Художник Глава 3

       Лера заканчивала школу, когда выяснилось, что ее мать - Евгения Семеновна, неизлечимо больна. Хоть она и тщательно скрывала от дочери свою болезнь и старалась держаться, и даже продолжала работать, но настал момент, когда она стала нуждаться в её помощи.  Лера не могла оставить больную мать и уехать учиться в столичный ВУЗ, как делали её сверстники, поэтому подала документы в художественное училище, которое находилось недалеко от города, в небольшом поселке.
       Валерия возвращалась домой из училища на электричке. Она сидела, облокотившись на стекло и улыбалась, глядя в окно, представляя, как обрадуется мать узнав, что она поступила. Настроение у нее было превосходное.
       - Как приятно смотреть на девушку, когда она улыбается. - Вам очень идет ваша улыбка,- произнес пассажир, напротив.
       Лера с подозрением взглянула на него. Это был рослый мужчина, крепкого телосложения с явно выраженной физической мощью. На вид около тридцати пяти, с огромной рыже- русой шевелюрой, похожей на лохматую гриву льва. Он смотрел прямо в глаза Леры, поглаживая свою рыжеватую легкую щетину, продолжая улыбаться.
        - Вы рисуете? - спросил он, глядя на старенький этюдник у ног девушки.
     Лера подвинула этюдник ногой к себе поближе, и молча отвернулась к окну, выражая всем своим видом каменную неприступность.
      - Не волнуйтесь, он не мешает мне,- продолжал говорить «лохматый лев», как про себя окрестила его Лера.
      Она решила пересесть от него на следующей станции. Когда электричка остановилась, в вагон ввалилось столько народу и таким потоком, что были заняты не только свободные места, но и проходы между сидениями.   
    Рядом с Лерой уселась семейная пара с двумя детьми и выпившим папашей, который сильно прижал её.
      - Поосторожнее,- недовольно произнесла Лера.
      - Извиняйте,- еле ответил тот.
      Ехать было еще почти час, а пьяный пассажир засыпал, навалившись боком на Леру, которая все время отстраняла его рукой.
       - Садись сюда,- предложил «лохматый лев» он встал, уступив ей свое место, напротив.
       - Спасибо,- тихо произнесла Лера, пытаясь вытащить этюдник из-под ног спящего.
       «Лохматый лев» наклонился, и взяв её этюдник, повесил его к себе на плечо.
        - Так будет лучше, - сказал он, держась при этом свободно и непринужденно.
       Лера улыбнулась, хотя немного волновалась, и то и дело поглядывала на «льва», проверяя, «не сдернул» ли он с ее этюдником.
       До города оставалось еще минут двадцать, когда семейная пара наконец покинула вагон, и «лев» сел рядом с Лерой.
       - Рисуете, значит, – произнес он, взяв короткую паузу. -  Я вот тоже, люблю рисовать. -  Так, балуюсь для души,- добавил он, пытаясь заглянуть в её глаза.
        Лера хотела промолчать, но было как-то неудобно, и она улыбнувшись кивнула, встретив ответную улыбку.
       - С училища едите? -  продолжал незнакомец вести непринужденную беседу.
        - Да,- тихо ответила Лера.
       - На каком курсе? - спросил он.
       - Я только поступила,- уже не могла скрывать своей радости она и заулыбалась во весь рот.
       - От души поздравляю. -  Я когда-то тоже закончил это училище, у Епифанова учился, - сказал с гордостью незнакомец.
       - Он теперь директор,-  уточнила Лера.
       - А с какой работой поступала? Портрет, пейзаж, масло, акварель? – продолжал спрашивать незнакомец.
       -  Акварель, пейзаж,- разоткровенничалась Лера.
       - У кого думаешь учиться? – спросил «лев».
       - Не знаю. К кому прикрепят,- опустив голову, ответила пожимая плечами Лера.
       - А у кого хотела бы учиться?
       - Да я даже не всех преподавателей знаю, - ответила грустно она.
       - Это, смотря, чем ты хочешь заниматься. Зулеев - отличный портретист, Аксенов- пейзажист, Епифанов- это конечно величина, тут все в одном флаконе, - тихо произнес он.
      - Да, я знаю. Говорят, он уже никого к себе не берет,- расстроенно произнесла Лера.
      - А ты хотела бы у него учиться?
      - А то?
      - Ладно, ты подумай, к кому хочешь, определись для начала. Есть на чем записать? - спросил он.
      - Телефон только,- сказала Лера.
      - Ну забей туда мой номер, когда решишь к кому, позвони.  Максим Львович,- тихо добавил он и назвал его.
     «Лев» помог спуститься Лере со ступенек вагона, учтиво подав свою большую лапу, и
повесив ей на плечо этюдник, сказал: - Удачи тебе,- он взял паузу, словно спрашивал ее имя, и Лера поняла, что он ждет его услышать.
     - Лера,- ответила она.
     - Тогда еще раз, удачи тебе, Валерия.  -  Решишь к кому, звони, - сказал он и быстро пошел в сторону такси.
     Лера вбежала в свой подъезд радостная, она, словно олененок, резво перескакивала через ступеньки, и подбежав к двери дернула ее, но двери были закрыты. Это случалось очень редко. Её мать, когда была дома, всегда держала двери открытыми. Не успела она достать ключи, как к ней подошли две соседки из квартир, напротив.
       - Лерочка, ты только не волнуйся,- пыталась говорить одна из них, вытирая нос платком.
        И Лере стало все понятно. Она так и села у дверей своей квартиры, опустив на пол этюдник. Ей показалось, что и она сейчас умрет, даже не услыхав эти страшные для нее слова. Это был тот момент, когда умереть, наверное, легче, чем пережить случившееся.
        Хоронили Евгению Семеновну всем двором.  Поминки устроили прямо во дворе, за большим и длинным столом. Соседи собрали денег на первое время, понимая, что девушка осталась совсем без поддержки и средств.
       За столом отец Сергея хотел предложить ей работу санитаркой в роддоме, но узнав, что она поступила в училище, промолчал. Прожить на одну стипендию без работы было нереально. Лера стояла перед выбором или устроиться на работу, или отказаться от учебы, но вспомнив, как ее мать хотела, чтобы она училась, решила продолжить учебу и устроиться на работу, которую она могла бы выполнять вечером.
       Оставалось несколько дней до начала учебы, а подработки Лера так и не нашла. Она сидела, уставившись в телефон после последнего разговора, и страх перед будущим заставил её позвонить незнакомцу из электрички.
       - Здравствуйте Лев Максимович, - произнесла Лера, перепутав от волнения его имя и отчество. - Это Лера, если конечно помните, из электрички.
       - Здравствуй, Валерия! - с радостью ответил голос. – Ты определилась, у кого хочешь учиться.
       - Пока точно не знаю. Посоветуйте к кому лучше.
       - Тогда так. Давай собирай свои рисунки, наброски и приходи на набережную, первая скамья у фонтана. Я посмотрю, и решим к кому лучше,- предложил он.
       Сложив свои лучшие работы в большую папку, Лера раньше назначенного времени была на набережной. Она сидела на лавочке и с грустью смотрела на радостные лица проходивших курортников. Ее отчаяние и навалившееся на нее горе было так глубоко, что вся радость жизни вокруг нее не могла изменить её грустное настроение.
       Она сразу узнала его, хоть и был он в темных очках. Он был совсем другим, красиво уложенные волнами волосы, яркая рубашка-гавайка, белые джинсы и выглядел даже моложе, чем ей показалось при их знакомстве.
       Увидав приближающуюся Валерию, он тоже узнал ее.  Заколов очками свою гриву, поднялся и пошел ей навстречу.
       - Здрасте,- первой произнесла Лера.
       - Привет, Валерия,- непринужденно поздоровался он. -  Давай в тень, чуть дальше в парк пройдем, чтобы твои работы солнцем не испортить. Вернее, чтобы они нам солнце не затмили, - пошутил он, улыбаясь добродушной улыбкой.
      Они уселись на лавочке, и Лера передала ему свою большую папку.
      Максим Львович внимательно рассматривал все работы молча. По его взгляду Лера догадывалась, что не все ему нравится. Она смотрела то на него, то на свои работы и вздыхала.
      - Все очень плохо? - вдруг спросила она, подняв на него свои большие синие глаза, и их взгляды встретились.
      Он резко захлопнул папку и испуганно смотрел в ее глаза.
      - Что случилось? – неожиданно произнес он.
      Он увидал в этих красивых и больших глазах такую обреченность, безысходность и боль, от которой ему стало жутко. Почувствовал, как в ее душе кричит голос, как плачет ее сердце. Только человек, который не перенес ударов судьбы, может не почувствовать это. Он взял ее за подбородок и смотрел в ее глаза пытаясь прочесть, что произошло с этим совсем еще юным существом.
      На него глядели глаза ангела, лицо которого пыталось изобразить горькую улыбку. Лера закрыла глаза, и слезы потекли ручьем. Она не могла больше бороться с собой. Лера плакала открыто, громко, с всхлипыванием, не стесняясь своих чувств. Так плачут только когда тебе всего девятнадцать.
      - Тихо, тихо,- он обнял ее за плечи, отложив в сторону папку, похлопывая ее по худому плечу. - Все успокойся. На нас уже люди обращают внимание. Сейчас полицию вызовут,- пытаясь хоть как-то развеселить Леру. – Встали и пошли. Вот тут кафе, пошли, сядем за столик и поговорим.

     Они сели за столик, Максим заказал сок и мороженое. Достав несколько салфеток и вытерев нос Лера, наконец, успокоилась.
      - Максим Львович, я не хочу мороженое,- начала говорить Лера.
      - Так, для начала просто Максим, я еще не такой старый на днях 36 исполнилось, а потом не красиво, так сразу отказываться от угощения. - Ты попробуй, а потом можешь вежливо отказаться,- сказал он с улыбкой, подвигая поближе к ней креманку с мороженым. - Я посмотрел твои работы. Все у тебя получается так, как надо, но конечно время упущено. Жаль, что ты ни в какие кружки любительские не ходила, а просто сама рисовала. Много потеряно, но это не беда все поправимо. Честно скажу, не все понравилось, хотя пару работ заслуживают внимания. - Он взял опять в руки папку и достал несколько листов с акварелью. – Вот и вот,- указал он. – И ты, конечно, их при поступлении не показывала.
     - Нет, не показывала,- шмыгая носом, произнесла Лера.
     - А зря. Ну это уже не важно. Главное, что ты поступила,- добавил он. Видя, что Лера успокоилась и уже наворачивает мороженое, предложил ей продолжить начатый разговор. -  Теперь спокойно и без слез расскажи, что случилось. Пожалуйста, постарайся контролировать свои эмоции,- тихо добавил он.
      Лера, глотая слезы, только смогла сообщить, о смерти матери.
     - Помогите мне Максим с работой, пожалуйста, но только после занятий,- попросила Лера.
     - Во-первых, давай на «ты». Я так понимаю, ты одна теперь осталась. Сам знаю, что значит учиться без помощи. Работу натурщицы я тебе не советую,- сразу выпалил Макс, только взглянув в ее глаза.
      От чего Лера даже стало стыдно, ведь она не произнесла ни слова, а он уже прочитал ее мысли.
       - На учебу тебе, через три дня. Спокойно готовься, купи тетрадки, ручки, карандашики помягче. Никуда на работу пока не устраивайся. Я по своим каналам пробью и тебе перезвоню. У тебя хоть деньги на дорогу есть, чтобы до училища добраться?
      - Да, есть. Вообще мне только надо, чтобы ты помог мне с «приподом» определиться, а в остальном, я и сама справлюсь,- гордо ответила Лера, преодолевая смущение. Она всем своим видом показывала, что не очень доверяет Максу.
       - Я понял, а насчет «припода» и работы постараюсь все решить. Ты можешь пока посидеть здесь или на набережной у моря, а я пару звонков сделаю. -  Как твоя фамилия, имя полностью, отчество? - спросил он, доставая телефон.
       - Самойлова Валерия Матвеевна,- тихо произнесла Лера.
       - Еще мороженое? – спросил, улыбаясь Макс.
       - Нет,- сухо ответила Лера.
       - Тогда подожди немного, я сейчас вернусь.
       Пока Лера допивала свой сок, Макс, стоя вдалеке от кафе, разговаривая по телефону.
Он все время улыбался и выглядел таким счастливым, что несколько злило ее. Лера все смотрела на него и видела, как смотрят на него проходящие девушки, как он, улыбаясь, провожает их взглядом. Макс был статен, хорошо сложен, широк в плечах, в нем чувствовалась сила, даже ноги в облегающих белых джинсах подчеркивали это.
      Съев большую порцию мороженого и выпив целую бутылку сока, Лера, наконец, успокоилась, и чувство сытости слегка подняло ей настроение.
       -  И так, Самойлова Валерия Матвеевна- студентка первого курса, вы должны после первой пары подойти к Епифанову Иван Ивановичу, но запомните на нем все училище, и он не только художник, он еще и администратор, поэтому больше самостоятельности, прилежания и усердия. И еще, если ты конечно согласишься. Есть у нас в городе театральная касса, отсюда далековато, но она есть. Там нужен человек для уборки в вечернее время, ну и свой процент будет от распространения билетов. Будешь в училище распространять, если конечно захочешь. Надеюсь, это лучше, чем работать натурщицей, да еще и в своем училище,- иронично улыбаясь, произнес Макс.
        - Спасибо, большое,- наконец оттаяла Лера, но лицо ее было напряженным, чувствовалось, что она переживает.
        Уже за свою недлинную жизнь она понимала, что за все надо платить, и это чувство -  быть обязанной этому почти незнакомому человеку угнетало ее. Они встали из-за столика, и Макс вернул ей папку. Она стояла в задумчивости и, преодолев смущение, спросила:
       - Я, что-то должна за это?
       Макса, как кипятком ошпарили.
       - Ты, как могла подумать такое?
      Лера отвернула лицо в сторону. Макс резко развернул ее и посмотрел ей в глаза так, что казалось сейчас ее ударит.
       - Запомни раз и навсегда. Ты свободный человек, ты никому ничего не должна, умей принимать помощь. Умей быть благодарной, но не надо прогибаться за это. Усвой это на всю жизнь. Один раз прогнешься и будешь всю жизнь угождать толпе,- строго и зло говорил он. Потом он достал сигарету и закурил. – Извини, погорячился,- добавил он.
      - Я пойду,- тихо и виновато поглядывая, спросила Лера.
      - Да, конечно. Думаю, у тебя все получится. Талант у тебя есть, а это главное, - как мог спокойнее пытался говорить Макс.
      - Спасибо за помощь и мороженное,- попыталась поупражняться в вежливости Лера.
      - Не за что. Зайди на днях в театральную кассу, – сухо ответил Макс и быстро зашагал вдоль набережной.
      Лера, посмотрела ему вслед и, вздохнув, медленно пошла домой, покачивая папкой с рисунками.

Продолжение следует: ГЛАВА 4 http://www.proza.ru/2019/04/05/582


Рецензии
СУПЕР! КЛАССНО НАПИСАНА ГЛАВА!
ЖАЛКО ДЕВОЧКУ, ЧТО ОДНА ОСТАЛАСЬ.

С УВАЖЕНИЕМ, ЭММИ!

Эмми Звездина   07.06.2019 13:30     Заявить о нарушении
Да, сложно героине.Спасибо, за теплый комментарий!
С уважением и теплом, Пола.

Пола Рейч   10.06.2019 00:09   Заявить о нарушении