Cашенька



САШЕНЬКА
Для силы и ловкости у меня есть я,
Для победы над временем, для бездны и вечности,
Чтобы настраивать жизнь, как чудесный большой рояль,
А для страсти и нежности у меня есть ты

I

Весна в этом году удалась буйная, душная и навалилась на город слишком рано и грубо, как после свадьбы жених на невесту, одуревший от ожидания. Но сегодня жара чуть спала и с утра моросил мелкий суетливый дождик. На Арбате было немноголюдно: во-первых помешала непогода, во-вторых, ещё было рано – завсегдатаи и любители живописи подтягивались к уличному вернисажу значительно позже. Художники неспешно выставляли свои картины, ведя нескончаемый спор о приоритете формы и содержания. Я любил бывать на Арбате, с радостью окунаясь в атмосферу творчества и любви к искусству, разделяя этот дух со знакомыми художниками. Но сегодня у меня, пожалуй, была более весомая причина посетить это значимое место: я назначил свидание девушке, с которой познакомился в Интернете. Переписывались мы больше месяца, и многое уже о друг друге знали. Взаимное желание встретиться пришло одновременно, – что мы посчитали хорошим знаком, – и вот сегодня у нас первое свидание. Однако мало ли что человек может написать о себе. Тем более, в Интернете. Я не могу себя назвать пресытившимся мужчиной, но жизнь я повидал и красивых женщин видел немало. Да разве только видел... Если вы не испытываете желания преступить хотя бы одну из десяти заповедей, значит с вами что-то не так. Ведь для мироздания важно не какая женщина, а сколько их. И наверное, не так уж часто нам по силам сбросить с себя сладостные оковы плоти. Погружаясь в мир инстинктов и влечений мне редко удавалось остаться вне греха. Пару раз, а может больше, я оставался не мужчиной, но человеком. Проходила ночь и некая тайна оставалась неразгаданной. Суть и предсказуемость женщин мне открылись давно, но я не охладел к прекрасной половине человечества. Хотя уже давно успел понять, что женщины и любовь к ним портят мужчин, вселяя в нас необоснованные иллюзии. Что же мне надо от милых дам: плоть, дух, свет, стон? Трудно ответить. Сколько бы мы не смотрели на женщину, всегда можем понять лишь ничтожную частичку того, что она из себя представляет. В этой жизни всё ясно и понятно, пока не начнёт касаться женщин; насколько просто обращаться с ними в постели, настолько трудно вне её.  Если разобраться, мироздание совершенно не интересует умение печь пироги  или писать картины – его интересует прямое достижение цели: "плодитесь и размножайтесь". Однако в последнее время я чувствовал, что Аполлон за что-то осерчал на меня. В юности вокруг было очень много хорошеньких девушек, а спустя десятилетия они стали встречаться всё реже и реже. Но самое печальное заключается в том, что это "исчезновение" тебя не так уж сильно беспокоит. Всё реже я бродил в дебрях мужских полуночных снов, оправдывая это усталостью или раздраженностью на проигрыш любимой футбольной команды. Истинные же причинно-следственные связи обойдут это событие, как линии древесного узора обходят сучок. Имеющий уши, да услышит.
Вот с такими неоднозначными и, можно сказать, взаимоисключающими мыслями я поджидал свою новую знакомую. Как сложно устроен человек – сколько противоречий в нём уживается!
Она мне сразу понравилась – высокая, стройная и какая-то беспомощная. Бросилась в глаза смесь неуверенности и многозначительности. Чаще всего так и бывает. Бог удостоил мою новую знакомую ручной выделкой и по индивидуальному спецзаказу. Имя у неё было чУдное – Александра. Надо отметить, что не все мои женщины были столь пасторальны, как эта. Красавицей Сашенька не было. Была больше, чем красавица. Не приходилось мне видеть девушек, лицо и облик которой среди любых чаровниц выделялись бы такой выразительностью и одухотворённостью, чем-то сразу приковывающими внимание. Пахла Сашенька как девушка – неизведанным ещё счастьем. Каждая часть тела была пригнана к другой самым безукоризненным образом, с невероятной антропологической точностью. Она обладала всем тем, что имеет в женщине значение. У лучшей половины человечества должно быть всё прекрасно! И душа, и тело, и мысли, и всё, о чём вы сейчас подумали. Вообще-то, если вдуматься, женская привлекательность зависит не столько от её причёски или, предположим, от наряда, сколько от моего желания.  И вдруг оказалось, что моё фривольное прошлое имеет связь надо мной – не хочет отпускать: в каждой красивой женщине я видел объект немедленного мужского штурма. Увидев меня (при переписке мы выслали друг другу свои фото),  лицо Александры осветилось улыбкой, оттеняющей вздор, пошлость и нелепость этого мира. Победного рисунка тонкие брови едва заметно взметнулись на мой дежурный комплимент. В васильковых глазах её сияло маленькое, как детский грех, лукавство. Мы понравились друг другу! И не важно, что ей двадцать четыре, мне шестьдесят три – разница почти неприличная. Но, оказывается, взаимная симпатия, если хотите, желание сильнее арифметики. Дедушка Фрейд не зря говорил, что анатомия – это судьба.
Мы сидели в кафе, пили зелёный чай, ели пирожные и болтали ни о чем. В основном, правда, говорил я, пытаясь донести до собеседницы, что наша гормональная природа – главный ингредиент творчества. Сашенька уже знала, что я писатель. "А что мешает писателю? Женщины, выпивка, деньги и честолюбие. А также отсутствие женщин, выпивки, денег и честолюбия", – ёрничал я. Моя спутница сдержанно смеялась, руки её белые и изящные не делали суетливых движений и покоились на краешке столешницы. Говорила мало, но ясно, без подтекстов и скрытых смыслов. Но, как известно, холодность женщины и тщательная маскировка своих истинных намерений лишь подчёркивают её привлекательность, ибо всё, что вещают прекрасные дамы, писано на ветре и быстротекущей воде. Зачем зря сотрясать космос? Это мы, мужчины, должны источать комплименты и цитировать классиков; как ещё можно покорить женщину, если ты больше ничего не умеешь делать? И вообще: не ищите в женщинах логики – это тайна мироздания.
Мы с Сашенькой стали встречаться. Она мне нравилась, очень даже нравилась. Оказалось, в её нерукотворном свете играют искры всевозможных оттенков, которые она раньше скрывала; более того – в этот ласковый свет можно шагнуть. И я шагнул. В моём возрасте уже можно выбирать образ жизни, книги, женщин, вид за окном. Я выбрал Сашеньку. И она заслонила собой почти всё: и образ жизни, и книги, даже яблоня за окном впервые облеклась в белоснежные ароматные цветы, которые пахли Сашенькой. Писатель должен знать о любви всё и научиться жить без неё. Но я не прислушался к этой аксиоме, забыв, что эти сакральные три слова вызывают десять тысяч бед. А что прикажете делать, если я ещё мужчина?
Её руки порхают, дирижируют, спрашивают, настаивают, дублируя чуть ли не каждое наше слово, повторяя столь необходимый невнятный альковный лепет. Томительная, густая, серебряная ласка нежного прикосновения уверенно постигает ночной глубокий смысл бытия. По лицу моей возлюбленной струится непередаваемое выражение ласковой восхищённой страсти.
Сашенька стала регулярно приезжать в мою мастерскую, а затем и в квартиру. Иногда оставалась ночевать, придумывая для родителей менее радикальные причины своего ночного отсутствия. Например, ночевала у подруги. Эх, что есть красота юности, как не повышенная угроза для причинного места...
Через несколько месяцев мы стали вместе ходить в кино, в театр, на концерты, хотя раньше, – по известной причине, – она стеснялась это делать. Сказать, что я был счастлив – значит ничего не сказать. Мир открывал для меня новые чудные запахи, восхитительной насыщенности краски и неведомые доселе чувства. У писателей, художников, музыкантов преобладает тенденция увязывать творческие поиски с любовными и сексуальными приключениями. Лишний раз я убедился в подлинности этой, как мне казалось ранее, спорной гипотезы: за год нашего знакомства я написал значительно больше, чем в предыдущие периоды гормонального затишья. 
Следует, однако, помнить, что концом радости всегда бывает печаль. Однажды Сашенька сказала мне фразу, которой я тогда не придал особого значения. Как оказалось, зря. Она заметила, что если она встретит подходящего молодого человека, то... Сашенька замялась, подыскивая нужное слово и чуть театрально взмахнула руками.
– Ну, в общем, ты понял, – подытожила моя подруга.
– Нет, не понял, – я слегка насторожился.
– Понимаешь, Васенька, родители мне уже давно мягко намекают, что они хотели бы видеть внуков, – она непритворно вздохнула. – Мне ведь скоро исполнится двадцать пять лет. Все мои подруги давно замужем и имеют детей.
Заметив моё замешательство, Сашенька рассмеялась.
  – Ну что ты, глупенький, мне очень хорошо с тобой, и сейчас мне никто не нужен, – она обвила мою шею руками и пылкий поцелуй заставил меня забыть всё только что сказанное.
Приближались очередные выходные. Мы всегда заранее планировали, как их проведём. На сей раз мы, кажется, собирались идти в театр. Однако накануне Сашенька позвонила и сказала, что уезжает с родителями в какой-то предгорный посёлок к родственникам. Она произнесла это настолько равнодушно и раскованно, что я ей сразу не поверил. Однако, что я мог возразить? Родители, родственники – это святое. Утром она уехала. Вскоре позвонила и сказала, что там нет телефонной связи. Я вспомнил о давнишнем своём знакомом, жившем именно в этом посёлке и позвонил ему. Связь, разумеется, была. Были ещё нюансы, которые, мягко говоря, не совпадали. Ну да ладно...  На следующий день Сашенька приехала, подведя подробный отчёт о своей поездке. С фальшиво-трогательным объяснением мелких незначительных деталей, с актёрскими интонациями, характеристиками тех самых родственников. Ну, как тут не поверить? Я сделал вид, что поверил.
Несмотря на это, продолжались наши счастливые дни, недели, месяцы. 
Вскоре я получил от Сашеньки письмо, которое гласило, что как много я проявлял к ней искренности, доброты, неподдельной настоящей любви. Что благодаря мне, она  стала чище, добрее, заботливее, но... Но мы должны расстаться, так как она, якобы, поняла, что не любит меня. Возразить мне было нечего – коли нет любви, то и нет смысла встречаться. Запланированное накануне свидание было отменено. Погрузиться в глубокое страдание я не успел, ибо на четвёртый день разлуки Сашенька позвонила и сказала, что она ошиблась, и если я не возражаю, мы продолжим наши встречи. Возражать я не стал.
Обнажённая Сашенька сидит в кровати и ест мандарин. Я, чуть уставший от любовных игр, смотрю на свою возлюбленную. Видеть женщину нагой, значит услышать зов земли. Как великолепна близость с любимым человеком! Созерцание и первобытный инстинкт находятся на одной и той же вертикали: восхищение вновь постепенно опускается вниз, медленно, но безоговорочно трансформируясь в довольно внятное желание. Я притягиваю к себе Сашеньку. Недоеденный мандарин падает на простынь. Но нам до него уже нет никакого дела: сладкая таинственность греха затмевает собой всё второстепенное.

II

ШЛЮХА

Человек - это животное, которое грезит. В первую
                очередь это касается любви.

Жизнь шла своим чередом. Сашенька устроилась на работу в какую-то экологическую компанию, я дорабатывал сценарий, которым заинтересовалась киностудия. По три раза в день, а то и более, мы созваниваемся, пишем друг другу ласковые СМС-ки. По выходным встречаемся у меня дома.  Иногда ходим в кино или в театр. Жизнь приблизилась ко мне вплотную, и я в упор вижу её голубые, бездонные глаза, которые, как мне кажется, наполнены счастьем и нежностью. 
Иногда, и это было трудно объяснить, Сашенька исчезала со связи на несколько часов: не отвечала на звонки и сообщения. Накануне исчезновения интонация и содержание её СМС-ок кардинально менялись – они становились сухими и какими-то неправдоподобными или напротив – чрезвычайно нежными. Пару раз, и это, скорее всего, обозначало некое психическое нездоровье Саши, она вслух обзывала себя шлюхой, и было заметно, что говорит она вполне искренне. Что это было? Тщательная маскировка каких-то чуждых нашим отношениям намерений или уже осуществлённых действий? Распущенность человеческая проявляется не только в поступках, но и в словах. Но вскоре всё возвращалось на круги своя: Сашенька снова становилась нежной, ласковой, заботливой. Может, не стоило мне искать логики в этих краткосрочных переменах её настроения? Женщина – это тайна мироздания.
И вот этот день, которого я так боялся, настал. Праздник Весны и Любви мы собирались провести вместе с утра до вечера. Накануне Сашенька пошла на корпоративную вечеринку, затем на тренировку, хотя это был не её день. Мы, как обычно переписывались СМС-посланиями, и они уже с утра стали невероятно сухими и конкретными, в которых явно подчёркивалась Сашенькина вечерняя занятость. Вечером я ей позвонил. Она ответила, что мне перезвонит; ей, якобы, неудобно в данный момент разговаривать. Однако время шло, а звонка я не дождался. На моё сообщение,  она ответила, что уже спит. Что ж, спокойной ночи, милая. Следует добавить, за год наших встреч,  мы никогда не позволяли друг другу не отвечать на звонки, а тем более, ложиться спать, не написав несколько нежных СМС-посланий. То есть, поиски мужа, насколько я понял, продолжаются. А может, просто недвусмысленных удовольствий. После этого события мы вновь расстались.

Как это ни странно, мы вновь помирились – мне было невероятно трудно без неё. Однако нет в женщине счастья, но она прекрасна, как шиповник белый. Сашина ложь с каждым днём становилась, всё очевиднее. Никто, надо сказать, не выглядит в этом амплуа маняще. И уж тем более, девушка. По средам она ездила к массажисту, и могла задержаться у него на несколько часов. Или поехать утром в магазин за платьем, и вернуться домой через восемь часов. В семь вечера, написать мне СМС, что она наконец таки дома. Я ей советовал отдохнуть. А через полчаса, очевидно забыв, об этом сообщении, писала, что днём она уже спала. Мне оставалось лишь догадываться – где именно?   Саша также ходила по субботам в фитнес-клуб на танцы. Вскоре она сообщила, что будет ходит туда и по средам. "А как же массаж?" – спросил я. Саша, видимо, почувствовав моё недоверие к чудо-целителю, ответила, что сеансы у него завершились.  В среду я был по делам недалеко от фитнес-ценра и  решил встретить свою подругу. Написал ей на работу: поедет ли она сегодня на тренировку? Ответ был однозначен: "Конечно, милый. Я уже подъезжаю". Через паузу добавила: "Я думаю о тебе, Васенька. Обожаю тебя". Стоит сказать, что чрезмерная нежность и искусственно равнодушный тон есть признак готовящегося обмана в мой адрес. Предчувствия меня не обманули. "Я тебя жду возле входа в фитнес-центр" – обрадовал я Сашу. Порой молчание бывает красноречивее всех слов человеческих. Да и что внятного она могла сказать в свою очередную среду – падение? Лишь нервно проговорила: "У меня нет сегодня тренировки".
Тот, кто лжёт, не отдаёт себе отчёта в трудности своей задачи, ибо ему предстоит ещё двадцать раз солгать, чтобы поддержать первую ложь. Любовь милосердствует и прощает многое: отсутствие веры, интеллекта, доброты, психическую и физическую немощь. Не прощает лишь моральную повреждённость, ложь и неверность. Невероятная моя влюблённость стремительно растворялась и таяла, уступая место чему-то совершенно другому, увы, не столь яркому, но не менее важному и значительному. Надо было учиться жить без Сашеньки.

Идут дни без моей возлюбленной. Серые, тяжёлые, дождливые, потерявшие свой цвет и смысл. Образ Сашеньки постоянно стоит у меня перед глазами. В её глазах, – по-прежнему отчаянно-голубых и почему-то печальных, – уже не было таинственности: её затмила ложь. Сашенька немного стыдливо, но с необъяснимым достоинством шлюхи неустойчиво стоит в центре своих заблуждений. Противоположность любви – не отвращение. И даже не равнодушие. А ложь. Как известно, преимущество всегда на стороне того, кто меньше любит. Если это можно считать преимуществом. С деревьев неспешно сбегает ночной дождь. Концом радости всегда бывает печаль.



Рецензии
Здравия желаю, Василий. Рад новой встрече. С удовольствием прочитал рассказ. Концовка очень даже верная,- концом радости всегда бывает печаль. Очень жаль... До новых встреч.

Владимир Мигалев   26.06.2019 01:05     Заявить о нарушении
Cпасибо, Владимир.
До новых встреч.

Василий Вялый   26.06.2019 11:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 37 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.