Художник Глава 2

        До отъезда оставалось совсем немного, и Сергею приходилось усердно готовиться к поступлению.  Когда спала жара, и наступила южная ночь с яркими звездами и легким бризом с моря, Сергей разложил на столе учебники. Он выглянул в окно и вдыхал полной грудью свежий ветерок, который наконец появился и наполнил воздух ночной прохладой. Он обвел взглядом свой двор, было немного грустно покидать его, хоть и друзей в этом дворе у него практически не было, все они жили в соседнем, где он частенько пропадал.
        Двор спал, ни одного светящегося окна, но почему-то глаза сами устремились на окно, на подоконнике которого днем сидела Лера. Теперь в этом окне горел свет, и было видно сквозь тонкие занавески, как по комнате расхаживает девушка. Фигура ее приобретала уже формы, не смотря на свой возраст. Полуголая тень ходила взад и вперед, размахивая в руках чем-то вроде палочки. Неожиданно во дворе раздался скулеж. И сразу вспомнились события прошедшего дня, когда под вечер, дворник словил сучку со щенками и запер ее в огороженной сеткой арке, где хранились веники и прочая рухлядь. Он запер собаку, чтобы она не покусала детей, когда те пытались поиграть со щенками. Завтра ее вместе с потомством должны были увезти. Собака понимала, что ей и ее щенкам грозит опасность, и жалобно скуля, усердно скребла лапами асфальт.
       Как только Сергей открыл учебник скулеж прекратился и послышалось тявканье, а у клетки с запертыми животными началась возня.
       Пользуясь ночным дежурством матери, Валерия пыталась раскрутить своими тонкими пальцами жесткую проволоку на сетчатой дверце, за которой находились животные.
       - Тихо вы, тихо, - шептала она щенкам, которые увидав её стали еще громче скулить.
        - Дай помогу,- неожиданно раздался рядом с ней голос.
        Валерия, аж вздрогнула от испуга, но отошла в сторону, уступив Сергею. Он быстро раскрутил проволоку.
       Не говоря ни слова, она посадила собаку со щенками в старую детскую коляску, служившую сторожу транспортом для перевозки мусора и бутылок.
       - Ты куда их собираешься отвезти? - спросил Сергей.
       -  А, тебе зачем? - спросила Валерия.
       - Затем же, что и тебе,- грубо ответил он. - Хочу, чтобы они живые остались.
       - В заброшенную грязелечебницу. Там спокойно будет, и вода там всегда есть, и тряпок всяких полно. Рядом санатории, поесть будет чего,- шептала Валерия, пересаживая щенков в коляску.
        - Ты, что одна их ночью повезешь туда? - удивился Сергей.
        - Нет вместе с дедушкой,- ехидно ответила та.
       Валерия быстро выкатила коляску, в которой притихло все собачье семейство.
       Сергей стоял и удивлялся, как этот подросток, почти ребенок, не боится одна ночью идти через весь город, да еще в заброшенную грязелечебницу. Ему самому было жутко даже подумать об этом.
       - Проволоку замотай на место, - попросила Валерия.
       Она быстро пересекла двор под предательский скрип старой, полуразвалившейся коляски и исчезла за поворотом. Сергей какое-то время стоял, потом взглянул на окна своей квартиры, света не было. Все спали. Он решился и побежал за Валерией.
       Он еле догнал ее, Валерия шла быстрым шагом.
       - Может где-то место поближе есть. Зачем так далеко? - спросил Сергей.
       - Я другого места не знаю. И вообще, я тебя с собой не звала,- огрызнулась она.
       Какое-то время они просто быстро шли и молчали. Когда вышли на грунтовую дорогу, коляску катить стало сложнее, колеса зарывались в песок, и её приходилось с трудом толкать. Щенки скулили подпрыгивая.
       - Отойди, - строго сказал Сергей, решительно отодвинув Валерию, и сам покатил коляску, в которой в темноте светились пара больших и три пары маленьких собачьих глаз.
       Наконец они вышли к морю. Картина была неописуемая. Луна, огромные звезды, которые, бросая яркие блики, качались на волнах, и тихий шепот моря. Сергей остановился и замер, подняв голову к небу.
       - Красотища, какая,- прошептала Валерия, тоже задрав свою белобрысую, коротко подстриженную голову, любуясь ночным пейзажем.
       - Ладно, чего стал. - Давай сюда,- нарушила она молчание, показывая куда-то в сторону.
       Сергею всегда казалось, что он очень хорошо знает все места возле моря, но это место действительно было ему незнакомо. В глубине оливковой рощи стояло, полуразрушенное здание грязелечебницы. Свет от фонарей почти не попадал сюда.
        - Давай за мной,- командовала Валерия.
       Она шла впереди по широким коридорам, стены которых были наполовину обвалившиеся, и сквозь выбитые рамы проникал свет Луны. Она была похожа на белобрысого мальчишку в шортах, который смело вышагивал по разбитому кафельному полу. Сергей еле успевал катить коляску, в которой, как по команде, подпрыгивали испуганные щенки вместе с собакой, когда колеса попадали в выбоины кафеля.
       - Сюда кати,- раздался её голос из темноты.
       Она подковырнула одну из плиток на полу и достала ключ, потом открыла дверь с табличкой «Процедурная», висевшей на одном единственном гвозде.
       Расстелив в углу два старых одеяла, Валерия выгрузила собаку и ее приплод.
       - Можешь дырку пробить в двери, чтобы они могли отсюда вылезать.
      Одним ударом ноги Сергей пробил дыру в фанерной двери. От грохота, разносившемуся эхом по пустынному зданию, щенки прижались к собаке.
     Валерия нашла старую консервную банку, и наполнила ее водой.
       - Минеральная водичка, полезная,- говорила она, поглаживая собаку и щенков, которые уже присосались к теплому животу матери.
       - Пошли, скоро светать начнет. Меня могут искать,- торопил Сергей.
       - Сейчас,- Валерия вытаскивала из кармана шорт куски колбасы, завернутые в листок из детского журнала, и положила возле собаки.
       Сергей заулыбался, увидав детскую картинку на листке. Ему стало смешно, что он, взрослый парень связался с девчонкой и поперся черт знает куда ночью.
       Закрыв дверь и спрятав ключ, опять под плитку, они вышли из грязелечебницы.
       Какое-то время шли молча, Валерия спешила и иногда забегала вперед, а Сергей смотрел на ее худые длинные ноги в сандалиях.
        - Ты где такие тапки раздобыла,- со смехом, спросил он Валерию.
        - А, эти,- улыбнулась Валерия. – Здесь и раздобыла. Тут полно было таких. Это когда-то работникам выдавали. У меня еще пар шесть есть,- она взглянула на ноги Сергея. – Твоего размера, наверное, не будет.
        Он невольно улыбнулся, ведь у него и в голове не было променять фирменные кроссовки на ее «допотопные сандалии».
       - А ты чего ночью приперся к собаке,- спросила вдруг она.
      - Затем, зачем и ты,- ответил Сергей. - Хотел открыть клетку, чтобы она их перепрятала куда-нибудь.
      - Ага, как же от этого пьяницы- дворника спрячешься,- возмутилась Лера.
      Они пришли в свой двор, когда было почти светло.
      - Ладно. - Спасибо, что помог, - прошептала она.
      И они разошлись по своим подъездам.
      Проснулся Сергей от крика во дворе. Дурным голосом орал дворник, что его обокрали.
     - Вынесли все, что можно и даже зимний тулуп,- орал он пьяным голосом.
      Сергей выглянул в окно и смеялся, видя, как дворник причитает и перечисляет такое количество похищенных у него вещей, что трудно представить, как оно могло вообще уместиться в его каморке. Он сразу посмотрел на окна Валерии, которая по-детски радовалась, хлопая в ладоши и умирая со смеха, высунувшись в окно.  Он взял зеркальце, и словив солнечного зайчика, направил прямо ей в лицо. Валерия прикрыв глаза, помахала ему рукой.
       Сергей сел за учебник, но в голову ничего не лезло, ноги сами то и дело приводили его к окну, где напротив, сквозь тонкое гардинное полотно, мелькала худенькая фигурка. Наконец он не выдержал и взял морской бинокль. Он спрятался за занавеску и стал тайком наблюдать за Валерией. Теперь он отчетливо видел, что происходит в ее комнате.
      - Она рисует,- он отчетливо видел старый мольберт и лист плотного серого картона, на котором рисовала Валерия.
       Теперь одним из интересных занятий у Сергея стало наблюдение за окнами Валерии. Отложив в сторону учебники, он то и дело подходил к окну и всматривался, вслушивался, впитывал в себя все то, что происходило в ее комнате.  Эта девчонка словно магнит влекла его. Он любовался с улыбкой, как она полураздетая прыгает на кровати, потом одним прыжком подбегает к мольберту и рисует. Рисует все подряд, цветы, животных, собак, людей и все на одном большом листе картона. Наблюдение все больше и больше вызывало интерес к ней, ему хотелось узнать, как живет эта девушка.
       Едва проснувшись, он спешил к окну и наблюдал в бинокль, как она спит. Была видна ее худенькая полуобнаженная фигурка в спортивных трусах и две маленькие изюминки ее груди. Она была так хороша, что в какой-то момент ему показалось, что он никогда не видел такого прекрасного создания. Теперь, как только он закрывал глаза, перед ним возникала она, с ладошками под щекой.
      В тот же день ему захотелось сесть за рояль, к которому он не подходил уже почти два года.  Он играл, что-то самому себе, но получалось красиво. Елена Васильевну сразу это насторожило, что вдруг перед самым отъездом и перед экзаменами ее сын вдруг ударился в музицирование.  Это, совсем, не обрадовало её. Она несколько раз замечала, как Сергей пускает солнечных зайчиков в окна напротив, и всерьез заволновалась за поступление сына.
        Когда Елена Васильевна с Сергеем возвращались с рынка, во дворе они застали целое представление. Рассвирепевший дворник водил по всему двору за ухо Валерию, а она сквозь слезы пыталась отбиться от него своими худыми ручонками и лягая его ногами.
        - Вот посмотрите. Это она обокрала. Да я в участок на тебя заявлю,- орал, что есть мочи он.
        Соседи кричали на дворника, чтобы он отпустил девушку, крики раздавались из окон, но никто не хотел связываться с полупьяным детиной, немереной силы.
        Сергей, сунув матери сумку, подлетел к нему и схватил его за руку.
        - Отпусти ее, гад, - закричал он.
        - Убью,- взревел тот, схватив Сергея за грудки.
         Побросав сумки на землю, Елена Васильевна подлетела к дворнику, воя как волчица.
        Дворник уже держал за горло Сергея и в это время Валерия, схватив дверцу от старенького кухонного шкафчика, что стояла рядом, с размаху опустила на голову дворника. Тот разжал руки, покачнулся и сделав шаг, сел на скамейку, держась за голову.
      Елена Васильевна, быстро схватила свои сумки, и толкая Сергея к дверям подъезда, поспешила уйти.
       Валерия тоже забежала в свой подъезд, пока дворник приходил в себя.
       Как ни странно, дворник претензий к Елене Васильевне и ее сыну не предъявил зная, что она их участковый врач и всегда оказывала помощь всему двору и ему в том числе, но на Лерку он зуб заточил.
       Когда он пришел в себя и проспался, пожаловался ее матери. Примирение с семьей Самойловых было куплено бутылкой водки, и во дворе опять наступил мир и спокойствие, чего нельзя было сказать о семье Сергея. Теперь Елена Васильевна была уверена в своем решении, что учиться Сергей должен в другом городе, подальше от этой «малахольной», как она называла ее тайком от сына.
      Отослав сына в булочную, она провела полный досмотр его комнаты и, обнаружив бинокль, сборник ноктюрнов Шопена, сделала заключение – влюбился.
      Вечером, когда муж пришел с работы, Елена Васильевна усадила его за стол и даже не накормив, высказывала ему все свои подозрения по поводу сына.
      - Надо же, такое и перед самыми экзаменами.  Вот же чертовка. Поговори с ее матерью,- со слезами в голосе просила она супруга.
       - Не надо ни с кем говорить. Давай наливай окрошку пока холодная. Сама тоже не приставай к парню,- строго сказал Петр Иванович.
      До отъезда Сергея оставался один день, когда Лерин друг- Женька Лебедев передал ей записку о встрече.
      Встретились они возле магазина, подальше от двора и любопытных глаз.
      - Привет, чего тебе,- начала сразу разговор Лера, выскочив из булочной, где она, как охотник в засаде, наблюдала через витринное стекло, когда подойдет Сергей.
       - Привет. - Хотел спросить, как там собака и щенки, - спросил он, пряча улыбку, глядя на ее сандалии.
       - Нормально. Живые. Интересно, сам сходи, посмотри и корма им принеси,- посоветовала Лера.
       - Я чего хотел сказать. Я уезжаю. Ты их корми, может я приеду и заберу одного. Того с бабочкой на лбу.
       - Ага,- ответила с безразличием Лера. - Всё?
       - Да, в общем-то, и всё,- сказал Сергей.
       - Ну, тогда, я пошла. - У меня еще дел по горло.
      У булочной уже стоял Женька с велосипедом, в корзине багажника стояли полбутылки молока и стеклянная банка с мутным содержимым. Было понятно, что они собираются ехать кормить собак.
       Это была их последняя встреча.
       Поступив, Сергей редко появлялся в своем городе. Даже летом, когда стояла отличная погода, и было теплое море, Сергея во дворе не было.  Он проводил лето то с однокурсниками в Питере, то со своей девушкой Ниночкой. Лишь один раз он приехал на недельку к родителям, и даже тогда Елена Васильевна постаралась увезти его подальше, на всякий случай от «малахольной», сняв дачу на берегу моря.

Продолжение следует:  ГЛАВА 3 http://www.proza.ru/2019/04/05/573


Рецензии