Золото Лёньки Пантелеева

Золото Лёньки Пантелеева


Да, каюсь, и меня однажды увлекла тема кладоискательства. Неожиданная информация, на которую я наткнулся в различных архивных источниках,  даже подвигла  меня к написанию двух статей («Тайна сокровищ хана Кучума» и «Пропавшее золото батьки Махно»). Эти статьи я, кстати, выложил  на нашем сайте «Проза.ру».
А как не увлечься этой темой, если СМИ то и дело сообщают о неожиданных находках, содержащих предметы из благородных металлов или редких камней? Да и специалисты   утверждают, что «…сообщения о найденных в России кладах появляются в среднем раз в полгода». Хотя на самом деле находят эти клады гораздо чаще. Просто взаимоотношения кладоискателей с законом в нашей стране не способствуют соответствующей гласности.
 Так сложилось, что по закону найденный клад должен быть разделен пополам между нашедшим и владельцем земли. В случае же если клад содержит вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры – а так чаще всего и бывает, – половина стоимости идет государству, а делить пополам надо оставшиеся 50%, как правило, опять же с государством. При этом процедура оценки найденного клада остаётся до сих пор настолько сомнительной, что чаще всего честному кладоискателю достается лишь малый процент реальной его стоимости. «Памятником истории и культуры» помимо клада с большой вероятностью может оказаться и само место раскопок (например, старинная усадьба) – а это уже грозит кладоискателям (ни много, ни мало) уголовной ответственностью.
Хорошо… а если не по закону? Создаётся ощущение, что власти специально поддерживают условия реализации кладов в «криминальной» тени, если позволяют вполне легитимно существовать фирмам, скупающим ценные предметы старины (во всяком случае, их рекламой забиты все «доски объявлений»). Причём, там цены, как правило,  – вполне себе приемлемые.

… Клады могут спокойно лежать буквально у нас с вами под ногами. Нигде, кроме как в нашей стране, богатеи так часто не прятали деньги в укромных местах. Особенно во времена «смутных» событий.
Если верить специалистам, то наиболее благоприятными местами кладоискательства следует считать территории вокруг Дмитрова, Можайска, Коломны, Каширы, Волоколамска, Звенигорода, Рузы, побережий Оки и Москвы-реки (это – в Подмосковье).  Но немало кладоискателей пытаются промышлять в Волгоградской и Астраханской областях, а также на территориях, по которым приходили и уходили западные интервенты, особенно под Смоленском.
Однако есть места, которые прямо указаны либо непосредственными свидетелями, либо теми, кто что-то знал о спрятанных сокровищах. Известные и даже документально описанные, но почему-то пока так и никем не обнаруженные. Вот об одном из этих кладов я и хочу рассказать.


1. Российский «Робин Гуд»


В детские годы одним из любимых мною писателей был Леонид Пантелеев. Я с упоением читал его искренние, наполненные лёгким, незатейливым юмором рассказы о ребятах-беспризорниках, сопереживал другим героям его бесхитростных повествований для детей. И когда однажды узнал, что настоящая фамилия писателя Еремеев, а «Лёнька Пантелеев» –  это его блатная кличка (что поделать – беспризорно-сиротское детство), то был, мягко говоря, обескуражен, потому что одно дело кличка, а другое – литературный псевдоним.
О настоящем Лёньке Пантелееве люди моего возраста знали далеко не понаслышке. Даже в те, не падкие на газетно-журнальные криминальные «страшилки»  советские времена, имя этого «бандюгана» наводило ужас на добропорядочных граждан.
Что же было известно о нём? Из 3-й серии телефильма «Рождённые революцией» мы знали его, как жестокого и циничного убийцу, сколотившего банду и дерзко орудовшего в Петрограде и его окрестностях. А из криминальных рассказов Льва Шейнина – что Лёньку народ хоть и панически боялся, но искренне считал российским «Робином Гудом», потому что, грабя подпольных богачей, он часть выручки направлял в социальные заведения (совсем, как небезызвестный Деточкин из рязановской комедии «Берегись автомобиля»).
А вот сухие сточки интернет-источников: «Леонид Пантелеев (настоящая фамилия Пантёлкин) родился в 1902 году в городе Тихвине, ныне Ленинградская область. Окончил начальную школу и профессиональные курсы, на которых получил престижную по тем временам профессию печатника - наборщика, затем работал в типографии газеты "Копейка". В 1919 году Пантелеев, еще не достигший призывного возраста, добровольно вступает в ряды Красной армии и отправляется на Нарвский фронт. Достоверно известно, что он принимал непосредственное участие в боях с армией Юденича.
 Чем занимался Пантелеев после демобилизации, точно неизвестно. И лишь совсем недавно подтвердились слухи – он служил в органах ВЧК! Потребовалось немало времени, чтобы документально подтвердить этот факт. Лишь недавно в архивах ФСБ было найдено личное дело Пантелеева».
 Чекист, ставший бандитом! Ничего себе – зигзаг судьбы. Теперь понятно, почему эту страницу его биографии всегда деликатно обходили стороной.
«… Так или иначе, в начале 1922 года Пантелеев оказался в Петрограде, сколотил небольшую банду и принялся за грабежи. Состав банды был довольно пестрым. В нее входили сослуживец Пантелеева по Псковской ВЧК Варшулевич, Гавриков, бывший во время гражданской войны комиссаром батальона и членом РКП(б), а также профессиональные уголовники типа Александра Рейнтопа (кличка Сашка-пан) и Михаила Лисенкова (кличка Мишка-Корявый).
               Первой серьезной акцией группы Пантелеева стал налет на квартиру известного петроградского меховщика Богачова. 4 марта 1922 года, в три часа дня, когда хозяев не было дома, три налетчика с револьверами в руках ворвались в квартиру, связали прислугу. Взломав шкафы и ящики, бандиты забрали находившиеся в доме ценности и спокойно вышли через черный ход. Ровно через две недели банда Пантелеева ограбила квартиру доктора Грилихеса, занимавшегося частной практикой. Почерк налетчиков был тот же – средь бела дня они под видом пациентов проникли в квартиру, ограбили её владельца и скрылись.
                Весной 1922 года о банде Пантелеева заговорил весь Петроград. Дело в том, что, совершая налеты, Ленька сначала стрелял в воздух, а затем обязательно называл свое имя. Это был психологический ход – бандиты создавали себе авторитет, а заодно подавляли волю своих жертв, их способность к сопротивлению.
… Милиция серьезно занялась дерзкой бандой. 12 июня на Загородном проспекте сотрудник уголовного розыска по приметам опознал Леньку и попытался его задержать. Вспыхнула перестрелка, к погоне подключились постовые милиционеры. Но Пантелеев ушел проходными дворами, застрелив одного из постовых. То, что милиция села на хвост банде, нисколько не смутило ее главаря. 26 июня последовало ограбление квартиры доктора Левина. На этот раз налетчики были одеты в форму балтийских матросов.
               … Затем Пантелеев приобрел на барахолке кожаную куртку, фуражку и стал выдавать себя за сотрудника ГПУ. По поддельным ордерам банда произвела обыск и реквизицию ценностей у нэпманов Аникеева и Ищенса. В августе бандиты остановили на Марсовом поле пролетку и ограбили троих ее пассажиров  –  отобрали деньги, часы, золотые кольца. Через несколько дней такое же разбойное нападение было совершено у ночного клуба «Сплендид-палас».
               1 сентября налетчики решили ограбить обувной магазин "Кожтреста", находившийся на углу Невского проспекта и улицы Желябова. Но здесь их уже ждала засада. Бандиты оказали при задержании ожесточенное сопротивление, открыв огонь из револьверов. Перестрелка вскоре переросла в рукопашную схватку. Пантелеева удалось скрутить только после того, как его оглушили.
               Под усиленной охраной налетчиков доставили в 1-й исправдом  – ныне следственный изолятор Кресты. Следствие продвигалось быстро, и уже в октябре обвиняемые Леонид Пантелеев, Николай Гавриков, Михаил Лисенков и Александр Рейнтоп, предстали перед судом.
               Оказавшись на скамье подсудимых, Пантелеев вел себя уверенно и даже нагло. Он сыпал блатными словечками, ругался матом, читал наизусть стихи Сергея Есенина, пытался петь похабные песни и даже умудрился закрутить «платонический» роман с невестой своего адвоката, которая регулярно посещала процесс. На вопросы прокурора Ленька отвечал дерзко и, в конце концов, заявил: «Граждане судьи, к чему весь этот балаган? Все равно я скоро сбегу»».
Невероятно, но он действительно сбежал! Из знаменитых «Крестов», из которых сбежать не удавалось никому (ни до него, ни после). 
Как ему это удалось – об этом отдельный рассказ. Но сейчас – о другом. О Лёнькиных изменившихся планах на жизнь.


2. Спрятанный джек-пот


Да, ему необыкновенно фартило. Но ведь Лёнька прекрасно осознавал, что когда-нибудь его всё равно арестуют (или убьют). Он решил покинуть Петроград и пробиться в Эстонию. А для этого, естественно нужны были деньги. И немалые.
Вот с этой поры жестокость банды стала, что называется, зашкаливать. Считается, что за три месяца до его ликвидации банда совершила 10 убийств, 15 налетов, 20 уличных грабежей.
…Когда Лёнька при задержании был убит, то в его карманах было обнаружено:  браунинг испанский и маузер, 2600 рублей, две цепочки желтого металла, медаль с надписью "За усердие", браслет желтого металла, перстень с двумя белыми и одним красным камнем, кольцо с дамским портретом, кольцо желтого металла с голубым камнем».
И всё!? А о местонахождении громадных бандитских богатств чекисты так и не смогли узнать.

… Но как же так? Ведь тут же, как сведения о ненайденных сокровищах просочились из зала суда наружу, толпы страждущих кладоискателей бросились их искать. Казалось бы, по горячим-то следам… да по раскрытым местам воровских сходок… да по хотя и скудным, но вполне пригодным для поисков сбивчивым признаниям членов банды… Но воровской золотой общак – как в воду канул.
Питерским диггерам (неформальным исследователям городских подземелий), правда, кое-что удалось найти. В подземельях Александро-Невской лавры, представлявших лабиринт из небольших помещений, соединённых между собой узкими переходами, ими были найдены вначале какое-то трухлявое оружие времён Гражданской войны, но потом – следы пантелеевского укрывательства от преследования милиции. А клада не нашли…
Потом внимание было обращено на так называемые Лиговские катакомбы. Под Лиговкой действительно издавна существовал уникальный комплекс подземных сооружений, состоящий из подвалов, погребов и складских помещений (некоторые – довольно внушительных размеров). Там, в районе улицы Боровой диггеры наткнулись-таки на некую воровскую «малину». Чего там только не было: патефоны, картины, фарфоровые статуэтки, посуда… А золото и драгоценности, к сожалению, отсутствовали.
 
…Но давайте попробуем проанализировать известные на сегодняшний день факты. Считается, что денежный эквивалент пантелеевского клада был примерно 150-200 тысяч долларов. Возможно, что эта сумма специалистами была в разы занижена, но, всё равно золота и драгоценностей там находилось не так уж непомерно много, как это мерещилось всем, кто знал о кладе. И был ли смысл прятать его в какие-то глубокие подземные катакомбы?
Это, скорее всего, – был ложный след, выдуманный теми, кто догадывался об истинном местонахождении клада. Ну, скажите на милость, с какой стати вору, собиравшемуся в любой момент сорваться в бега, искать места, в которые добираться надо было с такими сложностями? Не проще ли было устроить тайник в какой-либо воровской квартире (а их у Пантелеева было не менее десятка), используя для этого ложный простенок, старый дымоход или вентиляционный канал? Кстати, в том же Питере в блокадные годы именно в таких местах устраивали тайники те, кому было что прятать.
… И кто знает, может быть так и лежат почти что на виду те пантелеевские драгоценности, дожидаясь счастливчика, какой, задавшись целью, однажды вытащит свой джек-пот.
 


Рецензии