятся одновременно и регуляторы оборотов двигателя и поворот водометов. На этой посудине вы влезете в любую дыру без всяких буксиров»
Несмотря на технические достоинства описываемые Джефом лицо Муррея все  больше и больше приобретало выражение поедающего кислый огурец.
- Ааа….начал он.
- Аааа….стоит 8 миллионов баков без начинки, то есть радары, радио и тому подобное, только корпус. С начинкой под 20. Готовы? – перехватил Джеф.
- Нет – быстро ответил Муррей. В мероприятия, в которых он понимал не слишком много, большие деньги он никогда не вкладывал.
Ну и замечательно. А теперь полазайте по пароходу, а я проверю состояние корпуса – сказал Джеф.
Пароход был уже относительно подготовлен к продаже , люки двойного дна открыты, поэтому для Джефа не составило особого труда взяв соответствующее оборудование и отделавшись от Муррея ознакомиться с состоянием корпуса. На всякий случай он прихватил газоанализатор чтоб не задохнуться от недостатка кислорода в туннелях где его точно не найдут до следующих покупателей.
Высота двойного дна была около 60 см поэтому перемещаться между секциями было весьма проблематично.  Джеф уже не раз чертыхнулся увязая руками в старом иле. Датчик кислорода был близко к критической зоне, но индикация ниже не опускалась.
Джеф аккуратно проводил измерения толщины стали корпуса и записывал в свою записную книжку. Продвинувшись около 15 – 20 метров он понял что перед ним образцовый хлам.
Еще некоторое время полазав по двойному дну Джеф поднялся на палубу.
Муррей уже ждал его и смотрел на него вопросительно тем взглядом, которым смотрят дети и старики.
- Ну что спросил он?
- В целом все неплохо – ответил Джеф – свой рапорт я пришлю послезавтра.
На обратном пути они молчали. Глаза Муррея светились от счастья,
а Джеф не мог отделаться от чувства, что сейчас он сделал откровенное дерьмо, пусть даже миллиардеру, которого в принципе не должно быть жалко, но все равно дерьмо. 
Высадив Муррея у его дома, он чуть отъехал и позвонил Энтони. Тот снял трубку почти мгновенно.
- Ну что….заказ выполнен – отрапортовал Джефф – без замены двойного дна он никуда не поедет.
- Гениально! Спасибо Джеф, наличку тебе завезет мой кассир. До встречи!


Какие ощущения у торпедированного судна не скажет никто, но в это утро Муррей мог сказать точно. Его обломки медленно кружась опускались на дно океана, голова превратилась в сгусток боли и…звонил телефон уничтожая те остатки мозга, которые еще были живы. Он не пил с времен окончания университета, но вчера когда они привезли документы на судно домой Муррей воздал Дионису по полной. Теперь ни одна сука не посмеет сказать за его спиной «Wet”. Он больше не “Wet” a “Owner”, джентльмен имеющий за своей спиной судоходную компанию, пусть из одного судна пока, но это статус.
Он с трудом встал и заметно прихрамывая подошел к телефону.
 Муррей – раздался из трубки взволнованный голос Джонатана- у нас проблемы. Джентльмен из регистра хочет говорить только с судовладельцем. Приезжай срочно.
Компания , которой прежде принадлежало судно была настолько любезна, что отбуксировала судно на рейд недалеко от дома Муррея, поэтому дорога включая поездку на рейдовом катере не заняла много времени.
- Чем могу быть полезен Сэр – обратился Муррей к немолодому мужчине в белом комбинезоне углубленно изучавшему развернутый судовой план.
Взглянув на Муррея , имевшего довольно жалкий вид,  джентльмен очевидно в силу своих обязанностей не привыкший церемониться начал с внушения.
- Сэр, я вижу здесь только копии документов. Я полагаю оригиналы у Вас?
- Да, сэр.
- Привезите мне их сейчас. И второе. Я внимательно обследовал Ваше судно и нашел что двойное дно требует 70% замены. Толщина листов не соответствует требованиям регистра, всвязи с чем я не могу выдать вам новый пакет судовых документов.
- Как???!!! – Муррей остолбенел. Струйка пота сбегала из под кепки по небритому лицу.
На секунду в инспекторе промелькнуло что то человеческое.
Ищите док, проведите ремонт и в случае корректно проведенных работ я оформлю вам новые документы без задержек, а пока я выпишу вам свои замечания, которые вы вложите в оригинальные документы.
- Сукин ты Джеф -  подумал Муррей и дрожащей рукой несколько раз попытался ввести номер, но когда ему это удалось абонент не был на связи.
Больше ни к Энтони ни к Джефу он не обращался. Поиски дока затянулись, потом пришлось искать ремонтников, и деньги полетели как журавли бесследно исчезая в бесконечности.
Была уже осень когда Муррей устало, будто умываясь протер лицо рукой и отложил счета в сторону. Пожалуй ничто не пошатнуло его финансовое положение за последние годы как его желание вклиниться в судовой бизнес. Оставалось надеяться на одно, что своей успешной работой судно как то перекроет бреши возникшие на счетах в его банке.
Внешне он остался таким же и только близко знающие его люди стали замечать за ним странную новую черту характера. При возникновении каких либо споров или проблем он неожиданно разворачивался и убегал и возвращался через какое то время тогда когда проблема должна была решиться сама собой без его участия, поэтому его зять Джонатан взял проблему комплектования судна экипажем на себя.
Как настоящий бизнесмен Джонатан решил сэкономить хоть на чем то и результатом его крюинговой деятельности стал экипаж представляющий из себя довольно странную смесь.
Зная по книгам что капитан должен быть высоким, иметь грозный вид и держать при себе попугая и саблю Джонатан нашел капитана полностью удовлетворявшего его критериям.
Им оказался бежавший от иранской революции старый персидский вояка когда то служивший старшим помощником на флоте шаха. Он разрешил Джонатану называть его просто «Саид» и привел его в неописуемый восторг когда прикрепил к стене капитанской каюты свою саблю и фото в военно морской форме со всеми медалями.
Заполучив в ведро крупную рыбу, как считал Джонатан, он решил что наловить мелочи представляющей остальную часть экипажа не составит никакого труда, но все вышло не так просто.
Механики оказались народом на редкость говнистым. Кто то сжав зубы шипел по поводу зарплаты которую предлагал Джонатан, а добрая половина отнюдь не прибегая к джентельменским приличиям сплевывала через щербатые зубы и в открытую называла его пароход пылесосом и жабодавом только за пребывание на котором надо платить двойные гробовые впридачу к базовой ставке.
Уже совсем было отчаявшись Джонатан вспомнил что когда то читал в какой то старой книге про ночлежки Роттердама где обитали моряки и приняв информацию к использованию уже на 3 день поймал на удочку колченогого Педро из Бразилии. На самом деле Педрой его не звали, а по паспорту он был Валентин и даже из России. История умалчивает как красивая бразильская женщина поймала эту трехсотлетнюю щуку, но чувствуется что в момент лова у Педры с пиастрами было все в порядке и поэтому выдав со скоростью мыши на свет выводок из пяти таких же педров она прочнее мертвого якоря прикрепила его к себе и со спокойной душой дала пня под зад чтоб шел в море и волок домой пиастры на гранитный дом который она собиралась построить в обозримом будущем. Единственным условием Педры было чтоб несмотря на отсутствие других механиков его называли «старший механик» и узрев в судовой роли соответствующую запись успокоился.
Матросы из Латвии, которых по дружбе подогнал знакомый банкир, были похожи на две татуированных гориллы, но с морскими документами у них все было в порядке, разве что паспорта с надписью «Aliens” вызывали некоторое недоумение.
Зато старпом, которого желая помочь Джонатану прислал капитан порта, был из Санкт- Петербурга, со всеми голландскими и прочими документами и огромным послужным списком не вызвал ни тени сомнения.
Первый инцедент произошел буквально сразу же после первой встречи с экипажем. Старпом подошел к Джонатану и спросил:
- Вы знаете кого Вы набрали матросами? Это же бандиты.
- Да ну! – усомнился Джонатан – ну говорят несколько протяжно и музыка у них несколько странная, но вы должны найти общий язык, они ведь тоже русские хоть и из Латвии.
Если что разберетесь между собой.
- Разберемся??? – глаза старпома округлились – Мне очень жаль что вы не понимаете язык на котором они говорят. Это сплошной тюремный жаргон.
- Ну если что напишете рапорт –как бы отмахиваясь сказал Джонатан и словно подражая Муррею быстро удалился. Для него честно говоря было совершенным нонсенсом что одна и та же нация не может между собой договориться, а чуть их становится больше конфликтуют между собой как лютые враги. Решать их междоусобные проблемы он явно не собирался, на судне должно быть единство. Один экипаж как одна нация без вариантов.
Последующие месяцы принесли Муррею и Джонатану новые огорчения. Сначала казалось все просто. Находишь по интернет груз, соглашаешься, перевозишь и получаешь прибыль,
Но по факту вышло все не так. Как только появлялся груз на него сразу накидывалась куча операторов-посредников, их пароходы оказывались к порту погрузки ближе всех, а скорости перевозки выше всех и груз мгновенно уходил. Пару раз Джонатану удавалось перехватить партию щебня, но расценки были такие, что едва скомпенсировали затраченное топливо. Большей частью пароход стоял на якоре на рейдах и высасывал из их банка по 5000 фунтов в день. Муррей все еще надеялся на удачу, но его внешний вид с запавшими от бессонницы глазами и многодневной щетиной говорил совсем об обратном.
В отчаянии они с Джонатаном обратились к одному из операторов и как ни странно тот согласился дать им груз учитывая то что пароход стоял на рейде порта погрузки.
Дело было в пятницу уже под вечер. Компьютерное дарование которыми забиты все чартерные офисы в несколько повелительных тонах , через губу огласило детали рейса и в заключение предупредило что их пароход и пароход Энтони будут соревноваться между собой.
- Кто придет с грузом первым в порт выгрузки будет кандидатом на дальнейшую работу – сказал компьютерный мальчик и положив трубку добавил повернувшись в зал – Ну что делаем ставки господа. Я ставлю что рухлядь придет на день позже, кто следующий?

Муррей уже не мог усидеть дома и схватив дорожную сумку помчался на пароход. Отчасти он понимал что его присутствие было совершенно лишним, но он уже был в том состоянии чтоб как проигравший полководец встретить последние дни со своей армией.
Оба парохода и принадлежавший ему и пароход Энтони стояли у соседних транспортеров и погрузка на обоих почти заканчивалась. Стараясь не смотреть на судно конкурента Муррей поднялся на мостик.
Саид стоял наклонившись у радио и что то внимательно записывал на листок бумаги. Увидев Муррея он только поднял руку и жестом попросил молчать. По BBC передавали прогноз погоды для мореплавателей.
- Ну что? – спросил Муррей едва дождавшись окончания.
- Шторм, везде шторм – ответил Саид, но не переживайте босс мы все равно пойдем
 – а я так понимаю вы решили отправиться с нами?- Добавил он оглядывая Муррея.
- Да.
- Ну что ж я надеюсь Вам понравится.

Судовой мир почему то так устроен, что приход в порт и выход из порта всегда придутся на ночь. Муррей почти не уходил с мостика. Казалось он боялся пропустить даже секунду времени нахождения на судне.
В полной темноте они отошли от причала. Седой старикан лоцман, весь в татуировках почти сразу поднявшись на борт спросил:
- Капитан, если вы не против, я сойду до волнолома иначе мне придется идти с вами до следующего порта. Кстати, какой ваш следующий порт?
- Лондон – ответил Саид.
- Надеюсь вы в курсе о штормовом предупреждении по всему Английскому каналу (Ла-Манш)
- Да, сэр. Конечно можете сойти до волнолома.
Взгляд Муррея потерялся в сотнях огней. Он с трудом представлял где тут выход и несмотря на одолевавшее его любопытство молчал.
Лоцманский катер почти незаметно подошел к борту. Зажглись палубные огни. Старик лоцман помахал рукой и довольно ловко для его возраста прыгнул на палубу катера.
Саид сам стоял за штурвалом напряженно вглядываясь вперед туда где выстроившиеся в линию буи ярко вспыхивая салютовали судну выходящему из порта.
Судно взлетело вверх на подходящей волне и для того чтоб понять что он не моряк Муррею хватило пяти минут.
Он не помнил как оказался в каюте и кто отвел его. Больше суток пароход то падал вниз, то кренился с борта на борт с такими скоростями, что голова превратилась в огромный раздувшийся шар который казалось бы вот вот лопнет.
На второй день когда от переборки оторвало холодильник и он с грохотом ударил по входной двери внезапно наступила тишина. Болтанка прекратилась, но было слышно что двигатель работал и пароход продолжал куда-то идти.
Понемногу придя в себя Муррей поднялся на мостик. Нет, шторм не кончился, но огромные валы шли рядом с судном параллельно его курсу. Саида на мостике не было, а на руле и управлении двигателем стоял старпом.
- А это не опасно? –спросил Муррей показывая на волны
- Нет – ответил старпом – Пока держим курс 10-15 градусов к направлению волны и ход так чтоб волны немного нас обгоняли не опасно. Пройдем как по озеру.
Муррей не слишком ему поверил, но последующие двое суток полностью подтвердили сказанное старпомом.
- А где конкурент? – спросил Муррей.
Старпом улыбнулся.
- Вон там, ближе к берегу.
- А почему мы не идем так?
- Здесь сильнее течение.
Муррей удивился, но далее с расспросами приставать не стал, чтоб случайно не показать некомпетентность и не разозлить собеседника поглощая чай с сигаретами за счет старпома, что Муррея вполне устраивало.

Они были уже недалеко от Дувра, когда Саид поднялся на мостик и протянул старпому потрепанную записную книжку.
- Нанеси это на карту пожалуйста – попросил он – я пока посмотрю за тебя.
Что это? – удивился Муррей посмотрев на карту
- Гудвинские пески – ответил старпом – У капитана записаны координаты фарватера. Если мы так пойдем, то существенно сэкономим время.
- А разве так можно – удивился Муррей – Там ведь смотрит костгард.
- Можно – ответил Саид – во первых об этом фарватере мало кто знает, во вторых у них нет радара захватывающего район мелей. АИС (автоматический идентификатор судна)пока еще не внедрили, поэтому никто не узнает где мы.
Повернувшись к старпому он попросил: «Позови меня когда будем подходить к бую МРС»

Что такое пересечь Английский канал (Ла Манш) наверно тоже самое что в час пик перебежать Невский проспект вне перехода. Сотни судов зачастую подхваченные быстрым течением несутся не сбавляя хода во все более и более сужающуюся часть пролива между Дувром и Кале. Именно поэтому капитаны многих судов направляющихся в англию просят позвать их у буя МРС чтоб иметь те драгоценные минуты за которые они успеют определить опасные цели и спланировать свои действия во время пересечения. У 99% населения земли сложился стандарт мышления, что авиадиспетчер это «тяжело» , поэтому когда они бастуют все понимающе качают головами и вздыхают «бедные ребята», да…только у «бедных ребят» есть четыре измерения для маневра вверх-вниз-вправо-влево. Точно такой же стандарт с эффектом «наоборот» вбит в головы относительно флота, что это медленно, всегда можно затормозить как на весельной лодке, развернуться и «поехать» в обратную сторону. Да только движение во многих местах мира плотнее чем в воздухе в 1000 раз, все маневры только в одной плоскости и веса пароходов до 200 тысяч тонн. Можно положить руль на борт и выкурить сигарету неторопясь пока такая махина начнет реагировать на какие либо телодвижения с управлением. Железный расчет и нервы, что об этом знают люди на берегу  ничего, абсолютно ничего.
Понимание стало приходить к Муррею только когда они подошли к границе своей полосы движения, навстречу несся сплошной поток судов различного тоннажа от больших до рыбацких лодок и этот поток надо было пересечь.
Капитан и  старпом застыли у радаров, Муррей уже не пытался что либо спросить, потому что ответ был стандартное «да» впопад и невпопад. Один раз Саид просто прошипел «заткнитесь же, прошу вас» и Муррей зажавшись в угол мостика прилип к лобовому стеклу и стал наблюдать.
Казалось бы до столкновения оставались секунды, но огромные махины как города полные огней пролетали мимо спереди и сзади от их судна.
Казалось прошла вечность прежде чем они достигли границы полосы движения. Впереди мелькал огонь маяка. Гудвин – как бы про себя сказал Саид.
Они снова куда то поворачивали, поток судов шел уже позади, слева разрезая горизонт холодным синим огнем виднелись сооружения Дувра.
- А теперь – продолжил Саид – очень и очень аккуратно.
Видишь два слабых огонька? – спросил он старпома.
- Да.
- Это фарватер через гудвинские мели. Никаких знаков особо не будет, только твоя точность как ты проведешь судно по курсу который я тебе дал. Скоро будут навигационные сумерки (часть суток когда видно звезды и горизонт перед восходом или заходом солнца) будет немного легче.
Постепенно из темноты стали прорисовываться контуры песчаных отмелей и небольших островков, грустная, унылая картина , посреди которых пароход казался чем то неестественным. Временами казалось что идти дальше некуда, но курс который дал Саид выводил из этого лабиринта.
Муррей не поверил своим глазам. Прямо из песка посреди отмелей поднимался контур субмарины и деревянные останки еще какого то судна судя по всему очень древнего.
- Что это?? – спросил Муррей
Саид сдержанно улыбнулся:
- Корабельное кладбище. Тут все начиная с римских галер и парусников, до старого плавучего маяка Гудвин. Пески засасывают суда севшие на мель, а потом с непонятной последовательностью и периодом выталкивают их на поверхность, немного подержат на виду, а потом прячут обратно.
- И никто не пробовал как то проникнуть на одно из них? – заинтересовался старпом.
- А как? – ответил Саид – никогда не знаешь когда «покойник» уйдет в песок обратно. Рискованно очень.
- Но там же можно найти много интересного и ценного – сказал старпом.
- Да, бесспорно. Однако риск. Смельчаков не было. Конечно все археологические находки добытые с затонувших судов стоят в сотни и даже тысячи раз дороже чем добытые на берегу, но если только представить как погружаешься в песок и какая смерть там тебя ждет, то ничего не надо. Бабло на тот свет с собой не возьмешь.
Муррей слушавший этот диалог только вздохнул, а в глазах появился какой то странный блеск. Если бы Фиона видела его в этот момент, то она бы сразу поняла что у него появилась новая идея, но Фиона была далеко и остановить Муррея было некому.
В полдень они уже прошли Лонг тан санд когда позади них в 10 милях показался пароход Энтони.


Компьютерный мальчик из чартера сдержал слово и пароход Муррея получил постоянную линию из Белфаста на Лондон с условием что показатели будут прежними. Саид несколько удивился, но глубоко в логику вникать не стал. Почему то большинство чартеров так устроены что в них пароходами командуют и дают ценные указания что делать люди которые за всю жизнь ни разу не были на пароходе и судят о погоде в море глядя за окна их офиса. Достаточно шустро тырить пальцами по экрану гаджета и ты уже оператор за которым числится пяток пароходов. Объяснить такому компьютерному мальчику  что он посылает пароход в опасность во льды антарктиды или под пули пиратов нельзя, можно только сцапать его вместе с его мамашей, выводком и женой насильно и отправиться вместе в том направлении куда он услал судно руководствуясь коммерческой выгодой, только тогда усравшись они смогут понять что творят, но осуществить последнее просто невозможно так как в своем офисе они держат оборону как стадо пингвинов защищая своих всей стаей от любого кто посягнул на их неприкосновенность.
По сути дела рейс Белфаст – Лондон это была постоянная гонка где судно и люди работали на износ. Радовался только Муррей. Наконец то после всех мытарств он получил возможность иметь постоянную прибыль.
Пока они ждали в одном из пригородов Лондона разгрузки Муррей успел сгонять в книжный магазин «Ватерстоун» и запастись книгами, позвонить Джонатану и заказать газорезку и маленький аэроглиссер с доставкой в ближайшее время.
Джонатан был истинным джентльменом, несмотря на свой довольно юный возраст и обладал хорошей выдержкой, однако несмотря на эти замечательные качества, слова которыми он комментировал заявки Муррея скорее относились отнюдь не к культурной части английского языка. Счет в банке который только начал пополняться снова приобрел тенденцию в которой минус преобладает над плюсом. Ментально помолодевший Муррей подрывал финансовую стабильность лучше любого крота.
Тем не менее неся на плечах звание зятя Джонатан скорейшим образом выполнил все заявки
И все что заказал Муррей ждало его в Белфасте едва только пароход встал к причалу.
Время Муррея превратилось в сплошной сгусток который не летел, а несся в пространстве.
По пути из Лондона в Белфаст он штудировал литературу часто прибегая с книгой в руках на мостик посмотреть на карте какие то позиции и ставил крестики. На обратном пути из Белфаста в Лондон он сутками торчал на шлюпочной палубе налаживая свой аэроглиссер.

Как то придя на мостик Муррей застал Саида задумчиво вымеряющим что то на карте.
- О чем думаете Саид - спросил он.
Саид аккуратно отложил циркуль на угол карты и не поднимая глаз на Муррея сказал:
- Недавно пришло предупреждение что в районе Гудвинских мелей собираются строить ветряные электростанции. То есть этот район будет закрыт и нам придется ходить как все вокруг, что существенно повлияет на продолжительность рейса и нашу дальнейшую работу.
Муррея словно ударило током.
- Я Вас правильно понял Саид, район будет закрыт?
- Да как только начнется стройка и в последствии в этот район заходить будет нельзя.
- Я был несколько не готов прямо сейчас к этому разговору, но при сложившихся обстоятельствах  Я должен несколько все ускорить и спросить Вас будете ли вы со мной?-
Сильно разволновавшись сказал Муррей.
- Позвольте узнать подробности Сэр? – ответил Саид
- Помните мы с вами говорили про Гудвинские пески? Вы мне еще сказали, что время от времени они выталкивают на поверхность корабли которые засосало в них даже много сотен лет назад. Потом мы с вами видели немецкую подводную лодку. Далее я набрал книг и внимательно прочитал всю информацию что в них была. По сути дела это уникальное кладбище кораблей на котором не было мародеров. Тут и древние римляне с первого похода на англию и испанцы и французы и даже немецкие субмарины выискивающие подступы к Лондону в обход фортов. Любая вещь с затонувшего судна стоит в 1000 раз дороже идентичной вещи найденной во время археологических раскопок на берегу.
Как Вы думаете как долго эта немецкая субмарина которую мы с вами видели будет оставаться на поверхности?
- Я право не знаю Сэр – смутился Саид
- Так вот ,капитан, я предлагаю пока есть возможность проникнуть на субмарину сейчас пока она на поверхности и район не закрыт для плавания. У нас есть аэроглиссер, газорезка и ваши знания с которыми вы можете максимально близко подвести наш пароход к подводной лодке.
Ваше участие я оцениваю в 25% от реализованной стоимости находок.
Саид задумался.
- Хорошо Муррей, давайте попробуем, только у меня просьба, мне бы хотелось чтоб мы не занимались этим постоянно, точнее я.
- Обещаю – сказал Муррей – тогда давайте разработаем план действий.

Любая женщина чтоб описать это утро сделала бы просто, начертила пальцем по воздуху слово «WONDERFULL” и воткнула в конце восклицательный знак «!»
В воздухе стояла та ранняя неуловимая осень при которой с французского берега доносится тонкий запах угля и пряный аромат булочек манящий расположиться за столиком в кафе, смотреть на желтеющие листья и чувствовать вечность шагая по улицам охваченным первыми утренними заморозками с пакетиками теплых каштанов распиханных по карманам.
Ленивое, ласковое, нежное утро, когда вода без единого пятнышка ряби пахнет болотом и тем что гниет на кромке прибоя. Когда пароход пробивающийся через белоснежную утреннюю дымку кажется куском грязи портящим окружающий вид.
Всем этим можно наслаждаться как хорошим анжуйским когда есть время и деньги, а когда этого нет есть работа и жажда приключений которые принесут столько бабла чтоб разглядеть это утро.
Саид, Муррей и старпом которого звали Алекс стояли на мостике. До буя МРС оставалось уже немного.
- Еще 6 минут, танкер пройдет и после этого идем на курс 330 – доложил Алекс.
- Просчитай мне тот паром  с Кале – скомандовал Саид
- Проходит чисто. После поворота пройдет по корме в полутора милях.
- Пять минут, четыре, три, две , пошли на поворот!
- 30, 20, 10, ноль, 350, 340, 330. На курсе!
- Дувр костгард! Теплоход «Джон Столберри» пересекаю северную полосу движения, следую на Лондон.
Добро следуйте.
Выйдя из северной полосы движения пароход лег на курс «норд» и через несколько минут вышел из зоны видимости берегового радара.
- Всем готовность – скомандовал Саид.
В принципе он мог этого и не говорить потому что напряжение было общим и не спал никто.
На аэроглиссере было подготовлено все необходимое оборудование и он сам подготовлен к спуску.
Муррей, Алекс, Педро, готовность! Входим в фарватер начинаю сбавлять ход.
- Лодка! Вот она! Совсем близко! Хорошо сохранившийся кусок исторической ржавчины!
Лодка стояла у края песка, слегка наклонившись.
Саид почти остановил движение судна . Аэроглиссер быстро опустившись на воду с натужным ревом пропеллера понесся к мрачному силуэту лодки распугивая крабов и птиц.
С одного борта субмарины была вода и Алекс ловко привязал аэроглиссер саморазвязывающимся узлом к выступающей из корпуса скобе.
Быстро втроем словно по команде они бросились к люку на рубке. Он был задраен и изрядно поржавел.
- Педро! Резку! – крикнул Муррей.
Педро был профи своего дела. Когда то крепкая сталь вспыхнув в месте резки как бумага открыла брешь в темноту ведущую в глубину лодки.
Под ударами ломов в ярком языке пламени крышка люка покосилась и через несколько минут рухнула на песок.
- Муррей вы готовы? – спросил Педро и посмотрев на его лицо которое застыло как маска в какой то дурацкой улыбке отложил резак и обвязавшись веревкой полез внутрь.
Его шаги гулко отдавались внутри стального корпуса.
- Ну нихрена себе! – через какое то время раздался его слегка сдавленный голос.
Муррей вдруг вышел из оцепенения.
- Что он сказал? – спросил он и не дожидаясь ответа полез сам в люк.
Время казалось бы законсервировало тут все, но с одним исключением которое Муррей понял лишь в последствии. Воздуха было ничтожно мало, скорее только тот что вошел в брешь пока они резали люк.
Педро сидел за столом сжимая в руках какую то коробку. Крупные капли пота катились по его лицу которое все более приобретало какой то серый цвет. Он попытался что то сказать, но вместо этого зашелся кашлем и коробка выпала из его рук.
Рядом за столом кто-то сидел, точнее не сидел, а будто спал упав лицом на руку лежащую на каком то пухлом дневнике или судовом журнале исписанном мелким почерком. Другая рука была вытянута вперед и рядом валялся длинный карандаш.
Из за недостаточности освещения Муррей не мог толком рассмотреть его одежду. Он довольно сильно потянул за край дневника. Рука немца будто удерживая потянулась вслед за ним, голова соскользнув с рукава глухо стукнулась о поверхность стола. Преодолевая страх и отвращение Муррей почти вырвал дневник у немца, нагнулся за коробкой которую выронил Педро и в этот момент почувствовал себя так плохо как только может быть когда какая то страшная болезнь берет тебя в свои руки, по лицу, вискам и на шею течет липкая холодная жидкость, а содержимое желудка готово вырваться наружу.
Он уже не смотрел на Педро, а собравшись с последними силами, шатаясь на нетвердых ногах рванул прочь. Наполовину высунувшись из люка он не почувствовал свежего воздуха и лучи солнца скорее выжигали мозг чем ласкали и грели тело.
- Что с вами Муррей? Где Педро? – слова Алекса как эхо отдались в голове.
Муррей только смотрел на него не в силах сказать что либо.
Первым намерением Алекса было оставить Муррея на палубе и броситься внутрь субмарины, но всем своим телом и сознанием он почувствовал что то, а потом  увидел и осознал , что кормовая часть субмарины медленно уходит в песок.
Отчаяние и чувство приближающейся гибели дало ему сил, чтоб подхватив Муррея дотянуть его до аэроглиссера и перерезать веревку которой тот был прикреплен к борту субмарины.
Трясущимися руками он едва смог запустить двигатель и потом немного отойти от уходящей песок лодки.
Уже у самого борта «Джон Столберри» он оглянулся и увидел как рубка субмарины ушла в песок и на ее месте образовалась воронка которая также быстро заполнилась образовав ровную поверхность будто ничего и не было кроме воспоминаний и чувства горечи от пережитого.
На вопрос Саида «Где Педро» он только и смог что сделать рукой жест будто играет в мячик с трясущейся челюстью и стоящими в глазах слезами.
Муррея пришлось откачивать долго. Но даже когда он сидел у себя в каюте выглядя как идиот только что выпущенный из дурдома с выпученными глазами и почти не осознавая реальности Саид был вынужден войти к нему и еще раз задать свой вопрос «Что случилось с Педро ?».
 Муррей – обратился он глядя в пустые глаза судовладельца – Пожалуйста пойми, услышь меня! Что даже если мы хотим спрятаться от реальности этого не выйдет. Погиб человек и мы не сможем умолчать об этом. Помимо нашего сознания его присутствие есть везде, во время проверок эмиграционными властями, в инспекциях портнадзора и прочем. Мы не сможем скрыть что вот он был, а потом взял и испарился. Его будут искать. Будут искать и потом все равно выйдут на нас. Я должен рассказать обо всем полиции. Подумай об этом. Времени на решение у нас немного.
Еще раз взглянув в остраненные глаза Муррея Саид направился в каюту. Когда Муррея затаскивали на борт его руки мертвой хваткой сжимали какую то коробку и книгу похожую на дневник или судовой журнал.  Когда их удалось вытянуть у Муррея Саид отнес их к себе в каюту.
Когда он открыл дверь он остолбенел. В его каюте были двое матросов в руках одного из которых были интересующие Саида предметы.
- Что за хамство! – вскричал он.
- Заткнись ! – спокойно ответил самый здоровый из них похожий на тупого быка.
- Положите предметы и идите вон! – продолжал Саид.
Они просто подошли к нему и отшвырнули в сторону как мальчишку. Саид вскочил, бросился к сабле на стене и схватив ее замахнулся чтоб изрубить обидчиков, но не учел только одного что на судне низкие потолки. Сабля ударила в подволок и в этот момент один из бандюг ловко изогнувшись как кошка встал перед ним и нанес короткий удар ножем в живот.
Колени у Саида подогнулись и опускаясь вниз он получил второй скользящий удар по шее.
Сознание помутилось, короткое мгновение он снова увидел себя молодым офицером, стройным, в военно-морской форме, а потом пришла темнота.
Высокий старик лежал нелепо изогнувшись с шашкой в руках. Один из бандосов глядя на него сказал «Вот сука! Он ведь мог нас в вермишель искромсать! Ладно, давай возьмем у него артефакт и валим отсюда»
Вытащив из рук Саида саблю они направились к выходу.
Дверь в каюту Муррея была открыта. Он сидел на кровати держа голову руками и раскачиваясь так будто у него болели зубы вперед и назад. Глаза были крепко зажмурены будто он хотел спрятаться от всего что произошло, а из плотно сжатого рта шел протяжный стон мммммммм, громко почти без перерыва.
Один из бугаев двинулся к нему приподнимая саблю, но другой удержал его.
- Дай попробую то, чему учился два курса в медицинском.
- Тоже мне доктор – рассмеялся первый.
- Принеси ка веревку из такелажки в коридоре – попросил тот кого назвали доктором.
- На держи.
«Доктор» довольно ловко соорудил испанскую удавку, отстегнул плафон освещения и прикрепил конец веревки к крюку на потолке. Пододвинув вниз полку для обуви он присел рядом с Мурреем и потряс его за плечо.
- Смотри мне в глаза – медленно сказал он – смотри…Педро, Саид, все погибли из-за тебя. Стыд, позор, бесчестье, нищета, презрение. Это все ты, ты сделал это!!!
Глаза Муррея открылись. Мутные без единой мысли они смотрели на бандита.
Встань на табуретку и возьми это – «доктор» показал петлю Муррею и аккуратно руками подправил его движение к полке для обуви.
Муррей словно во сне встал на нее и одел петлю на шею.
Оставаясь серьезным и в упор глядя в глаза Муррею бандит крикнул ему в самое лицо:
- Ну что ты встал!!!! Прыгай!!! Спасение здесь!!!! Давай!!!!!
Тело Муррея забилось в конвульсии, руки дернулись вверх, но бандит придержал их
- Ну не надо так, будь хорошим мальчиком.
Проверив «затухающий» пульс «доктор» торжествующе повернулся к коллеге и назидательно подняв вверх палец торжественно огласил : «психология в действии»
Увидев пару выходящую из каюты Муррея и шашку в руках Алекс все понял и бросился бегом по коридору. Как назло кто то закрыл выход на палубу. Возвращаться назад чтоб выбраться через аварийный лаз в машинном отделении было невозможно.
Куда куда куда – пульсировало в мозгу. Ноги начинали дрябнуть и превращаться в непослушную вату. Быстро словно молнией скользнув взглядом по сторонам он увидел открытую дверь на камбуз и бросился туда.
- Черт!!!! Это был тупик!!!
По коридору за ним уже раздавался звук шагов, медленно неторопясь, вот так приходит смерть.
Как у затравленного кролика взгляд Алекса метался вокруг камбуза. Он открыл одну из створок под кухонными столами в надежде спрятаться, но там все было так плотно уставлено что места не хватило бы даже для кошки.
На плите парил чайник который похоже ранее поставил Саид чтоб сделать чай, вкусный терпкий чай в маленьких стеклянных стаканчиках который так любили все.
Алекс схватил чайник и встал за угол у входной двери.
Кровь в висках била так что голова казалось бы вот вот взорвется. Шаги все ближе, ближе и вот один из ублюдков уже перешагнул порог.
Алекс неожиданно сделал шаг из –за двери и почти в упор выплеснул кипяток из чайника в лицо бандиту.
Бандос заорал так что казалось разорвет барабанные перепонки и скрючился так что полностью перекрыл проход другому.
Внутри Алекса что то прыгнуло на одну ступеньку вверх и с уже появившейся уверенностью он оттолкнул ослепшего бандита в сторону и бросился в коридор. С неведомо откуда возникшей силой  Алекс схватив чайник за ручку с размаху ударил бандита по лицу, раз, потом еще раз пока тот не бросился от него бегом как от сумасшедшего зверя.
Алекс поднял с палубы коробку и судовой журнал с подлодки которые уронил бандит. Разглядывать что в них возможности не было.
Не теряя времени он бросился к входу в машинное отделение, через аварийный выход выбрался на палубу, спустившись по лоцманскому трапу в аэроглиссер запустил мотор.
Дрожащими руками он еле развязал узел веревки которой аэроглиссер был привязан к борту и отошел почти в тот самый момент когда оба бандюгана показались на палубе. Никакого навигационного оборудования с собой и в аэроглиссере не было, даже примитивного компаса, оставалось только одно старое проверенное годами средство. Направив малую стрелку часов на солнце и примерно определив стороны света Алекс направил аэроглиссер в сторону предполагаемого берега в надежде что успеет его достигнуть до того как бензин в баке кончится.

- Ушел сука!!! Ушел!!! – вопил «доктор» сжав кулаки и согнувшись в спине как помоечный кот.
- Хорош истерить – оборвал его другой бандит – телефоном что ли не учили пользоваться?
Вытащив из заднего кармана угловатый «Nokia 6290» он посмотрел на дисплей и радостно воскликнул:
- Во !!!Сигнал есть!!!
Порывшись в записной книжке он набрал номер.
- Ало братан через некоторое время промычал он. Дело есть. Нужна помощь.
Довольно подробно описав ситуацию он замолчал очевидно выслушивая информацию с той стороны и потом добавил отвечая на вопрос:
- А куда он нафиг денется. Это ж Англия. В любом отеле куда он сунется он должен будет показать свой настоящий паспорт.
Потом помолчав еще немного добавил:
- Скорее всего он поедет в Лондон. В остальных городах по восточному побережью иностранцу намного сложнее затеряться.

К сожалению 80% человечества мыслят стандартно и Алекс не был исключением. С трудом добравшись до берега он, как в принципе и предполагал, оказался в окрестностях Рамсгейта.
Внутренне он был даже несколько доволен собой по простой причине, что его привычка все время иметь с собой в водонепроницаемой герметичной сумочке все документы и банковские карты себя оправдала полностью. Зря над этим прикалывались его друзья и родители.
Дойдя до небольшого городка, чтоб не привлекать взглядов судовой одеждой и рабочими ботинками со стальной вставкой, Алекс зашел в  Peacock и сменил все разом прихватив большой пакет в который сложил всю рабочую одежду  и выкинул все разом в ближайший контэйнер.
Затем в ближайшей лавке он приобрел атлас дорог Великобритании за два фунта, зашел в маленький магазин мобильных телефонов который держали эмигранты и купил самый дешевый телефон с симкой и карточкой О2, после чего сел на автобус и отправился в сторону ближайшей железнодорожной станции в Диле.
Платформа была почти пустой за исключением четырех человек двух мужчин и двух женщин,
Одна из которых так орала на молодого человека что в двух близлежащих домах замолчали гуси и с удивлением развернули головы на длинных шеях не понимая причины звукового шторма. Усач с грустными глазами качал головой с сочувствием глядя на молодого человека,
искренне как женатый не один год понимая ситуацию.
За кого голосовала дама было непонятно потому что ее лицо как занавеска выражало полную беспристрастность. Вобщем до Алекса никому не было никакого дела что его более чем устраивало.
После нескольких пересадок поезд пришел в Лондон на вокзал Кинг-Кросс. Выйдя на перрон странное тяжелое чувство охватило Алекса. В воздухе, в атмосфере, в самой ауре этого места витали боль и грусть. Море цветов за решеткой и скорбные надписи, прикрепленные к ней напомнили ему что здесь были взрывы унесшие сотни жизней. Он чувствовал себя нелепым чужим элементом, оказавшимся здесь посреди чужого горя. Все его проблемы и события последних дней были ничто по сравнению с этим.
Цены на апартаменты в отелях рядом с Кинг- Кросс заметно упали по сравнению с Лондонскими и в целях экономии Алекс поселился в одном из них, самом дешевом так как насколько затянется ожидание было не ясно.
Номер который ему дали чем то напоминал кусок круглого пирога на верхнем углу которого находилась входная дверь, после чего стены расширялись и в наиболее широкой части находились небольшой балкончик и ванная комната в которой помыться можно было только стоя.
Попросив портье включить в его счет телефонный звонок Алекс набрал номер Джонатана.
Джонатан ответил практически сразу. Скорее всего он никуда не отлучался из дома ожидая вестей от тестя.
Не давая ему удариться в долгую речь, Алекс буквально выпалил:
- Джонатан беда! Надо встретиться. Срочно! Я в Лондоне недалеко от Кинг-Кросс. Назови место и когда туда сможешь подъехать.
Джонатан на некоторое время замолчал и было слышно как он сопел в трубку, затем медленно, стараясь четко произносить слова , чтоб Алекс понял по максимуму правильно все что он скажет произнес:
- Давай завтра на углу Doric way и Eversholt street, завтра в 14 дня.
Алекс повторил.
- Все правильно - В голосе Джонатана промелькнула смешинка. Прононс Алекса чем то напоминал старо-французский который он когда то учил в школе.

Сидеть в номере не хотелось, а может быть с точки зрения безопасности было и лучше все время перемещаться по городу. К тому же Алекс был чертовски голоден. Конечно, можно было заказать в номер все что хочешь из ресторана, но поглощение пищи в комнате похожей на сектор пирога все равно что пикник в тюрьме. Алекс не торопясь вышел на улицу и побрел в направлении куда вела его интуиция позитивного. Есть улицы и дома которые навевают грусть, уныние или пустоту, а можно практически в любом городе найти места которые тебя порадуют и поднимут настроение, так сделал и Алекс.
В небольшом турецком ресторанчике его встретили очень неприветливо:
- Что ты сюда приперся?
Но увидев что он заказывает шаверму, лаваш и просит зеленого чая успокоились и больше не проявляли к нему никакой агрессии.
Невероятно усталый, но немного успокоенный он поздно вечером вернулся к себе в номер и едва коснувшись кровати заснул.

Утром солнце заглянуло к Алексу в «кусок пирога» , он открыл балкон, вдохнул легкого морозного воздуха, неторопясь собрал свои немногочисленные вещи и покинул номер.
На всякий случай после встречи с Джонатаном он решил сменить гостиницу, поэтому оплатил проживание за сутки и забрал свой паспорт. До 2-х дня  была еще уйма времени и практически все это время он провел на ходу лишь изредка заходя в небольшие забегаловки в которых была большая витрина с видом на улицу. Встав или сев в небольшом отдалении от прямой видимости от окна можно было видеть все происходящее на улице, но если бы кто посмотрел во внутрь, то не вглядываясь запомнил только ближних к окну людей, не более.
Постепенно радиус перемещений Алекса сужался так что в районе 2-х дня он был уже на Eversholt street, а ровно в 2 на углу с Doric way.
Джонатан подъехал точно, почти минута в минуту на том самом джипе, на котором часто привозил снабжение на судно. Увидев Алекса, он моргнул ему фарами и подождал пока тот сядет и закроет дверь в кабину.
- Ну рассказывай – бросил он Алексу не тратя время на приветствия.
- Муррей погиб –сказал Алекс – Я не видел в деталях, но погиб точно. Саид тоже и Педро. Те двое, помнишь, которых ты нанял на работу матросами? Они убили Саида и Муррея. Педро погиб раньше  на борту субмарины.
Как мог кратко он воспроизвел Джонатану всю цепь событий. Вот это то, что они достали. Алекс протянул Джонатану коробку и журнал.
Джонатан был в шоковом состоянии , но держался неплохо.
- Сам понимаешь почему я сразу не позвонил полиции. Кто будет первым обвиняемым ясно без слов – сказал Алекс.
С этими словами он передал коробку и судовой журнал подлодки Джонатану. Тот мельком посмотрел и отдал судовой журнал Алексу назад.
- Пусть будет на память - Джонатан грустно улыбнулся.
Коробку я посмотрю дома и если там будет что то ценное, то после продажи перешлю тебе твою долю. Сейчас я закажу тебе билет на самолет на Питер на завтра.
После недолгих переговоров с кассой он передал Алексу листок бумаги с номером электронного билета и номером рейса.
- Алекс, в 9 утра ты должен быть в аэропорту.
- Спасибо Джонатан.
Они пожали друг другу руки и джип джонатана влился в общий поток идущий по улице.
Боже! Что это? - подумал Алекс увидев как два стоявших у тротуара ровера  вывернули с обочины и набирая скорость рванули вслед за Джонатаном.
Алекс вытащил мобильный и хотел набрать номер Джонатана, когда каким то боковым зрением заметил тормозящий около него крузер с персонажами похожими на знакомых ему с 90 –х гоблинов.
Он не стал дожидаться и побежал по улице. Надо же как все погано – подумал Алекс – скорее всего они следили за Джонатаном и таким образом вышли на меня.
Бежать особо было некуда так как слева шел сплошной поток автомобилей , а справа небольшие магазинчики большинство из которых были почему то закрыты.
Алекс знал что по улице он далеко не убежит. Состояние чем то напоминало охоту на зайца с борзыми. Он бросился в первую же открытую дверь и немного оторопел. Магазин был полон женских вещей, но покупателями были в основном мужчины, многие из них были действительно очень похожи на женщин и так же одеты. Он как то читал об этом в интернет, а тут все было воочую.
Оглянувшись на улицу он через стекло увидел как крузер затормозил прямо у дверей.
Подойдя к женщине, которая по видимому была тут продавщицей, он спросил:
- Скажите, а тут есть еще один выход во двор?
Та демонстративно посмотрела через его плечо и ответила вопросом на вопрос:
- А эта большая машина за вами?
Алекс понял что кривить душой не стоит и ответил прямо:
- Да, за мной. А вы не могли бы позвонить в полицию?
- А что я им скажу? – опять вопросом на вопрос ответила продавец.
Очевидно на лице Алекса было такое отчаяние что она продолжила:
- Могу предложить неплохой выход по моей специальности, но это будет стоить Вам денег.
Согласны?
- Ага! Вы пират! - Попробовал пошутить Алекс.
- Нет, имиджмэйкер.
Четыре рожи из 90-х вылезли из крузера и направились к двери.
- Да!!! – сказал Алекс сам не ожидая того от себя – только быстро!
И у нас есть на счете деньги чтоб оплатить?
Да да да да!!!!
Тогда бегом вон в ту комнату и задергиваем занавеску.
Что такое профессионал своего дела Алекс оценил ровно за минуту. На него самого был накинут большущий балахон как в парикмахерской. На голове оказалась сетка для волос, а лицо густо замазано каким то кремом так что остались только глаза.
Их голоса и шаги уже раздавались прямо за спиной.
Даже тогда на камбузе в полной западне Алекс не чувствовал себя так отвратительно как сейчас. Тело буквально лихорадило, по спине струился липкий пот, а кисти рук плотно обхватив одна другую просто трещали от напряжения.
- Ууу…все так серьезно? – спросила его имиджмэйкер.
- Да.
- Занавеска отодвинулась и один из гоблинов заглянул в комнату.
- Что вы сюда лезете! Сейчас вызову полицию! - возмутилась имиджмэйкер.
- Сорри сори – голова исчезла.
- Ну что братан? Нашел его? – спросил кто то.
- Нет.
- А черного хода нет в это заведение?
- Нет, говорят что нет – хорошо тогда подождем его прямо у входа. Если он здесь, то деваться ему больше некуда.
- О чем они говорят? – спросила имиджмэйкер.
- Говорят что подождут здесь у входа – тихо ответил Алекс.
В глазах тетки мелькнули веселые искорки.
- Ну что? Идем дальше? Или попробуете просочиться так в балахоне, шапочке на голове и белым лицом?
- А что вы можете сделать?
- Могу сделать, что какое то время вы сможете безболезненно просуществовать и убраться на родину.  Ооо ! какое возмущение продолжила она глядя в глаза Алексу, ну тогда не тратим время и бежим. Лондон большой город есть где побегать от крузера.
- Валяй – сказал Алекс и положил на стол банковскую карту – Что оплачивать?
- Терпение!
Ровно через час он посмотрел на себя в большое зеркало в полный рост и помимо досады чувствовал что хочет дать себе в нюх с полного маха. Оттуда на него пялилось угловатое существо вроде Фрекен Бок из мультика и строило рожи.
- И куда я так пойду? – спросил он
- Куда хочешь - ответила наглая тетка- Главное уверенность и поменьше думать как я выгляжу. Будь уверен в себе будто это абсолютно нормально и ты так ходишь всегда.
- Мммм – Алекс явно был не в себе.
- Не ссы здесь таких много . Никто за тобой с палками не побежит. Все в адеквате.
  Могу дать бесплатный совет. Езжай на Кивенс гарден в отель «Тай принцесс» там тебя никто искать не будет. С тебя 1500 фунтов.
Алекс только побледнел и оплатил «покупку» картой.
Стараясь держаться уверенно он вышел из магазина. Имиджмэйкер была права что на каблуках он не прошел бы и пяти метров. Бандосы сидели в крузере и в открытую ржали над посетителями магазина.
- Ну и кобыла на курьих ножках – расслышал он из крузера , донесся громкий разливистый смех.
Немного пройдя по улице ему попался свободный кэб. Водитель совершенно невозмутимо отреагировал на просьбу Алекса доставить его в Тай принцесс и выполнив свою работу также спокойно попрощался пожелав хорошего вечера.
Отель оказался весьма красивым заведением с уклоном на определенную ориентацию. Он оплатил номер и на вопрос сообщаются ли куда данные паспорта получил вполне удовлетворивший его ответ:
- Ни в коем случае. Конфиденциальность превыше всего. Разве что если вы сотворите что то криминальное.
Криминального Алексу хватило выше крыши. Войдя в номер он уже никуда больше не выходил до самого отъезда.

Живя в спокойной стране Джонатан совсем не обратил внимания на пару джипов пристроившихся к нему в хвост. Ну едут и едут. Мало ли что. Может попутчики. Ситуация стала меняться на границе Хантса. Один из джипов обошел его и стал прижимать к обочине. Видя что он не подчиняется требованиям второй джип догнал сзади и ударил так что Джонатан почувствовал в ушах легкий хлопок. Они вместе вошли в поворот на скорости и тут джип который был с боку снова ударил машину джонатана в район переднего колеса.
Джонатан даже не понял что случилось. Несколько раз перевернувшись он больно ударился головой о крышу кабины и вдруг все выключилось как свет в комнате.
Подбежавшие двое быстро обшарили салон и найдя ящик схватили его и побежали прочь оставив выпавшего из кабины Джонатана смотреть в покрывающееся звездами небо.

Быкам едва хватило терпения чтоб добраться до своего гаража. Вытащив коробку они встали вокруг нее и один из них с подручным инструментом взломал крышку.
Радостные возгласы и шутки сменились тягостным молчанием. Рассыпанные по столу лежали старые фотографии улыбающегося мужчины рядом со своим домом, окруженным яблоневым садом в полном цвету, фото его жены , родителей , детей, фото в форме. И все…..
А что с другим? – наконец нарушил молчание один из гоблинов.
Позвони!
После долгих гудков из трубки донеслось : «Ушел он. Как в воду канул. Прямо из под носа»
Один из быков похожий повадками на старшего вырвал трубку:
Скорее в аэропорт! Глаз не спускать!

Было раннее утро. Алекс стоял в некотором замешательстве. Как быть?
С одной стороны ему хотелось бы быть в своем нормальном облике с другой…да они наверняка же уже в аэропорту и ждут его.
Он уже позвонил Джонатану, но вместо ответа были лишь длинные гудки.
Логика говорила, что чтоб убраться надо было идти ва-банк. Постаравшись придать лицу картинку которую нарисовала вчерашняя имиджмэйкер он отправился на такси в Хитроу.
Мозг работал в каком то диком форсаже импровизации. Да они были здесь. Их было много.
С регистрацией было проще. Он не стал подходить к стойке, а воспользовался self-check in у электронной стойки так как багажа совсем не было.
На иммиграционном контроле его несколько удивили. Первые секунды офицер был в некотором замешательстве, затем попросил Алекса пройти к фотокамере и сделал несколько снимков.
Теперь уже настала очередь Алекса удивляться.
Увидев его округляющиеся глаза офицер сдержанно улыбнулся и тихо сказал:
- Надо лучше читать про возможности своего биопаспорта ….сэр. Сетчатку глаз вы никак не измените…
Когда до посадки оставалось совсем немного Алекс вошел в туалет и сменил прикид на соответствующий мужчине. Сделав несколько шагов до проверки посадочных талонов он оказался в безопасности.

Пролетая над северным морем Алекс вытащил из сумки судовой журнал с субмарины, гаджет и ввел на экран последние строки из журнала написанные на четком разборчивом немецком языке. Нажав на кнопку «TRANSLATE”подождал немного и увидел то что писал немецкий капитан в переводе на русский.

Милая Вилда!
Я все время перебираю наши фотографии в ящике и не могу передать тебе свою грусть.
Как хочется снова оказаться в нашем яблоневом саду весной вместе, слушать тишину и думать что впереди тебя вечность.

Алекс смахнул тыльной стороной ладони шершавой как наждак невольно скатившуюся по щеке слезу и подумал:
- И ОНО ТОГО СТОИЛО???


Рецензии
Очень интересный рассказ. Прям настоящее кладоискательство в наше время. Жалко предпринимателей, которые стараются в этой жизни что-то сделать. Проклятая конкуренция заставляет всех крутиться и топить ближнего. Интересно а в природе могут быть такие кладбища кораблей.

Сергей Беспахотный   12.07.2019 13:28     Заявить о нарушении