Затмение

Рано утром раздался стук в дверь, настойчивый, беспардонный, безразличный к нежному времени дня, словно кого-то совсем не беспокоило, что все порядочные люди ещё спали. Никита встрепенулся от глухого мерного звука и раздражённо перевернулся со спины на бок, накрывая голову подушкой, зажимая уши. Сперва стук затих, но вскоре послышался снова. «Кто-нибудь откроет… - подумал молодой человек. - Моя комната дальняя». Но никакого движения не было. Навязчивый звук не прекращался. «Наверное, у соседей, - снова пронеслось в голове, - если у нас никто не слышит». И действительно, в дверь стали бы звонить, а не стучать. Это ему всё просто показалось, как часто бывает спросонья: чужие звуки слышаться совсем близко, рядом, а на самом деле, они – где-то очень-очень далеко.
 
«Да что же такое, чёрт возьми?!» – не выдержал юноша, потому что монотонный, чётко отмеренный ритм продолжал звучать, настигая, пробираясь в теплоту сонного утра, под одеяло к Никите. Уже не на шутку разозлившись, он рывком соскочил с постели. Да, ему не мерещилось – кто-то упорствовал и, точно уже ногами, долбил в дверь, взывая, требуя, чтобы ему немедленно открыли.

Никита натянул на себя, что было под рукой, и выбежал в коридор. Его домочадцы спали мёртвым сном – свет нигде не горел и было тихо.
 
— Кто?!! – крикнул он, наскакивая на дверь квартиры, точно хотел раздавить её.
 
— У вас звонок не работает! – послышалось с противоположной стороны.
 
Никита открыл дверь и увидел невысокого, подтянутого человек, с прозрачными, противоестественно, как показалось сонному юноше, честными глазами, в безупречно отглаженном синем костюме. Причёсанный, свежий, гладко выбритый незнакомец стоял, не выдавая ни малейшего признака неловкости и сожаления, точно возник здесь не из утренней, смутной, не до конца осязаемой реальности, а сошёл с рекламного плаката нотариального бюро.

— Вы кто? Что вам надо?

— Это вам! – чётко произнес незваный гость и протянул толстый жёлтый конверт.

— Что это ещё? Что всё это значит? – растерянно и раздражённо спросил Никита.
 
— Это от Анны. Для вас! Берите!

— Анна? Какая ещё Анна?! Не знаю таких…

— Анна. Ваша бывшая невеста. – спокойно ответил человек.

«Ах, Анна! – вспыхнул Никита. – Уже кого-то подсылает вместо себя!» И только юноша собрался резко шагнуть назад, в квартиру, хлопнув дверью, как можно сильнее, незнакомец остановил его за руку.

— Это от Анны – её последняя воля.

— Э-э-э! Полегче вы! Какая ещё воля?! У неё все воли последние! Она вас прислала? Так передайте же ей, чтобы оставила меня в покое – раз и навсегда!

«Ну просто дурак какой-то!» – подумал аккуратный человек в синем костюме, а вслух сказал:
— Передать ничего от вас ей не могу, но осмелюсь пообещать, что она вас не побеспокоит. Анны больше нет. Снотворное.

— Что всё это значит? – повторил юноша. – Кто вас прислал?
 
— Закон, молодой человек! Берите и прощаемся…

С трудом поднимая руку, Никита наконец принял конверт, не зная, что делать с ним дальше.

— «Последняя воля» вы сказали? Снотворное? – понеслись куда-то в сторону несмелые слова, но гость уже скрылся из вида на следующем лестничном пролете.


Никита вернулся в квартиру, закрыл дверь, и растерянный, озадаченный остался стоять в прихожей, в замешательстве, держа в руках толстый жёлтый конверт, на котором одиноко, чёрными вензелями было выписано его имя.
 
После короткого раздумья молодой человек прошёл в кухню и сел за стол, а в его голове, вместо стука в дверь, забил другой ритм: «Анна. Анна. Анна…» Никита открыл конверт и заглянул внутрь: в глубине виднелись аккуратно сложенные одна в другую несколько купюр одного достоинства, белоснежная стопка бумаги, замутнённая с изнанки строчками печатного текста, и крошечная карточка, расписанная алыми сердцами. Сама собой она выскользнула из конверта и перевернулась светлой оборотной стороной, свободной от узоров, на которой всё тем же, уже так знакомым, витиеватым почерком было написано: «Я люблю тебя, мой дорогой Никита. Я оставила тебе немного денег, которые у меня были. Мне они всё равно больше не понадобятся, а ты можешь сходить в кафе – угостить своих друзей, или – на концерт, когда любимая группа приедет в ваш город… Навсегда… твоя Анна».

«Что же это?..» – опять повторил Никита, и тут перед ним возник образ этой странной, чудаковатой девушки, в которую совсем ненадолго он имел неосторожность влюбиться. Прошло, кажется, полгода, как они расстались, и память о ней с каждым днём занимала всё меньше места. Конечно, все эти полгода обезумевшая бывшая подруга всеми правдами и неправдами пыталась вернуться в его жизнь, но он пресекал её попытки и не дал ни единого повода для ложной надежды.

Анна… Анна… Её больше нет… Снотворное… Никита вроде бы всё правильно понял, но почему-то не мог прийти в себя от неожиданности этого известия. Анна… Он опять воскресил её образ, их первую встречу и даже поёжился – такой всё ещё соблазнительной, несмотря ни на что, она казалась ему. Но потом всё стало как-то сложно и слишком волнительно, когда её необузданная, неожиданно ошеломившая его привязанность, наскучила ему – столько раз Никита пытался разорвать с ней отношения и не мог. Уже начинал ненавидеть её за то, что когда-то она очаровала, окрутила его, заманила в свои сети, только для того, чтобы позже терзать своей приторной любовью, навязываться ему душой и телом, и он уже не знал, как отделать от неё, какими ужасными грубыми словами порвать с ней так, чтобы она навсегда поняла, что он никогда не любил её – это было ошибкой, глупостью, а она – наивная домашняя дурочка, серая мышка – поверила ему, и теперь он уже не верил сам себе, что вообще когда-то любил её. Она будоражила его, потому что была хороша собой и легко поддавалась веселью, им нравилась их пламенная страсть, но когда её обескураживающие признания и чудовищной силы чувство настигли его во всей полноте, он опешил, испугался, спасовал – он и не предполагал, что женщина может сойти с ума от любви и пытать его, привязывая к себе.

Сколько раз он хотел расстаться с ней и возвращался только оттого, что предательское чувство вины настигало его ночами, рисуя страшные картины её самоубийства – она была способна на это, она могла убить себя, лишь чтобы доказать правдивость своих чувств. Он помнил самый первый раз, когда сказал ей «прощай». Он покидал её у неё дома, оставляя плачущей на полу, омерзительной, полоумной, она ползала в его ногах, она молила, и его тошнило от неё. Он выбежал на улицу, и вдруг за его спиной раздался звук бьющегося стекла. «Всё! Она выбросилась! Она это сделала!» – Никита боялся обернуться, боялся увидеть окровавленную Анну. Она могла – он знал. Но секундная агония отпустила и, оглянувшись на дом, он увидел лишь разбитые бутылки, которые кто-то бездумно выкинул в окно. Как сильно в этот миг забилось его сердце, ещё сильнее, чем если бы это была она там на земле, под окном. Как испугался он, но не за неё, а за себя – он не хотел быть в ответе за эту чужую человеческую жизнь.

И вот теперь, пока он спал, всё и случилось. Это точно из-за него, она выполнила своё обещание, она убила себя, но трусливо и тихо, не так трагично и героически, как клялась ему, умоляя вернуться. «Тоже мне Джульетта!» - горько и злобно прошептал Никита. Поначалу одержимый ревностью и желанием страшной мести, он рисовал иначе себе её смерть. Он представлял, что она вскроет вены и будет лежать обнаженная в красной воде, или повесится рядом с его портретом, или прыгнет под поезд, но она – жалкая трусиха – просто уснула! Как могла она? Лгунья! Не было ничего доблестного в её смерти – побег трусишки, слабака! Она лишь уснула навсегда. О! Сколько мужества, наверное, понадобилось ей! И вдруг молодой человек испытал страшный приступ ярости. Всё точно оскорбилось у него внутри! Как клялась она в своих стихах, в своих письмах ему, что вынесет ради него одного любые муки, что будет страдать столько, сколько потребуется, что на всё согласна ради того, чтобы они были вместе, а сама – так подло – выбрала самую безболезненную смерть – обманщица! Теперь только Никита вспомнил, как часто Анна заговаривала об этом, о том, что, если ей будет нужен выход, она всегда хранила дома таблетки. А пока не имела их, она обдумывала, как получить заветный рецепт снотворного, как раздобыть его, не вызвав подозрений, и не подставив бедного врача, который прописал бы ей лекарство. Сейчас юноша вспомнил, как тогда ещё смеялся над своей возлюбленной, над странным благородством её души, что, умирая, она боялась стать причиной чужих несчастий – ни в чём неповинных людей, как говорила Анна. Иногда она даже, точно забывшись, мечтала, как великие разведчики прошлого, иметь вместо одного зуба капсулу с ядом, чтобы закончить всё в любой момент.

И вот её больше не было… Она закончила всё…

Анны больше не было. Никита наконец-то никогда уже не услышит о ней и вдруг его охватило отчаянье, словно злоба и осуждение всего мира разом, в огромной волне, обрушились на него. Он вспомнил её глаза, щенячьи, заискивающие, молящие… И ему стало стыдно и противно. Как-то раз, несколько месяцев назад, он вместе с другом возвращался домой после игры в волейбол, уставший, голодный, но счастливый, потому что его команда выиграла. И вот, уже на подходах к дому, в закатном свете, заливавшем всю улицу, он не поверил своим глазам, сгорала в розовом сиянии тонкая чёрная фигурка – это была Анна. Она покорно, не обращая внимания на прохожих, стояла у подъезда его дома, щурясь от солнца, всматриваясь именно в ту сторону, откуда появился он, словно знала, по какой дороге он будет возвращаться домой. Как давно они расстались на тот момент – месяц, а может быть, два – что делала она в его городе, откуда взялась? Он поморщился, понимая, что нет путей к отступлению – можно только кружить по соседним дворам, пока, возможно, она не устанет и не уйдет. Его друг, Рома, знавший Анну, когда-то уважавший её, но совершенно изменивший к ней свои чувства, после того, как Никита всё чаще стал рассказывать товарищу о навязчивости бывшей возлюбленной, о её ночных звонках и открытках, теперь лишь потешался над ней, крутя пальцем у виска. И вот уже, заметив поклонницу своего лучшего друга, он заулыбался клоунской, широкой улыбкой, предчувствуя кровавую, но сладостную сцену глумления.

Никита сжал кулаки и решил идти до конца. Приближаясь к подъезду, он заметил, как маленькая головка Анны поднялась, подбородок отделился от её плеч, а глаза просияли, но потом смущённо потупились, чтобы только с новой разгоревшейся надеждой ещё раз обратиться на него – предмет её обожания и преклонения.
 
— Здравствуй… – тихо, но твёрдо произнес Никита, одновременно приветствуя девушку и заворачивая без промедления в открытую дверь подъезда.

— Здравствуй, Никита… – почти в спину юноше прошептала Анна и, пытаясь успеть, пока не захлопнулась дверь, проскользнула вслед за молодыми людьми. Настигая своего любимого у лифта, девушка, снова потупив взор, подошла совсем близко и протянула толстый жёлтый конверт, но Никита даже не шевельнулся, тогда она больно ткнула его в живот всё тем же конвертом, потом ещё, как бы немым укором требуя, чтобы он принял посылку из её рук, и как только юноша машинально коснулся бумаги, побежала прочь из подъезда.
 
В лифте Рома разразился безудержным хохотом. «Как детка волновалась, просто умирала на месте!!! Ты видел её бледное личико?!! Просто умора! – складываясь пополам, смеялся друг Никиты. – Открывай же скорее!!! Что там?! Может, какие-то развратные признания, фото, как она жаждет тебя, чтобы ты обладал ей?!! Ну же! Давай!» Никита молчал. Его руку жгло огнём, он хотел выбросить этот бумажный пакет, никогда не знать, что в нём, никогда больше не видеть Анну – он уже почти боялся её. А Рома продолжал приставать, и, чтобы только неунывающий друг оставил его наконец-то в покое, Никита пообещал, что прочитает вслух и покажет всё, о чём шла речь в конверте, когда они встретятся выпить по кружечке пива.
 
Тогда же ночью, тайком, Никита вскрыл конверт, нашёл в нём стихи и поздравительную открытку с днём рождения. Всё это вызвало в нём невыносимый приступ досады. Он спрятал стихи в стол, открытку порвал и выбросил, но через неделю, мать молодого человека принесла из почтового ящика ещё один конверт – в нём оказалось письмо. Потом пришло ещё одно – его уже принесла младшая сестра. Она любопытно, как все романтичные девочки, улыбалась брату, в надежде услышать историю о красивой и грустной трагедии сердца. Девочке не терпелось расспросить, что всё это такое, от кого её брат почти каждую неделю получал послания, но юноша лишь раздражённо отмахнулся от сестры, выхватил конверт и швырнул его в дальний угол своей комнаты. Боясь признаваться кому-либо, и даже себе, Никита прочитал всё-таки несколько первых стихов и одно из уцелевших в порыве гнева писем Анны. В самый первый раз её пламенные признания, излитые на бумагу, сотворили чудо – он ощутил себя властелином мира – никто и никогда так не признавался ему в любви – он чувствовал себя совершенно неотразимым. Вторая серия стихов снова потешила его самолюбие, от третьей – он начал зевать, а потом все эти сообщения и стихи от Анны стали для него так привычны, что он выбрасывал их, даже не открывая конвертов, и, кончено же, ничего не отвечал.

И вот теперь все неоткрытые, потерянные навсегда конверты вереницей закружились у него перед глазами. Он уже совсем забыл о них до этого злосчастного, дурацкого утра. Теперь же воспалённый разум, страшное чувство вины, взявшееся из неоткуда, вернуло ему память. Дрожащими руками Никита достал толстую стопку листов из жёлтого конверта и положил перед собой на столе. Набрав в грудь побольше воздуха, точно всю эту писанину можно было бы осилить на одном дыхании, он начал читать.
 

«27 марта
03:00

Дневники ведут по-разному…
А я хочу – в форме писем к тебе, Никита! Больная, правда? На всю голову!.. Что ж, от части ты меня такой сделал, но это не упрёк, а констатация факта.

Итак, здравствуй, мой дорогой Никита!

Если ты думал, что я не поздравлю тебя с Днём Рожденья, то ошибся. Нет, конечно, примерно две недели назад это желание у меня действительно пропало и вернулось лишь 26 марта, в тот день я гуляла одна по городу. Многие советовали мне не поздравлять тебя: «Ну, как же! Разве можно поздравить человека с праздником, если до этого он сам не поздравил тебя с другим?». Практичный, «разумный», как принято считать многими, ход мыслей, но для меня – низкий, отдающий мелочной мстительностью! «Он тебя не поздравил с твоим днём рождения!» – не унимались они. «Это его право…» – подумала я и всё же решила поздравить тебя, когда обида прошла.
 
Сначала я действительно не хотела вспоминать тебя в этот день, потому что злилась, что ты не написал мне даже сухого, формального поздравления, так просто из приличия, из вежливости, хотя этого качества в тебе никогда и не было. Не подумай, что я обвиняю тебя в чём-то! По крайней мере, не в День Рождения (шучу-шучу!)! Мне не столько было важно само поздравление, сколько внимание и уважение, хотя бы в память о том, что было между нами – как маленькая дань этой памяти. Мы ведь всё-таки не чужие друг другу.

Знаешь, я долго пыталась понять, почему же ты так по-свински поступил со мной. Вариантов в голове было много, ну, например:

- ты настолько не уважаешь меня и совсем не считаешь за человека, что не мог удостоить своим вниманием в этот день;
- ты пытался мне показать, что таково твоё истинное отношение ко мне, а, значит, и надеяться мне уже не на что (логика хорошая, но неверная – не забывай, я не такая, как все);
- ты просто забыл («просто» и со вкусом);
- ты плохо воспитан (это же правда);
- ты просто ВРЕДИНА (ну, а почему бы и нет?);
- а может, у тебя деньги на счету закончились или телефон не работал? (что-то с трудом вериться).

В любом случае, какая бы из этих причин ни оказалась настоящей, или была другая, известная только тебе, сейчас это уже неважно. Сейчас я оттаяла и больше не злюсь. А потом, если тебе безразлично моё поздравление, то всё хорошо (в смысле, у тебя), если же тебе это хоть в какой-то степени приятно, значит совсем хорошо (уже и для меня), ну, а если моё поздравление вызовет в тебе отвращение, просто выброси мою открытку или сожги. И то, и другое, и третье будет так на тебя похоже.

Я правда не злюсь на тебя, уже нет – просто поделилась болью. Да, мне было больно… тогда, в свой день рождения и ещё некоторое время после. Но сейчас это неважно… Сейчас я от всей души поздравляю тебя с Днём твоего Рождения, с твоим Девятнадцатилетнем! Не могла я забыть об этом дне, сам знаешь почему… Если честно, совсем не получается подобрать достойных слов поздравления! Просто, наверное, хочу, чтобы у тебя всё было хорошо, чтобы ты был счастлив (именно в твоём понимании этого слова), и, если что-то будет плохое в жизни (а от этого, к сожалению, никуда не деться), чтобы ты учился на своих ошибках, чтобы неудачи делали тебя сильнее, потому что то, что нас не убивает, делает нас сильнее…

P. S. Если, несмотря ни на что, у тебя вдруг возникнет недоумение, удивление и даже возмущение от того, что я всё-таки написала тебе, после столь понятного объяснения в нашем любимом кафе, после твоего ещё более красноречивого молчания в ответ на мои стихи и совсем уже понятного каждому глупцу «молчания» в мой день рождения, то я объясню. Нет, конечно, сначала попробуй догадаться сам, но, опять же, вариантов на выбор у меня много (извини за раскладывание по полочкам – издержки работы в библиотеке):
- она (в смысле я в твоих возможных мыслях) – полная дура, что до сих пор ничего так и не поняла, что на фиг мне не нужна (грубо, но по существу);
- у неё совсем нет гордости и самоуважения (она – настоящая тряпка), если продолжает унижаться передо мной (в принципе, то же, что и в первом пункте, только мягче);
- она совершенно чокнутая (возможные вариации: больная, ненормальная, двинутая и т. д. и т. п.);
- неужели она всё ещё любит меня (наиболее близкое к истине, при этом ты должен непременно сделать трагическое выражение лица, а ещё лучше – фальшиво прослезиться).

Другими словами! Что бы ты там себе ни подумал, я написала тебе, поздравила тебя и вообще не забыла о тебе в этот день, потому что не хотела забывать. Не вижу причин для этого. Да, мы расстались (а вернее – ТЫ РАССТАЛСЯ СО МНОЙ!), но и это сейчас неважно.

Никита, ты как-то сказал мне, что надо говорить человеку о своих чувствах не для того, чтобы получить в ответ «я тоже тебя люблю», а просто, чтобы сказать, поделиться, безвозмездно… Просто оттого, что чувства есть… И они прекрасны… Это твои слова, и я запомнила их.  Я хочу делиться своим чувством, нужно оно тебе или нет, потому что тебя это совсем ни к чему не обязывает: ты можешь читать мои стихи и письма, можешь не читать – это дело твоё, но я не собираюсь задыхаться оттого, что эмоции переполняют меня – это уже моё право. Я научилась радоваться просто тому, что чувствую, даже если тебя нет рядом (нет рядом физически, но во мне ты есть всегда: в мыслях, в сердце, в душе).

Никита, знаешь, можно быть с кем-то, но при этом – совсем одной, а можно быть далеко от любимого человека, но не чувствовать себя одинокой… Понимаешь, о чём я? Вот для чего я всё это делаю – чтобы не быть больше одинокой без тебя.

Ты, кажется, сказал тогда, 25 февраля, в кафе, когда мы встретились первый и единственный раз после самого последнего расстояния, чтобы ещё раз поговорить, что скоро всё пройдёт, что я забуду тебя через месяц. Не суди по себе или не думай обо мне так плохо. Если ты и в правду так решил, то это значит, что ты совсем не знаешь меня!
Но, что-то я слишком долго рассуждала…

Я ещё раз поздравляю тебя с Днём Рожденья…

Твоя Анна, влюблённая
и необратимо чокнутая


2 апреля
21:41

Знаешь, я давно уже не вела дневник – последняя запись датирована бог знает каким числом ещё в нашей любимой Усадьбе. То не было времени, то желания, то – ни первого, ни второго одновременно. А теперь есть, потому что, как никто другой, меня сейчас понимает только бумага, а точнее печатная машинка: она не осудит, не посмеётся жестоко, не причинит боли, не скажет грубого слова, она будет слушать долго – столько, сколько захочу я. Конечно, есть мама, но она не очень-то любит говорить о тебе, есть моя новая подруга Анна – да, моя тёзка – мы познакомились в библиотеке. Анна заканчивает школу, но глядя на неё, так и не подумаешь – настолько взрослой выглядит эта девочка. Она всегда приходит к самому открытию и берёт стихи: Бродского, Пастернака, Мандельштама. Она, наверное, единственная из моего окружения способна понять меня настолько тонко и глубоко, как хотелось бы мне, но она – прожжённая пессимистка, которая саркастично смеется, когда я говорю ей, что счастлива просто от того, что ты мне снился, или, что сегодня я была в твоём городке. Иногда мне кажется, что она считает меня наивной дурой и такие мысли очень неприятны, поэтому я стараюсь гнать их от себя – виной всему, наверное, моя мнительность. Я не осуждаю Анну, потому что, если бы то, о чём я ей рассказываю, происходило бы с ней и человеком, который дорог ей, то её радости не было бы предела – она бы всем об этом рассказывала – и над ней тоже потешались бы. Да, Анна понимает меня, как никто, разве что, ещё ты меня так понимал… раньше.

 
У нас вообще с ней много общего (именно общего, не значит «похожего»): мы обе Анны, как ты уже понял, обе, как она говорит, чокнутые, обе пишем стихи, готовы сорваться хоть в самую тёмную ночь и поехать к чёрту на рога, если настроение соответствует, да мало ли что ещё, у нас даже почерки почти одинаковые… Но не об этой Анне сейчас речь…


Была сегодня в твоём городе, и вчера была… Удивительно…

Уезжала из дома, а в твой город приехала, словно домой – такое всё родное и знакомое до боли, как будто и не было этих двух месяцев. Все, как и раньше, только здание, строящееся стало больше, и крыша над голубым мостом появилась, а машина твоя такая же грязная, как всегда. Но и она очень родная – не поверишь, хотелось подойти и дотронуться рукой.
Первого числа приехала рано утром, в 7 с чем-то. Невозможно описать, что я чувствовала. Внутри творился какой-то дурдом. Я боялась, хотела увидеть тебя и одновременно не могла, потому что не знала бы, что сказать при встрече. Боялась вопроса «а что ты здесь делаешь?», боялась встретиться с тобой глазами, боялась найти в них призрение, ненависть, а ещё хуже – жалость, гадкую, ужасную жалость. Лучше ненавидь меня, призирай, но не жалей!
Иногда мне кажется, что, если после такой долгой разлуки увижу тебя вновь – умру на месте.


3 апреля
00:32

…почти два месяца, как ты бросил меня… Больно.


Да, о чём это я писала?! Умру, если увижу тебя… Не знаю – просто ощущение такое. Встреча с тобой кажется чем-то настолько нереальным, сказочным, что, если это случится неожиданно, просто не могу представить, что от радости будет со мной.

Шла от станции и ощущала дрожь во всём теле: что делаю, куда иду, зачем иду? Безумие, сплошное безумие! А потом – в институт! Да какая учёба, я сейчас с ума сойду! Опущу письмо и сойду, а если ещё Никиту встречу, так просто умру (зато тогда в институт ехать не придётся – там всё одно каждый день – тоже плюс).
 
Вообще, во всём надо искать положительное, даже в самом ужасном («ужасное» – не в смысле моя смерть, а в глобальном смысле).

 
С великим трудом дошла до твоего подъезда. Очень боялась, что сменили код, или, что встречу кого-то из твоих родных, а ещё хуже – боялась, что почтовый ящик может оказаться сломанным, или, что ошибусь с номером квартиры (хотя, нет, всё-таки 250-ая!).

Знаешь, что самое интересное и особенно щекочет нервы? Идёшь вот так по улице, задумав что-то, чего никому нельзя знать, о чём сама боишься подумать, а тебе навстречу – люди, ты сталкиваешься с ними глазами – какие-то доли секунды, но кажется, словно прохожие насквозь видят тебя и знают, что ты задумала. На самом деле они, конечно, ничего не знают, но фантазия рисует именно такую картину. И вообще, всё это похоже на игру с огнём, на хождение по лезвию бритвы. Наверное, я всё-таки мазохистка до мозга костей, в квадрате, в кубе, в десятой степени! Мне нравиться мучить себя, изводить, нервничать, замирать в ожидании твоего возможного сообщения в ответ на моё, хотя такое практически невозможно.
 
И при всём этом душа поёт. Тело в предобморочном состоянии, предынфарктном (потому что такие издевательства над ним даром не проходят), а душа… Господи! Какое чудо творится внутри от осознания происходящего! Как прекрасно это утро в твоём городе! Какой воздух! Всю жизнь дышала бы только им – он такой же, как в нашей любимой усадьбе, где мы познакомились! А ещё – птички! Сейчас же весна! А весна – самое прекрасное время года! Внутри меня самой весна! Я обожаю весну, даже несмотря на грязь и слякоть! В воздухе есть что-то такое, от чего всё внутри оживает. Хочется прыгать как дебилу, махать руками, радостно кричать и вообще обнять весь мир, потому что он удивителен! Нет таких слов, которые могли бы полностью выразить тот неописуемый восторг, когда ветер трепет мои волосы, а солнце просто ослепляет. И при этом внутри такое же солнце! В какой-то момент просто кажется, что меня вот-вот разорвёт! Так хорошо!

В такие дни я действительно понимаю, что счастлива, но вспоминаю тебя, и осознаю, что нет, был бы рядом ты, Никита, и вот оно – чудо! И поэтому, то прекрасное состояние, которое я только что описала, я стала называть «один шаг до счастья» (как в стихотворении, если ты, конечно, читал его). Почему один? Потому что всё прекрасно, только тебя нет рядом…

А вот ещё стихотворение, из недавнего:

***
Спасибо за то,
Что ты в жизни моей!
Как ясное солнышко,
В небе сияешь.
Как лучик спасенья,
Как капля росы,
Как тихая пристань
Заблудшей души.
Ты – словно маяк
В океане жестоком!
Ты – чистый родник
В пустыне спалённой…
Ты – солнце!
Ты – небо!
Ты – море любви!
Ты в каждой секунде
И в вечности… ТЫ!


4 апреля
8:04

Как говорится, доброе утро!

Вот, собираюсь на работу… Безумно устала от людей! Нравиться работать в библиотеке, но так много людей! Только задумаешься, только сосредоточишься на своих мыслях, как кто-то постоянно беспокоит – то книгу принесут, то новую попросят – так и бегаю между шкафами целый день. Не хватает одиночества. Но я жду лета, ведь тогда снова будет Усадьба! И я смогу, наконец-то, побыть одна!

Кстати, об Усадьбе…

Хочу совершить ещё одно безумство. Хочу очень необычно назначить тебе свидание (или встречу? Наверное, лучше встречу… Думаю, слово «свидание» покоробило тебя) 30 июля в 22:00, я буду ждать тебя на озере, на одной из скамеек или в беседке (где свободно будет). Если ты не придёшь, не захочешь или просто будешь далеко от Усадьбы, не предупреждай меня, не пиши и не звони, чтобы сказать, что не придёшь. Не надо! В последний момент я сама всё пойму.

Ради Бога, не предупреждай меня! Умоляю! Даже если, читая моё письмо, ты уже всё решил, хорошо – это твоё право – только мне об этом не сообщай! Я хочу ждать до последней минуты, до последней секунды, хочу только в самый последний момент понять, что, возможно, ты не придёшь, и неважно почему! Хочу мучить себя этим ожиданием, хочу, чтобы меня трясло и сердце сжималось, чтобы дрожали руки, и я обливалась холодным потом в ожидании нашей встречи. Хочу эти несколько месяцев до летней поездки жить ожиданием удивительного чуда. Жизнь в принципе бессмысленна, не только моя, вообще жизнь. Но я искренне люблю её. (Да, несмотря на такую жизненную позицию, я всё равно считаю себя оптимисткой, потому что, пусть даже жизнь бессмысленна, она ослепительно прекрасна!) И гораздо приятнее жить с красивой мечтой, пусть она и несбыточная. Так вот, все эти месяцы будет у меня такая мечта! А придёшь ты или нет, я хочу узнать в самый последний момент.
Кстати, эта встреча ни к чему тебя не обязывает, просто, хочу вечер 30 июля провести с тобой, ведь это будет наша годовщина. (Не волнуйся, назойливых признаний в любви и фраз, вроде «Обними меня в последний раз!», ты не услышишь).

Ну вот, собственно, и всё, что сейчас хотела сказать!

Теперь мне пора идти в ванну, а то опоздаю на работу…


5 апреля
01:04

Была снова у тебя…

Негодяй ты, но … Люблю тебя… Сейчас хочется кричать об этом.

Да, Господи!  Я люблю негодяя, который травит мне душу, издевается надо мной, упивается своим величием. А какое, на фиг, величие?! Разве что надо мной!

(Ой! Написала ругательное слово – некрасиво как-то вышло, недостойно для приличной девушки. А потом прочитала в справочнике приличных слов потрясающую аннотацию к словосочетанию «на фиг» (в контексте орфографической правки, конечно): «Если это слово обозначает не фиговое дерево или его плод, то оно имеет разговорный или даже грубый характер». Обалдеть! Юмористы составители!)


А, Никита?

Скажи, каково знать, что щёлкнешь пальцами, и я буду рядом? Ты можешь решить, что я пишу это в полной невменяемости, как тогда, когда я сказала тебе нечто подобное в нашем любимом кафе, но ведь это правда! Ты можешь говорить всё, что угодно, но в душе (если она, конечно, у тебя есть) ты упиваешься тем, что ради тебя кто-то сходит с ума, катается ночью в твой город, вместо того чтобы греться дома в тепле. Ты упиваешься тем, что тебе пишут стихи, потому что ты точно знаешь, что такого в твоей жизни больше не будет. И тебя, возможно, пугает это! Потому что кому, собственно говоря, ты нужен, кроме меня, твоей мамы и сестры? Да никому, никому не нужен такой подонок и эгоист, как ты!
А вот не надо при слове «подонок» злиться, обижаться и, возможно, клясть меня последними словами! Разве НЕподонки бросают девушку 5 раз (5 РАЗ! ПОДУМАТЬ  ТОЛЬКО!)? Разве НЕподонки молчат в ответ на стихи, или пишут снисходительное «Ну, а я не дома…», когда девушка просто хочет увидеть тебя на каких-то 20 минут и стоит под твоей дверью. ПО-ДО-НОК! Но это не страшно! Я принимаю тебя таким, потому что люблю! А полюбила до того, как узнала, что ты – ПОДОНОК!

Не расстраивайся… Я просто была замёрзшая, уставшая и злая, не принимай близко к сердцу мои слова…

Кто, в конце концов, скажет тебе правду, если ни я?

Не злись, а лучше почитай ещё одно стихотворение:

***
Я помню каждое мгновенье,
И каждый взгляд,
И каждый вздох.
Я помню рук родных прикосновенья
И сладость тёплых нежных губ.
Я помню пылкость каждой встречи
И помню каждое из слов.
И никогда я не забуду,
Что ТЫ мне подарил любовь…
И пусть умчатся в даль печали,
И пусть одна останусь я,
Но что бы ни случилось с нами,
Ты занял сердце НАВСЕГДА…

17:39

Я, наконец-то, дома! Сегодня совершенно неожиданно начались месячные. Почему неожиданно? А потому, что не болел живот, и не было этих мерзких выделений, которые обычно несколькими днями раньше предшествовали менструации. И вообще этот цикл был очень хорошим, наверное, оттого что часто бываю на свежем воздухе, и переживаний стало меньше. Здорово!

Весна началась, и это чувствуется как никогда. Работать совершенно не хочется, не хочется сидеть в пыльном помещении. Я – человек настроения, особенно, когда за окном моё любимое время года. У меня сейчас небывалый творческий подъём: хочется делать что-то особенное, прекрасное! Много, много писать стихов! А нет времени, совершенно нет! Вот я и разрываюсь – внутри всё горит, цветёт, рвётся на волю, а нельзя! Всё-таки для кабинетной работы самое лучшее время – это осень, начиная с октября, и зима…

21:39

… Сегодня я поняла, что работа с людьми не проходит даром и для меня самой. Я уже успела избавиться от каких-то своих страхов и комплексов, когда сравниваю себя с другими, с нашими читателями, например, глядя, какие книги они выбирают. Особенно становится легче, когда видишь незадачливых, застенчивых школьников, которые так стесняются, что иногда, подойдя к моей стойке, просто слова вымолвить не могут, словно не за книгой пришли, а милостыню просить или ещё чего-то, что они точно не смогут получить. Неужели я такая страшная для них, или кто-то до меня их так испугал? Была у нас, кончено, мадам Тамара – рявкала как цербер и всегда проверяла книги, словно надеялась там забытые деньги вместо закладок найти, но так она у нас больше не работает, а детки всё равно боятся. Стали, точно немые, записки мне подсовывать с названиями книг. Кладут просто на стойку и глазки виновато в сторону отводят – а мне смешно, по-доброму, конечно, и пожалеть их хочется и успокоить, но ведь не начнёшь просто так в душу лезть.

Но я отвлеклась… Я о себе рассказывала… Много, конечно, ещё всего осталось во мне, но это дело времени и работы над собой. И ты знаешь, я никогда не думала, что моё болезненное прошлое когда-либо оставит меня. Сегодня произошло практически это. Вечером, около семи, я пошла на почту за посылкой – новые журналы о путешествиях забирать (я их, конечно, на работе могла бы читать, но почему-то обладание этими красивыми драгоценными изданиями очень важно для меня, не могу я путешествовать взаймы). Я ведь, как ты помнишь, нигде не бывала, вот и путешествую только в своих мечтах, глядя на необыкновенные фотографии и читая рассказы очевидцев. Дорога на почту идёт через весь наш район, ни на каком автобусе не подъедешь, мимо моей старой школы и домов, где живут бывшие одноклассники, которые всегда смеялись надо мной, называли синим чулком, книжным червём, старой девой (знали бы они только… да хотя бы о нас с тобой…но об этом позже). Короче говоря, пришлось мне идти по ненавистным местам. Но сегодня всё было по-другому. Не было больше того района, который мучил меня так долго, в котором я была изгоем, который ненавидел меня и постоянно пускал сплетни. Сегодня не было ничего из прошлой жизни. Сегодня была я – новая, молодая, в «шаге до счастья», я, которая готова была простить всех, кто когда-либо презирал меня и унижал.
 
Чуть-чуть не доходя почты, мне встретилась девушка, которая раньше училась в моей школе, Регина Пустотелова. Ты, Никита, кстати, видел её один раз, мельком, когда мы с тобой как-то продукты покупали в супермаркете. Эта девочка училась на параллель ниже меня и не слишком отличалась хорошим ко мне отношением, именно за глаза. На людях, при случайных встречах на улице, (как тогда, в магазине) это было что-то из серии «сюси-пуси, мы такие милые добрые подруженьки». На самом же деле она особенно никогда не уважала меня. А сегодня всё было иначе, то ли время сделало её умнее (ей исполнилось 19), то ли жизнь научила (Регина почти год замужем и у неё годовалый сын Василек, сладкий карапуз с серыми глазками – он был с ней). Говорила она со мной по-доброму – не так, как раньше. Не было больше фальшивого восторга от внезапности встречи, натянутой улыбки и колких словечек, скрывавших за якобы доброй шуткой, настоящие чувства. Правда, она тут же излила мне всю душу: как вышла замуж, как родила, как бросала школу и уходила в вечёрку, как беременная устраивалась на работу, а потом по декрету получила 20 тысяч, как с мужем в постели и т. д. и т. п. Я, конечно, привыкла, что малознакомые люди или те, с кем мы сто лет не виделись, изливают мне всю душу, рассказывают всю свою биографию от рождения и по сей день, включая самые откровенные и шокирующие моменты, но, если раньше я воспринимала подобные рассказы как груз, то теперь я слушала практически с интересом. Во-первых, возможно, человеку не с кем поговорить, и почему бы я ни могла помочь, если есть такая возможность. Во-вторых, это отличный способ потренироваться терпеливо слушать, что крайне необходимо в моей работе иногда, когда попадаются нерешительные, но говорливые посетители. А, в-третьих, это опыт: человек рассказывает тебе о том, что важно, значимо для него, с определённой позиции представляет свою жизнь. А всё новое – это, безусловно, опыт! И я рада ему! А истории вроде, кто с кем, почему, зачем, когда и сколько раз, уже не перегружают, а просто просачиваются через меня, не оставляя тяжести и неприятного осадка.
 
Я и Регина с сыном не спеша прогулялись до моего дома и некоторое время разговаривали у подъезда. И тут случилось второе чудо, позволившее мне почувствовать, что прошлое оставляет меня навсегда. Боковым зрением я увидела, что из соседнего подъезда (второго, т. е. справа от меня) выходит Никита Высоков с девушкой, тот самый Никита номер один, первый Никита, которого я когда-то любила – моя первая любовь до тебя – моего нового, единственного, необыкновенного Никиты. И впервые за всё то время, которое я ничего не испытывала к нему (а, значит почти 7,5 месяцев), я не почувствовала боли внутри. Да, мои чувства к нему остыли, когда в моей жизни появился ты, Никита, но боль от неразделённой любви, от предательства и пренебрежения с его стороны мучила меня, я ведь пять лет страдала, ждала его, надеялась на что-то, ломала свою жизнь, как могла… Даже в тот день, 25 февраля, когда ты расстался со мной, я случайно встретила его в метро с той же самой девушкой. Хотя вряд ли это была случайность – судьба. Ты знаешь, Никита, я никогда не чувствовала себя неудачницей, что бы ни происходило, как бы ни била меня жизнь, никогда я не называла и не считала себя неудачницей. Но 25 февраля эта встреча просто стала последним ударом! Никита заметил меня и смерил таким взглядом, что мне захотелось провалиться сквозь землю! Сколько же призрения и гадкой жалости было в его глазах! Никогда мне не было так противно от встречи с ним. В любой другой день я бы неприятно содрогнулась, увидев его одного или с девушкой, но в тот день это стало катастрофой.
 
Сплошной символизм! Живём с ним в одном доме – видимся, может, раз в год, случайно, но нет же! Именно в тот день, в тот час мы сталкиваемся в метро! Меня бросает человек, которого я люблю до безумия, он говорит мне, что не любит меня и не хочет больше быть со мной, бросает меня прямо на станции, даже не поцеловав на прощание, а тут ещё я встречаю мужчину, который вообще никогда не разделял моих чувств, да к тому же ещё и с девушкой. Словно кто-то поглумился надо мной, словно меня растоптали. Хотя, нет, не растоптали, а вскрыли все раны сразу и старые, и новые – ВСЕ!

Но это было тогда… а сегодня, когда он вышел из подъезда, я впервые в жизни ни почувствовала боли внутри, словно ничего и не было, словно он – просто старый знакомый, который никогда не занимал в моей жизни особого места. Я даже ощутила тихую радость от того, что у него всё хорошо, что у него есть девушка и у них всё замечательно (они давно уже вместе).

Нет больше боли… Отпустило… Прошло…

Предыдущий Никита с девушкой прошли мимо, и вдруг ещё одна встреча! Моя бывшая одноклассница – Римма Черпак – человек-гора, которая в школе тоже любила перемывать мне кости. Но сегодня всё было не так, как обычно! Она, как будто я была её лучшей подругой, целый час рассказывала мне про свои любовные похождения, про парня за которого она собиралась замуж, когда ей было 17 лет, и (О Господи!) зовут его тоже … Никита, как и тебя! Как же вас много – Никит! Далее последовало бурное повествование о том, какие любовники у неё были за последние полгода. Я узнала, что ей нравились экзотические мужчины в дорогих классических костюмах, и что как-то у неё был секс с одним из них целых 10 часов. Конечно, я думаю, что и половина из её рассказа придумано ею самой, но для меня это было неважно! Ей стало легче после разговора со мной – а это главное! Она произвела на меня впечатление человека очень одинокого, которому просто не хватает друга… И впервые я иначе взглянула на неё: ни как на глупую крестьянку и сплетницу, а с сочувствием к одинокой девушке, которая всю жизнь страдала из-за своего лишнего веса…


7 апреля
04:27

… другому молодому человеку на твоём месте, дорогой мой Никита, вскружило бы голову от такого поведения девушки, как моё. А ты ничего… Молодец! Держишься!

Я бы не справилась с таким напором… с твоей стороны (хотя, в сущности, это научная фантастика). Что ж, искренне завидую тебе – мне в таких количествах письма не пишут, стихи не посвящают, под окнами не гуляют с двумя грошами в кармане, не зная хватит ли на обратную дорогу… Наивно восхищаются – это есть! (Молодые читатели-романтики, такие, как наш младший библиотекарь Коля, который носит круглые очки толщиной с Великую Китайскую стену, потому что слеп как крот.) Но, знаешь, я всерьёз не воспринимаю всё это, потому что не верю. Думаю, просто – юношеский максимализм!

21:53

…Никогда так ясно не видела, что мир тесен. Я сижу в нашем любимом кафе с молодым человеком из компании Ромы. (Да-да, твоего друга! Когда мы ещё с ним были приятелями, и он утешал меня после расставания с тобой, кажется, под номером два. Так вот, однажды он позвал меня развеяться на вечеринку, где тебя, конечно, не оказалось. Но я-то не знала этого, когда соглашалась. Вырядилась как богиня и, вместо тебя, привлекла ещё одного друга Ромы. А потом подумала: «А почему бы и нет! Девушке всегда нужно иметь запасной план. Я могла бы начать с ним встречаться и тогда дразнила бы тебя, всё время появляясь в вашей компании как его возлюбленная. Вот весело было бы!»). Так вот, мы в этом кафе были и, когда уже собирались уходить с моим новым поклонником, наткнулись на сына директора библиотеки, где я работаю. Удивительное ощущение посетило меня от переплетения, через Рому, его друга, а значит, и через тебя, святого, прекрасного, таинственного мира нашей с тобой Усадьбы и мира моей повседневности. И, наверное, так хорошо мне стало, что снова ожила мечта, иллюзия, что Усадьба, а значит, и ты совсем рядом…


8 апреля
00:13

…Жизнь – удивительная штука!

На востоке есть такая присказка «Люди! Бойтесь, ибо все ваши желания исполнятся!» Не верила я в это никогда, но моя собственная жизнь это же и подтверждает. Когда я училась в школе, я никому не нравилась. В лучшем случае, ко мне относились как к человеку, т. е. воспринимали как личность, но как девушку – никогда. И я всегда мечтала стать такой, чтобы нравиться всем молодым людям, чтобы они штабелями укладывались… Это, конечно, я сейчас понимаю, что те мои прежние желания были лишь ярким проявлением комплекса неполноценности, желанием получить эмоциональное возмещение за годы пренебрежения и неприятия. Я мечтала стать эдакой женщиной-вамп, сердцеедкой. Сейчас я другая, взгляды изменились, появились новые приоритеты в жизни, да и некоторые комплексы отпустили. И вот именно теперь, когда мне, по большому счёту, всё равно, какому количеству мужчин я нравлюсь и нравлюсь ли вообще, на меня обрушилось именно то, о чём я когда-то так мечтала. (Очень много у нас стало появляться читателей мужчин.) Только сейчас нет такой потребности в поклонниках, как раньше.

Конечно, не буду лукавить – мне приятны и знаки внимание, и комплементы, и восхищённые (а может, животные) взгляды. Да! Безусловно приятно! Но лишь оттого, что это всё льстит моему самолюбию, ублажает моё тщеславие, поощряет природные инстинкты, но теперь не означает чего-то сверхъестественного. Зачастую, это ведь просто физиология, возможно, смешанная с романтическим воображением, но не более того – с их стороны, я имею в виду.

Ведь от того, как они думают обо мне, я не становлюсь ни лучше, ни хуже.

Я ПРОСТО ЕСТЬ!

А вот и стихотворение почти на эту же тему:

***
Мне хочется плакать
И хочется злиться,
Что я вся твоя,
И нигде мне не скрыться.
Сегодня – рабыня,
А завтра – царица,
Сейчас я нежна,
Но потом – дьяволица.
Я вся без остатка –
Твоя я должница.
И хочется плакать,
И хочется злиться.
Мне некуда деться
И негде укрыться.
Стрелой ты пронзаешь
Наивное сердце.
Ты – ангел небесный,
А я как блудница.
Не дай мне погибнуть!
Не дай мне разбиться!
Взгляни мне в глаза!
Что в них отразиться?
Мне хочется плакать
И больно проститься.
Я буду кричать
И тихо молиться…
Позволь же мечте
Моей воплотиться –
Я в сердце твоём
Хочу раствориться!               

13:02
(лекция по социологии)

Гениальную идею предложила наша преподавательница: совместить детские дома и дома для престарелых с целью взаимопомощи и общения. Это помогло бы решить многие социальные и личностные проблемы, а главное, убрать недостаток в общении, внимании и заботе в двух кризисных категориях общества: сироты и пожилые люди.

Замечательно, мне кажется!


12 апреля
22:32
          
***
Я в объятьях твоих
Вновь хочу оказаться
И от ласк твоих нежных
С ума вдруг сойти.
Я в безумном потоке
Хочу закружиться
И тонуть в поцелуях твоих
Без конца.


13 апреля
18:21

(Ироничная улыбка) Интересно, что ты почувствовал, получив моё сообщение с этим стихотворением?
 
21:17 (а вот и его продолжение):

Губ любимых касаться,
От желанья сгорать,
И от рук твоих страстных
Вся в экстазе дрожать.
Я хочу от восторга
Сильно простынь сжимать,
И кричать, и стонать,
Вырываться нарочно,
Твоё имя шептать
И от ласк задыхаться!
Я хочу быть твоей
И в тебе растворяться.
Каждой клеточкой тела
Каждый взгляд твой ловить.
Забывать обо всём!
Слышать шёпот твой, крик,
И губами касаясь…
До безумья любить!


16 апреля
21:19

Сегодня с Анной (помнишь мою подругу поэтессу?) были в твоём городке… всю ночь!

Ходили в клуб «Конфетти». Сначала мы хотели пойти в «Обозрение» (кажется, там вы с Ромой как-то были, пока мы с тобой встречались), но денег у нас на двоих оказалось совсем немного – на вход в «Обозрение» буквально чуть-чуть недоставало. В общем, постояли мы расстроенные перед дверями и отправились в «Конфетти». На мгновение безумное отчаянье охватило меня: ты мог быть там, в «Обозрении», а я так близко и так далеко, и каких-то нескольких бумажек нет в кармане…

В «Конфетти» сначала страшно не понравилось: пьяные грубияны с бешенными глазами, ужасно накурено, музыка совсем старинная (даже при всей моей любви к ретро-направлению, это было уж через чур). Анна, как всегда, с недовольным лицом, бесконечно закуривающая… Но потом понеслось: включили, точно по моему тайному велению, песни, которые звучали летом на дискотеке в Усадьбе.  Я была в ударе! Не помню, когда в последний раз так танцевала, наверное, только в ту самую ночь, которую потом мы впервые провели вместе, с 30 июля на 31… Такая же абсолютно трезвая, ничем не обременённая, свободная, в «шаге от счастья»… Потом меня пригласили на медленный танец, потом ещё, потом с нами в компании танцевало уже четверо молодых людей. Забавно! И ни к чему не обязывает!


17 апреля
11:45

Как же люди убоги и смешны в своём невежестве и близорукости!

Они видят только то, что хотят видеть, слышат только то, что хотят слышать. Им нет дела до истинного положения вещей. Их это и не волнует, их волнует такое представление реальности, которое выставит, прежде всего, их в хорошем свете, а других людей – уж, как получится…
А как получается обычно, в общем-то, известно!

Я всегда стараюсь придерживаться принципа, что во всём нужно искать положительное. Сегодня это действительно подтвердилось!

Когда мы чего-то боимся, думаем, как предотвратить это «НЕЧТО УЖАСНОЕ», мы терзаемся страхами, сомнениями, опасениями, изводим себя, представляем, что если это «НЕЧТО УЖАСНОЕ» случится – жизнь наша тогда будет кончена, а, если уж и ни кончена, так сделает трагический поворот… А вот и ничего подобного! Даже в этом «самом ужасном» можно будет найти что-то положительное, если постараться. А положительное в данной ситуации заключается в том, что больше не нужно бояться, не нужно терзать себя, мучиться. Вот ОНО! СЛУЧИЛОСЬ! Больше нечего бояться! И это тоже плюс!

Но мы всё равно боимся, потому что наши мамы и папы, замечательные, вне всяких сомнений, вырастили нас в постоянной боязни и опеке, как тепличных растений: то нельзя, это нельзя, то опасно, там убьёт, туда не ходи. Ага! Не ходи! Не дыши! Вообще, зачем родился?! Они хотят за нас прожить нашу собственную жизнь. Они одного не понимают: ударились бы мы сами пару раз о грабли, вляпались бы в дерьмо, наломали бы дров и начали бы тогда думать самостоятельно – а так, получается, родители водят нас за ручку, от всего оберегают, а потом удивляются, почему их драгоценное «дитятко» натворило дел или в беду попало, как только его или её одну оставили, без присмотра.

Люди слепы или, в лучшем случае, близоруки!

Они ничего не хотят замечать, они видят только форму, совершенно забывая, или даже не догадываясь, что в ней может быть содержание…

Вот мне тут недавно сказали: «А кто его знает, хороший ты человек, или нет? Это только время покажет. Тебе лет ещё мало, нигде не была, ничего не видела, мало знаешь. Хорошим человеком стать надо, этому так легко не научишься…». Как узко мыслят люди! Интересно получается, на подонков и сволочей, а ещё на сплетников, нигде не учат, а вот, доброе сердце где-то выслужить, раздобыть надо – научиться быть хорошей. Одного только они не учитывают: я-то всему выучусь и себя понимать, и других, и доброй быть, а они так и останутся слепцами и тугодумами, разве что могут пойти на «повышение квалификации».
 
15:11

Сегодня Анна меня со своей семьей познакомила, так её родители запротивились нашей дружбе, мол, взрослая я для неё слишком (а разница-то всего четыре года) и не перспективная, потому что всего лишь библиотекарь обычный. Считают, что я её с толку сбивать буду, что чудная и непонятная очень. Это всё, конечно, они мне в лицо не говорили, в лицо – только свои рожи кислые показывали. Анна потом мне в телефонном разговоре рассказала. Даже грозили в другую библиотеку её записать, а когда узнали, что это она со мной по ночам в твой город ездила, вообще чуть с ума не сошли.
 
Грустно! Очень мне грустно сегодня…


18 апреля
22:01

Забавно! Ты снова не ответил на моё сообщение. В общем-то, я не удивлена. Знаешь, моя самая близкая подруга Софья, Соня, могла бы получить неплохие деньги, если бы ты хоть раз написал мне. Да, мы с ней уже спорим и ставки делаем по этому поводу. Моя подруга наивно полагает, что ты всё ещё можешь ответить. Видимо, она лучше думает о тебе, чем я. Милая такая!


В последнее время в голову приходят очень интересные мысли. Я вдруг поняла, что в действительности лежит в основе всех конфликтов между мужчинами и женщинами. Что является причиной того глобального непонимания, которое веками было, есть и, вероятно, всегда будет между ними.
 
Впервые это осознание пришло ко мне на занятии по антропологии в институте. Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Да, слишком поздно я поняла... Возможно, случись это несколькими месяцами раньше, не было бы многих наших ссор, и, возможно, сейчас мы даже были бы вместе. Ладно, хватит жалеть о прошлом…Ближе к сути! А суть заключается в том, что у мужчин и женщин разные жизненные приоритеты. Это, может быть, прозвучало простенько, но в этом скрыт глубокий и печальный, именно для женщин, смысл. Испокон веков, ещё со времён пещер, роли мужчины и женщины были предопределены их биологической природой. Женщина – мать, а мужчина – охотник и отец. Женщине выживание обеспечивала её способность быть матерью и заботиться о мужчине, для мужчины же выживание – это умение добывать пропитание и оберегать свою пещеру от других желающих. И таким образом, с психологической точки зрения, мир чувств, эмоций был основополагающим для женщины, а для мужчины – умение мыслить, разрабатывать стратегии – чувствительность и склонность к сентиментализму грозили бы первобытному мужчине голодной смертью и захватом «родной» пещеры гамадрилом из соседней. Да, конечно, времена меняются, но массовое сознание практически не изменилось. Феминистическая революция случилась лишь в конце XIX века, и в числовом соотношении один век феминизма – ничто по сравнению с несколькими тысячелетиями традиционных устоев. В чём же теперь проявляется та самая разница в жизненных приоритетах мужчин и женщин, о которых я сказала? Всё очень просто! Ни один мужчина, никогда (по крайней мере, я таких не знаю), не променяет своих друзей, карьеру, хобби на любовь к женщине, пусть даже самой прекрасной. Потому, что для него чувства и личная жизнь никогда не станут источником самоутверждения, реализации, никогда не преподнесут его в роли сильной личности (а это уже рок нашего общества: источник всех предрассудков и лжеистин). Женщины же готовы ради любви на всё не оттого, что глупы или ограничены, а потому что веками эмоциональная сфера определяла их физическое и социальное выживание и благополучие.

В принципе, в этой ситуации изменить ничего нельзя, как нельзя избавить человека от двух основных инстинктов: размножения и самосохранения.

23:59

Да, продолжу… Я поделилась этими мыслями с Соней, и она спросила меня, а можно ли что-то сделать с таким положением.
 
— Нет, нельзя! – ответила я.

— Тогда какой смысл от этого осознания? – спросила озадаченно моя подруга.

— А смысл в том, что, приняв его как данность, то есть, проще говоря, смирившись с этим, мужчины и, особенно, женщины избавят себя от многих проблем.

Нельзя требовать от мужчины того, что он в принципе не способен дать, но не потому, что он «козёл» или «сволочь», а оттого, что такое поведение – результат его исторически и культурно складывающейся социальной роли. Это также неизменно и естественно, как то, что люди рождаются с двумя ногами и двумя руками. Третью пару конечностей вряд ли можно нарастить.

Я от разных мужчин слышала, что ради девушки или жены они никогда не бросят друзей или любимое дело. Да, собственно, за примерами ходить далеко и не нужно! Ты сам, мой дорогой Никита, неоднократно говорил мне, что «любовь никогда не будет для тебя главным в жизни», что ты «не собираешься терпеть трудности ради любви».

Знаешь, раньше подобные слова вызывали в моей душе ужас, а в уме – осуждение и непонимание – что-то вроде мыслей «Как же так?! Я к нему с душой, а ему – всё равно!» Но сейчас ужаса стало меньше или, скорее, его заменили досада и грусть, так как ничего нельзя изменить – можно только принять или не принимать вовсе, а вот, с понимание дело обстоит гораздо лучше! Теперь, услышь я нечто подобное, я как раз смогу это понять, именно понять. Теперь для меня многое стало ясно: почему мужчины не запоминают даты, не перезванивают, хотя обещали, говорят «люблю», а потом с лёгкостью отрекаются от своих слов, не переживают расставания так тяжело, как это делают женщины (нет, есть, конечно, отдельные индивиды, но у них, видимо, эстроген в крови повышен), предпочитают футбол свиданию, меняют часто своих возлюбленных и т. д. и т. п. в том же духе. И женщин я стала понимать лучше: почему они так помешаны на своей внешности, бытовых делах, сплетнях, почему закатывают истерики и много ещё чего делают. Только раньше и тех и других я не понимала и осуждала, а теперь говорю про себя: «Такова жизнь, Анна! И, к сожалению, это самое естественное положение дел».


19 апреля
00:25

Не поверишь, а мне стало лучше после того, как я отправила тебе сообщение. Даже на огромном расстоянии ты не теряешь своего благотворного воздействия на меня!

Родной! (Боже! С каким удовольствием пишу и мысленно произношу я это слово) Родной… Мой Никита… Мой Зайчик! Как безумно соскучилась по тебе! Так сильно, что хочется на стену лезть! Как хочется увидеть тебя!

Сегодня просматривала фотографии и не могла наглядеться на тебя. Каждая черта твоего лица, твои волосы, руки – всё такое родное… Даже смотрела на твой позорный животик и понимала, что и он родной, что сейчас отдала бы, наверное, всё, чтобы ещё раз дотронутся до него, положить на него голову, поцеловать…

Что-то я уже куда-то не в ту степь! Хотя зачем скрывать, я безумно хочу заняться с тобой любовью! Целовать тебя, ласкать, гладить твои плечи, спину, видеть твой безумный от желания взгляд (словно ты готов разорвать меня на куски), прижиматься к тебе, проводить ногтями по ягодицам, слышать твоё учащённое дыхание, твои стоны, чувствовать, как ты входишь в меня… Я готова задохнуться от волнения, вспоминая, как мы занимались любовью, как никогда и ни с кем! Ночи в Усадьбе, первая наша ночь после того, как ты вернулся из отпуска со своей семьёй на море, после нашей двухнедельной разлуки, а потом был вечер на даче, когда ты признался мне в любви в первый раз, а потом ночь в машине в лесу, на Новый год, на Рождество, на наши полгода…

Это не секс, это даже не занятие любовью, это что-то такое запредельное, что может быть лишь однажды – это как искусство, самое прекрасное, самое возвышенное, когда есть лишь ты и я, когда не хочется ничего говорить, просто хорошо от того, что ты рядом, от осознания такой близости, которой не может больше быть. Это апофеоз! Это всё! Это ни с чем не сравнимое ощущение убийственного счастья, когда ты на грани безумия и нет предела восторгу от осознания, что такая близость происходит и возможна только с самым дорогим человеком! Всё! Не могу больше писать об этом! У меня уже руки начали неметь…

01:07

Пока не забыла… Локоть мой так и не зажил до конца после того, как мы катались на роликах в Усадьбе, а ведь это осенью было. Но, ты знаешь, мне даже нравится… Это ещё одно напоминание о тебе, как если бы я сделала татуировку.

01:45

***
Я как родник – меня прорвАло!
Любовью душу истязала,
Перо ломала и страдала,
И боль моя текла рекой.
Я всю себя тебе вверяла
И я кричала, умоляла,
И я просила дать мне сил.
Я в каждом слове заключала,
Что без тебя мне не бывать!
Я как родник – меня прорвАло!
И перестать я не могу,
И что б немного легче стало,
Я каждый день тебе пишу.
Пишу о счастье и о горе,
О том, что больше нету сил,
Пишу о том, как я скучаю,
Как без тебя тяжёл мой путь,
Пишу о горечи разлуки,
В мечтах хочу тебя вернуть,
Хочу обнять и быть с тобою,
Твоею быть и замирать
В объятьях нежных и жестоких,
И о спасенье умолять…


20 апреля
08:02

Доброе утро, Никита!

Начну сразу с главного. Хочу тебе кое в чём признаться. Но прежде хочу объяснить, почему я делаю это признание.

Ты научил меня быть честной, по крайней мере, с тобой. Ты знаешь всё обо мне, и, для меня, это делает нас ещё ближе. Ты знаешь и о моей семье, и о первой любви, и о моих мужчинах, обо всех моих страхах и мечтах, и ещё много всего… Даже и не упомнить! И как бы ни складывалась моя жизнь, в каких бы отношениях мы с тобой ни были, ты единственный человек, который знает обо мне всё, и который, я так хочу, знал бы обо мне всегда всё. Для меня это важно, потому что я люблю тебя, потому что ты для меня самый дорогой человек на свете. Есть мама, но она стоит особняком, и мне не хотелось бы когда-нибудь оказаться перед выбором: ты или она. Вы те два человека в моей жизни, которые по-настоящему дороги для меня, мнение которых для меня действительно значимо… Гори оно всё огнём вокруг, но вы двое – всё для меня.

Моё признание может поразить тебя, ужаснуть и даже вызвать ненависть ко мне… Что ж, пусть так! Это твоё право!

А теперь непосредственно к сути! (Что-то вступление получилось долгим.)

За последний месяц у меня трижды были интимные взаимоотношения (и, наверное, будут ещё): банальные, обычные, механические соития. Представляю твоё лицо сейчас, и представляю, как ты назвал меня про себя, а может, и вслух. Что ж, мило! С другой стороны, ты же сам бросил меня – что, собственно, злиться? А злишься ты потому, что задето твоё самолюбие, но никак не сердце. Понимаю тебя…

В последнее время мои душа и тело живут отдельно друг от друга. Я открыла для себя за эти два с небольшим месяцев разлуки с тобой, что не смогу больше иметь нормальных отношений (слово-то какое: «нормальных») ни с кем. Я пробовала. Больше недели это не могло продолжаться (да, маленькая справка, физическая близость была ни с теми, с кем я пробовала начинать отношения, с этими и до поцелуев дело практически не дошло). Этих молодых людей (а встречаться я пыталась с двумя, в разное время, конечно) я невольно сравнивала с тобой… Наверное, понятно в чью пользу было сравнение. Но дело не только в том, что они – это не ты. Не было той внутренней теплоты с моей стороны, при всём искреннем их ко мне отношении. Я поняла, что уже никого не смогу ласково назвать солнышком или зайчиком, что нет той прелести в словах «доброе утро», потому что они сказаны ни тебе. Всё внутри меня содрогалась, когда кто-то из них брал меня за руку или называл каким-нибудь приятным словом. В какой-то момент я просто не выдерживала и говорила: «Всё! Хватит! Прости, но я люблю другого человека, и у нас ничего не получиться!» Я поняла, что уже ни с кем не будет так, как было с тобой, и не потому, что ты лучше или хуже этих молодых людей (в мире, я думаю, много мужчин, которые лучше тебя, но только не для меня), а потому, что при прочих равных условиях не хватает одного, и это крайне существенно: я не люблю их! А взаимность – это главное для того, чтобы чувствовать себя такой счастливой, какой я была с тобой. И скажу тебе честно, Никита, нет больше желания пытаться начинать строить какие-то отношения. Ведь, в принципе, какой в этом смысл? Зачем? Лгать другому мужчине, что мне хорошо с ним, пока я продолжаю думать о тебе? Нет, это глупо и неискренне… Ведь самое страшное, что могло случиться в моей жизни, уже случилось: ты оставил меня! И потому, есть ли у меня отношения с кем-то, или нет – всё одно!

Другое дело – сексуальные отношения… Именно секс, хоть я до этого пафосно назвала его физической близостью! В, конце концов, я живой человек, здоровая девушка, которая, естественно, по истечении некоторого времени захотела удовлетворения своих инстинктивных потребностей. Конечно, с моральной позиции, кто-то, а, возможно, и ты осудил бы меня, но это уже не ваше дело! Как говориться, а судьи кто? Помимо того, что я хочу быть честной с тобой, чтобы ты знал обо мне всё, есть ещё одна причина, по которой я рассказала тебе это.
Я параноик! Понимаешь?! Несмотря на то, что ты не отвечаешь на мои сообщения и, вообще, всячески игнорируешь меня, я всё равно жду тебя. И я знаю, что, если в моей жизни и появиться какой-то достойный мужчина, но вдруг неожиданно вернёшься ты (а так оно всегда и бывает, как в поэме «Евгений Онегин»), я ведь брошу того другого и даже ни на что не посмотрю. Брошу, чтобы снова быть с тобой, брошу потому, что ты позвал меня, потому что ты так захотел. И это глупое ожидание убивает меня! Я ведь прекрасно понимаю, что, если тебя клюнет жаренный петух, и ты ещё раз вернёшься ко мне, всё ведь опять повторится. Опять будет эта ромашка: любит, не любит, плюнет, поцелует, к сердцу прижмет, к чёрту пошлёт – так было уже много раз! И я устала… Я люблю тебя, но, зная тебя, я понимаю, что одна и та история будет повторяться до бесконечности как заезженная пластинка, пока либо мне, либо тебе это действительно не надоест.

Из сложившейся ситуации есть только два выхода:

- ты возненавидишь меня после прочитанного, будешь считать сукой или шлюхой, или и тем, и другим одновременно. Неприятно, конечно, но что поделаешь – я знала, на что иду, когда писала это. И, следовательно, продолжая свою мысль, ты не захочешь не то, что вернуться ко мне, ты не захочешь слышать меня, видеть меня. Что тоже, в общем-то, неплохо, потому что я наконец-то смогу расслабиться и не надеяться, что ты когда-нибудь вернёшься ко мне и переворошишь всё в моей жизни, а значит, не причинишь мне больше боль своей непредсказуемостью и ветреностью. Я лучше буду тихо любить тебя вдалеке, храня в памяти всё самое светлое и прекрасное о нас, чем снова быть с кем-то, кто совершенно не умеет держать себя в руках. Мне не нужны твои выходки, во время которых ты не управляешь себя, и способен наговорить таких слов, после которых жить не хочется. Но ты такой, какой есть, и у меня нет желания менять тебя, потому что я люблю тебя именно такого. Но и мириться не собираюсь с твоими недостатками, потому что заслуживаю уважительного отношения к себе;

- а второй выход (он, конечно, более фантастичен): если ты, зная, что пока мы не вместе, у меня были любовники, всё же когда-нибудь захочешь вернуться, значит, ты, действительно, что-то понял, значит, внутри тебя что-то стало лучше. Я люблю тебя таким, какой ты есть, ты же вряд ли способен на подобное по отношению к кому-либо. Но, если вдруг чудо возможно, значит, любовь твоя ко мне будет настоящей, и всё станет по-другому. И тогда, если когда-нибудь, через большой промежуток времени (а только так это и возможно), ты всё же решишь для себя, что хочешь быть со мной, значит, ты принял меня такой, какая я есть, со всеми достоинствами, недостатками, слабыми и сильными сторонами, со всеми грехами и проступками (хотя, что есть грех? Всё ведь относительно). Да, дорогой Никита, не надо строить иллюзий, тебя любит обычная земная девушка, не «ангел небесный». И если ты способен любить меня, или полюбить (как тебе больше нравиться), то именно такой, какая я есть на самом деле, а не какой-то вымышленный образ. Я же честна с тобой, и, если жизнь ещё сведёт нас, я хочу, чтобы ты тоже был честен со мной. Вот!

16:20

Когда мы только расстались с тобой, Соня много утешала меня, а однажды сказала:

— Ты сама, вне зависимости от Никиты, должна решить для себя, будешь ты с ним или нет.

— Как я решу это, если он может вернуться когда-нибудь?

— Ну, это уже его дело, а ты реши. Если ты скажешь себе, что никогда уже не хочешь, или не будешь с ним, тебе станет легче, ты не будешь терзаться ожиданием. – Настаивала моя подруга.

— Это, конечно, так, но я ведь знаю, что, если даже приму такое решение, а он потом всё же вернётся, я прощу его и буду с ним. – Недоумевая ответила я.

— И хорошо, но пока прими такое решение – жить станет легче…

Моя дорогая Сонечка, безусловно, права! Но я знаю себя – здесь третьего не дано. Либо я жду тебя, либо нет. Но не ждать тебя я не могу, поэтому ничего другого не остаётся. Какие бы решения я для себя ни принимала, я точно знаю, что, если вдруг у меня когда-нибудь будет молодой человек, но неожиданно появишься ты, я брошу всё и всех, потому что больше всего на свете я хочу быть с тобой.

Вот так до недавнего времени этот вопрос казался для меня неразрешимым. Я много думала о нас… И нашла, наверное, способ воспользоваться советом Сони, то есть, создать для себя некий третий вариант. Узнать, вернёшься ты когда-нибудь или нет, я не могу. Но в моих силах сделать так, чтобы ты никогда не вернулся. Поэтому я рассказала тебе о том, что у меня есть любовник. Официально, конечно, мы с тобой расстались, и ты не должен вообще никак реагировать на мои слова. Но я знаю тебя – ты не способен простить измены, или того, что в твоём сознание называется этим словом, и, хотя ты сам не держишь ни одного своего слова, от меня ожидаешь именно этого. Я обещала ждать тебя всегда. Так и есть! Я буду ждать тебя, но не так, как раньше. За эти два месяца я поняла, чего сейчас, в отсутствии тебя, хочу от своей личной жизни:

- я никому не хочу открывать свою душу, кроме тебя. Но тебя нет рядом, поэтому она будет закрыта. Это значит, что я ни с кем не хочу серьёзных или каких-либо далекоидущих отношений. Мне неплохо одной. Я не смогла бы кого-то, кроме тебя, брать за руку и замирать от счастья, прижиматься в метро, готовить завтраки или кататься всю ночь на роликах, словно сбылся самый прекрасный сон;

- но всё выше сказанное не означает, что у меня не будет вообще никакой личной жизни. Моя душа и мои чувства – только для тебя, но есть моё тело, которое хочет обычного тепла других человеческих рук. Да, это никогда не сможет сравниться с тем, что было у нас с тобой, Никита. И дело не в кульминации, то есть оргазме, которого я не испытывала со своим любовником… Нет страсти, нежности, нет восторга, нет безумного желания, нет счастья, есть фрикции и напряжённый выдох моего партнёра. Я почти как тень с ним. Нет экстаза, какой был с тобой, я не хочу делать ему приятно, танцевать перед ним или доставлять оральные ласки. Хватит нескольких движений, а потом мы тихо расходимся. Но этого вполне достаточно, чтобы удовлетвориться и забыть о своём теле на какое-то время. Не знаю, с кем и когда я ещё в своей жизни буду вместе в одной постели, но я могу сказать точно: для меня ты был, есть и будешь ЛУЧШИМ. И не потому, что ты технически виртуозный любовник, а потому что я люблю тебя и этим всё сказано! Хотя, собственно, что я переживаю! Я ведь тоже не знаю, спишь ты сейчас с кем-то или нет. А быть может, у тебя есть девушка, с которой у вас нежные и трепетные отношения;

- а ещё я поняла, что очень люблю ходить на свидания. Просто свидания! Когда молодой человек только пытается понравиться девушке – он галантен, зовёт её в кино, дарит цветы. Они ещё совсем не знают друг друга. Он не догадывается, что она, возможно, стерва и тайно поклоняется сатане, а она даже и не подозревает, что у него есть специальное стойло для носков, а ещё он любит самозабвенно ковырять в носу, сидя в уборной. Пока всё скрыто и благопристойно, именно такие встречи могут дать обоим заряд хорошего настроения и поверхностной радости, что позже становиться невозможным, если не возникает взаимное чувство. И вот именно такие встречи эмоционально самые безопасные – они ни к чему не обязывают – не были сказаны ещё громкие слова, и с губ не слетали безумные обещания…


Да, кстати, ещё о свиданиях!

На этой неделе у меня назначены два. Одно – в воскресенье с ботаником (помнишь ботаника Костю с моего филологического факультета?). Мы пойдём на выставку гравюр-иллюстраций к «Божественной комедии» Данте – у Кости есть два бесплатных приглашения. Ты знаешь, он много раз меня звал уже на другие мероприятия, но тогда, мы с тобой были вместе, и я постоянно отказывала ему, хотя, если честно, он всегда находит что-то невероятно интересное. А второе свидание – либо в пятницу, либо в субботу (всё зависит от того, как я поправлюсь – приболела немного). Зовут его Богдан (тот самый друг твоего Ромы, которого я придерживала как запасной вариант, так что, если между нами вспыхнет искра, может быть, мы с тобой скоро увидимся в одной компании). Только куда пойдём – ещё не решили. Но я хочу туда, где можно будет вкусно поесть. А ещё, может, в кинотеатр сходим…
В общем, жизнь прекрасна и удивительна, и я «в одном шаге до счастья» (хитро подмигиваю тебе)!

11:57

Сейчас смотрела свой любимый фильм. Каждый раз, когда мы расставались, я смотрела его. А сегодня это было впервые после нашего последнего расставания.

Милый, если бы ты знал, как мне тебя не хватает! Первый за эти несколько недель очень сильно расплакалась… Так странно… Как же тяжело без тебя! Очень!

Не выдержала и позвонила тебе – так вдруг захотелось услышать твой голос, так сильно, что не в силах была справиться с собой. Тебя не было дома, а может быть, просто твоя мама так сказала… Да, в общем-то, это и не важно! Я не жалею, что позвонила… Её голос тоже было приятно слышать, она ведь – твоя мама…

Когда работаю, мне легче – меньше думаю о нас, о тебе. Не забываю, а просто думаю меньше, потому что времени нет, голова занята другим. А сейчас болею, сейчас я наконец-то одна, и всё вокруг напоминает о тебе: твоя открытка на полке, твои зайчики фарфоровые повсюду, твоя фотография, постельное бельё, которое чаще всего было застелено, когда ты оставался у меня… Всё бы отдала сейчас, чтобы снова увидеть тебя, услышать твой голос. Сегодня просто какое-то безумие творится! Так хочется оказаться с тобой вдвоём, убежать ото всех, сесть в электричку и уехать куда-нибудь… Ехать, просто ехать, обнявшись, держась за руки, положив голову тебе на плечо, молча… Иногда хочется просто помолчать, но не оттого, что нечего сказать, а потому, что так хорошо, что слова были бы чем-то лишним. Просто чувствовать, что ты рядом, ощущать свою руку в твоей, осознавать, что вот оно – свершилось! Самое прекрасное, что только могло быть!.. Ты и я. «Да, мы одни, весь мир замкнулся…» – как писал ты в одном из своих стихотворений мне.

12:32

А небо? … Небо сегодня удивительное! Очень красивое! Такое же, как тогда, когда ты был рядом…

Знаешь, Никита, я сейчас вспоминаю нашу первую встречу после того, самого страшного расставания… Станция метро. Я стояла напротив выхода и читала Ницше (сейчас даже не вспомню сути книги, точно только слова заглатывала глазами и всё)… И тут появляешься ты… Внутри меня всё замерло, голова закружилась, люди вокруг слились в какую-то непонятную цветную кашу, звуки притихли. Как ты обнял меня в тот момент! А потом, когда мы сидели уже на скамейке, тоже обнявшись, молча, и я не могла наглядеться на тебя.
 
Что бы я сейчас ни писала, никаких слов не хватит, чтобы выразить тебе ощущения, чувства, который захватывали меня в те мгновения… Это удивительно! Наверное, нечто подобное и называют волшебством…


Как тяжело! Если бы ты знал! Хочется неистово закричать, просто нечеловеческим голосом, так больно… Закричать и самой ужаснуться от этого крика. Закричать как дикий зверь, раненный дикий зверь!..


***
Моя жизнь стала адом –
Нет просветов нигде.
Где-то ласковым взглядом
Лучик скрылся во тьме.
Мне что день и что ночь –
Всё одно наказанье!
Я лечу в пустоте
Беспроглядных страданий.
Мне минуты разлуки
Режут сердце ножом,
Я устала от мУки –
Я хочу быть с тобой!
Каждый день сердце плачет,
Каждый день всё одно:
Я молю о спасенье,
А в ответ – ничего.
Как же горько молчанье
И минут пересчёт!
Я б хотела забыться,
Но никто не даёт…


На днях перечитывала твои сообщения…

Знаешь, если ты задаёшься вопросом, почему после стольких расставаний, обид с твоей стороны, тишины в ответ на мои сообщения и стихи, я продолжаю писать тебе, то, наверное, я могу ответить наконец-то. Нет, это не слова «Я люблю тебя». Ты и так это знаешь… Я перечитывала твои сообщения и поняла, что такое, что было между нами, бывает лишь раз в жизни… И только с одним единственным человеком. Так уж сложилось, что им оказался для меня ТЫ!

Прочитай ещё раз свои сообщения (здесь только лучшие) и сам всё поймёшь…

Р. S. Извини за ошибки в орфографии – перепечатано с оригиналов =)

P. P. S. Некоторые сообщения с моими комментариями – в скобках.

После продолжу свои записи…


5 августа прошлого года 10:47 (Никита):
Как приятно – ты мне только что снилась – и тут сквозь сон твое сообщение… Как хорошо, что это не сон – иногда я боюсь, что проснусь и всё это прорадет: эти вечера у озера, эта вечерняя прогулка, этот деревенский закат и… это чувство, когда идёшь рядом с тобой… Как здорово, что ты есть… До вечера!

9 августа прошлого года 11:13 (Никита):
А мечтаю о всем: о отдыхе на море, о том что будет после него: о нашей встрече после двухнедельного расставания, о том как вместе с тобой поедем на дачу, где никто нам небудет мешать и неочем будет волноваться – блаженство!


14 августа прошлого года 15:37 (Никита):
Доброе утро, солнышко! Как все же хорошо иногда отоспаться: Вчера пошли на концерт – я прям там и заснул. Проспал часа три в кафе, вернулся домой и снова спать. Только что встал и узнал о пополнении своего баланса на телефоне – как я рад, что чнова могу написать тебе, ведь твои сообщения столько дней согревали мне сердце… Я очень скучаю по тебе… мой малыш.

14 августа прошлого года 16:28 (Никита):
Я тоже отдал бы многое, чтобы ты хоть на пару минут оказалась рядом со мной / До вечера – я тебе напишу. Нежно целую…


15 августа прошлого года 11:43 (Никита):
Я тоже часто вспоминаю те моменты, которые были между нами, и каждый раз возникает это двоякое чувство печали и радости. Те прекрасные минуты – их было не мало, но лучшее всегда впереди. И я уверен, у нас будет много-много всего о чем только мечтают, то, что заставляет людей плакать, когда они смотрят фильмы о счастливой любви. Но это не кино, это жизнь – наша с тобой жизнь – и я наполню ее теми сказочными мгновениями, которые навсегда останутся в памяти. P. S. Я очень-очень сильно по тебе скучаю и надеюсь вечером услышать твой голос. Целую…


16 августа прошлого года 12:59 (неизвестный номер):
Доброе утро! Я на связи! На моем телефоне закончились деньги, так что отвечать несмогу – да, и извинись за меня перед мамой, я когда тебе звонил попал на нее – она начала расспрашивать кто я такой и т.д., а у меня звонок был на мин. заказан, т.ч. я с удовольствием отвечу на ее вопросы в другой раз. Нежно целую… Никита

(Мой комментарий: да, моей маме в дознании нужно работать.)


19 августа прошлого года 00:50 (Никита):
Мой любимый, нежный, милый малыш уснул? Почему ему было тревожно?

19 августа прошлого года 21:38 (Никита):
Если я по долгу не отвечаю, значит на то есть веские причины – чаще всего потому, что я здесь никогда не беру телефон на улицу… ВОТ

(Мой комментарий: тогда неистовый грубиян в тебе впервые начал вырываться наружу, но я не хотела ничего замечать.)


20 августа прошлого года 00:10 (Никита):
Незнаю насколько верно я это понял – но скорее всего, да. Долго думал, что еще сказать, но что-то в голове никаких мыслей, одни чувства. Анна, я очень сильно по тебе скучаю, не передать словами как сильно – с каждым днем все больше и больше; пытаешься как-то отвлечься, чем-то занять себя, но это не помогает. Я не в коем случае не хотел тебя обидеть… Я завтра позвоню… Спокойной ночи! Целую…

20 августа прошлого года 14:25 (Никита):
Добрый день! Меня час назад мои только разбудили. Хозяйка квартиры приходила – я не помню рассказал я или нет; я тут деван сломал / делать было нечего, дело было вечером: я на него прыгнул – ну так она меня ошарашила платой за ремонт, вот недавно пришел – ходил в поселок искать плотника – цена оказалась не столь высока. Сейчас сижу футбол смотрю; а у тебя как, чем занята?

20 августа прошлого года 14:40 (Никита):
Это мне в тебе и нравится – с тобой легко, хорошо… Я тоже тебя крепко целую… Вечером еще напишу, если это будет возможно.

(Мой комментарий: что же изменилось потом?)


21 августа прошлого года 00:07 (неизвестный номер):
Спокойной ночи, милая, нежная Анна! Я тебе завтра позвоню, не передать словами как я тебя… Целую… Никита


23 августа прошлого года 00:00 (неизвестный номер):
Так тяжко ехать в поезде – Постоянно думаю о тебе… Как сильно я хочу тебя увидеть! Спокойной ночи, малыш! Целую… Твой Никита…

(Мой комментарий: когда я впервые прочитала это сообщение и увидела подпись «Твой Никита», у меня внутри всё растаяло, а по щекам покатились слёзы. Для меня это были больше, чем слова, в них было ВСЁ… «Да, Никита, тебя любит плакса!» - сказала я про себя.)


25 августа прошлого года 22:40 (Никита):
Все замечательно, если не учитывать что голова так и не проходит! Сейчас собираемся с Ромкой сходить попить пивка, о жизни поговорить…

26 августа прошлого года 00:51 (Никита):
Малыш еще не спит? Я конечно извиняюсь что, так позно пишу и мы вроде с тобой попрощались. Но сейчас пришёл домой и возникло непреодолимое чувство написать тебе, не знаю почему… P. S. не сочти меня за какого-нибудь параноика, но кажется я действительно по тебе соскучился, со мной такого никогда не было – для меня день это не срок, а тут… –  странное ощущение.

26 августа прошлого года 01:02 (Никита):
Маленький намек чтобы я позвонил =) не…ет – в сообщениях есть что-то интригующе-загадочное, а потом у меня все спят – придется выходить на улицу – там холодно!

26 августа прошлого года 01:31 (Никита):
Ты что обиделась? не ты ли мне говорила, что это «детский сад»? Да я самовлюбленный эгоист, из-за этого услышать меня сейчас не суждено!

26 августа прошлого года 10:16 (Никита):
Доброе утро, милая Анна! Действительно хорошее утро: солнце светит, я встал в 6 часов сходил за грибами (вроде это так называется) ни одного не нашел. Сейчас на рыбалку еду.


27 августа прошлого года 10:42 (Никита):
Доброе утро! А я сегодня до 2 часов смотрел футбол. Как ты считаешь, может нам с тобой лучше поспать лишний часик сейчас и встретиться не в 3, а в 4?


29 августа прошлого года 11:15 (Никита):
Приветик; Поспал отлично – лег в 23.30 хотел посмотреть фильм, телевизор включил; Все – дальше ничего не помню. Утром в 9 встал – пошел стирать; Все – в ручную я стираю первый и последний раз =)


30 августа прошлого года 11:40 (Никита):
Доброе утро, нежная Анна! Также поздравляю тебя с этим событием, с этой датой. Этот месяц, что мы провели вместе подарил мне много ощущений (чувств) которых я никогда не испытывал раньше. – Ты очень много стала значить в моей жизни. Целую…


31 августа прошлого года 15:54 (Никита):
Как дела у моего замечательного малыша? Я вот покатался на машине и договорился на завтра, с друзьями устроить «мини гоночки» =)

31 августа прошлого года 18:15 (Никита):
Сейчас иду под ливнем на волейбол. – Тяжело мне без него, но без тебя в стократ тяжелее – мне тебя нехватает…


1 сентября прошлого года 10:00 (Никита):
Доброе утро, моя нежная Анна! Ты мне сегодня снилась, причем я настолько отчетливо тебя видел (это поразительно), как-будто это было на яву. Мы занимались любовью… в лифте


7 сентября прошлого года 13:49 (Никита):
Милая Анна, извини, но сегодня встретиться не получиться! Твой Зайчонок

7 сентября прошлого года 15:07 (Никита):
Анна, милая, не обижайся на меня пожалуйста! После нашего разговора                мне как-то не по себе; прости что не получилось встретиться – я очень сильно по тебе скучаю, когда я тебе звонил, я хотел с тобой  посоветоваться – если ты была против – я не поехал бы – Ты и моя семья самое главное что есть в моей жизни. Еще раз ПРОСТИ! Целую. Вечером позвоню.

7 сентября прошлого года 23:51 (Никита):
Я надеюсь не разбудил тебя? Я чувствую, что тебе плохо, Или это просто мне плохо?! Напиши что-нибудь, пожалуйста… Но если хочешь спать или не хочешь писать – Не пиши, я пойму…

8 сентября прошлого года 00:05 (Никита):
37,4 – на самом деле самая плохая температура! Так во первых не переживай из-за того что сегодня произошло – со своей стороны могу пообещать, что такого больше не повториться. А во вторых я бы тебе не совето(ы ?)вал завтра выходить из дома – не хватало чтоб ты совсем разболелась.

8 сентября прошлого года 00:15 (Никита):
Л-а-д-н-е-н-ь-к-о! Малыш, давай выздоравливай! Завтра позвоню. Спокойной ночи. Целую… И прости меня пожалуйста, ты и моя семья – самое главное для меня – это то, без чего я не смогу жить…


12 сентября прошлого года 00:29 (Никита):
Спокойной ночи! До завтра… Все: глазки закрылись, Зайченок сложил две передние лапки на одеялко и … уснул…

12 сентября прошлого года 09:42 (Никита):
Доброе утро, любимая. Какая скверная погода за окном… Но она просто не сопоставима с теми чувствами какие меня «наполняют» – мне так хорощо_радостно_МиР ПрЕкРаСеН

(Мой комментарий: и это сообщение было для меня чем-то удивительным…Так, как ты написал «Доброе утро, любимая», не писал никто и никогда…)

12 сентября прошлого года 21:21 (Никита):
А у меня попытки найти работу Так и остались попытками… Так и не сел заниматься… Позвони мне как приедешь! Да, и не гуляй долго с друзьями. Целую…

13 сентября прошлого года 00:06 (Никита):
Малыши еще не спят? Я вот лег в теплую кроватку… =)

13 сентября прошлого года 00:18 (Никита):
А ты попытайся быстрее уснуть и я приду к тебе, и мы будем вместе, и всем будет тепло… я безумно соскучился по тебе.

13 сентября прошлого года 13:15 (Никита):
Пока что крик,
Но я на гране.
Хочу лежать
Щас на диване.
Хочу лежать
Рядом с тобой.
О, мама мио,
Боже мой…
Какой же
институт отстой.

(Мой комментарий: раздолбай мой любимый!)


15 сентября прошлого года 15:36 (Никита):
Хе-хе-хе… Злобные малыши пытаются меня запугать!?  =}

15 сентября прошлого года 15:40 (Никита):
Дя… Нам ничего не страшно, ну… почти ничего – у всех есть свои маленькие тайны.

(Мой комментарий: я никогда так о них и не узнала.)

15 сентября прошлого года 23:58 (Никита):
Еще раз спасибо за те слова которые ты написала – мне очень приятно и важно это знать, хотя я чувствовал – но читать тоже не менее приятно. Спасибо …

(Мой комментарий: в тот вечер я впервые призналась тебе в любви, в сообщении… Я безумно волновалась.)

16 сентября прошлого года 00:17 (Никита):
Помнишь как-то прогуливаясь вечером в Усадьбе, ты спросила: …? Теперь я могу сказать: Да… ! Спасибо тебе…

16 сентября прошлого года 00:41 (Никита):
Ты спросила: Любил ли я когда-нибудь? Ты об этом подумала? Теперь я могу ответить – да – Я знаю что такое любовь – и – Я Люблю!!! Это… просто не один «язык мира» не способен подобрать тех слов что испытываешь, когда Любишь…И только безумцы могут сравнивать это с болезнью. Любовь – это вторая, Скрытая от многих часть жизнь – ее лучшая часть, которая открывается не всем. …и ты открыла мне ее…

(Мой комментарий: интересно, ты и сейчас бы утвердительно ответил на этот вопрос… Ты ведь столько раз отрекался от своих слов.)


20 сентября прошлого года 00:19 (Никита):
Мой любимый маленький малыш уже спит? =) А у меня бессонница.

20 сентября прошлого года 00:30 (Никита):
Да кто его знает_ (иЗ-За института наверное)_с другой староны  мне все равно: выгоняя-нет. А с другой я не привык проигрывать, а если выгонят – то значит Каменева победила – Бред какой-то несу… А ты наверное с кем-нить по телефону разговариваешь?


21 сентября прошлого года 20:36 (Никита):
Пламенный привет, От самого большого раздолбая года, который вместо того чтобы быть с ЛЮБИМОЙ девушкой – умницей-красавицей, сидит и изучает Финляндию.

21 сентября прошлого года 20:47 (Никита):
Перевод твоих слов: «Ты даже не представляешь как мне помогают твои сообщения – Я только начну осмысливать тот нелегкий, Прочитанный мной материал – И тут твое сообщение – ответила – пытаюсь снова вникнуть в суть проблемы – и снова твое сообщение… Спасибо милый!»

(Мой комментарий: я обожаю твоё чувство юмора! Вокруг меня очень мало по-настоящему остроумных людей.)


22 сентября прошлого года 10:33 (Никита):
Доброе утро, Кнопка! Выспалась? Вчера ночью опять по телефону болтала! Когда ты мне написала, я уже очень крепко спал. Мне С-О-Н преснился – и что самое приятное в нём была ты!!! Мы гуляли где-то в лесу, около моря. А еще ты кормила из рук сов.
 
(Мой комментарий: ну кто, кроме тебя ещё назовёт меня Кнопкой?)

22 сентября прошлого года 11:03 (Никита):
Я сегодня первый раз был на первой паре – Я сам себе удивляюсь – ну какой же я молодец! Хя-хя – я голодный сижу вычисляю вероятность что сумма игральных кубиков будет меньше 10. А мой любимый малыш наверное будет сейчас кушать многочисленные лакомства приготовленные его мамой?! Завидую…

22 сентября прошлого года 20:21 (Никита):
Здраствуй, со мной все в порядке. А-а-а-а-а-а! Я сейчас с ума сойду! Я про Финляндию, мне кажется, уже больше чем про Россию знаю!

22 сентября прошлого года 20:28 (Никита):
«Это тебя положительно характеризует» - Что  именно: что я так плохо знаю Россию (родину свою) или что «я сейчас с ума сойду»? Чувствуется не спать мне ночью!


23 сентября прошлого года 09:20 (Никита):
Доброе утро, малыш! Разбудил я тебя! Если хочешь можешь поЗвонить на домашний и сказать, что обо мне думаешь. =)

23 сентября прошлого года 23:21 (Никита):
Хорошо!!! Милая Анна! я уже почти уснул, так что и тебе: Спокойной ночи! До завтра. Я тебя в 10 встречаю. Крепко-крепко целую…


25 сентября прошлого года 21:48 (Никита):
Смотрю вот программу про сериалы, а вернее про тех кто их смотрит – УЖАС. Анна, милая,  не злоупотребляй этим – имею ввиду женскими сериалами.


28 сентября прошлого года 23:51 (Никита):
Жаль. Мне надо позвонить, но я не буду – подумай почему!? Все завтра…


5 октября прошлого года 23:28 (Никита):
У меня такое одурманено-хорошее настроение! ;)
 

7 октября прошлого года 09:20 (Никита):
Доброе утро, милая! Я тебя не оразбудил? Как спалось? А у меня только начинается мучение – 4 семинара впереди – Кошмар! Радует, что после них я своего малыша увижу; …эх, дожить бы.

7 октября прошлого года 10:16 (Никита):
Я может если раньше уду, к тебе домой приеду – можно? Анна… эээ, как бы сказать – не буду темнить – у тебя есть, что поесть, н.п. МаКаРоНы!!!?


8 октября прошлого года 00:20 (Никита):
Все у тебя завтра будет хорошо и мы будем вместе… вечером, обнявшись, мило спать… (ну и не только) Спокойной ночи! Целую…


13 октября прошлого года 21:23 (Никита):
Мой малыш еще не устал слушать лекции старых дядек? Твой зайчонок сейчас совсем лапки откинет…, а еще он очень переживает за своего малыша, как он по темноте пойдет домой!


15 октября прошлого года 10:42 (Никита):
Доброе утро, нежная моя Анна! Ну что, ты уже грызешь гранит науки?! Как у вас там погода? У нас отвратная.


16 октября прошлого года 18:41 (Никита):
Анна, любимая моя, не обижайся на меня пожалуйста – я понимаю как неловко ты себя чувствуешь, но просто немогу я говорить раскованно, когда с одной стороны целый взвод солдат, а с другой начальник службы охраны.
 
16 октября прошлого года 19:08 (Никита):
А-а-а… Я замерзаю – у твоего зайчонка сейчас морковка отвалиться =)


18 октября прошлого года 00:04 (Никита):
Знаешь, ты все время говоришь, что любишь меня больше или искреннее. Но, ведь, когда человек любит он не обращает внимания не на что, он «просто» ЛЮБИТ, а ты  … . ?!

18 октября прошлого года 00:23 (Никита):
Мне тоже больно… Ты очень часто противоречишь себе и здравому смыслу…


19 октября прошлого года 17:03 (Никита):
По поводу содержательности, ты права. А если по сути в такие моменты одиночества, ещё больше скучаю по тебе. Я позднее еще напишу. Целую…


21 октября прошлого года 08:18 (Никита):
Доброе утро, малыш! Я сегодня встал в 6:30, честно собрался в институт, направился в его сторону, а потом… Незнаю, то ли я правда себя плохо почувствовал, то ли я захотел, чтобы это случилось… => => Вобщем, я не поехал в институт!


24 октября прошлого года 07:55 (Никита):
Доброе утро, милая Анна! Я надеюсь, что для тебя оно действительно, доброе. А для меня?! Суди сама: я себя ужасно чувствую, не поехал в институт и, еще, поругался с родителями…


25 октября прошлого года 07:48 (Никита):
Доброе утро, милая Анна! Мне очень жаль, что пришлось разбудить маленького малыша. Желать доброго утра в 8 часов – это такой же парадокс, как в 3 часа ночи звонить и говорить: «Спокойной ночи». Но, я правда желаю тебе хорошего дня, любимая! P. S. Я еду в институт – УрА!


26 октября прошлого года 10:46 (Никита):
Мой малыш уже проснулся? Хорошая погодка, не правда ли? Я, пока до института дошел, задубел! Пришел вся голова в снегу, теперь оттаило – сижу мокрый как крыса…


29 октября прошлого года 03:13 (Никита):
Малыш, не знаю, может, это показаться странным, но Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ! Нет, ну правда, говорят: «Странно любить каких-то там малышей», –  у нас в лесу. Говорят: «Зайчата должны любить только зайчих». А я, вот, своего малыша ЛЮБЛЮ!!!
И готов повторять это много-много раз:


(Мой комментарий: и от такого можно было отречься?!)


2 ноября прошлого года 00:17 (Никита):
Ты значишь для меня больше, чем ты думаешь…


9 ноября прошлого года 21:47 (Никита):
Я тебя люблю!!! Твой зайчонок.


12 ноября прошлого года 01:23 (Никита):
Мой любимый, родной, милый малыш! Желаю тебе побыстрее разделаться со своими делами. И лечь в теплую, мягкую, кроватку, обняв плюшевогого розового зайчонка… Р. S. Я тебя… Люблю; л-ю-б-л-ю; л_ю_б_л_ю; ЛюБлЮ; Л_ю_Б_л_Ю; Л-ю-Б-л-Ю; ЛЮБЛЮ; Л»Ю»Б»Л»Ю; Л\Ю\Б\Л\Ю; Л”Ю”Б”Л”Ю …


16 ноября прошлого года 08:58 (Никита):
Доброе утро, милая Анна! Как поспала? Как твое самочувствие?

16 ноября прошлого года 09:15 (Никита):
«Сильные головокружения и трудно ходить. А так вроде бы ничего,» - юмористка, тоже мне. Еще и за практику села… :\ Врача вызывала?

16 ноября прошлого года 09:30 (Никита):
Глупенькая, завтра я тебя сам разбужу в 10.20. Вызовешь врача, независимо от того, как будешь себя чувствовать. А у меня все обычно: не поехал в универ, катался на машине (сегодня без приключений, в отличии от вчерашнего вечера: чуть под фуру не заехал.), сейчас отдыхаю…

16 ноября прошлого года 18:42 (Никита):
Я к вам пишу,
Чего же боле.
Не подчиняйте,
Своей воле,
Поступков вы моих.
Однажды вами заболев,
Я, излечиться не смогу,
Без вас, я, Анна, пропаду…
Для вас готов на все я…
И слов на вас я не желею,
При виде вашем я хмелею.
Носколько раз, вас огорчал,
В душе моей тогда кричал,
Тот человек который любит.
И глаз любтмых не забудет,
Уж никогда…
И каждый раз я укорялся,
Но дьявол, ведь, во мне смеялся.
И каждый раз он заставлял,
Чтоб боль любимой причинял.
Обдумать, путь вы предложили.
И, вот, ответ я свой пишу:
Для вас я это совершу…
И дьявола я придушу,
Чтоб вместе жить он не мешал…
Похоже, все теперь сказал.
Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!

(Мой комментарий: Пушкин должен был в гробу перевернуться! Но тогда это твоё стихотворение самодельное так тронуло меня… а через 5 дней, 21 ноября, ты впервые сказал, что не любишь меня… Горько…)

16 ноября прошлого года 20:05 (Никита):
Почему ты так долго не отвечаешь?! Ответь не мучай меня: ты ждала другово решения?

16 ноября прошлого года 21:28 (Никита):
Если ты против моего рещения, и ждала другово, то так и скажи? Я правда все обдумал –сегодня я не зря так много писал тебе, я не могу без тебя, а ты ?


17 ноября прошлого года 19:33 (Никита):
Берегись, Я еду…!


28 ноября прошлого года 00:14 (Никита):
Как хочется уснуть,
Уснуть, взять, навсегда.
И не искать решений,
Так легче…
Без труда…
Себя всю жизнь терзая,
Я не могу понять,
К чему она такая,
И как ее унять.
И почему, мне невозможно,
Спокойно по ней плыть.
И каждый раз приходится,
Себя в ней хоронить.
И укорять себя,
За прожиты ошибки.
Но снова день приходит,
Я снова рассуждаю.
И новые проблемы,
Себе я выставляю.
Боясь, я, уколотся,
К себе не подпускаю.
Но ночью каждый раз,
Я четко представляю.
Что все могло иначе быть,
И по другому все случиться.
От мыслей, грусных этих,
Все чаще мне не спится…

(Мой комментарий: вечно сомневающийся, вечно неуверенный ни в жизни, ни в себе, ни в людях, ни во мне! Сколько можно, Никита?! Сейчас, наверно упиваешься своей твёрдость и решительностью – непреклонностью своего решения, правильностью выбора. А твоё ли это решение, твой выбор? Или, как всегда, послушался «мудрых» советов «доброжелателей», которые так много понимают в жизни! Я ведь «девушка, которая может тебе запудрить мозги» - так, кажется, тебе дома говорили?! Как же точно это было сформулировано?.. Ах, да!  Я же «манипулирую» тобой!)


11 декабря прошлого года 11:47 (Никита):
 «Лиш теряя все до конца, мы обретаем свободу» Я доехал…
(Мой комментарий: твои дешёвые мелодраматичные изречения отдают такой сентиментальной женственность, что ты ужаснулся бы, узнав это. Иногда они просто убивают, а орфография – ещё больше…)


15 декабря прошлого года 12:07 (Никита):
Привет, я не позвонил, потому как, был занят всевозможными махинациями с контрольной. Я к тебе сегодня где-нибудь в часик приеду…


19 декабря прошлого года 11:23 (Никита):
Хреново, она, препод, сказала, что аттестацию хрен поставит, но при сдаче зачёта мешать не будет… Ну-ну… Не верю я им, злые они все…


2 января 20:09 (Никита):
Милая Анна, не пойми меня не правильно, я очень рад что ты встретилась со своими друзьями. И я не буду против, если это будет происходить и в дальнейшем… Но… БЫСТРО ЕЗЖАЙ ДОМОЙ !  !  ! ТЕБЕ ПОЛТОРА ЧАСА ДОБИРАТЬСЯ – ТЕМЕНЬ НА УЛИЦЕ !  !  !
(Мой комментарий: обожаю тебя!)


3 января 00:34 (Никита):
Ты даже не представляешь, что ты для меня значишь. Сейчас когда мне физически плохо, мне так помогают мысли о тебе…Ты не представляешь до какого восторга, эйфории (не могу подобрать слова) они меня доводят, мысли о том, что Ты…, и мы ВМЕСТЕ !!! Еще раз: «Спокойной ночи, милая ! » Целую…


4 января 23:37 (Никита):
Все хорошо, мы вместе, и ты можешь делать и говорить все что захочешь.


5 января 00:34 (Никита):
Я надеюсь, что не разбужу тебя этим сообщением… Просто, очень захотелось написать тебе… Что, собственно говоря, я сейчас и делаю. Вот! Спокойной ночи, любимая! Маленькому малышу надо как следует выспаться… Целую…


12 января 07:34 (Никита):
Доброе утро, милая Анна! Желаю тебе удачного рабочего дня… Все будет хорошо… Целую обнимаю и к сердцу прижимаю… Твой Зайченыш.


14 января 23:10 (Никита):
Я доехал. Пытался тебе позвонить, но безуспешно, ты не брала трубку. Ну и хорошо, не придется с тобой разговаривать. Шучу-шучу… Раз мой малыш не берет трубку, значит спит. Это хорошо, а то совсем устал, мой маленький. Спокойной ночи. Целюлю…
   

18 января 00:29 (Никита):
Еще раз, Спокойной ночи! Моё мнение: Если ты избавишься от нескольких своих комплексов, ты добьешься очень многово… Воть Целую.. Пакеда

(Мой комментарий: ты был прав, мой родной! Я сейчас пытаюсь избавиться от своих комплексов, как уже и писала тебе раньше.)


20 января 13:14 (Никита):
Я тоже, очень по тебе соскучился, солнышко…И с нетерпением жду выходных… Нам еще денек осталось потерпеть, а потом на дачу: только я и ты…

20 января 16:24 (Никита):
Маленькая злючка, выключила телефон… А я, между прочим, хотел с тобой поговорить. Родной, любимый голос услышать. А ты! Ну ничего, ты так просто от меня не отстанешь… Я до тебя доберусь…


25 января 00:52 (Никита):
Я люблю тебя, родная.
Мне не нужна ни кто, другая.
Когда тебя я обнимаю,
К груди, так крепко прижимаю…
Становится мне радостно-тепло…
Пусть не легко нам, тяжело,
Порой бывает…
Но на верху он все, ведь, знает,
Что друг без друга нам никак…
А ссоры – это так, пустяк!
Спокойной ночи, Кнопка…

(Мой комментарий: спасибо за такие слова, за твои стихи, за всё … Я люблю тебя, Никита…)


26 января 02:30 (Никита):
Знаешь, зачем я тебя разбудил?! Нет-нет, не догадаешься… Я хотел сказать, что… Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ !!!


27 января 18:20 (Никита):
Я тебя люблю… Мой маленький малыш!


3 февраля 20:56 (Никита):
Милая, нежная Анна, я спать… И тебе «спокойной ночи… Целую. До завтра.
(Мой комментарий: в этот вечер мы расстались.)


16:55

Как же мне надоело, что Анна пытается меня переделывать.

А что просто убивает, так это то, что она считает меня полной тупицей. Да, Никита, для Анны я – тупица. Хорошо, пусть так, но тогда какого чёрта, она со мной общается?! Ведь логичнее не предъявлять претензии к каждому моему слову, а просто перестать общаться. У меня нет к ней претензий, кроме одной – нельзя постоянно и за всё осуждать всех людей, за исключением себя! Ну, не нравится тебе человек, считаешь ты его глупым, взгляды его на жизнь – глупыми, стремления жизненные – бессмысленными, ну так и не общайся с ним! В чём проблема? Зачем постоянно наступать на одни и те же грабли? Здесь, в принципе, всё предельно ясно: либо ты принимаешь человека, какой он есть, со всеми его «глупостями», либо – нет. Зачем звонить, что-то говорить, спрашивать, а потом выходить из себя, что я «говорю ерунду» и уже невыносимо «замучила своим мировоззрением». Господи! Я ведь не навязываю свои взгляды! Не нравится – в сад, все в сад!

И вот сейчас опять, она позвонила и начала, как всегда, недовольным голосом говорить мне гадости. Ещё у неё есть потрясающая манера поведения в телефонных разговорах: она начинает жаловать на что-то или озадаченно о чём-то рассказывать – у меня создаётся впечатление, что ей очень нужна моя поддержка, и я говорю о своих мыслях, а она – в ответ: «Я, вообще-то, не спрашивала твоего мнения, сама как-нибудь с этим разберусь!»

Прекрасно! Разбирайся! Только жаловаться не надо, потому что у человека, который жалуется, единственная цель – получить некую обратную связь, не важно, будет ли это совет, слова сожаления или сочувствия. А если Анне ничего этого ненужно, как она утверждает, значит, она просто хочет высказаться, выговориться… Что ж, отлично! Но выговариваться можно и шкафу, а когда для этой роли выбирается живой человек – нужно ценить, что тебе от всей души пытаются помочь, может и не очень умело.
 
Нет, наверное, я и в правду дура, если не могу понять, зачем эта девочка при всей моей «тупости» до сих пор общается со мной.

Потом она постоянно злится, что я испытываю к тебе какие-то чувства.

— Ты живёшь прошлым! – пафосно произносит Анна.

— Знаешь, Никиту я люблю здесь и сейчас! В данный момент времени … – отвечаю я ей.
— Тебе это мешает жить!

Ух, ты! Устами младенца глаголет истина! Какие смелые слова!

— Анна (словно говорю сама с собой), жизнь в принципе бессмысленна! – продолжаю я. – Не всё ли равно, порчу я её или нет? В конце концов, это моя жизнь!

Молчание… А потом, с ещё большим недовольством:

— А если ты портишь её другим?!

— Кому? Тебе? А может быть, Никите? …Если тебе, то скажи, и больше не услышишь о нём (а, возможно, и обо мне). Или ты имеешь в виду Никиту?.. Ну, мне кажется, это уже его дело. Он не из тех людей, кто из приличия станет отмалчиваться, если его что-то не устраивает. Если бы я действительно портила ему жизнь, он уже давно поставил бы меня в известность.

Опять молчание и снова:

— Ну, значит, ты портишь жизнь тем, кто просто знает о нём, кому рассказываешь о ваших отношениях.
 
Дальше я уже не нашлась, что ответить. Анна получается прямо-таки настоящим борцом за права людей. Только меня она называет подругой, но, когда мне плохо, говорит, что это всё глупости, детский вздор, а вот о тех, кого даже не знает, печётся. Дословно не помню, как дальше пошёл разговор, но из её уст прозвучала ещё одна интересная фраза:

— …ну, понимаешь, если бы ты не думала о Никите, ты стала бы лучше…

— Лучше относительно чего и что вообще есть это «лучше»? – с отчаяньем спросила я.

— Ой, ну, опять ты говоришь какую-то ерунду! – ответила Анна. – Для кого лучше? Ну хотя бы для меня…

— Знаешь, Анна! На всех не наздравствуешься! Одному человеку нужно одно, другому – другое.
И что, мне под всех подстраиваться? Нет! Я такая, какая есть! Не нравится – не общайся. Вот, Никите не нравилось, он и перестал. Честно и ясно! А меняться для каждого я не собираюсь! Человек имеет право на индивидуальность и быть принятым без оговорок.

После этих слов разговор пошёл совсем плохо. В конце она жутким ехидным голосом спросила:

— Ну что, когда поедешь в его городок?

— Двадцать девятого, в субботу, перед институтом. А что?

На мой вопрос она ответила не менее унизительным тоном:

— Письмо отдашь? …

— Да, письмо! Опущу в почтовый ящик. А что-то не так?

— Да, нет… Всё нормально…


Да, когда в шестнадцать лет человек циник до мозга костей – это и ужасно и печально одновременно. Ужасно, потому что он будет насмехаться над чувствами таких доверчивых людей, как я, и всячески измываться над ними, чувствуя собственное превосходство, а печально потому, что от хорошей жизни циниками не становятся. Да, она пережила разочарование со своим первым мужчиной, но это не означает, что все подонки. Зачем из-за кого-то свою душу губить? Ему ведь уже всё равно, но ему 26, а ей 16, и ей жить с этим ядом дальше. Её душа совсем почернела… Столько в Анне горечи, злой иронии и пренебрежения ко всему миру, словно она состарилась, оставаясь ещё девочкой.

Конечно, я понимаю, что цинизм – это форма эмоциональной защиты, но она, как и успокаивающие средства, хороша в разовом применении. Это уже зависимость какая-то получается – внутри всё отмирает. Хотя нет! Пример с успокаивающими средствами не совсем удачен. А вот, сравнение с наркотиками – лучше! Сначала они действуют так, как хотим мы, а затем так, как уж получится, вызывая страшное болезненное привыкание. С цинизмом – то же самое! А зависимость от него выражается в том, реагируя именно подобным образом, мы со временем забываем об искренних, открытых, бескорыстных способах поведения. И, если вдруг когда-то, по прошествии достаточного времени, циничный человек всё же решит что-то изменить, он поймёт, что уже просто не знает, как это – быть другим… настоящим.


Не могу предугадать ход твоих мыслей, Никита, но я допускаю, что у тебя мог возникнуть вопрос, почему я как подруга ни помогу Анне разобраться с её проблемами. Наверное, я могла бы… Только помощь имеет смысл, если человека действительно что-то не устраивает, если он признаётся себе, что у него, или с ним, что-то не так. Анна же считает, что её жизненная позиция – это истина в последней инстанции. А с таким положением дел, когда сам человек ничего не хочет менять, уже никто: ни я, ни её семья, ни друзья – ничего сделать не могут. Но, с другой стороны, видимо, её это совсем не беспокоит… Пусть! Я ей своё мнение не навязываю, она же только и делает, что пытается перестроить меня под себя.

Не знаю, что дальше будет у нас с Анной, но после сегодняшнего разговора у меня нет больше желания поддерживать с ней дружеские отношения. Слишком она нетерпима ко мне, слишком многое во мне её не устраивает, слишком много грубых слов. Её послушать, так я вообще – дегенерат! Да, и не только я, стоит какому-то человеку хоть немного её разочаровать – всё – он сразу получает от неё диагноз, приговор (причём, не только за глаза). Очень хочется спросить Анну (наверное, так когда-нибудь и сделаю): «А может, если такое количество людей тебя не устраивает, следует обратить внимание на себя?» – не могут же все быть дураками и сумасшедшими, а одна Анна – умной и хорошей!
 
Вот! Всё! Высказалась, и стало легче!

19:33

Люди! Не судите! … Да ни судимы будите! …

23:00

Сейчас слушала по радио нашу песню… Второй раз за всё это долгое время. Никак не могла её поймать. В голове пронеслась мысль позвонить тебе и просто поднести трубку к приёмнику, как раньше.


21 апреля
9:41

Доброе утро, Никита!

Сейчас на душе очень хорошо! …

Эти три недолгих дня, когда я не ходила на работу из-за температуры, много читала. В обычные рабочие дни я, конечно же, тоже читаю, но лишь крошечными урывками. Мне не удаётся сосредоточиться, когда отвлекаешься каждые пять-десять минут, и поэтому потом часто приходится заново перечитывать то немногое, что удалось прочитать за день – так мало удаётся понять из всего этого. Если не очень устаю и бывает свободное от учёбы время, а его, как ты понимаешь, немного, то читаю по вечерам или в выходные. Ещё, конечно, читаю, когда еду в метро – в институт и обратно. Но и здесь есть свои издержки: от чтения в метро очень устают глаза. Проверяла зрение, оказалось, что, действительно, один глаз -0,5 – хуже стал видеть. Окулист сказал, если машину не вожу – очки не нужны. Но не будем о грустном!
Помнишь, в январе я начала «Властелин Колец»? С моей скоростью, для библиотекаря я непозволительно медленно читаю – к сегодняшнему дню я дошла только до середины книги.
 
Чтение для меня – это нечто гораздо большее, чем просто развлечение, приятное время препровождение или духовная пища… Ничто так не успокаивает и не умиротворяет меня, как чтение. Особенно это чувствуется сейчас, когда я могу побыть одна, подумать в полной тишине – я предоставлена сама себе, нет никого вокруг. Есть я и книга… Это удивительно! Во-первых, мне несказанно нравиться просто само произведение, а, во-вторых, для меня это самый лучший способ отдохнуть, забыть о невзгодах, успокоиться, почувствовать себя человеком. В библиотеке время тянется так медленно, что иногда мне кажется – оно и вовсе застыло, замерло в каком-то неопределённом моменте. Из-за этого странного ощущения я словно не чувствую, ну как бы это сказать, движение жизни, самой жизни. То есть не получается почувствовать её ритм. А когда читаю, я попадаю в самый вихрь жизни, пусть и не своей, и тогда по-настоящему счастлива…

Сейчас я ловлю эти драгоценные моменты и читаю, читаю, читаю …

Да!

12:42

Прочитала очень красивый отрывок у Толкина: «Хэлдир подвёл их [отряд] к стволу-гиганту. Фродо бестрепетно приготовился подняться на флет, положил руку на ствол, и вдруг его пронзило ощущение живой древесной плоти. Через ладонь он чувствовал буйную радость дерева и знал, что оно ощущает прикосновение его маленькой руки».

И мне тоже знакомо это ощущение! В Усадьбе! Когда я одна гуляю в лесу, особенно рано утром, или поздно вечером… Когда я читала отрывок из книги, в памяти, в моём воображении отчётливо, яснее, чем обычно, возник этот образ в Усадьбе. Мне на мгновение показалось, что даже воздух моей комнаты пахнет, как там, упоительной свежестью природы!

Хорошо…

13:18

Удивительная атмосфера!

Начался дождь… Капли сильно стучат по карнизу. В комнате полумрак и мягкий свет настольной лампы. Я всегда любила звук дождя, но особое удовольствие для меня – читать при звуке дождя… Что ещё может быть нужно человеку? Вот она – внеземная благодать! Воздух словно сжался и стал плотнее, теплее, словно приобрёл золотистый оттенок (и пусть это всего лишь отблески лампы), тихо…Только капли дождя, а ещё изредка доносится звук проезжающих машин… Мысли такие вязкие и тягучие, словно ощупываешь каждую из них – пробуешь на вкус. И ненужно никуда спешить…

16:10

Собираюсь на будущей неделе встретиться с Марианной, моей необыкновенно красивой подругой из Усадьбы, ты, конечно же, её помнишь.

За мной последнее время всё настойчивее ухаживает сын директора библиотеки – Эдик. Мне только что прислали от него огромный букет цветов и милую, пожалуй, через чур милую, записку с пожеланием скорейшего выздоровления.

Эдик, к сожалению, совершенно не в моём вкусе, слишком напыщенный, слишком самовлюбленный (хотя это качество у вас общее), всегда щеголяет в новых модных костюмах и рассказывает, какая потрясающая у него машина. Я долго вежливо отклоняла его предложения о встречах, а потом решила – почему бы и нет. Может быть, удастся поесть что-нибудь вкусное, ведь он зовёт только в самые лучшие рестораны. Ну и вот, чтобы избежать неловкого уединения нашего возможного свидания, я и позвала на встречу Марианну, она всё равно с недавнего времени в поиске нового ухажёра. Эдик с радостью согласился взять с собой друга Глеба – студента экономического факультета.


Но подробнее обо всём этом я напишу позже, обязательно напишу… А пока, я надеюсь, что ты остался заинтригован и хоть немного ревнующий.


23 апреля
01:00
(вообще-то уже завтра, но спать я ещё не легла, поэтому – сегодня)

Вечер провела замечательно… И, слава богу, не в компании Эдика и Глеба. Почему «слава богу», сейчас поясню.

Краткая справка-раскаянье: Эдик – именно тот самый любовник, о котором я писала раньше. Я не называла его и вообще сказала, что отказывала на его предложения, а потом как-то вечером всё само и вышло. Но признаться тебе полностью мне было стыдно, поэтому я солгала, сказав, что только раздумываю встретиться с ним. Я сначала радовалась смене обстановки, а потом почувствовала себя грязной и мерзкой. Так вот с ним у меня «кое-что» и было – именно «кое-что», а ещё было бы уместно местоимение «кое-как», но только три раза. Всё это, по правде сказать, отвратительно! Он – нарцисс – богатей и кривляка с орудием убийства, вместо пениса – вообще не способен сделать приятно (хотя бы не больно) девушке.

В общем, после второго раза я поняла, что это неблагодарное дело, после третьего не могла понять, что вообще я такое творю и зачем – быть с любовником, который вовсе и не любовник. Оргазма – нет, зато больно до искр из глаз, ни ласковых тебе слов, даже без прелюдии нормальной. Ты либо не говори, что имеешь достаточный опыт, либо изучи женское тело. Ну, да ладно, это больше не моя забота!

И далее продолжу свою мысль. Поскольку мы были в течение трёх дней как будто любовниками, я спокойно восприняла бы от него новое предложение заняться сексом – это честно и по делу, хотя и отказала бы. Но как же меня выводит из себя, когда мужчины, уже добившись своего, продолжают изворачиваться и придумывать всякую ерунду, чтобы снова переспать с девушкой. Любовники так не делают! Так делает идиоты! Но это уже неважно! Для меня мужчина, поступающий таким образом, теряет всякую привлекательность – какое там физическое сближение, я его и за представителя мужского пола больше не считаю.

Сегодня, например, мы договорились встретиться в 17.00. А точнее, в 17.00 они с Глебом… Ах, да Глеб! Небольшое пояснение: он уже несколько раз катал нас всех вчетвером (с Марианной и Эдиком) по ночному городу, тогда я, наверное, и простудилась – они всё время курили и в машине были настежь открыты окна. С первого дня знакомства с Марианной, Глеб начал настойчиво ухаживать за ней и вести себя так, словно у них уже давно серьёзные, далекоидущие, отношения. Моей подруге это почему-то не понравилось.

И вот в очередной раз ребята ждали меня и Марианну у метро, чтобы потом отправиться на прогулку по городу. Невозможно представить как, но я сразу поняла, что никакой прогулкой это не закончится, по крайней мере, Эдик недвусмысленно намекал мне на совершенно иное завершение вечера. Точно! Так всё и должно было случиться! Но я не беспокоилась – для себя я уже всё решила, только не стала ничего никому говорить. Зачем? Так ведь веселее! Было очень интересно, как Эдик стал бы выкручиваться. Дурак! Надо сразу было спрашивать и получил бы ответ. Но раз не захотел, почему бы и не обратить всё это шуткой, посмеяться над бедным, распылавшимся любовником?!

Марианна возвращалась из института и опаздывала на 30 мин… Пока я ждала её на станции метро, неожиданно позвонил Эдик и каким-то странным голосом сразу заговорил о главном (ну наконец-то, дошло, дорогой!):

— Анна, а у твоей подруги, что, сегодня какие-то особенные дни?

Как безвкусно, совершенно нелепо. И тут настал момент моего выхода:

— Критические… – ответила я, сдерживая смех, и добавила: – и у меня тоже, Эдик…
Дальше в телефоне послышалась возня, какое-то невнятное бормотание: на заднем плане приглушенные голоса что-то обсуждали.

— Анна, я перезвоню чуть позже…

— Хорошо.

Через несколько минут мне позвонила запыхавшаяся Марианна, она спешила на встречу со мной и сообщение от Глеба застало её на ходу, когда она бежала по эскалатору. Моя подруга сказала, что ребята не смогут с нами сегодня встретиться.

Какие же глупые! А ведь, если бы Эдик сразу обо всём спросил, я бы ответила, и не пришлось бы ждать у метро полчаса, волноваться, а может, вообще уже кого-то других нашли бы. Глупые! Честнее быть надо! Ему хочется секса, но он даже сказать об этом не может.

— Ну, вот! – ответила я с облегчение, улыбаясь про себя, - а ты, Марианночка, боялась, что Глебу от тебя слишком рано серьёзные отношения понадобились.

Не каждый же день морально имеешь таких кретинов!

Вот он заветный урок: быть смелым, способным честно и без пошлости сказать женщине о своих желания – это тоже мужество для мужчины.

Мужчины, так будьте же НАСТОЯЩИМИ!


Всё! Теперь очень хочется спать… Спокойной ночи, Никита!
 
06:55

Сейчас меня буквально пронзила одна мысль. Именно пронзила! Так неожиданно появилась она в голове.

Если бы ты, мой любимый и самый дорогой, Никита, даже расставаясь со мной, сказал бы: «Анна! Я хочу, чтобы кроме меня у тебя больше не было мужчин!» Я бы так и сделала! Одно твоё слово! Попроси! Скажи! И я больше никого не коснусь! Я мечтаю, чтобы ты захотел этого или, просто из самолюбия и собственнической ревности, попросил меня… Нет! Приказал мне!
Я ведь знаю, что, даже не любя меня, ты тайно хочешь этого. Твой разум подсказывает тебе, что это вздор, потому что мы уже два месяца не вместе, и я могу делать, что хочу… Но то разум… А есть твой внутренний голос и он, наверняка, тихо шепчет тебе, что, да – ты хотел бы через много-много лет узнать, что какая-то там Анна, с которой ты встречался ещё студентом второго курса, ждёт только тебя как никто…
 
Заманчиво, правда?.. Льстит самолюбию?.. Не отвечай, даже в мыслях…даже себе… Я и так знаю ответ… Только попроси! Я хочу этого! Прикажи! Скажи, что я принадлежу тебе, и, несмотря ни на что, должна быть только твоей… А за те несколько глупых, постыдных раз ты накажешь меня своим равнодушием…

10:40
(лекция по риторике)

Только попроси меня, слышишь! Я сделаю это просто потому, что ты так захотел… И не важно, что двигало тобой, пусть хоть злая мелочность твоего вспыльчивого характера. Напиши «Будь только моей!» или «Будь мне верна!» и я буду! Я мечтаю об этом сейчас. Сама я не сделаю этого, если не захочу, но ради тебя – если захочешь ты! Это будет моим внутренним стержнем! Духовным стержнем…

11:02
(продолжение лекции по риторике)

Настроение замечательное! Весна, долгожданная настоящая весна! И вся наша аудитория наполнена светом… Солнышко светит прямо на меня – чувствую себя цветочком…

11:16

Наконец-то! Моя одногруппница Таня, та, которая ещё увлекается ювелирным делом, сейчас отдала мне второй кулон. Он немного отличается от моего, но суть одна и та же… Наши инициалы, переплетённые между собой, серебряные, с крошечным камушком. Я знаю, что ты вряд ли будешь носить его, но всё же сохрани на память обо мне!

А мой кулон, который она сделала первым… Ты помнишь, как на полгода наших отношений ты одел мне его в ванной, когда я умывалась? С тех пор я ни разу не снимала его. И надеюсь, что и не придётся, ты ведь не наденешь его снова. Пока я буду любить тебя, кулон будет на мне (за исключением крайних случаев: потеря, кража или ещё что-нибудь). Поэтому, случайно встретившись со мной где-то, ты всегда сможешь понять, что я чувствую к тебе, лишь взгляни на мою шею и всё-всё будет ясно без слов…

С кем бы я ни была, в какой бы обстановке мы не столкнулись – это как тайный знак, чей смысл – только для тебя… Маленькое восклицание, тихий крик души, мягкий шёпот: «Н и А… Я люблю тебя, Никита!»

***
Ты боишься сказать «Я люблю…»,
Но без слов твоих это пойму.
Всё в стихах твоих станет мне ясно –
Твою душу я в них разгляжу.
Мне не нужно ни громких признаний,
Ни пустых, невозможных желаний,
Не хочу я твоих обещаний
И немыслимо сладостных клятв!
Я устала от долгих страданий,
От безумных, мятежных скитаний…
От ночей полных холода, боли,
И безликих, обыденных дней.
Ты меня растревожил, оставил,
Ты меня предавал столько раз!
Мне с собой ничего не поделать
И одно будет вечно всегда:
Моё сердце мечты не оставит
И забыть не посмеет тебя,
Ты спаситель мой нежный, любимый!
Моё сердце – твоё навсегда!


25 апреля (Пасха)
10:00

Вчера у меня было свидание с самой собой…

Это, признаюсь, самые лучшие свидания (не считая, конечно, встреч с тобой, Никита). Я иду или еду, куда хочу, ни от кого не завишу, могу долго стоять и смотреть на небо, если погода позволяет, не нужно разговоров… Приятное молчание… Я устаю от разговоров, устаю от людей, мне не хватает тишины, покоя и одиночества… Я могу думать о чём угодно. И мои мысли останутся только моими.

Вчера был день ностальгии, день воспоминаний, светлых воспоминаний – самых прекрасных на свете и в моей жизни… Вчерашний вечер был посвящён воспоминаниям о нас…

После института мы с мамой пошли в церквь святить куличи, а потом я заехала домой, положила вещи, поужинала и почувствовала, что сегодня именно тот вечер: сегодня я свободна, все встречи отменены, торопиться некуда и погода прекрасная – надо ехать!
Я вышла из метро и медленно пошла по улице в сторону стеклянного моста. Мимо меня от вокзала проехал автобус, тот самый с названием твоего города на гладком металлическом боку. «Его город» – прозвучало внутри. «Его город» – шёпотом повторила я. Вот здесь Никита купил для меня первый букет восхитительных белых лилий – у выхода из метро стояли бабулечки с охапками цветов… Чуть дальше я поравнялась с платформами дальнего следования, где встречала тебя после возвращения с моря. Как счастлива я была тогда, заметив тебя в толпе…

Я поднялась на мост: а вот здесь мы стояли в день твоего приезда, после кафе, и ты, поцеловав меня, сказал, что у тебя ещё ни с кем не было таких отношений. Ты обнял меня, и закат был нежно-розовым, с золотистыми отблесками… «Сегодня такой же…» – подумала я. И действительно, вчера всё было почти также: нежно-голубое небо с сиреневым вечерним подсветом, розоватые облака, где-то с позолоченными бочками. Они медленно плыли по небу, настроенные со мной на одну волну. И солнце пронизывало их своими тёплыми лучами, словно вырезая из полотна неба, от этого края облаков ослепительно сияли, белоснежные, а в каких-то местах – огненные… Я долго не могла оторвать взгляд и стояла как заворожённая.
Я безумно люблю небо и могу долго смотреть на него…

18:20

Какой же ты глупый, Никита, если думаешь, что я перестану любить тебя только потому, что ты не в состоянии соблюсти обычные правила приличия и ответить на моё поздравление. Видимо, уже давно ты так возненавидел меня, что даже на Пасху не можешь сделать исключение и смягчиться. Бесчувственный чурбан! И меня повергает в гнев, что я люблю тебя. Невероятно, что я всё могу тебе простить! Раньше я говорила, что никогда не простила бы мужчине грубость или побои… Нет! Сейчас, мне кажется, что я и это бы простила… тебе. Да, ты можешь нагрубить мне, послать меня, сделать ещё какую-нибудь гадость (что очень на тебя похоже), но я прощу это. Сначала буду сходить с ума, злиться, затаю обиду, буду порываться снять кулон, уберу все твои фотографии и открытки, спрячу подарки…а потом случиться внезапный взрыв чувств и прилив нежности, потому что ты – самый родной мой, самый любимый человечек, быть с которым – моя заветная мечта! Но… СВОЛОЧЬ ТЫ, ПОСЛЕДНЯЯ СВОЛОЧЬ! И я не одинока в своём мнении – мама и Соня солидарны со мной (если бы можно было к печатному сообщению добавить звуковое сопровождение, то ты бы услышал мой злобный, могильный смех).


Выговорилась – стало немного легче!

Вернусь ко вчерашнему свиданию с собой…

18:42

…Я ещё немного постояла на мосту и направилась в сторону главной площади. С тобой мы там не гуляли, но, когда разошлись в четвёртый раз, именно туда мы направились вместе с твоим другом Ромой, который вызвался поддержать меня и ещё пока искренне сочувствовал моему горю. Мы говорили о тебе, поэтому и маршрут дорог мне – он напоминает о тебе.

Я шла и думала, вспоминала, пыталась в тысячный раз понять, что же пошло не так между нами… Что случилось? Что вдруг изменилось? Вспомнились все наши ссоры, и я не нашла ни одной по-настоящему серьёзной, той которая могла бы стать принципиальной. Виноваты были лишь наши темпераментность и категоричность. Мы не пережили главного испытания отношений – притирки характеров. Это та стадия отношений, когда двое не могут друг без друга, но при этом каждый хочет сохранить свою свободу, и здесь важно видеть вещи глобально – понять ради чего всё это. Но мы не смогли! И сможем ли когда-нибудь – не знаю…

Сказать честно? Да, я больше всего на свете (и это непросто оборот речи) хочу, чтобы ты вернулся ко мне. Да, я жду тебя и днём, и ночью (в прямом и переносном смысле)! И я готова, сорваться, бросить всё и приехать, когда и куда ты хочешь только потому, что ты попросишь меня… НО! Пока не время! Я не знаю, что сейчас происходит в твоей голове и в душе, но я точно знаю, что мои осознания не стали пока стилем моей жизни, они пока находятся в разработке. Пока мой новый ход мыслей не стал основным, всё в наших, гипотетически возможных, отношениях осталось бы по-прежнему: моя истеричность и твоя агрессивность, моя навязчивость и твоё стремление обособиться от меня, моя плаксивость и твоя грубость, моё сомнение в твоих чувствах и твоя ревность. Необходимо что-то менять (сейчас я говорю только о себе; что осознаёшь ты и осознаешь ли вообще, мне неведомо). Для этого нужно время… Я верю, что наши отношения ещё могут в сто раз быть лучше, но только если в нас самих мы же сами что-то и изменим. А пока – нет! Пока я люблю и жду тебя, а ты молчишь в ответ… Вот, что есть на данный момент… Не много, правда? (грустная улыбка Пьеро)
Я дошла до нашего любимого кафе в старом торговом переулке и с лёгким волнением вошла внутрь. Всё было как тогда, когда мы с тобой вместе пили там кофе: приглушённый, почти интимный, свет из-под синих светильников, тихая, убаюкивающая музыка, горьковатый, но очень приятный запах жаренного кофе, с еле уловимым привкусом ванили, наверное, от пирожных…На душе было спокойно и хорошо. Хоть тебя и не было рядом, и каждый миг я осознавала нашу разлуку. В таких редких прогулках я всегда в «шаге от счастья», и чувства к тебе так переполняют меня, что хочется бескрайнего простора, хочется громкого крика… Где-то на краю земли громко позвать тебя по имени.

«Н-И-К-И-Т-А!!!» хочется закричать, что есть сил, чтобы звучное эхо пронзило воздух, отразилось от неба и ударило меня в грудь… Сильно… Насмерть…

Я заказала венский кофе и шоколадный кекс. Есть какая-то неподдельная, уютная французская прелесть всего происходящего… Девушка… Одна в кофейне. Присела за столик у окна и задумчиво смотрит на вечерний город, который живёт своей жизнью. Но она не одинока, в её глазах какой-то скрытый, почти незаметный огонёк, который является смыслом всей её жизни. Её мысли полны кем-то, кто сейчас далеко… а может быть, совсем близко – они могли разминуться на повороте, или он тоже сейчас идёт где-то по старому торговому переулку, и она с замиранием в сердце надеется встретить его глаза в пёстрой толпе…

Как в моём стихотворении:

***
Я закрываю глаза
И вижу тебя.
В безликой толпе
Твой образ ищу,
В пустынном подъезде,
Услышав шаги,
Мне кажется будто,
А вдруг это ты?!
Ты в снах и виденьях,
В мечтах и мольбах,
В стихах и надеждах,
Везде, там, где я!
Со мною ты в мыслях
Навек, навсегда.
И где бы ты ни был –
Я помню тебя!


26 апреля
22:11

Помнишь я рассказывала тебе о младшем библиотекаре Коле – тот, с очень плохим зрением и смертельно застенчивый – так вот, он признался мне в любви. Был уже вечер, мы закрыли двери и приглушили свет и вдруг этот странный, неловкий юноша уронил томик Тургенева, который, кажется, читал и перечитывал уже не один десяток раз. И когда книга, почему-то неестественно громко шлепнулась об пол, она предательски раскрылась и там между страниц была моя фотография. Я не знаю, как и где он раздобыл её, но в момент, когда всё раскрылось, он задрожал и одновременно страшно покраснел. Кинулся было подбирать книгу, но было уже поздно. А я совсем растерялась и только смотрела на него молча. Тогда, словно терять ему уже было нечего, Коля, оставаясь на коленях перед книгой, нежно взял фотографию, вытер её о свитер и подполз ко мне. Заглядывая мне в лицо снизу вверх, он так смешно и трогательно выглядел в своих неимоверно толстых очках, что я чуть не расхохоталась. Как вдруг он взял мою руку в свои и прошептал, точно давясь: «Теперь Вам всё известно… Анна… Я люблю Вас…» – он всегда обращается ко мне на «вы», хотя и старше на два года. И вдруг мне стало очень противно, но не от его искреннего и несмелого признания, а от того, что ладони Коли были так холодны и одновременно влажны от нервного пота, что мне даже показалось, будто мою руку обняли две лягушки. Я молчала, осознавая смысл его тихих слов, понимая, какое невероятное мужество потребовалось этому нежному, чистому мальчику, чтобы раскрыться мне. И хорошо, наверное, что всё случилось неожиданно, без подготовки, потому что тогда он просто умер бы от страха и волнения. Но чем дольше я молчала, в агонии подбирая самые добрые, самые мягкие слова, я понимала, что каждая самая крошечная доля секунды моего молчания ранит его, наполняя болью того, что он, скорее всего, уже и сам знал, но не смел лишь открыть для себя. И вдруг на меня обрушилась боль того, что ты, мой любимый, сделал со мной, и вот теперь я должна была причинить такую же нестерпимую боль другому, ни в чём неповинному человеку. За что, Боже?!

У меня не было сил для долгих мучительных объяснений. Я, поддерживая его за локоть, помогла Коле подняться с колен, положила свою свободную руку поверх его холодной и влажной и сказала тихо, что мы можем быть добрыми друзьями. Он печально, но с невыразимой нежность посмотрел мне в глаза, поцеловал сухими и горячими губами мне руку и пошёл прочь, через заднюю дверь. А я всё ещё ошарашенная осталась позади стойки.

Мне было очень тяжело разочаровывать его, отвечать отказом на чувства, но я не была с ним так жестока, как ты со мной, слышишь, Никита? Понимаешь ли ты разницу между нами? Мы должны нести ответственность за тех, чью душу глубоко затронули, так как мы прекрасно понимает, какие последствия будут иметь все наши действия. Нужно уважать человека, которому мы искренне дороги, и понимать, что одно наше неосторожное действие может причинить ему так много боли. Я никогда не отослала бы Колю от себя так, как это сделал ты со мной, не смолчала бы на его сообщения или письма, не дала бы ложных надежд. Рано или поздно он узнает, что в моей жизни есть ты, что мы с тобой не вместе, и что я не хочу быть ни с кем, кроме тебя. Я уважаю его, и считаю, что, если он не перейдет границ, установленных мной, между нами могут быть тёплые дружеские отношения, потому что я не хочу, чтобы он страдал из-за меня. Да, конечно, он и сейчас может страдать, но не так, как если бы я дала ему понять, что за человека не считаю.

И ты, Никита, не обеднел бы, если бы ответил мне: «И тебя, Анна, с праздником!» Какие простые слова, но как много они значили бы для меня в тот день. У меня в душе было бы солнце! … Как жаль…

22:50

Я уже дома и Коля прислал мне сообщение: «Спасибо, милая Анна, за Вашу доброту. Спокойной ночи…». «Милая Анна» – как давно меня так никто не называл… Мне на душе стало очень хорошо… И это пожелание чужого человека напомнило мне тебя. Только ты с ещё большей нежностью писал мне всегда «Спокойной ночи, милая Анна…» или «Доброе утро, милая Анна!»
…Больно… Одиноко и больно без тебя. Я никогда не чувствовала себя такой одинокой. После твоего ухода внутри пустота, словно часть меня умерла, или её отняли.

За полгода мы стали единым целым, без тебя пусто внутри… и больно. Такая противная ноющая боль, которая тихо зудит и зудит, словно выедая меня…

Спокойной ночи, милый Никита…

***
Нам не вернуть того, что было
И не забыть тот миг и час,
Когда друг друга мы любили
И замирали всякий раз.
Когда сердца мечту хранили,
Когда со мною рядом ты…
Где дни и ночи вместе были,
Сегодня - слабые следы.
Их ветер пылью заметает,
Но я по ним опять иду,
И сил одной мне не хватает,
Тебя… напрасно я ищу…


27 апреля
8:58

Сегодня мне приснился удивительный сон. Замечательный сон! Сегодня мне снился ты, Никита! Мы занимались любовью…

9:15

Так отчётливо, так ясно… Мы были вместе: Ты и я – как наяву… Иногда, я рада, что сплю очень чутко, потому что именно от этого мои сны такие реалистичные, даже слишком. Хотя бы там я счастлива, хотя бы тогда мы вместе, я могу видеть тебя, слышать тебя, разговаривать с тобой…

Во сне ты говорил мне, что хочешь близости со мной, но только потому, что у тебя давно не было близости с женщиной, и словно тебе всё равно, с кем это могло бы случиться – будь на моём месте другая… Но потом всё закружилось… Твои прикосновения, объятья, сильные руки, твои поцелуи. Я ощущала себя такой маленькой, беззащитной – вся в твоей власти. Тело словно перестало слушаться меня, обмякло, стало ватным и лёгким от твоих поцелуев. Воздух дрожал, наполнялся колыханием, окружающая обстановка превратилась в несущийся по кругу золотой фон, словно мы оказались внутри блестящей сферы. Всё кружилось перед глазами, прикосновения твоих рук стали нестерпимо горячими, казалось, что каждое оставляет ожог… Было больно, приятно – какая-то безумная агония!..

Я тоже касалась тебя губами – ты весь горел. Твоё тело трепетало, и тут я почувствовала… Словно небо взорвалось надо мной!

10:17

… Да, небо взорвалось надо мной!.. Лучше было только наяву… Только с тобой…
Я испытала самое необыкновенное удовольствие во сне!

10:58

Пишу в перерывах между посетителями и тогда, когда Коля уходит подальше.

 
Сегодня, впервые за долгое время приходила Анна – как будто ничего не случилось… Словно родители так и не записали её в другую библиотеку. Я уже забыла, должна ли была она принести какие-то книги, или просто хотела взять новые, но она бросила мне свой притворно-беспечный «привет», вальяжно облокотилась на стойку и начала щебетать, чего раньше с ней никогда не случалось. Она вела себя, как те девушки, которых сама же и осуждала: взахлёб стала рассказывать мне о милых сообщениях от какого-то друга детства из города, где она родилась. (Да, маленькое уточнение: Анна уже несколько лет живёт здесь с отцом, мачехой и её сыном, а родилась и детство провела она с мамой совсем в другом конце страны).
«…Как ты похожа на меня в такие минуты… – подумала я. – Не меня ты судишь, выходит, а свои черты во мне».

Что ж, досадно, Анна, досадно!


Последнее время у меня создаётся ощущение двух реальностей. Словно я одновременно живу в двух мирах. А порой я просто сижу, что-то делаю и вдруг перестаю себя ощущать, словно меня нет. Не чувствую своего тела, того, что происходит вокруг. Я вроде и вижу материальный мир, окружающий меня, но одновременно меня нет в нём… И я не знаю, где я. Словно я перевоплощаюсь в мысль, или воздух, и существую в таком только, неосязаемом, виде…
Длится по времени это недолго: секунду, две и совсем уж редко, наверное, пять или десять секунд. Но эти мгновения очень яркие – такие, что могут выбить из колеи и смутить по-настоящему на целый день.

Не знаю, насколько хорошо я описала своё состояние, но оно какое-то невероятное… Совершенно безумное! Я не могу этого толком объяснить, а иногда боюсь, потому что, выпав из реальности, мне начинает казаться, что меня в ней никогда и не было… И я могу больше не вернуться обратно…

Милый Никита, не пугайся таких моих рассказов: я не пью и не курю, высыпаюсь, хорошо ем, просто, мои размышления о жизни часто доводят меня до странных эмоциональных состояний, внутренних, но которые, я так чувствую, сильнее меня, и которых я страшусь…

11:51

Однажды на занятиях в церкви (я стала ходить в церковь, чтобы найти больше успокоения и возможно ответы на свои вопросы?), когда мы говорили о сотворении мира, я задала сестре Марии вопрос…тот самый: «Зачем всё это?» Только сформулировала его по-другому: «А зачем Богу понадобилось создавать мир?» Ответ был очень простым и как-то неприятно гениальным одновременно:

— Из любви! Бог хотел поделиться своей любовью. Ты же, – сказала мне сестра Мария, – хочешь делиться своей любовью, если любишь?»

– Да… – с горечью прошептала я, - хочу…

Теперь я даже не знаю, зачем спросила её, на что надеялась, какой ответ хотела действительно получить. Это очень опасные размышления, потому что, если бы я даже была согласна со странной версией о любви, на мой следующий вопрос – откуда тогда взялся сам Бог изначально, не думаю, что добрая сестра Мария смогла бы найти ответ для меня.
 
Череда вопросов, на которые пока нет ответов, которые сводят меня с ума, которые не дают покоя. Я настолько чётко осознаю, что жизнь бессмысленна (не в плане, что у каждого человека в жизни нет смысла; нет, безусловно, у каждого человека в жизни свой собственный смысл. Для кого-то – это взойти на Эверест, для кого-то – купить или построить дом, а кому-то нравиться сам процесс жизни. Глагол «жить» для них важен как процесс). Нет, я сейчас говорю о глобальном смысле жизни, о том, зачем люди, для чего они, зачем они живут, зачем появились – зачем всё это?

Ну, живём мы, ну, делаем что-то, к чему-то стремимся (пойми меня правильно, это не значит, что ненужно ни к чему стремиться; это просто мои мысли, и я просто ими делюсь). Стремимся, живём, делаем…

Мы смертны! Ну да, работа, дом, дети, семья, друзья. И что это всё есть? Какой во всём этом смысл? Мне иногда кажется, что большинство людей живёт по заданной программе: рождение, ясли, сад, школа, институт, работа, семья, дети и т. д. С большими или меньшими отличиями…

Многие даже не осознают, нужно ли им это, они делают каждый новый шаг, не задумываясь: «Зачем? А может, мне это вовсе и ненужно. Чего я хочу на самом деле?»

Задаются они такими вопросами?


1 мая
01:48

Я люблю тебя, Никита…
Вчера было 30 апреля – наши девять месяцев.
Спокойной ночи…


5 мая
07:30

***
И снова не сплю я ночами,
И снова я бога молю,
И снова в душе те же раны,
И снова от боли кричу.
И как с нею быть, я не знаю.
К кому за советом пойти?
И вновь забыть я пытаюсь,
Того, что забыть, не дано –
Не вырвать такое из сердца,
Из мыслей своих не прогнать,
Не выманить данью несметной,
На части нельзя разорвать!
Нельзя позабыть, что когда-то
Меня к светлой жизни вернул,
Нельзя позабыть те признанья,
Что ты мне тогда подарил!


6 мая
22:11

Уже 3 месяца и 3 дня как ты меня бросил. Зачем? Зачем ты всё это сделал?

Насколько же ты не уверен в себе, насколько ты не верил в то, что я была способна любить тебя! Ты ведь не мог поверить, что у нас с Яном дружеские взаимоотношения. Ян – мой друг из Усадьбы. Да, когда-то, давным-давно, когда мы были ещё практически детьми, между нами недолго существовала романтическая связь. Всё это, тем не менее, осталось в прошлом, и теперь мы лишь друзья – он знал всё обо мне, а я – о нём. И знал ли ты (ты ведь никогда не дал мне возможности по-настоящему объясниться), что в тот роковой, ужасный вечер он приехал ко мне и позвал прогуляться только потому, что я сама попросила его, я хотела рассказать о тебе, о наших ссорах, спросить совета, что делать, ведь никто из моих подруг не мог мне помочь, так как не смогла и мама. А мне была нужна помощь. До отчаянья! И ты позвонил, точно проверить хотел, правда ли я спала. Ну что, проверил? Да, я не могла сказать, что увижусь с Яном, потому что знала, что ты не понимаешь такой дружбы, для тебя между мужчиной и женщиной мог существовать только единственный род отношений, и потому, услышав, что я не дома, ты завопил как полоумный, обвиняя меня во всем на свете. Я не могла и слова вымолвить, а когда всё-таки упомянула твою ревнивость, что ты сказал мне? «Эй, девочка, слушай сюда, нечего мне зубы заговаривать!» И я только сейчас поняла нечто важное… Помнишь, Никита, как-то однажды я сказала, что по способности дружить с женщиной, мужчины делятся на два типа: способные на такую дружбу и неспособные вовсе?

Так вот, как легко догадаться, ты относишься ко второй категории. В твоей системе ценностей мужчина и женщина не могут дружить. И поэтому ты озверел и как последняя сволочь вёл себя в тот вечер. После всего, что было между нами, ты смог усомниться во мне. Что ж, похвально!!! (улыбка горького сожаления) Ничего между мной и Яном не было ни тогда, ни позже! Весь вечер, он пытался привести меня в чувства и привёз домой, чтобы передать в руки маме, распухшую от рыданий, с воспаленными глазами и совершенно обессиленную. Он вес себя как настоящий друг, но в твоей голове ведь такое не укладывается? Правда?! Для тебя, априори, виновны все, пока обратное не будет доказано с кровью и потом, и лишь ты один – непогрешимый! Ты один достоин самого лучшего, ты готов идти по головам ради своей личной выгоды, тебе нет дела до людей! Тебе плевать на всех, и на твою семью в том числе, сколько бы раз ты ни произносил высокопарные слова любви и уважения к ним! Если ты кому-то не нравишься, или кто-то не согласен беспрекословно слушаться тебя, ты ведь становишься совершенно неистовым, наверное, даже способен убить, если бы это было возможно безнаказанно сделать! Ты весь в такие моменты становился похожим на чудовище с волчьей головой, оскаленное, лютое, с пастью полной острых клыков.
 
Тебе не раз говорили: «С таким отношение к жизни ты останешься всеми брошенный, Никита!» А ты не верил… Твоё право! Но это жизнь, и она жестока! Что значат для тебя люди, которые тебя окружают? Ничего! Сестру ты можешь обозвать сукой, когда она чем-то не угодит тебе, на отца и мать ты можешь накричать, кота бросаешь об стену, а меня – так ты вообще в припадке размазывал и смешивал с грязью! И чем, собственно, ты так гордишься-то, в итоге?!
Я буду откровенна! Ты лентяй и хам! Ты ничем не интересуешься, ты толком не учишься! Чего ты добился в духовном плане в свои девятнадцать лет? Ты прожигаешь жизнь! Ты не уважаешь людей, окружающих тебя! Ты эгоист, в конце концов! Да ты даже с девушками отношения устраивать не умеешь! За всю свою жизнь ты не проявил инициативы ни с одной из них, будь то я или ещё кто-то! Тебе всегда предлагали отношения, ты – никогда! Да ты даже подойти познакомиться не мог. И не удивляйся, откуда я это знаю. Ты привык, что на тебя девушки сами вешались, а ты выбирал среди них как царь! Поэтому, зачем же стараться и прилагать усилия! Они же на внешность покупались – ты высокий, сильный, красивый как греческий бог! Вот все и теряли голову. Но, дорогой мой, молодость имеет один недостаток – она быстро проходит.

Ты живёшь иллюзиями! А главная из них заключается в том, что ты считаешь себя свободным! Наивный, мальчик! Милый, родной, наивный мальчик! Для тебя так важно общественное мнение, что ты никогда не будешь свободным, пока не сможешь с собой справиться: тебе сказали, что в восемнадцать лет не бывает искренней любви, и ты поверил и бросил меня, тогда 21 ноября; тебя назвали моим «хвостом», и ты стал вытирать об меня ноги, вернувшись вновь ко мне, только чтобы снова оставить; тебе сказали, что Анна хитрая девушка и потому манипулирует тобой – ты опять поверил и решил расстаться со мной в последний раз. Да-да, умница! Теперь, видимо, ты чувствуешь себя настоящим мужчинкой! Маленький мальчик почувствовал себя мужчинкой! Браво! Знаешь, а что бы интересно сказали ТЕ, кто называл меня интриганкой, увидев сегодня у твоей дачи, когда я просто стояла посреди дороги и смотрела на неё, пустую и закрытую? Наверное, они сказали бы, что я продумываю план новой манипуляции. Как легко взять тебя и обвести вокруг пальца. А ведь вернуться ко мне для тебя означает, что снова в ИХ глазах ты станешь тряпкой, хвостом, одураченным. Знаешь, Никита! «Роза пахнет розой, хоть розой назови её, хоть – нет», и не всё ли равно тогда, что думают люди о каждом из нас? Для тебя видимо – нет! Вот, моя мама, Соня и Ян считает тебя уродом, моральным, конечно! Марианна и Анна меня считают тряпкой! А мне безразличны их мнения! Это их право! Ты, может, и моральный урод, а я, может, и тряпка, только в душе от этого почему-то ничего не меняется! Каким бы ты ни был, как бы о тебе не думало моё окружение, ты – лучший для меня, как в моих стихах…
 

23:47

…Елена и Парис, Тристан и Изольда, Ромео и Джульетта, Татьяна и Евгений…
Печально…
Ты и я…


7 мая
00:05

…А знаешь, что самое обидное, даже свою бывшую девушку ты удостаивал ответом и на звонки, и на сообщения… Неужели я ничто для тебя по сравнению с ней? Сколько связывало нас в эти полгода! Как же быстро ты всё забыл! Ещё одна страница твоей бесцельной жизни…


8 мая
20:30

Только что разговаривала с Ромой. Не говори ему, что знаешь об этом. В конце концов, это мой дневник, и я могу писать в нём что хочу. Больно, очень больно… Ещё одна жертва цинизма! Он назвал меня фанаткой! А мои чувства к тебе – простой страстью, фанатизмом, безумием.

Я поняла, мужчины бояться любви женщины, потому что это чувство призывает их нести ответственность за свои действия. Как же легко судить о переживаниях других людей, когда сам – камень.

— Ну, сходи к психиатру… – сказал Рома. – Это не любовь, это страсть. Типа, запретный плод сладок и всё такое. «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей».

Вот, какой мудрец твой друг! Ага! Чем больше женщину мы меньше, тем больше меньше она нас. Снимаю перед вами свою шляпу, достопочтенные господа!

— Я потому и не хочу никаких отношений, - продолжал твой друг, – что не хочу напрягаться, на фиг надо. Лучше быть тупым! (Знакомые слова, не правда ли, Никита?) Зачем напрягаться, капаться в себе, лучше быть тупым.

Гниёшь, Ромик! Гниёшь потихоньку…

Лучше страдать, как я, и быть на краю бездны, на грани смерти, чем жить как червь. И пусть я свихнусь, закончу дни в сумасшедшем доме, или покончу с собой, зато в моей жизни было чудо, в моей жизни есть то, что не каждому дано. Не ты ли, Никита, писал, что любовь – это другая, скрытая ото всех сторона жизни, а кто-то, кто называет её безумием или болезнью не прав? Скажи это своему другу! Знаешь, мне жаль его! Он слабак! Он смеётся надо мной и тем, что со мной происходит. Много ли он понимает, человек, который всю жизнь ведёт себя как клоун, которого я лишь однажды видела настоящим… И то, я думаю, он сейчас уже и не вспомнит об этом. Он смеётся надо мной… А может, и ты?


Знаешь, Рома сказал, что у тебя всё нормально. Я рада, если это действительно так…А ещё он сказал, что ты стал очень злым – все так говорят (не знаю, кого он имел в виду). В чём же дело, милый Никита? Что не так? Что с твоей жизни? Разве ты не счастлив без меня? Ведь не бывает злости от хорошей жизни… На что ты злишься, или на кого? Разве ты не упиваешься своей свободой, своей драгоценной свободой, которую ты так хотел обрести?


И тем не менее, мне так хочется сказать тебе сейчас: «Позови меня, если тебе плохо… Просто набери мой номер и скажи, что хочешь услышать слова поддержки, и не важно от кого они будут звучать…» Позови меня, родной, если будет совсем невмоготу. Знай! Я хочу тебе это сказать! Если все от тебя отвернутся, я всё равно всегда с тобой! Просто позови меня. Не нужно ничего объяснять, просто скажи, что нуждаешься во мне… И всё!

Мне больно без тебя. Больно от того, что я чувствую, что не всё в твоей жизни так, как тебе хотелось бы. Я не знаю, в чём здесь причина. Чего тебе не хватает?..

23:17

Сегодня почему-то особенно тяжело…

Может быть оттого, что несколько дней провела в Усадьбе, в гостях у Марианны у неё на даче, где всё напоминает о тебе. Куда ни глянь, всюду оживают образы…
И в городе то же самое: станции метро, площади, парки – всё, начиная, прежде всего, с моего дома, с моей постели… Ты, всюду…ты.

Знаешь, есть мнение, что Бог везде: в воздухе, в растениях, в воде, в домах… в нас. Он наполняет всё собой. С моим мировосприятием творится то же самое. Как Бог единственный, кто знает обо мне всё, даже, возможно, больше, чем я сама, так и ты, не просто знаешь обо мне всё, как никто другой, ты везде. Куда бы я ни пошла… Ты наполняешь каждый уголок моей жизни…

…Вот здесь мы катались зимой с ледяной горки, целовались, как в последний раз, в подъезде, прощались около моей двери, из лифта ты махал мне рукой, ходили за продуктами в супермаркет, гуляли по тенистым дворикам, сидели в крошечных кафе, в уютных закоулках ты ласкал меня так, что я забывала обо всём на свете, на одних станциях метро мы встречались и шли гулять, на других – просто проходили, сидели, целовались, расставались, ссорились, убегали, уходили… А улицы! Их не счесть… Всё, чего бы я ни касалась, так или иначе, связано с тобой! Ты везде! Каждый день на мне цепочка и кулон, которые ты надел, каждый день что-то означает и отсчитывает какие-то даты: наш первый поцелуй, первый раз, первое свидание, первая ночь после моря, твоё первое, безумное, отчаянное, родное «люблю», первые цветы, первая открытка…

Как жаль, что тебя, скорее, пугает, чем восхищает, всё это…


Знаешь, что проходит действительно быстро, Никита?! Что чаще всего имеют в виду, когда, так же, как и Рома, говорят, что надо подавить всё в себе? Знаешь, что можно подавить в себе? Самого себя… настоящего… искреннего.


Посвящаю тебе своё новое стихотворение:

***
Зачем так жесток –
Меня убиваешь!
Чего ты так хочешь?
О чём ты мечтаешь?
Чтоб я на колени
Упала как раб?
А может быть,
Смерти моей будешь рад?
А может, ты хочешь,
Чтоб я растворилась,
Беззвучно ушла,
Никогда не вернулась?
Зачем же так больно,
И нечем дышать,
Что хочется плакать
И громко кричать?
Зачем страшно мучить,
Безумно любя,
Нещадно всё рушить,
Мне душу губя?

   
10 мая
00:22

Не ты один живёшь иллюзиями…

Я тоже!.. Иллюзией, что когда-нибудь моя жизнь станет счастливой без тебя, что когда-нибудь я стану как прежде… Нет! Прости за этот театральный трагизм, но нет других слов. Мир рухнул, когда ты ушёл… Во мне случился маленький конец света: я потеряла свой духовный стержень, стёрлись понятия «хорошо» и «плохо», «правильно» и «неправильно», «можно» и «нельзя», реальность и сон. И я, мне кажется, я уже обезумила, я пытаюсь заглушить боль, но не могу. Я пишу тебе, пытаюсь вернуть и одновременно прогоняю: я посвящаю тебе стихи, в которых зову и умоляю, и тут же рассказываю о своих любовниках, потому что не хочу, чтобы ты жил иллюзиями относительно меня.

Как глубоко ты засел внутри меня! Раньше, когда я любила Никиту Высокова, чувства не мешали мне быть с другими мужчинами и при этом испытывать удовольствие. А сейчас! Я духовный и физический инвалид, калека! Что же ты сделал со мной?! Мне двадцать лет, и меня тошнит от самой себя, от того, что я не могу получать радости жизни ни с кем, кроме тебя. Сначала я, как простое животное, хочу секса, но, когда это начинает реализовываться, я ненавижу своего партнёра (кем бы он ни был). Ненавижу себя за то, что пошла на это, ненавижу за бессилие. Только мужчина касается меня, пропадает возбуждение, желание, страсть! Я уже ничего не хочу. Я презираю и себя, и его за происходящие. Я не просто не испытываю удовольствия, я не хочу и не могу делать приятно партнёру. Внутренне я разражаюсь смехом: как нелепы его движения, попытки возбудить меня, довести до оргазма, а фрикции… Боже! Это просто умора! Наверное, для других женщин каждый из моих мужчин был бы прекрасным любовником, но не для меня! Никто и никогда не сравниться с тобой!

Знаешь, раньше я думала, что секс с человеком, который любит меня, и пусть даже я его не любила бы, всё равно доставил бы мне удовольствие. Как же я ошибалась! Раньше в период первой любви от боли и безысходности я бросалась в объятья своих немногих поклонников, так как знала, что они любили меня, и я чувствовала это – они делали всё для меня. Я ложилась с ним в постель ни ради физического наслаждения, а ради человеческого тепла, по которому я так истосковалась, ради того, чтобы снова ощутить себя особенной, желанной, нужной, что я – всё для этого человека, что он боготворит меня. То было одиночество и женское тщеславие. Но сейчас я не нуждаюсь в таких подменах чувств. Мне не нужна компенсация! Я даже просто сексом заниматься не могу! Те несколько раз, с другими мужчинами, что были у меня, с момента нашей с тобой последней встречи, я вспоминаю с сожалением, горечью и смехом сквозь слёзы. Всё не так без тебя! Всё! А ведь рано или поздно мне вообще больше не захочется физической близости ни с кем, потому что с этим теперь связаны одни только нелепые ощущения. Я стала камнем, пустой колодой – другой мужчина, партнёр, не возбуждает меня, словно я фригидна, только какой-то глупый смех всё время раздаётся в голове!

Но когда я думаю о тебе, Никита, со мной твориться что-то невообразимое: я начинаю дрожать, я так возбуждаюсь, что с трудом могу справиться с собой! Я мечтаю предаваться с тобой совершенным безумствам, ласкать тебя до потери пульса, заниматься любовью везде, во всех положениях, выполнять любые твои желания, целовать всё твое тело (однажды мне приснился сон, в котором я на протяжении всего сна только и делала это. Я испытала самый сильный оргазм во сне). Я хочу тебя до умопомрачения! Я никого и никогда так не желала! Я просто схожу с ума!

Ты знаешь, а ещё я поймала себя на мысли, что меня стал ужасно пугать вид мужского пениса. Такого раньше не было. Я знаю, это начало какого-то комплекса. Я только о твоём могу думать… и представлять себе.

Не знаю, как и когда, но ты привязал меня к себе! Когда я в постели с другим мужчиной, я словно слышу твой голос внутри: «Давай, давай, дорогая Анна! У тебя всё равно ничего не выйдет… Только со мной тебе было хорошо…» Я словно чувствую на себе твой взгляд! Это какое-то наваждение!


15 мая
08:42

Вчера в одном фильме услышала: «Итог всегда один – всё заканчивается смертью».

10:33

Сегодня в библиотеке произошло неприятное происшествие. И я расстроилась как маленькая, только не знаю за кого именно сильнее – за Колю, за себя или за весь мир, таким вдруг приземлённым и гадким он мне показался.

Вот, что случилось… После обеда пришла толпа старшеклассников-мальчишек. За стойкой был только Коля, а я собирала книги в читальном зале, и когда шла обратно, ребята, которые никак не могли выстроиться в очередь и дождаться своего черёда для получения пособий для экзаменов, увидели меня в новом цветном платье и стали тихо посвистывать. Я посмотрела на Колю – он весь как-то задрожал и неестественно выпрямился, точно рыцарь перед сражением. И когда между нами оставалось всего несколько метров, и я могла расслышать приглушенные голоса школьников, один из них, перегнувшись через стойку, заговорил с младшим библиотекарем невинным голоском: «А вы её, это самое, того-этого, да?! Вон она у вас какая тут работает!» Коля стоял как будто аршин проглотил, а заметив меня, тихо сказал: «Нет…» - и потом сразу зашуршал упаковкой, распечатывая стопки с пособиями. Когда я снова направилась в читальный зал, мальчишки загалдели, как гуси, и стали наперебой кричать:
— Мадмуазель библиотекарь, куда же вы? А кто нам всем книжки раздаст? Постойте! Мы хотим вас!

Мне очень стало жалко Колю. Ни так должен был он ответить им. Посмотрел бы прямо в глаза через свои круглые очки и сказал бы: «Да! Мы с ней – и того, и этого! На стойке, и под стойкой и в книжном фонде! Что, хотите присоединиться?!» Вот умора была бы! Они только стояли бы да глазами хлопали, как дурные.
 

16 мая
20.00 (забыла дома мобильный телефон)

Видела тебя сегодня! Чудо! Оно случилось! Одно твоё «Здравствуй!»! Миг! Единственный миг! Твоя! Больше ничья! Никогда! Весь мой мир в тебе!

Я снова хочу жить оттого, что видела тебя сегодня, сейчас, несколько минут назад! Великое чудо свершилось! Как давно я не смотрела в твои глаза! Как соскучилась я по ним! Такой родной! Такой любимый! Я счастлива! Боже! Я счастлива! Впервые за долгое время… И пусть Рома засмеялся надо мной почти у меня на глазах! И пусть ты не обернулся мне в след…
Я счастлива, Господи! Как прекрасна жизнь! Один миг, но в нём была вечность! Твоя и моя… Мой любимый! Мой Никита! Смысл моей жизни! Что-то невероятное случилось в тот момент, как мы столкнулись глазами. Я люблю тебя! Мой родной, люблю! Моё Солнышко! Мой Зайчонок! Господи! Жить действительно стоит! Ради такого одного мига, мгновения, секунды! Стоит жить, родной!

Что ты думаешь сейчас, чувствуешь? Что творится у тебя в душе?

Боже! Никогда не хотелось плакать от счастья, а сейчас сижу и плачу на скамейке напротив твоего подъезда, на той стороне дороги, где старые домики… Слёзы сами собой катятся по щекам от счастья!

Слёзы и улыбка… И колет в сердце…. Как хорошо…

20:44 (в электричке - домой)

Один твой взгляд –
Безумный миг!
Как будто в сердце
Все зажили раны…
Один момент –
Как будто жизнь,
Как будто вечность
Предо мною…
Один твой взгляд –
И задохнусь!
Но не от боли,
А от счастья…
Один лишь миг
Для нас двоих – 
Мы позабыть его
Не в силах!...


17 мая
00:49

То, что произошло сегодня (а по часам – вчера) – удивительно! Свершилось чудо!

Я счастлива, что видела тебя, Никита! За последние почти 2 месяца, с момента нашей встречи 25 февраля, это первый день, когда я счастлива! Ты даже не представляешь, как за это время я соскучилась по тебе. Меня словно постепенно лишали воздуха, мне было так тяжело без тебя… А сегодня всего несколько мгновений, и я – на седьмом небе. Я счастлива! Словно своим взглядом ты вдохнул в меня жизнь… Мне снова хочется жить, творить, создавать, писать…

Хочется говорить с тобой!

Никита! Как много значат для меня этот сегодняшний миг и твой взгляд! Я не знаю, что ты почувствовал в момент встречи со мной: возможно, неприязнь, отвращение, внутренние содрогание от ожидания моих возможных действий, а может, ты, затаив дыхание, в глубине души был так рад видеть меня, как и я тебя… Повторюсь, я не знаю, что ты почувствовал и подумал, но я увидела в твоих глазах ту теплоту и нежность, которые раньше, даже 25 февраля, были в тебе. Я увидела то тепло, которого мне так не хватало после нашего расставания. Я вдруг снова почувствовала, что жива – не «живу», а именно «жива», что жива моя душа, моё сердце. И хоть мы не вместе, я поняла, что нужна тебе, как и раньше…
А если я жестоко заблуждаюсь – пусть! Не разочаровывай меня, не лишай надежды… Я хочу жить этой иллюзией, если, конечно, то, что я увидела в твоих глазах, мне ни померещилось!
Прости меня за возможную боль, которую могла причинить тебе! Прости…

Я люблю тебя, а всё остальное не имеет значения…


18 мая
11:46

Я люблю тебя, Никита…
Все эти дни живу той нашей встречей. Думаю о тебе… О том как ты, читал ли ты мои стихи – понравились ли они тебе…

01:53

***
Сердце дрогнет и заплачет
От отчаянья немого…
Внемлет, дремлет, скажет слово,
И дыханье затая,
Будет ждать ответа снова,
Но в ответ лишь тишина…
Будто призрак невесомый,
Я брожу всегда одна,
Каждый день и в ночь глухую,
Со стихами и мольбой,
Я шепчу и повторяю,
Что тебя до слёз люблю…
Я страдать не перестану!
И усталость не причём,
Одного лишь я желаю,
В чём признаюсь, не тая:
Видеть, слышать, молвить слово,
Быть твоей как никогда!
Можешь мне не верить снова,
Можешь выгнать навсегда.
Скажешь мне, что я забыта,
Что любовь моя пуста.
И Господь лишь нас рассудит,
Ведь с тобою я честна!


1 июня
23:03
***
Страшной боли нет конца.
Что мне делать – я не знаю,
Я хочу забыть тебя,
И от ран своих страдаю.
Нет лекарства, нет спасенья
В горькой участи моей.
Я пишу тебе сегодня –
Больше нету сил терпеть.
Я себя давить пыталась,
Убегать и исчезать,
Я хотела вдруг очнуться
С пустотой внутри себя –
Всё забыть и всё разрушить,
Но твой плен сильней меня.
Сколько б я ни умоляла –
Не бывать так никогда.


10 июня
07:44 (в твоём городе)

Если время лечит (а ведь ты так и считаешь), почему мне не становится легче? Почему чем больше дней проходит, тем тяжелее мне? Почему, когда я одна, раны точно все разом вскрываются? Мне нигде нет покоя. Я пытаюсь забыть тебя, не думать о тебе, но ничего не помогает: работа, книги, друзья, любовники, поклонники – ничего – всё это даёт лишь временное облегчение, а точнее, такое обманное забвение, очнуться от которого, ещё страшнее, чем было бы совсем без него. Всё это только иллюзия облегчения…

О! Как я завидую тебе, Никита! Ты так верен своему слову, последователен в своих действиях, ты так быстро смог забыть меня, вычеркнуть из своей жизни. Как легко ты принял мою любовь, и так же легко распрощался с ней.

Безумие! Наваждение! Я схожу с ума! Я не вижу смысла в своей жизни. Мне так больно, если бы ты мог хоть сотую долю этой боли представить. Вопрос «Что делать?» стал основным для меня. Может быть, ты поделишься со мной секретом спасения от неразделённой любви? Подскажешь какое-то лекарство?

Никита! Я так люблю тебя! Почему же мне не становится легче? Почему? Боже, почему?
Сегодня снова приехала в твой город, чтобы хоть на несколько минут оказаться в той жизни – когда ты любил меня. Я ходила вокруг твоего дома, раздираемая надвое страхом увидеть тебя и не увидеть больше никогда. Впервые за всё это время приезд в твои родные места причинил мне боль, вместо облегчения. Не знаю, смогу ли я ещё когда-нибудь приехать сюда… Внутри ширится пустота… Бесмысленность, ненужность никому на этом свете. Что же дальше? К чему всё это?

Знаешь, я думала, что со временем справлюсь с болью, смирюсь с разлукой, но нет, ты прав – я слабая. Сама не понимая этого, уже абсолютно бессознательно и механически я ищу тебе замену… Не того, с кем я могла бы отвлечься от своих чувств, а того, кто в буквальном смысле, смог бы заменить мне тебя. Жаль, что у тебя нет брата-близнеца.
Мне нужен твой двойник – его я ищу!


Вот ещё написала стихотворение в поезде:

***
Между нами двойник –
Только имя другое,
Ниже рост,
Но приметы всё также родные.
Словно зеркало,
Словно мираж –
В нём ищу я тебя.
В нём, мне кажется,
Скрыта мечта –
В ней хочу захлебнуться.
Как нелепо звучит –
Так легко обмануться!
Как дрожит всё внутри,
В поцелуях его –
Отзвук счастья таится.
Вероломны объятья –
И устала уже
Я сама притворяться!
Он мне шепчет люблю,
Говорит мне о чувствах,
Я в ответ лишь молчу –
Тихий шепот мой гаснет.
Ваши руки – похожи –
В них напрасно горю.
Нет спасенья в обмане –
От себя я бегу.
Нет надежды во лжи –
И твоими руками
Он коснётся моих,
И глаза я прикрою
В не просветной печали.
 
9:22 (я уже в институте)

Двойник? Что же это значит?

Это означает, что мне больно и я больна…

Я ищу везде, во всех мужчинах, твой образ, твои черты. У одного похожи глаза, у другого – походка, у третьего – такая же мелодия звонка на телефоне. А ещё есть тембр голоса, интонации, даже чувство юмора.

Приходит к нам в библиотеку один читатель, обычный хлыщ и бабник, который берёт только журналы о спорте, говорит, что так дешевле и макулатура дома не скапливается. Так вот, когда он появился в первый раз, то очень властно сразу положил руки на стойку, а я в это время ещё от книги своей оторваться не успела и его руки были первыми, что я заметила в нём. В этот момент я чуть сознание не потеряла, потому что у вас совершенно одинаковые кисти рук. Я от его рук взгляда оторвать не могла, он даже несколько раз пытался моё внимание привлечь к своей персоне, а я как дурочка молча смотрела на его руки – не знаю, что он подумал. А потом меня стали сны преследовать, словно он ко мне подходит, хочет обнять, начинает раздевать, а я смотреть на него боюсь, потому что знаю, что собираюсь быть с совершенно незнакомым мужчиной и мне стыдно. Но потом всё-таки поднимаю глаза – а это ты, Никита, а не он. И я от блаженства себя не помню.

Ещё однажды, в день, когда я была совсем расстроена и подавлена от своей боли, я подумала, что могла бы с легкостью соблазнить этого читателя, пусть даже на одну ночь. Я бы закрывала глаза и чувствовала, что это ты рядом. В другой раз мне показалось, что, если бы я узнала его лучше, то смогла бы влюбиться… Но это только мечты. Никому пока не удалось потеснить тебя в моём сердце.

Знаешь, чем больше я пишу, тем дальше мы друг от друга, тем отчётливее в моей голове одна мысль: ты никогда меня не поймешь. В твоей системе ценностей, Никита, всё так просто и понятно, а я сумасшедшая: поэтому, любя тебя, могу быть с другим мужчиной, если он – твое подобие.

Господи, как же это всё нелепо!


16 июня
10:59

Да-а-а…

Последнее время я ощущаю как никогда сильно, словно всё это со мной уже было. Моя жизнь – она повторяется. Как будто всё-всё уже когда-то было. Те же ощущения, те же эмоции и люди.

11:08

Пора остановиться! Пора что-то изменить в своей жизни…

У меня сейчас такое чувство, что ты где-то совсем рядом, будто твоя рука касается моего плеча…

Да, мне больно! Я не смогла смериться с разлукой, и даже тысячи твоих двойников не помогут! Господи! Внутри меня пустота! Нет ничего… меня как будто нет…

16:39

Что, нравиться причинять мне боль? Ты чувствуешь так свою значимость, свою власть, свою силу?

Неужели ты и вправду бесчувственная скотина, а я слепая дура? Неужели всё именно так? Что, радостно? Тебе смешно, Никита? О! А как мне было бы смешно, если бы не было так больно! Вот, комедия бы получилась! Можно было бы вместе посмеяться, да ещё Рому твоего позвали бы! Он ведь тот ещё «хохотун»!


17 июня
02:18

…Три тысячи чертей! Сижу, готовлюсь к экзаменам, а сын директора библиотеки, тот, что Эдик, незадачливый любовник, прислал мне сообщение, вспомнил неожиданно обо мне: «Воистину, ты богиня! Такая нежная, ласковая, но недоступная. А твою шею я просто боготворю, просто как шёлк. Готов смотреть на неё часами».
 
Потом отвечу ему что-нибудь резкое. Поставлю на место.


20 июня
22:11

Никто мне не нужен кроме тебя!


10 июля
10:00

Я наконец-то в нашей Усадьбе! Интересно, ты уже тоже здесь, на даче? Как скоро я смогу увидеть тебя, мой милый Никита? Я ни на мгновение не забывала о той заветной встрече, которую назначила тебе у озера 30 июля… Как я буду ждать тебя!

Вечером в постели я подолгу смотрю из окна своей комнаты на звёздное небо и представляю нашу встречу… Это блаженство!

12:00

О Боже! Я наконец-то свободна! И могу дышать полной грудью. Наконец-то меня все оставили в покое.
 
20:00

Я продолжаю думать о людях, жизни и смысле всего происходящего. Размышления эти, к сожалению, повергают меня в состоянии близкое к депрессии, хотя оно в сто крат лучше, чем то, которое обычно свойственно мне дома. Иногда мне кажется, что я действую на автопилоте, вроде бы разумно, как будто осмысленно, но только остаюсь в каком-то полудрёме.


15 июля
22:30

Никита, милый мой, родной! Где ты? Почему больше не приходишь играть в волейбол на площадку в Усадьбе? Неужели ты пока не приехал, а ещё хуже – если ты совсем далеко…
Прости меня, что летом пишу тебе так мало. Я много гуляю и встречаю своих старых друзей – они отвлекают меня от грустных мыслей. А потом столько всего здесь на природе можно делать, что вечером уже нет сил вести дневник, сразу засыпаю, а днём – нет возможности, да и одной не всегда получается остаться.

Я люблю тебя…


30 июля
23:30
(в усадьбе, на озере)
 
Так ты и не пришёл… Разбилась моя удивительная мечта!


***
Бесконечная жизнь,
Бесконечно страданье!
Нестерпима тоска,
И минута прощанья.
Так тяжёл этот крест,
Как небес наказанье,
За грехи прошлых лет,
За пустые скитанья.
Чем печаль утолить?
Где найти утешенье?
Ведь известен конец,
Наш итог – расставанье!


12 августа
21:37

Почти через две недели только смогла продолжать дневник… уже дома.

Я люблю тебя, Никита!

Как хотелось это написать, сказать, закричать… Теперь можно всё!

Я больше не планирую посылать тебе писем или стихов – всё хватит! Теперь можно быть раскованной, хоть каждый день признаваться тебе в любви – ты не узнаешь об этом. Я зареклась больше не писать тебе, не звонить, не опускать писем в твой почтовый ящик. Зачем? Разве ты нуждаешься в таких пустяках, как мои чувства? Теперь в моём дневнике могут быть самые пылкие признания, самые страстные мечты, самые смелые откровения – все мои тайны. Наконец-то, хотя бы на страницах своего дневника я не буду лукавить. Буду честна до конца, ничего не скрывая, никого не обманывая, но при этом, словно и ты будешь знать всё ЭТО!

Иллюзия… А что делать?.. Всё в нашей жизни иллюзия, главное смотреть под нужным углом. И не подумай, что я начиталась Ричарда Баха. Нет, конечно, читала, но почти полтора года назад – впечатления давно улеглись.

Знаешь, сейчас на часах почти без десяти минут десять? Год назад, примерно в это же время, я каждый вечер откладывала все дела, ложилась в постель в своей комнате в темноте, рядом – мобильный телефон, периодически поглядывала на время, и ждала… Ждала твоего звонка с моря… Это были волнительные удивительные минуты, когда всё моё существо напрягалось в ожидании одного единственного звука, который тогда стал бы для меня самым приятным, самым главным, самым прекрасным. Звонок! Простой телефонный звонок! Я лежала, затаив дыхание, я словно чувствовала, как сигнал вот-вот метнётся по проводам, ворвётся в моё напряжение, пронзит меня, пронзит темноту моей комнаты, моё волнение, сладкую тишину, которая предвкушала мгновение абсолютного счастья, неописуемого, которое вырывалось из меня. Когда раздавался звонок, я с диким волнением, почти задыхаясь, хватала трубку и сдавленно шептала: «Алё! Никита?..» И замирала, потому что какую-то долю секунды боялась, что это позвонил не ты… Но всё во мне расцветало, когда я слышала, как откуда-то, из неведомого мне пространства, доносился твой родной голос. Внутри меня происходил маленький взрыв, словно душевный экстаз. Это ни с чем несравнимое чувство. В одно мгновение всё моё тело расслаблялось и был только твой голос…

…И это ощущение в ожидание твоего звонка одно из самых ярких переживаний моей жизни, я думаю, оно надолго останется во мне – безумное, сладостное, то самое состояние «в шаге от счастья», на своём возможном пределе, когда ты точно знаешь, что оно, заветное, вот-вот случиться, осталось несколько минут, а может, и секунд, и это незнание самое прекрасное, потому что я вся – как струна – готова стать твоей, раствориться в тебе, сойти с ума от тебя и от счастья!


16 августа
00:32

***
Больно, безумно больно!
Жизнь свою сама гублю:
Рву, кромсаю, режу жадно –
Кровь её испить хочу.
Я несусь в потоке страшном,
Нет предела и конца.
Разобьюсь, как лодка в щепки,
Иль растаю, как свеча.
Мне не ведома преграда –
Я совсем сошла с ума.
Свет ищу родного взгляда,
А вокруг лишь темнота…
Я в борьбе своей бессильна
И кому она нужна?..
Я сама не знаю толком,
Как утешить мне себя.
Я тебя люблю до боли
И забыть я не хочу…
Что же делать мне с собою,
Я одна… во тьме иду.


20 августа
18:00

Злость. Боль. Или и то, и другое вместе? Или боль, граничащая со злостью? Ни плохо, а больно – отчаянье, словно вот-вот пойму, что уже ничего не будет.

Эта моя боль-злость пройдёт – я знаю, но сейчас она есть и мне кажется, словно я больше никогда тебе не напишу, даже в своём дневнике, никогда не позвоню. В такие моменты я чувствую, что и видеть тебя уже не хочу, что встреть я тебя теперь на улице, так и ударила бы наотмашь, или накричала, или бы посмотрела таким надменным взглядом, чтобы у тебя внутри всё перевернулось от отвращения к самому себе.

Чего я так боюсь? Что мы никогда больше не будем вместе, или что я тебя не увижу? Иногда мне кажется, после таких моих размышлений, что если бы я, как на экране телевизора, каждый день могла бы видеть тебя, я стала бы счастливой. У меня даже была шальная мысль нанять детектива, который следил бы за тобой, фотографировал тебя и присылал бы мне снимки, и я бы их долго-долго разглядывала, любовалась тобой. Но это всё невозможно, потому что у меня нет денег.

Я не хочу терять тебя из своей жизни, Никита! И пусть ты будешь в ней в какой угодно роли: друга, знакомого, приятеля, лица на фотографии, образа в памяти…


***
Как больно холодным утром
Проснуться в пустой тишине.
Меня не разбудишь ты взглядом,
Не скажешь: «Тебя я люблю…»
Как пусто в душе моей стало,
Когда ушёл ты тогда.
Как тихо внутри прозвучало:
«Прощай!.. Прощай навсегда!»
И эхо ужасное это
Собою наполнит меня,
Волною холодной накатит –
Утопит, раздавит меня.


25 августа
21:28

Читаю и пытаюсь понять, меня ли одну посещают мысли об абсурдности этого мира, его оправданности, правомерности, если можно так сказать, о его сути, задаётся ли кто-то ещё вопросом «Зачем всё это?»…

Нашла сегодня очень похожие мысли в рассказе у Патрика Зюскинда: «К чему вообще что-то делать, если всё распадается, исчезает, превращаясь в ничто? К чему тогда жить, если всё равно умрёшь?» Я полностью согласна! Но не с позиции пессимиста: зачем мыть обувь – она всё равно испачкается, – а с позиции Сократа, что ничего в этой жизни нельзя принимать на веру, просто так. Задают ли люди себе вопрос «А для чего живу именно я?» И если задаются, то какой ответ находят, что отвечает им внутренний голос?.. Мой – упорно молчит или невразумительно мычит как корова. Даже если в этом вопросе отталкиваться от философских, религиозных, социокультурных представлений, лично для меня это дела не проясняет.

Ну, допустим, религиозная позиция считает: «Душа человека стремиться в Царство Божье, поэтому земную жизнь необходимо прожить достойно, в моральном смысле этого слова». Прости, Господи! Но на мой взгляд – это, по меньше мере, наивно!

Философский подход: «Раз мы всё-таки тут появились, значит это зачем-то и кому-то нужно…» Интересная версия! Но слишком абстрактная и непонятная: кому? зачем? почему?.. и т. д. и т. п. Человек может сойти с ума в поиске ответа на вопрос, кому он тут понадобился. Снова неопределённость!

Общество смотрит на это совершенно по-иному. С одной стороны, вроде бы, проще, а с другой, всё равно неубедительно. «Ради наших детей!!!» Браво! А у меня нет детей и ещё у определенного количества людей Земного шара их нет. «Будут!» –  говорит ОБЩЕСТВО. А если я не хочу, что тогда? Зачем вообще мне заводить детей? «Надо!!! Для продолжения рода человеческого!» - снова утверждает общество. Пока я сама не родилась проблема продолжения рода человеческого ни на каком уровне меня вообще не занимала, а когда я умру, мне, тем более, будет неважно, да и, собственно, при жизни этот вопрос меня мало занимает, в силу определённых причин. И что же получается? Где ответ? Нет ответа!


26 августа
15:52

В голове творится что-то непонятное…

Вчера начала читать Кастанеду «Учение дона Хуана». Такое чувство, что с моим сознанием происходит что-то невообразимое. Если сам Карлос находился под действием галлюциногенного вещества, то я пьяна от книги. Читаю с перерывами… 3-5 страниц – перерыв: обдумываю, перевариваю…  Легла на левый бок, отложила книгу и смотрю, вроде бы ни на что, впереди себя. И тут замечаю на подушке чёрную пылинку, а точнее, катышек от чего-то чёрного. Он очень похож на маленькую мошку, маленькую-маленькую… (Мысли какие-то вязкие…) И меня вдруг пронзает мысль: «А почему эти мошки чёрные?» Бред какой-то! Но тот факт, что насекомое именно такого цвета, показалось мне чем-то нереальным, необычным! Я поняла, что никогда раньше не задумывалась над этим…

Сумасшествие!!!

Это как фотографировать через микроскоп! Вроде знакомые, обыденные предметы, а словно они предстают перед тобой в новом свете – такими ты их ещё никогда не видел. Чёрт знает, что такое!


***
Как нелепо всё то, что ныне,
И жизнь моя просто смешна.
Во мне надломилось что-то –
Сама презираю себя.
Вокруг осужденье и жалость –
К чему это всё – не пойму!
Не внемлю я завереньям,
Советов ничьих не приму!
Всё то, что когда-то горело,
Затихло и дышит едва.
И я уже не такая, как, помню,
Когда-то была…

18:30

Наверное, всё-таки для каждой книги есть свой возраст…

То есть, нужно быть готовым, созреть, если можно так выразиться, до определённой книги. Сейчас Карлоса Кастанеду я читаю второй раз, вернее, начала читать второй раз. Впервые я сделала это в 17 лет. Тогда «Учение дона Хуана» заинтересовало меня, но до конца прочувствовать мысли, идеи – суть того, зачем я читаю это, я не смогла. Наверное, основная проблема, как мне кажется, именно теперь, заключалась в том, что я не понимала, что может дать мне эта книга… Именно тогда, летом, сразу после окончания школы…

Сейчас, вчера, это было сделано осознанно. Я ищу ответы на свои вопросы и чувствую, что, возможно, смогу хоть немного прояснить ситуацию…

Очень тонко подмечено в самом произведении, что нужно отдавать себе отчёт в том, для чего ты берёшься за то или иное знание. А ведь книги такого порядка, как «Учение дона Хуана», читают не ради их литературной формы, то есть манеры самого автора писать, а ради идей, сути:

«— Дон Хуан, расскажи о пейотле!
— А зачем тебе это?
— Просто чтобы знать. Разве этого недостаточно?
— Конечно нет! Сначала загляни в своё сердце и выясни, зачем тебе, молодому человеку, это знание.»

 Да, наверное, всё что угодно обретает свою полною силу, когда делается осознанно, обдуманно, для чего-то…

19:12

Еще одну странную фразу нашла сейчас у Кастанеды: «Человек живёт для того, чтобы учиться; и, если ему что-то довелось узнать, такова, значит, его судьба». Не очень понимаю, что это значит, из этого суждения совершенно не ясна цель учения как такового… «Чтобы учиться…» с какой целью? Не в смысле зачем, лично мне не ясен мотив.

19:20

…Читаю и ловлю себя на мысли, что мой мозг, моё сознание словно превратились в радар, настроенный на одну единственную цель – искать ответ на вопрос «Зачем всё ЭТО?» и всё то, что может хоть как-то быть с этим связано! Интересна сюжетная линия, мысли героев, стиль автора, но, как золотники в каменной породе, одиночные мысли о наболевшем, желанном, о том, что днями и ночами сводит меня с ума – вот, что важно для меня, вот, что я пытаюсь выхватить из текста! Вот ОНО! Словно близок час! Словно влюблённый-фетишист, который случайно наткнулся на обронённый платок своей возлюбленной – эту её частичку, – и он желает обладать ею (частичкой)…

19:52

…Наверное, в глобальном смысле все люди делятся на тех, кто хочет обладать некой силой, и тех, кто хочет смотреть и «видеть». Это очень обобщённое, грубое и приблизительное деление, но всё же себя я отношу ко второй категории (навеяно Кастанедой).


28 августа
4:00

Ничего у меня не получается, милый, любимый мой Никита… Ничего…


***
Нет предела и края,
И схожу я с ума.
Нет ни ада, ни рая –
Я давно умерла.
Пустота в моей жизни
И сама я пуста.
Я у грани последней
И решить всё должна.
Миг один мне остался –
Я готова шагнуть,
Чтобы всё потерять –
Ничего не вернуть.
Чтобы выйти из мрака
Или в нём утонуть.
Я у грани последней,
И не видно пути -
Все дороги едины
И ведут лишь к тебе.
И зовёт меня сердце,
Сердце шепчет: «Прости…»
И, душа моя! Ввысь
Устремись и лети!
На просторах безбрежных,
В голубой вышине
След оставь невесомый,
В даль свой взор обрати,
Чтоб в минуту спасенья…
Вновь покой обрести!»

Апрель 2019


Рецензии
Великолепные стихи! Первые страниц 20 читаешь на одном дыхании. Я сам автор документальной любовной прозы. Но затем начинаешь уставать, действие на развивается. Начал читать по диагонали. Получилось самокопание в себе.
Замечание. С вашим ли талантом повторять фразы: заняться любовью. Провести ногтями по ягодицам. А вот в стихах вы нашли образ: раствориться в твоём сердце! Прекрасно!
В моей повести "Когда земля уходит из под ног" я сформулировал 3 закона женской сексуальности. Так вот по третьему закону женщина материализуется только в любви. Без любви она лишь существо женского пола. Я применил первый закон термодинамики к женщине, как к замкнутой системе. Ваша повесть только это подтвердила.
Сам перепутал, прошу прощение. 3 часа ночи. Повесть называется "Кукла Долли" или "Новая Галатея". Это первое произведение, написанное не для людей, а для женщин роботов, желающих познать свою женскую сущность, природу своей женской сексуальности.

Андрей Жунин   13.08.2019 13:54     Заявить о нарушении
Спасибо за Ваш отзыв, и тёплый, и конструктивный. Мне очень приятно!

Я бы даже добавила, к тем словосочетаниям, которые Вы отметили, что у Анны в речи есть ещё всякие странные и несуразные конструкции, в этом для меня - трагедия её изоляции, духовной и интеллектуальной - девушка хочет казаться изысканной, утонченной, игнорируя другие свои качества, и поэтому уходит в банальность, а иногда и пошлость, но только это не пошлость опытной женщины, а неуверенность девочки, которая совсем ничего не знает ни о жизни, ни о мужчинах. И да, она точно занимается самокопанием, которое и приводит её в тупик.

С интересом почитаю Вашу повесть.
Ещё раз спасибо!

Вера Белявская   13.08.2019 04:55   Заявить о нарушении
http://yadi.sk/i/mkcc9AkI9TeImQ или http://yadi.sk/d/Ju8oyQIIfjC9BA
Одна из двух ссылок на яндекс диск, стр 187. Глава К вершинам знаний.
Если вдруг не сможете открыть я вам могу по вашей почте переслать эту главу.

Андрей Жунин   13.08.2019 15:41   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.