Испытание. Часть 8

http://www.proza.ru/2019/03/25/1993
http://www.proza.ru/2017/01/20/398 /начало/


Семь  лет,  безмятежных  и  счастливых,  пробегут,  как  один  миг.   Пара  воспитывает   мальчика.  Алена  защитила  диссертацию  и  в  качестве  старшего  научного  сотрудника  работает  в  НИИ.  Глава  семейства - на  старом  месте.
Жизнь  плетётся   из   разного - хорошего  и  плохого  - вперемешку.  Однажды   наступит  день,  который  окажется   самым   непростым  для  Георгия  Николаевича.

Его  зачем-то  пригласили  а  отдел  кадров.  Неприятно  удивило,  что  начальник  ведомства   обошелся  без  рукопожатия,  как  бывало  прежде,  а  ограничился  легким  кивком.  Во-вторых,  в  начавшемся  монологе  профессор  не  услышал  доброжелательных  ноток, присутствующих  всегда  в  их  общении.  От  чиновника  веяло  ледяным  холодом.  К  чему  это?  Тон  звучал  уж  очень  официально.

- Вы  в  курсе, надеюсь, что  у  нашего института  много  конкурентов? Они  растут, как  грибы  после  дождя, - кадровик  начал  издалека.- И  перетягивают  студентов. У  нас  уже  несколько  лет  недобор. Принимаем  всех  желающих. Где  это  видано?  Как  следствие, высшее образование  сейчас  обесценивается.  Госплан    на  следующий   учебный  год   урезал   бюджет,  что  повлечёт   сокращение  работников.  Кафедра  органической  химии  сливается с   Вашей
 кафедрой  неорганической.  Останутся  три  доцента  и  четыре преподавателя  из  десяти  штатных  единиц  Ваших  и   десяти  их.   Профессорская  ставка  одна,  и   её  займёт  нынешний  заведующий  кафедрой  органической  химии.

- Что  со  мной?

- Под  сокращение,  -  развёл  руками  бумаготворец,  изобразив  на  лице  подобие  сожаления.

- Чья  эта  инициатива? - гневно  спросил  профессор.

-  Не  моя,  конечно.  Я  маленький  человек.  Могу  самостоятельно  принять на работу  дворника, охранника,  водителя.  А  ваша профессорско - преподавательская братия -  прерогатива  администрации.  Мне  приказано  довести  до  Вашего  сведения  эту  информацию. Уже  третью  бутылку  корвалола  пью.  Неприятная  миссия.

- Лучше  бы  меня  расстреляли.  Сыну  шесть  лет.  Его еще поднимать и поднимать.

Ученый  в  бешенстве  рванулся  в  приемную;  ни  ректора,  ни  проректора  на  месте  не  оказалось  - пребывали  в  командировке. Он   попытался  связаться  с  теми,  кто,  по  его  мнению,  обладает  нужными  полномочиями  и  в  силах  повлиять  на  убийственное  для  него  решение.   Все,  будто  сговорившись,  отвечали  уклончиво,  не  обещая  ничего  конкретного.  Правильно,  кому  нужны  чужие  неприятности?  Удача  и  везение  привлекают  всех,  но  стоит  потерять  равновесие,  качнуться  в  сторону  неблагополучия,  сразу  же  ощутишь  вакуум.  И   любимец  фортуны   молниеносно  превращается   в   изгоя. 
Соперник  на  престол  заведующего  кафедрой  оказался  даже  матерому  волку  не  по  зубам.  Тот - моложе, перспективнее  и  состоял  в  родстве с  известным  академиком.  Силы  не  равны. Георгий  Николаевич  загодя  проигрывал  сражение. 

***

- Мои  щенята! Мой  тыл!  Моя  защита! -  обратился  к  жене  с  сынишкой,  вышедшим  в  коридор  ему  навстречу  в  конце  того  проклятого  дня. - Вот  и  всё.  Не  нужен  я,  не  нужен!  Преданность  науке, служение  ей  ушли  коту  под  хвост!  На  пенсию  меня  выставили!  -  запричитал  отец  семейства, остающийся  вскорости  без  портфеля  и  высокой  должности.

С  этого  времени  профессорский   дом   будто  погрузился  в  траур.  Взрослые  за  столом,  ужиная,  беззвучно  жевали,  не  обмениваясь  даже  взглядами.  Ребенок,  видимо, чувствуя  тягостную  атмосферу,  притих,  не  задавал  вопросы,  не  шумел,  не  бегал,  лишь  молча  рисовал   или  просматривал   картинки.
 
Георгий  Николаевич  сделал  несколько  попыток  трудоустроиться.  Но  мешали регалии,  звания  и  почтенный  возраст.  Никому  не  нужен  под  боком  суперобразованный   работник.  Да  и  предложения  на  рынке  труда  в  десятки  раз  опережали  спрос.  Он, бывший  руководитель  значимой  структуры,  превратился  в  скучающего  домоседа.   

На  любое  обращение  мужа   супруга   реагировала  окриком  или  грубостью.  Ночевали  они  давно  уже  в  разных  комнатах.  В  итоге,  бывшее  дружным  семейство  походило  на   сосуществование   чужих   людей,  где  у  каждого  своя  полка  в  холодильнике,  своя  пачка  сахара,  свой  кусок  мыла  в  ванной. 
Женщинам  любы  мужчины  во  власти,  а  не  в  пижаме  и  без  дохода. Он-то  с  пенсии  выплачивал  алименты  детям  из  предыдущей семьи.  В  общем,  завидным  супругом  его  не  назовешь. Георгий  Николаевич  старался  лишний  раз  не  выходить  за  пределы  комнаты - кабинета, дабы не попадаться  на  глаза  жены,  превратившуюся   в  фурию.

"Наверное,  заслужил   и  мне  поделом.  Зачем  бросил  святую  Аннушку,  дочек?  Вероломность  моя  не  знала предела!  Разорил  гнездо,  в  одночасье  отказавшись  от  близких  и  родных.  Что  тебе  не  хватало  в  том   браке?  Хоть  когда-то  поинтересовался,   как  живут  дети,  чем  они  занимаются?  Даже  ни  разу  не  позвонил.  Вот  тебе  и  расплата. А  ты  хотел  безнаказанности?  Её, голуба, в  жизни  нет",- рассуждал  профессор.

От  империи  любви  и счастья,  возведенной   им,  осталась  выжженная   пустыня.   Дитя  превратилось   в  орудие  мести.  Алёна  всячески  препятствовала  контакту  чада   с  отцом.

Впервые  в  жизни  он  растерялся  -  не  видел  света  в  конце  туннеля. 
Так  в  смятении  он  прокантовался   три  года.  Ему  исполнилось  семьдесят. "Ну,  доживу,  что  мне  полагается,  в  забвении.  Я  еще  не  умер,  но  уже  никому  до  меня  дела  нет... " Он  смирился  с  участью  одинокого  человека. "Эх,  если  бы  рядом  оказалась  Аннушка,  при  любом  раскладе, они  отметили  бы  юбилей  в  ресторане, пригласили бывших  сослуживцев. А так... я сам  у  остывшего  очага... "

***

В  один  из  вечеров  Алёна  постучалась  к  мужу.

- Хочу  пригласить  на  ужин!  Есть  бутылочка  каберне! - предложила  она.

"Неужели  идёт  на  примирение?" - обрадовался  старый  человек.

- Сейчас  буду! 

Он  облачился  в   велюровый  халат,  пригладил  волосы  и,  как  ему  казалось, при  всём  параде  вышел  в  зал.  Алена  накрыла  стол.  Дымящееся  блюдо  с  ароматно  пахнущими  биточками  и  картошкой  фри  привели  его  в  благодушное  настроение.

- Георгий  Николаевич,  а  я  с  новостью! - сообщила  она.  Показалось, что  отчуждение  и  неприязнь  улетучились.  Его  опять  боготворят  и  любят. Но  тут  же,  отрезвев,  подумал:

"Надо  быть  кретином,  чтобы  поверить,  будто   существо,  низвергнувшее  меня  до  уровня  пола,   способно  сделать  какое - либо  благо".

- Вы  ешьте, ешьте, - вкрадчивым  голосом  приговаривала   жена,  ставшая  неспроста  вдруг  сама  любезность.

Он  колебался.
 
- Выкладывай,  что  там  у  тебя, - он  кожей  чувствовал  подвох.

- У  нас  в  отделе   сотрудница  забрала  к  себе  из  деревни    родителей.  Оба старые  и  немощные.   Родовое  поместье  выставили  на продажу. Сад, виноградник;   рядом  лес и  озеро.  Вы  бы  не  хотели  переехать  туда  на  лето?

Он  чуть  не  подавился  куском  мяса. "Негативные  чувства  ко  мне  зашкаливают!  Сбыть с глаз  долой  хочет!" - с  горечью  подумал  опостылевший муж.  Он  резко  отодвинул   тарелку   с   едой  и  выпрямился.

- Ты  меня  пригласила на казнь?

- Да,  что  Вы! Замечательное  место  для  пенсионера! Тут  Вы  окопались,  словно  в  пещере,  а  там  будете  гулять, дышать свежим воздухом!

-  Фазенду  хочешь  приобрести? А  работать  кто  там  будет?

-  Да,  Вы  же  человек  от  сохи,  из  крестьян! Вместе  будем  всё  делать.

-  Картошку  сажать? 

-  А  почему  нет?  В  магазинных  овощах  сплошные  нитраты  и  пестициды.

-  Хорошо,  согласен.

- Я  договорюсь  на  завтра.  После  обеда  съездим  и  определимся!

- Замечательно! Ой, Алёнушка, удружила  на  старости  лет.  Молодец! Давай выпьем  за  успех  дела! -  воскликнул  профессор  и  разлил  по  бокалам   вино.

***

Будущая  дача  Георгию  Николаевичу  понравилась.  Строение, хоть  и  полувековое,  но  крепкое.  Из  бута.  Под  черепичной  крышей.  Во  дворе,  обнесенном  штакетником,  -  колодец  из  сруба,  беседка,  хозяйственные  помещения,  фруктовые  деревья,  кусты  малины  и  смородины.
В  комнатах  чувствовались  затхлость  и  сырость.  Так  бывает,  когда  продолжительное  время  никто  не  живет. Мебель,  ковры,  занавески, книги - всё  как-будто  застыли  в  ожидании  возвращения  хозяев.  Профессор  наметил,  чем  тут  займется.
На  обратном  пути  чета  заехала  в  нотариальную  контору,  где  повеселевший  Георгий  Николаевич  подписал  доверенность  на  жену,  наделяя  её  правом   от  его  имени  купить  приглянувшуюся  недвижимость.

В  документе  еще  указывалось,  что  супруга   уполномочена  распоряжаться  его   имуществом.  Но  почему-то  последняя  фраза   не  будет  им   прочитана.

- Алёна, Алёна,  я  подумал, что  уже  никаких  событий  не  будет  в  жизни, а  вот, оказывается, как  может  быть! - восхищался  ученый.

Он  покинет  город  и  начнет  бытие  сельчанина.  Тётка  Авдотья,  живущая  рядом,  не  могла   нарадоваться   появлению  соседа. И  краюху  свежеиспеченного  хлеба  с  кружкой  молока  принесла,  и  новости  рассказала.  Алена  тем  временем  оформила   сделку.  Когда  она  появилась,  а  прошло  уже  недели  две  после  обоюдно  согласованного  переезда,  Георгий  Николаевич  вовсю  обжился.  Жену  встретил  с  радостью  и  благодарностью.  Та  привезла    купчую  на  дом,     пенсионное  удостоверение  и  паспорт.

- Я  в  собесе    написала  заявление,  чтобы   пенсию  на  новый адрес  перевели.  Её  можно получать  на  почте.
   
- Да  зачем?  У  меня  деньги  есть.  На  лето  хватит. Какие в деревне расходы? Земля  прокормит.  Прикупил    на  базарчике  семена  и  посадил.  Огурцы, помидоры,  кабачки,  зелень, кукуруза,  фасоль  уже  ростки  дали. Идём  поглядишь!  Так что  жду  тебя  с  ребенком  в  отпуск.

Но  жена  засуетилась  и  как-то  быстро засобиралась  в  обратную  дорогу,  не  посчитав  нужным  задержаться.

- Ну,  будьте  здоровы! - Алёна  приобняла  мужа,  и  он  на  секунду  почувствовал  давно  забытое  прикосновение,  сводившее  его  когда-то с  ума.  Чем-то  колдовским  обладает  все-таки  жена.  В  порыве  нахлынувших  воспоминаний,  он  поддался  к  ней  -  ему  показалось, что  отношения  уже  наладились.  Но  нет.  Молодая  жена  тут  же  отпрянула  назад.

"Нет,  так  нет. Я  всё  равно  получил  своё - её  молодость, её  тепло,  умопомрачительные  ласки.  Наслаждался  ею  семь  долгих  лет. Она  принадлежала мне,  только  мне!  И  плевать,  что,  возможно,  она  терпела  меня, тогдашнего  властелина  и  победителя.  Тем  хуже  для  неё! А  я  отомщен  авансом.
Даже сейчас, находясь  у  неё  не  в  милости,  я  не  проиграл!
Сердце  помнит  всё.  Этого  никому  у  меня  не  отнять!  А  пережитых  эмоций   хватит  на  долгие  годы".

***

Он  немало  удивился,  когда,  оказавшись  на  почте  в  день  выдачи 
пенсии,  кассирша,  всмотревшись  в  паспорт  нового  клиента,  найдя  штамп  с  пропиской,  озвучила  адрес - Зелёная 15.  Верно?

- А что, уже  координаты  дачи  фиксируют  в  бюллетне?

- Причем  тут  дача?  Это  жилой  поселок,  а  не  курорт.


Георгий Николаевич   принялся  изучать  штампы  в  удостоверении  личности. "Непонятно, зачем  выписали  меня  из   городской  квартиры", - озадачился  новоявленный  сельчанин  и  позвонил  жене. 

- Георгий Николаевич, мы  супружеская  пара,  всё  моё - Ваше, а  Ваше - моё! - начала  убеждать разволновавшегося  мужа  Алена.- Так  лучше. За  квартиру теперь меньше платить  будем.  А  где  Вам  жить - сами  решите.

Беспокойство  овладело   им.  Этой  каналье  доверия  уже  нет.  Думать  о  плохом  не  хотелось,  но   мысли  упорно  теребили  душу  пожилого  человека. На  телефонные  звонки  она  редко  отвечала.  Он  звал  на  раннюю  черешню,  стоящую  в  городе  баснословных  денег,  позже  на  ягоды.  Супруга  находила  отговорки -  нет  времени,  запарка  на  работе,  устала,  приболела. Когда  август  подходил  к   концу,  а  в  закромах  скопились  груда  мешков  с  картошкой,  бочонки  с  соленьями,  яблоки  в  плетеных  корзинах,  банки  с  джемом,  связки  вяленой  рыбы,  дачник  отослал  телеграмму: "Срочно  закажи  машину с  объемным  багажником  и  забери  меня!"   
Алена  ответила  обидным  письмом.

"Я почему-то считала  Вас  более понятливым. Оказалось,  что  это  не  так. Мы - не  совместимы.  Из-за  разницы  в  возрасте.  Я  отдала  бы  всё, чтобы вычеркнуть  из  памяти   ненавистный   мне  период  нашей  с  Вами  жизни.  Мне  ничего не надо - ни  комнат с  шелковыми обоями,  люстрами  из  богемского хрусталя, статуэток  из  бивней слона, ни белой  спальни, ни   кожаного  дивана с мраморным столиком,  ни  персидских  ковров. Я  хочу  свободы.  Вы  не  замечали, что я  живу на антидепрессантах?  Прошу,  оставьте  меня   в  покое.  Я  не  лишила  Вас  угла.  Деревня - наилучшее, что  можно  придумать  в  Вашем  случае. Более  я  не  желаю  ни  видеть, слышать,  ни  знать  что-либо о Вас".

"Тебя  не  хотят!  Ты  понял? - кричал  он   себе. - Она  хитростью  заманила  меня  в  сельскую  глушь. Я - горожанин. Да, не  скрываю,  тяготею  к  комфорту.  Так  я  его  заслужил.  Почему  я  теперь  должен  лишиться  широких  бульваров,  кинотеатров,  библиотек,  троллейбусов, горячей  воды, центрального  отопления?"

Принял  решение  судиться. Но  после  консультации  с  районным  адвокатом  уяснил - дело хлопотное, по  деньгам  затратное, можно и  без  здоровья  остаться. Тем  более,  квартира  приобреталась  не  до  момента  заключения  брака, а  после. Отсюда  вытекало, что  стоимость  жилплощади  делится  на  троих.  Без  его  согласия (а  по  доверенности - наоборот)  Алена  его  долю  обменяла  на   загородный  дом.  Он  же  саморучно  подписал  доверенность  на  неё,  не  ознакомившись  с  текстом  документа. 


Несколько  дней  горевал,  оплакивая  любимый  кабинет,  вид  на  проспект,  открывающийся  из  окна, городской  шум. Успокоившись,  направил  стопы  в  местную  школу.

- Химик  на пенсии, – так  представился  директору  учебного  заведения.

- Великолепно! Катастрофическая нехватка кадров. Учителя ведут по четыре предмета. Кроме  химии что  еще  могли  бы  преподавать?
 
- Пожалуй, естествознание и географию.
 
- Какая удача! Даже не верится! Молодежь вся разъехалась. Рванули за границу. Как Вы нас так неожиданно выручили! Заполните  анкету, напишите заявление и айда работать!

"Вот оно, счастье!"


***

Он  вошел  в  класс  и  увидел   детские  глаза.  Речь  полилась  сама  собой.  Рассказал  о  великом  праотце  современной  химии,  жившем  в  19 веке, создавшем  таблицу  элементов,  впоследствии  названной  именем  ученого.  О  свойствах  металлов  и  неметаллов, различии  между  ними.  О  взаимодействии  первых  с водой, а  вторых  с  газами.
Постепенно  успокоился, смирившись  с  ролью   деревенского  учителя.  О  том, что  он бывший  профессор, никому  не  говорил.  Люди  здесь - простые  трудяги,  возможности  их  ограничены  и  надо быть попроще. Теперь  при  встрече  с  ним сельчане  уважительно  здоровались.   


Продолжение следует 




 


Рецензии
Вот так зигзаги судьбы! Давно заметила, что браки где муж намного старше редко бывают удачными. Жду продолжения.

Нина Джос   06.11.2019 22:53     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.