Кошачий бог. Антиутопия, 2 часть, 1 глава

1. Пилот первого поколения

     Кошки скакали по сыну главного конструктора, чем разбудили его. Почему они не будят бабулю, если проголодались. Определить время суток было сложно, почти неделю высоко плыли облака, плотно закрывая небо. Дни серые стояли, но парило как перед грозой. Благо батя улетел с картографами на разведку территорий и за пробами на Припять в яркие световые дни, основательно зарядив батареи энергией.
     Он вышел во двор, старожилы прислушивались, присматривались, не понимая беспокойства плачущих животных. После экстремального полета первый разведлет стал очень чувствительным и внимательным, он не планировал возвращаться в небесную стихию из бабушкиных владений, его личный летяга стоял под навесом за садом только ради приличия. Он привык ходить босиком и сразу почувствовал вибрацию земли. Он бросился к своему аппарату, посмотреть показания на сейсмографе, землетрясения не зафиксированы, но возможна ошибка из-за долгой консервации. Он вызвал базу городка по экстренной связи. Знакомых сигналов тревоги не было, но происходило что-то непонятное. Самое странное, что нет связи и соответственно командования от главного конструктора. И еще в последние дни резко обмелела река, почти пересохла, что настораживает, потому что ледники не перестали таять.
- Рано твой батя успокоился, настроился на разведение рыбохозяйства и расселение, - сказал дед, - Поднимись на максимальную высоту, отправь круговой обзор на базу.
- Ладно, сделаю, может быть, там связь с главным появится.
- Появится или нет, а я в город, готовить КБ к эвакуации.
- Что так резко, деда? Ничего же не случилось.
- Малыш, ну ты же видишь, что зверье наше в сильнейшей тревоге, но никуда не рвется. Значит, бежать-то некуда, только на небо. Смотри, если это неизвестный циклон, не попади в поток. Я зарядил несколько беспилотников к твоей машине, направь в сомнительные зоны.
- Есть, командир!

     Дед с Академиком уже садились в свой тихолет, на экране светился знак экстренной всеобщей эвакуации, отправленной без шифрования. Разведлету показалось, что старики слишком перестраховываются, лишь бабуля в окружении своих питомцев крестила его на дорожку. Он быстро облачился в комбинезон, страховку, шлем, включил все кнопки для старта.
- С Богом, старик, - откликнулся автопилот.
- С Богом, Богом, - озабоченно подтвердил Первый.

     Дед довел машину до ума, как и обещал внуку. Подъем был мягким, тело почти не вжимало в кресло, панический страх последнего полета забылся. Он вспомнил сон о говорящих белых медведях, развалившихся от жары на зеленой макушке Северного полюса. Островок под ними разрастался, воды Ледовитого океана отступали, оставляя им на пропитание зазевавшуюся рыбу.
     На высоте одиннадцать тысяч сработал датчик воздушной опасности.
- Это не плотные облака, а вулканические газы, смешавшиеся с паром…
- Что это? Начался разлом планеты?
     Первый разведлет комментировал в открытом эфире, его слышали не только на базе.
- Обзора нет, и наверно уже не будет, спущусь ниже, поищу просвет для беспилотников. Посмотрим трансляцию, чтобы понять происходящее в атмосфере.
- Валяй, малыш, - ответил старший по базе, папин механик с древних времен. Ответил равнодушным голосом, совсем не по форме, обескуражив подчиненных. Он принял командование эвакуацией на себя. Что ж, Бог в помощь…
     Эфир засорялся докладами разных служб о грузах и количестве людей в городке. Словно не было других поселений, не имеющих летного состава и связи. Первый усмехнулся смехотворным попыткам спасения. Присядем на краешке планеты, посмотрим на конец света? Он покрутил механические ручки радиоприемника.
- Ау, земляне?
     Шипение, шорохи, нарастающий тонкий посвист напоминал подвывание ветра в щелястых окнах прошлого. Инфразвук исходил с юго-востока. Первый отправил беспилотник с автотрансляцией на странное явление. Изображение пока не поступало. Видимость нулевая, он снизился до тысячи километров, ландшафт изменился. Равнинную реку словно корова языком слизала. А куда бы ей деться в одночасье, если ее питали талые воды ледников? При всей заболоченности Северные Увалы не могли стать преградой для нового русла, ширина которого доходила от двадцати до сорока километров, после прорыва цепочки старых плотин.

     Первый разведлет закончил круговую съемку, слушал рассуждения специалистов, пытавшихся анализировать ситуацию. Южный беспилотник догнал стремительно уходящую воду. Карта показывала, что впереди препятствие, управление автоматически изменило маршрут, предполагая облет горы Казбек. Но картинка этого не подтверждала, возможно, передача шла с запозданием. Наблюдатель не видел смысла перелетать Восточный Кавказ, достаточно зависнуть над Каспийским морем, он отменил команду, видимость позволяла просто задать аппарату безопасную высоту. В городке с ним согласились, сообщили, что из секции утилизаторов Петровичам удалось подключить искусственный разум (ИР-ку) к анализу данных со всех передатчиков.

- О, Боже мой! – вскрикнул Первый, увидев гигантскую воющую воронку.
     Беспилотник уже кружил над ней, снижаясь, теряя управление, но солнечного света было в избытке. Границы моря не совпадали с известными координатами, словно оно вплотную придвинулось к горам. Скалы слегка подпрыгивали, стряхивая ледниковые глыбы, следом срывались селевые потоки, все бесследно и мгновенно исчезало в ненасытной бездне.

24.03.19


Рецензии
Мне еще немного лет, но я уверен, что вера и религия – это разные вещи. Вера живет в душе человека, в его сердце. Религия – это мировоззрение, свод правил и обряды. Верующий человек может одновременно быть и религиозным, а может им и не быть. Точно так же религиозный человек – совсем необязательно верующий.
Человек верит в Бога, когда он признает существование высшего разума, высших сил. Когда он верит в то, что пределом материального наш мир не заканчивается. Такой человек верит в предназначение каждого из нас на этой земле.
На свете много религий, много богов, но все стремятся к одному и тому же. Это – свет, добро, покой в душе и правильность жизни. Каждому из нас нужна вера в то, что он живет не зря, что все в мире происходит не напрасно. И когда в сердце человека живет вера в Бога, он знает, что каждое событие имеет смысл.
Те люди, кто верит в Бога, все верят в лучшее. Когда проблемы или горе, эти люди надеются, что Бог спасет, что он поможет, что жизнь наладится. И что на все беды и испытания есть его Воля. Раз он послал испытание, значит, для чего-то это нужно.
Вера дает надежду тому, что упал духом, кто сломался, кому тяжело. Посмотрите на окружающих: жили и в ус не дули, о Боге не вспоминали. Но вот пошли неприятности, жизнь нанесла удар. И люди сразу идут в церковь, вспоминают о вере. Когда пассажирский самолет «трясет» в воздухе, молятся все, даже атеисты. «Не бывает атеистов в окопах под огнем».
Верующий ли я? Наверное, не совсем. Но хотел бы им быть. Ведь с верой легче и светлее жить.

Александр Псковский   01.10.2019 19:57     Заявить о нарушении
Благодарю, именно так.

Людмила Захарова   02.10.2019 20:44   Заявить о нарушении