Лукавое слово свобода

             


-  Я хочу, - сказала мама, поглаживая рукой свой большой живот, - чтобы наш малыш был счастливым!
-  Счастья без смелости и ума не добыть, - конкретизировал пожелание мамы папа и щёлкнул пальцем маме в пупок.
-  Я хочу свободы! - закричал малыш и ударил ногой маме в брюхо.
-  Он толкнул меня! - радостно воскликнула мама.
-  Молодец, - похвалил папа. - Хочет на волю.
-  Очень хочу! - крикнул в ответ малыш и вторично, для убедительности своих слов и на радость маме, пнул ножкой. - Выпустите меня!
     Несмотря на все усилия и старания, просьбы и требования, утробный срок малыш отбыл от звонка до звонка, и вышел в новый мир, как и было назначено, ровно через девять месяцев. Вышел окровавленным, но не озлобленным. А совсем наоборот - с надеждой в глазах и с верой в сердце.
-  Кушай, малыш, - сказала мама, направляя сосок в открытый рот малыша.
-  Я хочу свободы, - вяло буркнул малыш наевшись, и отрыгнул маме на грудь.
-  Не позволяй объедаться, - грозно сказал папа. - Волк должен быть полуголодным и всегда начеку.
     Малыш, конечно, полуголодным не был, но и сытый, за наивной детской улыбкой губ, скрывал любознательный и пытливый взгляд идейно цельного человека.
-  Надо хорошо учиться, - сказала мама, отправляя малыша в школу. - Надо слушаться родителей и учителей.
-  Мотай всё на ус, - сказал папа, - и никому не давай спуска. С шеи должны слазить там же, где и залезли.
     Малыш шмыгнул носом, провёл указательным пальцем там, где впоследствии будет ус, на который надо мотать всё уже сейчас, и туда же, под нос, пробурчал:
-  Я не хочу заниматься шейным альпинизмом и усатым мотанием. Я всего лишь хочу свободы.
-  Аттестат зрелости, - сказала мама, - это первый шаг во взрослую жизнь. Чтобы стать человеком и полноправным членом общества, надо учиться дальше.
-  Но я не хочу становиться членом, я только хочу свободы, - с мольбой простонал малыш.
-  Свободу надо добыть, - категорично сказал папа. - Надо занять достойное положение в обществе. Чем выше положение, тем больше свободы. Но для начала получи диплом.
     Малыш молча согласился.
-  Вот диплом, - сказал он, спустя голы, и протянул родителям документ. - Теперь я хочу свободы!
-  Для этого, - назидательно сказал папа, - надо заработать много денег. Чем больше денег, тем больше свободы.
-  Хорошо, - ответил малыш и стал бизнесменом.
     А чтобы не дать сыну опомниться, последовал новый удар.
-  Пора, сынок, жениться и остепениться, - сказала мама.
-  Это обязательно? - удивился малыш, глядя на отца.
-  Не обязательно, - ответил папа. - Но если для дела, то сделать это необходимо.
-  Это ещё один шаг к свободе? - недоверчиво спросил малыш.
-  Если брак окажется выгодным, то да, - уверил папа.
-  Семья необходима человеку, - скромно оправдалась мама.
     Вскоре у малыша появилась выгодная спутница жизни, которая, непрерывно блистая в свете, каким-то образом умудрилась и родила малыша-наследника. Малыш-папа был в восторге.
-  Вы меня нагло обманули, - сказал он родителям, сверкнув очами. - Чем больше у меня денег и забот, тем я дальше от свободы. Надо что-то менять.
     И через несколько дней малыш исчез. Бесследно. Хотя потом удалось выяснить, что он самолётом улетел в Полинезию. Папа был зол, тесть раздосадован, мать взволнована, а жена ухмылялась. Через полгода блудный сын и безответственный отец вернулся.
-  Хрень какая-то получается, - заявил он растерянно на семейном совете. - Я полгода ни хрена не делал, валялся на пляжах, плавал на яхте, пил, гулял, потом мотался по миру, осматривая достопримечательности, посещая высококультурные мероприятия и низко культурные, но так и не почувствовал настоящей свободы?! Что-то меня терзало и гложило, отчего я, вместо отдыха и удовольствий, устал как собака, бегущая за зайцем, ясно осознавая, что догнать невозможно, но бежать надо.
-  Длительная праздность угнетает умного человека, - весомо объяснил отец. - Человек не может быть без дела.
-  Человеку нужна семья, - повторила прежнюю фразу мама. - Самые дорогие и близкие люди. Мы без тебя скучали.
-  Ещё как, - согласилась жена, бросив в сторону мужа нежный взгляд, в котором тот с ужасом прочитал: " Лучше бы ты вообще не возвращался, придурок".
     Лишь подросший сын веселился озорно и беззаботно, с интересом поглядывая на незнакомого дядю, который нагло утверждал, что он его папа.
-  Вы все правы, - согласился взрослый малыш. - Но и сейчас, после первой радости, меня опять что-то угнетает. Что-то внутри ноет, только я не знаю что.
-  Мы рядом, сынок, - утешила мама. - Всё будет хорошо. У всех бывают душевные кризисы.
-  Утри сопли, сын! - приказал папа. - Пора возвращаться к делам. Деньги с неба не падают, их надо делать.
     Малыш с болью сердце понял, что его никто не понимает.
-  Да, конечно, - понуро согласился он, а потом тихо, но с надрывом в голосе, выкрикнул. - Но я же хочу свободы, а не делать деньги?!
-  Дурак, - сказал хмуро папа. - В этом мире нет той свободы, которую ты глупо пытаешься отыскать. Абсолютная свобода среди людей даже теоретически невозможна, и потому она отсутствует. Нет её в наличии, понимаешь?! Здесь всё наоборот, только не каждый человек способен это понять. А изменить себя, поняв, способны единицы, которые обрекают себя на задворки жизни и истории. Оно тебе надо?
-  Значит, ты меня когда-то обманул? - ошалело спросил малыш, глядя отцу в глаза. - Деньги не могут дать свободы?
-  Наш мир, - тяжело вздохнул папа, - не мир, а антимир. Чем больше у человека власти, богатства, славы, тем больше он несвободен. Хотя на первый взгляд этого и не скажешь. Однако, как бы там ни было, всё это лучше, чем бедность и забвение. Во сто крат. Свобода, сын, это рай, а мы живём в аду, где действуют другие законы и иные силы притяжения. Поэтому, дорогой мой, надо делать деньги несмотря ни на что!
-  Значит, свободы нет вообще? - упрямо допытывался малыш. - Тогда зачем так напористо делать деньги?
-  Свободы нет, это так, - хитро ухмыльнулся папа, - но есть право сильного. А сильный тот, у кого власть и деньги. Детская азбука - это элементарно!
-  Это ужасно.
     Но насколько это не было бы ужасным, однако оно не помешало малышу смириться и вернуться к делам. Родители успокоились, жена, плотоядно ухмыльнувшись, фыркнула и вернулась к своим блистательным занятиям, а кроха-сын уже почти поверил, что это его папа, как совершенно неожиданно психический кризис повторился. Малыш опять исчез. И исчез более загадочно, чем в первый раз, оставив все банковские карточки вместе с дорогим костюмом в своём кабинете директора фирмы. С собой взял только мелочь и паспорт, чтобы не повторить судьбу печально известного Паниковского.
     Реакция близких была различной. Жена брезгливо поморщилась и сплюнула, тесть с тёщей загадочно переглянулись, отец бросил коротко и жёстко: " Идиот", мама переживала и грустно качала головой, и лишь сынишка шёпотом сообщил гувернантке, что его папу постоянно похищают пришельцы, но, не дождавшись выкупа, выгоняют из своей летающей тарелки.
     И слова малыша-младшего оправдались. Малыш-старший и на этот раз вернулся. Даже быстрее, чем ожидали. Через три месяца, когда начались осенние холода и ударили первые лёгкие заморозки, он появился на пороге родного дома. Измученный, грязный, дрожа и плача, малыш поцеловал маму и, заикаясь, сказал:
-  Да, и в бедности нет свободы. Странники, пилигримы и юродивые нынче воспринимаются исключительно, как человеческие отбросы и конченные ублюдки. Мир гибнет.
-  Я же тебе, остолопу, говорил, - ехидно и самодовольно ухмыльнувшись, сказал папа, - лучшее средство от глупых философских исканий, это полное погружение в работу.
-  Самозабвенно делать деньги? - печально спросил малыш.
-  Именно! Делать деньги, чтобы никогда не выглядеть так, как в данную минуту выглядишь ты. Душ, завтрак и за дело!
     Все близкие на этот раз сделали вид, что вообще ничего не произошло, а жена, поглощённая салонами и тусовками, узнала о возвращении мужа только на третий день, и новость сия вызвала в ней дикий, истеричный хохот. И лишь сын наедине шёпотом спросил, как выглядят инопланетяне, куда они летали и почему он до сих пор живой. Малыш-старший в ответ рассказал чудесную небылицу, пытаясь хотя бы в своих фантазиях выдать желаемое за действительное. Только сделал это, видимо, так неуклюже, что даже наивный ребёнок не поверил, а лишь отмахнулся и убежал играться. Да и кто может поверить, даже из взрослых, здравомыслящих людей, что гуманоиды могут быть добрыми и нести на Землю любовь и свободу, а люди - злыми, жестокими и кровожадными, и, под видом борьбы со злом, уничтожать пришельцев, оставаясь для всех землян героями?!
     Всё вернулось на круги своя. Малыш, разочаровавшись в людях и в доктрине нищенства, в очередной раз взялся за дело. Рьяно и остервенело. Всю зиму он самозабвенно делал деньги, чем всех успокоил и даже многих заставил себя уважать, включая собственную жену, которая однажды соизволила ему улыбнуться. И лишь мать, при встрече, с опаской заглядывала сыну в глаза, видя там то, на что другим было совершенно наплевать.
     И вот как-то весной, когда солнышко стало улыбаться чаще и веселей, обнажая женщин до известных приличий, а мужчинам провокационно нашёптывать: "займи и выпей", малыш исчез в третий раз. Оставив в этот раз даже паспорт. Это сумасбродство привело всех в шок, а отец понял, что сын, надежда и опора, рехнулся окончательно. Оставалось только выяснить, куда он мог рехнуться без паспорта.
     Мама ушла в свою комнату плакать, после чего жена предложила, когда вернётся, отправить насильно мужа в психушку на длительное обследование. Тесть махнул рукой, схватил под руку кума и потащил на работу, показывая на часы, которые в любое время суток ярко светились надписью: "время - деньги". И лишь сын продолжал весело играть, зная точно, что ненормальный папа в надёжных руках. Или, - щупальцах.
     Третье странствие длилось год, побив рекорд первого и не на шутку встревожив мать, которая собственными слезами попыталась встревожить отца. Были наняты лучшие частные сыщики и задействованы силы собственной безопасности для поиска беглеца, чему, правда, сильно противилась жена, давно поглощённая собственными поисками нового мужа. Для чего устраивала многочисленным кандидатам кастинг - с недельным испытательным сроком. Однако, к прискорбию матери, розыск сына положительного результата не дал, как, впрочем, и мужской кастинг - к прискорбию жены.
     Но следующей весной малыш появился сам. Живой и здоровый, но с прежней созерцательно-меланхоличной задумчивостью на лице. Он шёл по аллее собственного парка именно в то время, когда по этой же аллее, так и не ставшего своим парком, лениво возвращался очередной кандидат, получивший от ворот поворот. А жена, наблюдавшая с балкона анекдотичную сцену, вдруг ясно поняла, что ей хочется иметь не мужа, а именно кандидатов.
     Мужчины вежливо поздоровались, улыбнувшись, и так же вежливо попрощались, пожелав друг другу доброго дня.
     А вечером состоялся такой разговор.
-  Где пропадал на этот раз, Миклухо-Маклай? - без злобы, чуть улыбнувшись, спросил отец.
-  В монастыре, - выдохнул с тоской малыш.
-  В женском? - спросил тесть.
-  Туда не пустили, - отшутился зять.
-  Ну и как там, сынок? - спросила мать.
-  И там всё не так, как должно быть, - ответил сын и обречённо махнул рукой.
-  Нашёл где искать свободу, дуралей! - пожурил папа и похлопал по плечу. - В старину это всегда правдиво называлось заточением, и не важно - добровольное оно или принудительное. А разве в заточении можно обрести свободу?
-  Мне говорили, что можно. Вот я и попробовал.
-  Можно только в том случае, когда тебе в гражданском мире грозит более страшное заточение, вплоть до высшей меры. Ладно, скиталец, - уже очень серьёзно сказал отец, - даю тебе последний шанс. Всякому терпению приходит конец, моему отцовскому в том числе, поэтому прямо с сегодняшнего дня - либо берёшься за ум, либо станешь рыцарем не только печального образа, но и лишённым наследства.
     Жена молча покрутила у виска пальцем, давая понять, что ума у мужа нет и взяться ему не за что. Малыш-младший стал смотреть на папу с опаской и всё больше сторониться. Видимо, вследствие кем-то ловко проведённой идеологической обработки. Малыш-старший тяжело вздохнул и вернулся к прежнему - во всех отношениях нормальному - образу жизни.
     И если не принимать в расчёт такой пустяк, как странный фразеологизм "семейная идиллия", имеющий, кстати, в сознании людей неоднозначную интерпретацию и почти полностью утративший первоначально заложенную суть, превратившись в архаизм, то всё у малыша наладилось. Он вновь нырнул, как в омут с головой, в бурный поток бизнеса, где, под чутким руководством отца и тестя, вёл дела всё более успешно и масштабно, становясь всё более сильным и могущественным. Не найдя свободы той, которую искал, малыш в полной мере стал использовать ту, которую имел, на глазах становясь всё циничнее и бессовестнее.
     Так бы, может быть, оно всё и шло к своему логическому завершению - к почётной старости и пышным похоронам, если бы однажды зимой в него не ударила молния. Умные скептики снисходительно улыбнутся и возразят, что ничего подобного произойти не могло, потому что молнии без грозы не бывает, а гроза не случается зимой. И малыш, скорее всего, с ними полностью согласился бы, если бы уже не знал наверняка, что бывает. Бывает молния без грозы, а гроза зимой.
     Она шарахнула внезапно и с такой силой, что он с трудом устоял на ногах, ухватившись руками за спинку своего директорского кресла, и закрыл от страха глаза. Ему показалось, что он простоял в таком положении вечность.
     Когда малыш осмелился их открыть, то ещё долго из ярко сияющих глаз сыпались искры, а в мозгу неустанно стучала мысль под высоким напряжением: "Я хочу свободы!" Только на этот раз, в отличие от прошлых слепых поисков, он уже знал, где искать.
     Отец ругнулся матом... несколько раз, тесть впервые сплюнул, мать, как обычно в таких случаях, всхлипнула и, зажав рот ладонью, ушла в свою комнату поплакать, жена истошно и нарочито громко захохотала, а маленький сын помахал звёздному небу ручкой.
-  Будем готовить внука, - предложил отец.
-  Будем, - согласился тесть.
     Жена подала на развод, а получив оный, сразу укатила в морской круиз снимать стресс, ну и, естественно, кого-нибудь ещё. И лишь мать упорно надеялась и ждала. Надеялась, что её малыш жив и здоров, и ждала, что он, как и раньше, неожиданно появится и обнимет её. Но этого не происходило, и женщина терзалась и страдала, всё чаще украдкой плача.
     Но на третьем году исчезновения случилось чудо. Малыш всё-таки объявился. Нет, не пороге отчего дома, а всего лишь голосом в телефоне. Но для матери этот день стал лучшим днём за последние годы. А может - и за всю жизнь!
-  Как ты, сынок? - воскликнула мама, обливаясь уже слезами радости. - Я чуть с ума не сошла, постоянно о тебе думая?!
-  Мама, у меня всё прекрасно. Наконец-то я обрёл ту свободу, которую так долго искал. И это самое большое счастье! А ещё, дорогая мамочка, я нашёл настоящее семейное счастье, которое очень долго и терпеливо меня ожидало. Только, пожалуйста, не говори ничего папе. Не будем его расстраивать.
-  Хорошо, сын, не будем.  Так в чём же ты нашёл свободу?
-  Свобода, мама, в Истине, - сказал сын, а потом, чуть улыбнувшись, добавил. - А Истина отнюдь не в вине. - После чего, тяжело вздохну, закончил. - Но вина исключительно наша.
-  Как же ты сейчас точно сказал, сын! - воскликнула мать. - Будь счастлив!

    


Рецензии
Человек - существо социальное. Он ищет свободы от общества, от чувства вины, считая, что ад - это Другой, но находит другой ад - одиночество... Произведение понравилось. Желаю Вам удачи в дальнейших изысканиях))

Геннадий Федотов   11.08.2019 05:19     Заявить о нарушении
Маленьких свобод много, но большая, настоящая Свобода имеет единственное число. Как, впрочем, и путь, ведущий к ней. А вот философские и социальные изыскания я веду постоянно, а когда появляется результат, то зачастую затрудняюсь определить, откуда он - то ли плод моих размышлений, то ли подарок извне, то ли совокупность того и другого. Но в любом случае, Геннадий, большое спасибо за отзыв и пожелание!

Александр Сих   11.08.2019 07:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.