Италия-Швейцария. Лютня и Лошади

Начало здесь http://www.proza.ru/2019/03/27/1050

С каким городом в первую очередь ассоциируется имя великого Леонардо да Винчи? Правильно, с колыбелью Возрождения - лучезарной Флоренцией.

Однако два весьма продуктивных периода в жизни и творчестве Мастера были связаны с Миланом – городом, на данный момент имеющим имидж скорее делового и прагматичного, нежели романтического.

Несмотря на такую репутацию, именно Милану вот уже пять веков удаётся сберечь право на обладание грандиозной «Тайной вечерей».

Она чудом сохранилась до наших дней на стене трапезной монастыря Санта Марие делле Грацие – единственной, уцелевшей после бомбардировок во время Второй Мировой войны.

Двадцать один год фреску реставрировали - простояв долгое время под открытым небом, она сильно пострадала. Но один тот факт, что оставшееся беззащитным творение Мастера не было вконец уничтожено, наводит на мысль о божественном провидении.
 
И это только один мистический эпизод, связанный с гениальной работой Леонардо.

Одна из самых популярных легенд гласит, что при написании фрески великий перфекционист задался целью сделать фигуру Иисуса символом Добра, а Иуды, соответственно, - Зла. Он мучительно долго подбирал натурщиков для воплощения этого замысла, и, в результате неутомимых поисков, всё-таки увидел образ Иисуса в одном из юных певчих местного церковного хора.

Чтобы найти натурщика для Иуды, понадобилось еще три года. Он обнаружил его в городской сточной канаве, грязного, оборванного, совершенно пьяного. Срок сдачи работы поджимал, и модель прямо в нетрезвом виде приволокли в монастырь. Леонардо тут же принялся запечатлевать порочную физиономию, но, слегка протрезвев, нечестивец вскричал:

- Я уже видел эту картину!

- Где ты мог её видеть? - спросил удивленный Мастер.

- Я видел её 3 года назад. Тогда я пел в церковном хоре, и меня пригласил позировать какой-то художник. Он писал с меня Иисуса.

Ещё одно предание гласит, что на роль натурщика для Иуды Леонардо предложил непрерывно торопившего его со сдачей фрески приора монастыря, чем от души развеселил заказчика картины, своего патрона - герцога миланского Лодовико Сфорца.
 
Именно обстоятельства, при которых Леонардо в 1482 г. предстал пред светлыми очами герцога Сфорца, заставили меня углубиться в тему. Будьте добры, предложите свои версии, что могло подвигнуть великого художника, ученого, изобретателя и инженера оставить Флоренцию и приехать в Милан? 

Согласно информации от ранних биографов он приехал... с музыкальной гастролью, чтобы продемонстрировать герцогу игру на лютне, которую собственноручно смастерил из оправленного в серебро конского черепа. Будто акын какой-то, а не центральная фигура Кватроченто.

На самом деле, Леонардо использовал свои музыкальные таланты для прикрытия. Он подыскивал себе могущественного покровителя, чтобы покинуть ставшую неуютной Флоренцию, и нашёл такого в лице Лодовико. Но у богатых свои причуды, и гению Возрождения ещё долго пришлось исполнять их, играя роль «организатора праздников» при миланском дворе.

Вокруг Леонардо наворочено столько реального и вымышленного, что нет никакого смысла утомлять вас подробностями его биографии.

Похвастаюсь только ещё одним личным достижением в области леонардоведения - в замке Сфорца нам показали окно комнаты, в которой жила Дама с горностаем. К сожалению, только снаружи.

Согласно преобладающему числу версий, звали юную даму Чечилия Галлерани, и она была любовницей герцога. Трепетное отношение к Чечилии не помешало герцогу заключить династический брак с другой малолеткой, образовав классический любовный треугольник. А после - и четырёхугольник, потому что по настоянию ревнивой жены герцог выдал Чечилию замуж за старого графа Бергамини. А потом - пятиугольник, т. к. герцог умудрился обзавестись ещё одной любовницей. Интересно, что первой из этого многоугольного образования выпала жена герцога, и после её смерти две незаконные герцогские пассии неожиданно спелись.  Да так, что Чечилия стала крестной матерью рождённого соперницей ребёнка.

Жила она за счёт герцогских даров весьма обеспеченно, имела одного, рано умершего сына от герцога, четырёх сыновей от графа, слыла дамой утонченной и образованной и держала литературный салон, занимавший чуть ли не первое место в рейтинге тогдашней Европы. Правда, после разорения Милана французами её владения были конфискованы, но ей удалось частично восстановить их при реставрации Сфорца.
 
Вообще, судя по количеству разорений и покорений, французы были явно неравнодушны к Милану. В частности, большим его фанатом слыл Наполеон, избравший этот город в качестве столицы Итальянского королевства, а себя, с присущей ему скромностью, назначивший королем. Что он и закрепил коронацией, увенчав себя в 1805 г. в Миланском соборе железной короной лангобардов (длиннобородых). Они заявились в Милан еще в VI веке, и тоже непрошенными, зато вся область в дальнейшем стала называться Ломбардией. А один из обручей их священной короны, согласно преданию, был выплавлен из гвоздя от креста Спасителя.

Это была вторая коронация Наполеона. Первая состоялась в соборе Парижской Богоматери, когда он вырвал корону из рук Папы Римского и собственноручно возложил её на свою голову. Такая вот большая гордыня была у «маленького капрала».

Надо сказать, что в целом к итальянцам он относился с симпатией. В его грандиозных планах по объединению Европы Милану отводилась роль одной из столиц.

Предполагается, что в пристрастии надменного корсиканца к этому городу немалую роль играло возможное генетическое родство.

Впрочем, всё это не мешало ему вести себя лицемерно в отношении и Милана, и Италии в целом. Он не стеснялся отбирать и вывозить ценные трофеи, а немалая часть ломбардских реликвий по его приказу была переплавлена в печах для покрытия военных расходов.

Существует версия, что он планировал перенести во Францию и оригинал «Тайной Вечери». Миланцам же в утешение щедрый завоеватель хотел оставить её мозаичную копию. 

Кто знает… может быть, для почти утраченной на сегодняшний день фрески пребывание во французском музее было бы лучшей участью. Но в том, что она по сей день находится в Милане, прослеживается глубокий символизм.

Тем не менее, Милан Наполеон все-таки украсил, и не чем-нибудь, а Триумфальной аркой. Разумеется, в собственную честь. Арка должна была одновременно стать и новыми воротами Милана. Через них император планировал торжественно въезжать со стороны Парижа. По его идее, ось по центру арки была сориентирована так, что продолжала историческую ось Парижа - в дальнейшем он намеревался построить соединяющую два города дорогу.

С учётом этой перспективы, венчающие арку конные статуи были установлены мордами в направлении Парижа, чтобы въезжающий триумфатор мог обозревать всю композицию, так сказать, лицом к лицу. Но планам его не суждено было сбыться.
 
Строительство арки было завершено лишь в 1826 году. За это время Наполеон успел сделать крупную ставку, проиграть и погибнуть.

По мнению ряда исследователей, полководца, потерявшего расположение фортуны, на острове святой Елены методично травили мышьяком. К таким выводам пришли, проанализировав состав его волос. Оказывается, напористый завоеватель, не считавшийся с человеческими жертвами ради удовлетворения собственных амбиций, раздаривал друзьям свои локоны, как сентиментальная фрейлина.

А Милан после падения своего тирана-почитателя был передан обратно Австрии как центр новообразованного Ломбардо-Венецианского королевства.

Отличающиеся рационализмом австрийцы арку сохранили, но развернули лошадей задом к Парижу. С тех пор благородные животные гарцуют, обратив массивные крупы к столице Франции, а породистые морды - к Милану.

Тем, кто наберется терпения и дочитает моё повествование до конца, я обещаю еще одну встречу с Наполеоном. Этот человек сыграл такую роль в судьбе Европы, что обойти его вниманием немыслимо.

А сейчас самое время перевалить через Альпы и погулять по городам Швейцарии.

Продолжение здесь http://www.proza.ru/2019/04/05/852


Рецензии