из под откоса 17

№17 апрель 1994  из-под откоса
Нет некрасивых женщин – есть только малопьющие мужчины!
Студенческая газета государственного ПУПСа орденов Ленина
И первой Октябрьской революции
Орган главного редактора газеты

Этим номером газета заканчивает свое 50месячное существование...
Напоследок ее создатель Петр Кондратьев позволил себе сделать подборку рецензий читателей о своем детище.(Начиная выпускать газету сам не ожидал, что это окажется так надолго. Не исключаю возможности,  что меня потом опять потянет на старое и выйдет еще номер-постскриптум.)
Люблю тебя, Петра творенье... А.С. Пушкин

Павлов В.Е. ректор ПГУПСа – Вы выпускаете ее вне нашей типографии и не вмешивайте меня в это дело. Газета уже попала на заметку в разных органах и это неприятно. Для ВУЗа эта газета не годится. Студенчество – это не уличная толпа, это не ребята даже ПТУ, это не ремесленники, это – студенты высшего учебного заведения. Надо выдерживать слова и обороты всякие и незачем хамить, заниматься такой ненужной работой. Я считаю – эта газета не воспитывает наших студентов, а какая-то подзаборная гадость идет.Поэтому я отказываюсь сотрудничать с вашей газетой.

ОЛЕГ.С. Василеостровское РУВД  Газету отличает юмор и непосредственность, в ней были интересные и нужные для просвещения читателей  статьи о Галиче, Губермане, Городницком, Олеге Григорьеве.

Янис Эйдукс  Аспирант кафедры ТЕПЛОВОЗЫ Газету знаю с рождения и, увы, до смерти. Если верить в переселение душ, то, надеюсь, что нечто подобное в нашем ЛИИЖТе-ПИИТе-ПГУПСе еще родится когда-нибудь.
(прим.ред. Янис газету не только знал, но и активно участвовал в распространении всех номеров, его усилиями осенью 90го ИПО попала во всесоюзную антологию самиздата.)

М.П.Лисовский пред.профкома сотрудников Ничего не имею против твоей газеты, потому что не читаю.

НАДЕЖДА КУЗНЕЦОВА РЕДАКТОР ГАЗЕТЫ «НАШ путь» «Из-под откоса» удалось сделать почти невероятное: объединить сотрудников, преподавателей и студентов нашего института по  признаку наличия чувства юмора.

ГРОМОВ Д И декан ФАКУЛЬТЕТА ПО РАБОТЕ С ИНОСТРАННЫМИ УЧАЩИМИСЯ
Местами газета приносила свою пользу студентам, но местами была и несколько вульгарной.

ЛЕДЯЕВ А П ДЕКАН Ф-ТА МОСТЫ И ТОННЕЛИ этот номер, как я знаю, последний.Так что о покойниках или хорошее, или ничего. Жаль, что газета как и всякое яркое явление заканчивается. При оценке ее надо сделать скидку, что она студенческая и авторская, что держится на голом энтузиазме ее редактора.

ЯРОШЕНКО В Н ДОЦЕНТ КАФЕДРЫ ВАГОНЫ Газету интересно читать. Главное – узнаю, что думают студенты, могу смотреть благодаря газете на любые события их глазами.

МИША КРИЧЕВСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ КОМАНДЫ КВН «ИПО» была хорошей газетой, хотелось бы все-таки чтобы ее существование продолжилось. Очень рад что у нас с ее редактором были хорошие отношения.

ОКТАЯ ЮСИБОВ В 905 Единственная газета, которая выражает точку зрения студентов. Другой такой нет.

СВЕТА СУХАНОВА ВИК-209 Очень хорошо, что у нас существует в институте своя газета, где каждый может высказать свою точку зрения.

АЛИНА ТЯБУТ И НАТАША БУШУЕВА (КОМАНДА КВН) Я хочу принести большую благодарность Пете Кондратьеву за его великие труды  -делает такую хорошую газету, которая нравится всем студентам, особенно нам.Мы ее всегда читаем с большим удовольствием, особенно когда там написано про КВН. Много интересного узнаем, особенно хорошо читать на лекциях, когда нечего делать. Над ней можно ржать целыми вечерами, как это мы и делали. После того, как напечатали список команды КВН, нас знают все преподаватели. Так что спасибо тебе, Петечка.

НАТАША ИВАНОВА 2 Й КУРС ГОРНОГО ИНСТИТУТА  Прикольная газета, особенно реклама.

ТАНАНАЙКО О Д ПРОФ КАФЕДРЫ ПРОЧНОСТЬ МАТЕРИАЛОВ И КОНСТРУКЦИЙ
Остро. Смело. Оригинально.

ОЛЯ СЛЮСАРЕВА ЭУТ-206  Мне особенно понравилось про Германию.

ДАНИЛОВ А К ЗАМ ДЕКАНА МЕХАНИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА Даже не соблагоизволив выслушать о чем его хотят спросить ответил – Нет. Вам нет.Вас я не признаю вообще.

ЛЕНА ЛЕВЯГИНА УПП-007 Газета очень смелая и справедливая, но только один вопрос меня волнует: почему главный редактор газеты ушел из газеты?

Возможно, аналогичный вопрос возник и у других читателей. Защитив-таки со второй попытки свой многострадальный диплом 18 января с.г. редактор газеты закончил ПГУПС, так что номера 14-17 – это желание оторваться напоследок.
   Если провести статистические итоги, то очевидно, что газеты из прочитавших ее  понравилась всем студентам и, частью, большинству преподавателей. Наивысший рейтинг из материалов собственного сочинения у рекламы и мелких шуток – 100%, путевых заметок – 93%, из собранных редактором – справочное (№13) – 100%, офицерские мысли – 96%, Задорнов – 92%.
   При распространении выявились следующие любопытные детали: из иностранных студентов активнее всех газету покапали африканцы (примерно каждый второй-третий), арабы очень редко, а кубинцы вообще никогда. А это уточненные цифры тиражей номеров, в скобках – сколько разошлось за первые 40 минут. №1 -1035,  №2- 583 (280), №3 -976 (362), №4-552,№5-668, №6-800, №7-9 -500, №10-323 (145), №11-535(146),№12-547, №13 -430 (88), №14-534 (100), №15-525 (81), №16 -505 (48), №17
   Очевидно, что за 1993 год студенты стали значительно пассивнее. На конкурс из 14 номера в этот раз никто не откликнулся. Стихотворение Галича называлось «Слушая Баха» и было посвящено Ростроповичу.
   Как основной недостаток газеты примерно каждый четвертый отметил недостаточное освещение острейших студенческих проблем и иногда проскакивающие в газете легкие непристойности. Что ж, это издержки одиночного творчества. Сотрудников, к сожалению, найти не удалось.

В НТБ ПГУПСа желающие могут прочесть все предыдущие номера газеты шифр Д-3786

Не покупайте себе немного ОЛБИ а купите много газет «Из-под откоса» !!! Ну купиииите!!

Экстренная спортивная новость: футболист сборной России Андрей Добровольский вчера доставлен в тяжелом состоянии в Боткинскую больницу. Диагноз – отравление шоколадными батончиками «Сникерс»

Ода стипендии: Морда репкой, глазки в кучку –
Так мы празднуем получку!

(Не раз павшим в борьбе с пьянством посвящается...)

НАМЕКИ: глаза чешутся – залить бы...
Горлышко болит – надо бы продезинфицировать...

ТОСТ Господа, повысим температуру наших  тел на 3,5 градуса.

УДИВИТЕЛЬНО: водка бесцветная, а как ярко окрашивает окружающий мир.

Он идет пошатываясь, но он не пьян, он просто устал... от употребления спиртного.

«Битлз» с похмелья – все что тебе нужно, это пиво.

КАК МЕНТАЛИТЕТ СКАЗЫВАЕТСЯ НА ЯЗЫКЕ Во французском есть около 600 словосочетаний обозначающих вступление в интимную близость. В русском – ничуть не меньше, имеющих смысл «допиться до непотребного состояния».

 АВТОБУСНАЯ ЭКСКУРСИЯ ПО РОДНОМУ ГОРОДУ
Давно мечтал я об экскурсии по городу
И на автобусе в подпитии проехался
И убедился с удовлетворением
Что все еще покуда на местах свои
Стоит себе, там где и полагается.
И это очень даже хорошо!
И с тронувшей уста улыбкой сладостной
В салоне я уснул того «Икаруса».

Мои джинсы с утра были белыми
Куртка тоже была... не такой.
Иду к дому шагами несмелыми
Опираясь о стены рукой.
    Хоть убей, но не помню я даже
    Где так мог перемазаться в саже.
Посмеялся бы я над собой
Но опасно мне нынче смеяться
Я сегодня настолько плохой
Что боюсь как бы не проблеваться.

ТОРЖЕСТВЕННАЯ ПРИСЯГА
Мне нечем себя похмелить
И сил нет идти сдать посуду.
Я больше не буду пить,
Но меньше – тоже не буду.

НА УТРО
Руки трясутся – но ерунда,
Пиво с похмелья – живая вода!
Я иду, уставясь в землю тупо
Легкою походкой полутрупа.

ПРАКТИКА ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ
«Кэмел»кончился. Тяжкий мор.
Хоть бычок дайте, хоть «Беломор».

СОВМЕСТНО С ПУШКИНЫМ
Горит востой зарею новой.
А я с похмелья – мне хреново.

ГЛУБОКОМСЛЕННОСТЬ
Если в водку добавить уксус
Будет кисло и невкусно.

ИЗ БЛОКНОТА РЕДАКТОРА ГАЗЕТЫ

Меня ждут великие дела, но только напрасно ждут.

Общага – это тот дом, куда лучше не являться без подарков, по крайней мере от дедушки Кондома.

Любимое блюдо отдела охраны – вахрушка с повидлом.

У меня не жизнь, а сказка... о потерянном времени.

Из меню: сладкие плитки «С приветом», бифштекс эстафетный – пожуй и передай другому, сок березовый с мякотью.

Из больницы каждый сообщает жив он или здоров.

Каждый швейцар по призвание – менеджер закрытых дверей.

- Это подарок ко дню рождения от самых близких мне людей?
- От кого?
- От себя и от меня.

РОКИРОВКА Раньше говорили «это коммунизм или будет еще хуже?» Теперь вместо «коммунизм» говорят «демократия».

На вопрос откуда у меня взялся джинсовый комбинезон я гордо отвечал:
- Это мне друзья подарили на Новый Год... за 38 Дойчмарок.

Когда рассказывал о первой поездке в ФРГ,  меня спрашивали:
- И как часто ты туда ездишь?
- Регулярно. Раз в 22 года.



            События 3-11 августа 1992 года

   Дату приезда я просил Енса сообщить заранее, что он и сделал: письмо пришло второго вечером, а утром третьего – встречать его на Варшавском вокзале, Они считают нас дикими, но провезите любого западноевропейца в метро и сразу станет ясно кто есть кто. Эскалаторы в супермаркетах у них, конечно, есть, но маленькие и движутся медленнее. Енс не сразу решился ступить на эскалатор, но сзади наперли и он прыгнул на него  «солдатиком» с десятиметровой  вышки. Диктор кровожадно вещал про опасности  проезда по эскалатору.
 «Что там говорят?» - спросил Енс. Я перевел. Он судорожно схватился за поручень, пальцы с обеих сторон аж касались металлических частей балюстрады. «Не так активно – поправил я его – а то пальцы затянет под поручень и руку оторвет». Енс положил ладонь на резиновую ленту как паинька-первоклассник, пальцы от напряжения побелели, лоб заблестел от холодного пота.
 Потом он научился держаться за поручень, но искусством бега по эскалатору так и не овладел – всегда отставал. Как-то обернувшись, я сам чуть не стал жертвой падения: на лице Енса была испуганно-восторженная мина впервые
 спускающегося с американских горок, а ноги, задевая стоящих справа, выписывали такие кренделя, будто бы он ехал на детском велосипеде-«медвежонке», изо всех сил пытаясь развить предельную скорость.
Маневровый паровоз на полном ходу.
   Вышли из метро. Увидел он слегка подржавевший троллейбус, да как заржет на всю улицу:
«Ого-го! Ржавый троллейбус! У нас в Германии нет ничего хорошего, только отличное! А тут ржавый троллейбус! Я попал на другую планету!»
   Вызвал приятеля отмечать прибытие «инопланетянина». Енс пытался сачкануть. 
- Оу, кляйн. Мали-мали.
- Кляйненькую-кляйненькую!.. Олег уже хат почти дотринкен и майн глас ист пуст. Шнеле-шнеле!
Легкое опьянение порождало предсказуемую шкодливость – стали учить Енса разговорному русскому. Для этого шоу  нужно кроме иностранца  не менее двух русских – в одиночку слушать мат с акцентом не смешно, поверьте богатому филологическому опыту. Несмотря на отсутствие аналогов в немецком, суть этих слов он уловил быстро и уже на следующий день выбить из него какое-нибудь «saepis»  вместо «очень карашо» не удавалось.

2стр

ТОПОРЪ И ЯКОРЬ
Альманах студентов нашего института 1917-1918 годов

Объем его был от 14 до 28 машинописных страниц, отпечатанных в натуральную величину. Альманах освещал все события институтской жизни, смело откликался на происходившее в стране. Причины что издание прекратилось очевидны  - студенты октябрьскую революцию не приняли, в апреле начались массовые репрессии, а к концу 1918 большевики извели студенчество как класс... Итак, листаем номера, сохранившиеся в институтской библиотеке. №1 10 мая 1917, начиная с него в каждом номере обосновалась юмористическая рубрика «досуги лягушат». Цена 50 коп. тираж – 100 экз. №2 от 16 мая 1917 между делом сообщал, что объявлен список студентов 1898 г.р. призванных к отбывании. Воинской повинности. Цена 95 коп. тираж 200 экз. №3 26.5.1917 сообщалось что тиражи первых номеров были распроданы полностью за 3 часа, в следствие чего №1 решили переиздать. Все население института тогда составляло 1000 человек.№4 5.6.1917 примечателен статьей ХУЛИГАНСТВО ИЛИ БЕЗУМИЕ приводу из нее отрывок. «Мы не хотели касаться этого – черезчур отдавала вся история глупым и скверным фарсом. Посудите сами: человек, носящий форму ВУЗа и вдруг раздевается среди бела дня в общественном месте... кому иному как только не сумасшедшему придет мысль для солнечных ванн воспользоваться многолюдной площадью столичного общественного парка, кто иной, как не дегенерат, станет приводить в оправдание – вот Апполон – голый.» Номер отмечен автографом Милюкова, участника митинга 30 мая.
Из  «досугов лягушат»
- В чем заключается закон Бойля-Мариотта?
- Он заключается в V-образной изогнутой стеклянной трубке, наполненной наполовину ртутью и зажатой с другого конца большим пальцем правой руки.

- Что такое удельный вес?
- Вес вещи в виде воды.

- При прохождении колеса через стык какая действует сила?
- Ввертикальная сила дддействующая горизонтально.

РЕКОМЕНДАЦИИ ГРУППЕ ДЛЯ СДАЧИ ЭКЗАМЕНА Преподаватель спрашивает:
- Много вас, желающих экзаменоваться?
Отвечать надо: Много
- Мне вас все равно всех не переэкзаменовать. Кто хочет без боя «3»?
Отвечать надо: все.

№5 22.6.1917 №6 23.11.1917 и был посвящен Дню основания института.
№7 января 1918 написал о железнодорожном съезде в «досугах»
- Вы регулярно посещаете съезд?
- Совершенно верно.
- Каково ваше мнение о нем?
- Отличные бутерброды, в особенности с рыбой, хотя и с колбасой хороши.

Оба явления лысого картавого человечка на съезде остались без внимания, об этом вспомнили 3 года спустя рабфаковцы, пришедшие на смену студентам. Далее в подшивке есть только №12 май 1918. В честь юбилея альманаха 4 страницы занимают лестные отзывы читателей. В номере содержатся пожелания полного успеха отпочковавшейся от «топора» «зеленой лягушке».(см.№8 Из-под откоса), сугубо литературному журналу. В «досугах лягушат» КРАТКИЙ СПРАВОЧНИК И ТОЛКОВАТЕЛЬ НЕКОТОРЫХ ТРМИНОВ ИНСТИТУТСКОЙ ЖИЗНИ Вот – выборка из него.
АВИАЦИОННАЯ НЕДЕЛЯ  неделя, устанавливаемая в конце учебного  года, когда студенты, не выполнившие учебной программы, вылетают из института, причем некоторые из них осенью опять возвращаются. Употребляя таких «перелетных» студентов птицам  следует отметить существенную разницу: птицы прилетают к нам весной и улетают осенью, а такие студенты наоборот.
БИЛЛИАРД особого устройства стол для игры на биллиарде, сильно распространенная среди студентов игра. Все хорошие биллиардисты в то же время и опытные пилоты, участвующие в состязаниях на авиационной неделе.
ЮРОКГАУЗ И ЭФРОН – словарь, пробелы которого восполняет теперь «Топор и Якорь». Между «топором и якорем» с одной стороны и Брокгаузом и Эфроном такое соотношение: мал  золотник, да дорог – велика Федора, да дура.
ГЕМОРРОЙНЫЙ СПОСОБ ПОЛУЧЕНИЯ ЗАЧЕТОВ – способ получения зачетов высидкой.
ГИКОРЕВ хотя и похоже на главковерх, но совершенно иного характера, в сокращениях  РСФСР объяснено – гидра контрреволюции.
ЖУРНАЛ «ТОПОР И ЯКОРЬ» - здоровая, питательная, чрезвычайно вкусная умственная пища для тонко развитых интеллектов, равноценна коврижке, если перейти к пище физической, модуль перехода
РЕЙСШИНА – чертежный инструмент, приобретаемый студентом на первом курсе, после чего он считает себя вправе пользоваться всеми рейсшинами института
СОРТИРОВОЧНАЯ СТАНЦИЯ это станция, при помощи которой осортировывают студентов на минимум второе посещение экзамена по железным дорогам.
СПОСОБ ПЕРЕДЕРИЯ – совершенствуемый студентами способ быстрого и легкого выполнения зачетов и упражнений.
ИДТИ НА АРАПА – идти на экзамен, подготовившись по арапской программе или совсем не подготовившись, что одно и то же.
ЧЕРТА – нечто вроде отметки. Назначение подобно предупредительному диску семафора, предупреждает о том, что впереди предстоит пересдача. Излюбленный бал Корейши (тогда –ректор института) чего однако отнюдь нельзя сказать о студентах.
Редакционный и издательский комитет не менялся все время существования альманаха, составлял по 4 человека каждый,кроме них в работе над номерами участвовало несоклько десятков профессоров и студентов. Студент С.Б.Хитаров одновременно участвовал в редколлегии «Зеленой лягушки».


В Ленинской аудитории ПГУПСа доска с электроприводом. Можно опустить доску и писать дальше, чем лектор слишком быстро пользовался. Одна из студенток, не успевая за профессором, взмолилась: «Вы спустили, а я еще не кончила!»

ИЗ РЕДАКТОРСКОГО БЛОКНОТА
Большому кораблю – большую торпеду.

У нас с ней был настоящий роман... в мягкой обложке.

Пушкин говорил об СССР : «Друзья мои, прекрасен наш союз!» Время выявило глубокую иронию в словах опэта.

Больше всего ****ей живет на улице Верности.

Когда пришел друг, я еще возился магнитофоном.
- Пишу второй сборник «Битлз» - говорю.
- А кассета с первым сборником цела?
- Цела,  конечно, - на нее и записываю.

«НАСКАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ»
Не стой под стрелой – крановщик сегодня злой.

Если б поле было планом – я бы стал аэропланом.
НАРОЧНО НЕ ПРИДУМАЕШЬ
Реклама туристической фирмы: Наши мечты – ваши проблемы. Отправляем в Гер манию на любой срок.

Реклама нового средства самозащиты: сирена тревоги – спутник вашей повседневной жизни.

Плакаты: планы партии – дело народа
Девятимесячные курсы КАК СДЕЛАТЬ РЕБЕНКА здоровым.

Парламентский батончик «спикерс».

ВС СССР Лукьянов: кончил –не кончил – 2 минуты и больше не дам!

ВС РФ Хасбулатов. Я не понимаю почему у всех рейтинг падает – у меня, например, он стоит.

Мысль депутата ГД: Мы должны уметь отделять зерна от плевы.

Назарбаев: все обещания коммунистов оказались мифью.

ДОПОЛНЕНИЕ К ОФИЦЕРСКИМ МЫСЛЯМ
А теперь замаскируемся  лавровыми веточками под дуб.

Автомат должен летать вокруг вас как шмель в жопу укушенный, а вы делаете все плавно, как бегемоты е..тся.

Экзамен по ГО в институте Культуры.
- Что будет с человеком в эпицентре ядерного взрыва?
- Ну смерть...
- Неправильно. Будет – медленное обугливание.

РЕКЛАМА
Ваша киска купила бы «Тампакс».

Нюх у собаки пропал – это новость от «педигри пал»

Посмотрите на моего хозяина, в какой он форме. – он есть мой «педигри».

Мы соберем любую информацию о ваших конкурентах. Информагентство СЕКСОТ.

ДОПОЛНЕНИЕ К ДАЙДЖЕСТУ ЖУРНАЛА «МУРЗИЛКА» ЗА 1983 ГОД
Ты пожми его в ладошках – станет твердым, как картошка. (снежок)
Мы ребята удалые, ищем щели половые. (тараканы)

РОМАНС «АХ, ОБЛОМИСЬ»
Стать бы мне что ли облаком,
Воспарить бы куда-нибудь ввысь.
Меня пьяного друг тащит волоком,
Говорит – лучше дома проспись.

За мечтою меняя мечту
Никакой я болтаюсь весь вечер.
Если б зная я чего я хочу –
Мне бы было значительно легче.

Но себя я еще покажу,
Погодите лишь самую малость
Чем не знаю – но я докажу.
Докажу им свою гениальность.

Сомневаться они еще смеются
Что в лучах моей славы погреются.
Но признают посмертно гением.
Запастись, значит, надо терпением...

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ
От козлика бабке – рога и копыта.
Никто не забыт и ничто не забыто.

КОМА
Не узнаешь ты. Не услышишь
И в сквозящей тьме декабря
Засыпает листками, снегом
 отрывного календаря.
И в бездонно-холодном небе
Лишь воздушные замки горят.
Улетая все выше. Выше
Даже голоса своего
Не узнаешь ты. Не услышишь.
Что останется? Ничего.

ОСЕННИЙ ВАЛЬС
Серые сонно-спокойные дни
В кронах деревьев глухие огни,
Тлеют огни.
Держится желтая проседь едва
Ветки, опав. Раздевает листва,
Тает листва.
И на прощанье поклоны даря
Осиротевшие листья парят,
Робко парят.
Перебирает их ветер легко
И все печали твои далеко,
Так далеко!
Ты успокоен и этому рад
В парке осеннем кружит листопад,
Тихо кружит листопад.
С тайной надеждой до новой весны
Легки и зыбки осенние сны,
Детские сны.
 
ЕСЛИ БЫ Я УМЕЛ
Лишь в напутствие доброе слово
\и дорога как небо светла –
Ведь надо совсем немного,
Просто немного тепла.
И если б кто-нибудь слушал – я б пел
Если бы я умел.
Средь кричащих огней рекламы,
Мертвых душ, синтетических лиц,
Злобно в небо ползущих зданий
И потока машин без границ –
Лишь бетонно-бездушные стены,
Деликатность и холод стекла.
А надо совсем немного –
Просто немного тепла.
И если б кто-нибудь слушал – я б пел
Если бы я умел.

 КАЖДОМУ СВОЕ
Путь к контакту был не труден,
Но и выглядел он странно:
Он ощупывал ей груди,
А она ему  - карманы.

 ***
Через транспортный рокот и новый панельный массив
Индевеющий воздух доносит знакомый мотив.
Поднимается зимний рассвет,
Разливает густой алый цвет.
Но мотив среди шума растущего дня прорвался
И пусть эхо его долетало едва в небеса.
Все равно, все равно был он слышен среди суеты
С недоступной для всех нас, спешащих, своей высоты.

***
Пена волн щекотала песок,
Океан облизывал берег
И дышал тяжело
И не мог
Подобраться к распахнутой двери.
И огромным диковинным зверем
Колыхался, ворочась во сне.

ГРИБНОЙ ДОЖДЬ
С неба падает дождь
С легким звоном, шелестом, свистом.
Серебристыми нитями – дождь,
Но он слаб, он кончится быстро.
Золотые нити лучей
Уже проходят сквозь тучи.
Этот дождь и наш и ничей.
Этот дождь счастливый как случай.

ЛИТУРГИЯ ПО БАРХАТНОМУ СЕЗОНУ
Дождь смывает гуашь самодельных афиш,
Цирк бродячий растаял как сон.
В южный город приносится с осенью тишь –
На курортах закрылся сезон.
Ветер гонит по пляжам  обрывки газет,
Бьются двери кабинок пустых,
Льет усталое солнце застенчивый свет
И украдкой желтеют кусты.

Забывается лето как шлягер.
Да и было ль? Не верится даже.

Ялта стала как старая шлюха одна
И румына сошли постепенно.
Откатилась туристов волна –
Остается лишь грязная пена.

БАБЬЕ ЛЕТО
В воздухе градус сухого вина,
Солнце теряет потенцию.
Теплый сентябрь – наизнанку весна,
Клоун идет по трапеции.
Танго сломало строй роте солдат,
В парке заводятся танцы и
И до сих пор не закрылся прокат
Лодок на лодочной станции.

***
Тяжело бывает и мерзко
И от грязных стаканов с вином
Одиночество выносит на Невский
И кнопит по сиденьям кино.

Ты один, беззащитнее детства,
И в душе, как в колодце темно.
Одиночество выносит на Невский
И кнопит по сиденьям кино

Но нигде не находится места.
Город сыр. И ему все равно.
Одиночество выносит на Невский
И кнопит по сиденьям кино



3стр
ДОРОГИЕ ЗЕМЛЯКИ! ЭТА НЕДЕЛЯ В ЛЕНИНГРАДЕ ПОДАРЕНА МНЕ СУДЬБОЙ И ВАМИ
Все, что обещал сегодня я сделаю, я подпишу вам 1000 книжек, а потом опоздаю на поезд. Черт с ним, в конце концов!
Так, совершенно растроганным , 26 марта закончил последний из двух концертов в зале НЕВА Евгений Клячкин. Первый состоялся 22 марта в ДК Пищевиков. Оба концерта прошли с аншлагами, многим пришлось даже стоять. 23 марта Евгению Исааковичу исполнилось 60 лет, с чем его и поздравляли многочисленные друзья и поклонники. В изданной ко времени приезда 10 000 тиражом книге представлена примерна половина его песен, 50 из них с нотами.
   Есть барды, которые вошли в жанр авторской песни, а есть те, которые его  создали. Евгений Клячкин песни начал писать с 1961 года. В апреле 1990 эмигрировал в Израиль. Об этом было в №2.
    Постперестроечное время. Новая сексуальная революция. В газете объявление: молодая пара ищет девочку-бисексуалку для совместного времяпровождения. И при всем этом какая тяга к идеальному, чистому. Тот, кто здесь, в России найдет эту удивительную струну будет потрясающе популярен сегодня.

Не гляди назад, не гляди -
Просто имена переставь.
Спят в твоих глазах, спят дожди, -
Ты не для меня их оставь.

Перевесь подальше ключи,
Адрес поменяй, поменяй!
А теперь подольше молчи -
Это для меня.

Мне-то все равно, все равно,
Я уговорю сам себя,
Будто все за нас решено,
Будто все ворует судьба.

Только ты не веришь в судьбу,
Значит, просто, выбрось ключи.
Я к тебе в окошко войду...
А теперь молчи.

МОКРЫЙ ВАЛЬС
Как непрочны двери у страны доверья,
Для того, кто верит только в замки.
Значит неизбежно гасит нашу нежность,
Нашу нежность тяжесть чьей-то руки.

Что нас больше учит: время или случай -
Вряд ли важно, если даже поймешь.
Но когда нас давит сон страшнее яви,
Выйди ночью под мерцающий дождь.

Все надежды, слышишь? - он тебе надышит,
Дождь бессонный, шелестящий в ночи.
Плеск оваций в зале или губ касанье,
Губ касанье можно в нем различить.

И пока над нами голубое пламя
Неизвестной, нас хранящей звезды, -
Будет, как и прежде, сердце греть надежда,
Унося нас далеко от беды.

Иногда я получал записки, напоминавшие мне, что именно таким просветительством на сцене заниматься не следует. Например: Женя, друг!
Ты научил нас любви. Ты всегда будешь желанным гостем в нашей трудовой колонии для несовершеннолетних преступников №17.

ГРУСТНАЯ ПЕСЕНКА О ГОРОДСКИХ ВЛЮБЛЕННЫХ
Говорила Тошенька:
"Миленький, мне тошненько..."
— Ну, чем тебя порадую? —
Что ж, зайдем в парадную.
(Чем тебя порадую?)

Невеселый это путь,
а нам ступеньки — словно мох.
Кто-то смотрит — ну и пусть!
К черту их, а с нами — бог!
(Нам ступеньки — словно мох.)

Стекла в струйках копоти.
Губы — горячее льда.
Голоса на шепоте:
"Ну что же ты — иди сюда..."
(Губы горячее льда.)

Отлетают голоса,
вьется невеселый путь.
Наше время — полчаса,
и стрелок нам не повернуть.
(Вьется невеселый путь.)

Мне сказала Тошенька:
"Ах, все равно — мне тошненько!"
— Ну, чем тебя порадую?
"Ах, только не в парадную! —
Миленький, мне тошненько..

МОЯ СОВРЕМЕННИЦА
 
Ты небо рисуешь - синим,
и серым - рисуешь скалы,
потом
мужчин - обязательно сильными,
а женщин - конечно, слабыми.

Но небо - лишь изредка синее,
а серое - вовсе не скалы,
и вот, -
приходится быть - сильной,
а хочется быть - слабой.

Песни, которые казались этапом, такой ступенькой, рано или поздно пройдены. Ступенька имеет то свойство, что она всегда остается позади .А вот ни на что не претендующая – эти вечная лирика.
ОСЕННИЙ РОМАНС
Отчего в глазах прозрачно-карих
золотая грусть.
Не печалься, славный мой товарищ,
больно, ну и пусть.
Разве это осень, если сброшен
первый жёлтый лист.
Если столько ласки сердце носит,
Милая очнись.

Не грусти, коль жизнь покажется
одинокою - это кажется.
Обязательно окажется
кто-то нужный на пути.
И как странно всё изменится,
неизвестно куда денется,
что мешало нам надеяться
от беды своей уйти.

Красною листвой земля согрета -
гаснущий костёр.
В лес осенним золотом одетый
я войду как вор.
В синей вышине сомкнулись кроны
в жёлтое кольцо.
Посмотри же на свою корону,
подними лицо.

И судьбой не избалована,
вдруг проснёшься коронованной,
царство осени бесценное
упадёт к твоим ногам.
И прекрасна, словно Золушка,
ты на месте в этом золоте,
и сама, как драгоценность, ты,
хоть себе не дорога.

Вздрагивая ляжет на ладони
крохотный листок.
Ты не бойся мы тебя не тронем,
жёлтый огонёк.
Опускайся где-нибудь в сторонке,
мы замедлим шаг,
где твои братишки и сестрёнки
меж собой шуршат.

В этом шорохе услышится.
Ах, как дышится, ах, как дышится.
Даже, падая, колышется
каждый листик, погляди!
Разве можно разувериться,
если любится и верится,
если хочется надеяться,
если столько впереди.

Ответы на записки
Почему у Вас такие грустные глаза?
- Они не грустные, они красивые.

Нам Вас не хватает, а Вам нас? Вы счастливы?
- Конечно – сейчас.

Когда уставал от сочинения песен серьезных, то сочинял песни крайне несерьезные. Я называл их фишками. Их у меня около 20.

Эта ночь была моя -
ни о чем я не жалею.
Невозможно быть смелее,
чем в ту ночь она и я.

Ястреб тут издал бы стон:
шкаф мы сделали трамплином,
приземленье в пианино
или на журнальный стол.

Сторублевая тахта
отработала всю сотню!
Полюбуюсь я охотно
оправдавшей хоть полета.

Встали утром из прорех
дребезжащие пружины.
Если мы остались живы,
это чудо не для всех.

Семь отметин на губах,
я порвал ей грудь и ухо,
но о том, друзья, ни звука,
что оставил ей в зубах...

Пахла серой эта ночь.
Мы тогда еще не знали,
что на этом карнавале
черти с нами заодно.

Но - разрыв. И вот ясна
сей трагедии причина:
я отныне - не мужчина,
девушка, увы, она.

Эта песня самая новая, написана в январе 1994

Смотрю, как складывалась жизнь
и в то же время вычиталась,
а всё казалось, всё считалось,
что мы проходим рубежи.

И льют молочный свет шары,
из той доверчивой, прекрасной,
теплом наполненной и ясной
светящейся моей поры.

Холмы и горы позади,
нам обещали спуск в долину,
но нас вела дорога мимо,
не ты решал, так Бог судил!

Когда казалось средь полей,
что время вдруг остановилось,
то легче нам не становилось,
а становилось тяжелей.

Но нас, кого зову я "мы",
на самом деле так немного,
и не для всех легка дорога
мимо долин через холмы.

И, хоть в стремительный покой,
срывая путы, рвётся тело,
но, как бы тело ни хотело,
ему дороги нет такой.

К чему ты ни приговорён,
к забвенью иль к посмертной славе,
но одинаковой отравой
несчастный мозг твой напоён.

Проснись же, мой далекий брат,
со всем, к чему ты так стремился,
любви и славы не добился,
и денег нет, - так будь же рад!

Так будь же рад, что не один
такой явился ты на свете.
Чем тяжелей, тем дальше светит
твой гордый путь, мой господин!..

Встают холмы из новых лет,
они не выглядят иначе,
и та же самая задача -
преодолеть, преодолеть!

Преодолеть - и всех затей,
ведь как прекрасен путь окольный!
А мы идем туда, где больно,
через себя, через детей.

И, в сущности, всё тот же путь
в любой стране мы выбираем
и равномерно вымираем,
не доползя куда-нибудь...

В трёх нотах музыка плывёт,
вполне охватывая тему,
и выясняется, что телу
достаточно и этих нот.
Достаточно и этих нот!..

Интервью с Евгением Клячкиным
Как Вам теперь у нас?
- Когда приехал в 91, после отъезда в 90 – у меня было ощущение, что все куда-то проваливается. Сегодня – что страна, захлебываясь выплывает куда-то к свету. В магазинах что-то есть, а, значит, будут и деньги.
По-вашему сейчас лучше?
- По-моему сейчас лучше,  хотя меня убеждают, что это не так – нищета, огромное расслоение. Должна появиться возможность крутиться вплоть до воровства.
Россия всегда была этим сильна. Все нарушают закон, но государство смотрит сквозь пальцы, а притягивает когда это ему удобно и необходимо. Это довольно мерзко, но так оно и будет сейчас. Как говорил наш генсек в свое время – 2 мешка грузим государству, один – себе.
Какой был Ваш взгляд из Израиля на события августа 91 и октября 93?
- В августе мы были в шоке. В большем, чем в октябре, кстати. Нам казалось, что это всерьез и стоит вопрос КТО КОГО? Как редставляется теперь – это был прекрасно разыгранный спектакль и мы примерно также отнеслись к тому, что началось в октябре. Я думаю, делается какая-то большая политика, делается нечистыми руками. Все было бы допустимо, если бы одно выполнялось раз и навсегда: не забывать о народе. О том самом, который, во-первых, хочет кушать, а во-вторых – всегда может взять в руки камень.
Возможно ли Ваше возвращение? У Вас был романс на стихи Бродского...
- Не будет ли он пророческим? «На Васильевский остров я приду умирать..»Я не планирую возвращения сюда сегодня, хотя на самом деле все что связывает меня с жизнью, с Землей, с шариком – оно на самом деле находится, конечно, здесь. А в Израиле мало всего этого. Хотя в Израиле тоже пущены корни. Я пускаю корни через людей – появились друзья, в которых я верю.
У Вас нет такого раздвоения души как у Городницкого после переезда из Ленинграда в Москву?
- Мой друг Гена Бондарь, который переводит мои стихи, живет в Израиле 22 года и не устает ходить в турпоходы по стране. Израиль удивительно многослоен по всему: климату, памятникам, людям – так что есть, что посмотреть.
Когда состоялся Ваш первый концерт в Израиле?
- Сразу по приезду, в Реховате, для института Вайцмана.
Как часто Вы там выступаете?
- Был перерыв около года , т.к. алия наша осознала, что она нищая, а государство не очень помогало. Сейчас она выбирается из нищеты, а государство простило мне мои первые песни – стало легче.
Кто у Вас лучшие друзья из бардов?
- Ну, помилуйте! Все. Я прямо по алфавиту могу перечислить. Всех люблю.
Какие песни Вы поете в компаниях?
- По возможности похабные, которые нельзя петь со сцены. (смеется)
Вы не собираетесь писать воспоминания, как Городницкий?
- Нет, я еще жить хочу.
Как Вы относитесь к тому, что наш город снова называется Санкт-Петербург?
- Если девушку лишили невинности – то жто уже необратимо. Относиться к этому городу как Санкт-Петербургу человеку, который перенес ленинградскую блокаду, сложно. Хорошо американцам – назвали улицу 55 авеню и на всю жизнь.
Какие у Вас свои любимые песни?
- Грустная цыганочка, Туман, Пилигримы, Не гляди назад. Из поздних – Ах Израиль, моя страна, Тане.
Что Вы испытываете, слушая свои песни?
- Иногда, с хорошим сопровождением – век бы слушал, а иногда хочется вырвать шнур  и разбить магнитофон. Под настроение.
Почему сейчас по-вашему нет подъема авторской песни?
- Он есть, но уже в другой форме – это рок-группы. Началось в 70е с Машины Времени и Аквариума. Теперь – ДДТ, Алиса, Кино, Наутилус. Это прекрасно.




4 стр
    Катаемся по Неве на «галоше», рядом с нами – туристы из ФРГ. Енс познакомился с какой-то Ютой, говорит ей: «Если что – звони, я вот тут живу.» И так запросто дает ей все мои координаты. Гостеприимен у меня дома, нечего сказать.
   То лето баловало хорошей погодой и я ходил на пляж, как на работу. В общем, вел растительный образ жизни. А тут пришлось трудиться по 18 часов в сутки, да и поспать толком не удавалось. Спектр оценок меня окружающими сходился в одном - жуткий болтун. Но не в сравнении с Енсом!! Тараторил он с весьма своеобразным мекленбургским акцентом, так что приходилось к тому же трансформировать его немецкий в нормальный.
   Выгуливать его по городу как шустрого малыша, который обязательно свалится в первый же люк, перепачкается даже в мраморном зале и при этом изводит ненасытной любознательностью, перескакивающей с объекта на объект.
   В ДЛТ Енсу приспичило пить. В отделе стояла полуторалитровая бутыль с лимонадом за 160 руб. Узнал у меня курс марки (тогда был 1 к 100) «Оу, это же почти 2 марки!» и р-раз с ними к кассе. Едва успел поймать его за хвост – стоять, Зорька! И так на каждом шагу. Кстати, вся «великая жажда» Енса удовлетворилась парой глоточков.
   Вечером Енса встревожило несколько комаров под потолком моей комнаты.
- Их надо поубивать, а то они меня пооткусывают за ночь, от меня только косточки останутся. Тебе есть придется меня хоронить.Свернул газету. А рост у него 188. И давай лупить ей по потолку. От комаров оставались живописные пятна и полосы. Мне пришлось смывать это художество малярной кистью.
- Давай ты их будешь уничтожать, - говорит – у тебя лучше получается. У тебя – талант.
Далее все выглядело как на рекламном плакате фильма «Чапаев». Василий Иванович показывает ленинским жестом – Петька строчит из пулемета. То есть я прыгаю с кисточкой по всей комнате, а Енс руководит.
  Гостям – лучшее. Уступил для сна ему  полутораспальную трахту, а сам устроился на надувном матрасе. Дырку в матрасе я заклеил, но воздух все равно потихоньку сочился. На пляже-то это нормально. А тут -  просыпаться по 3-4 раза. Встаю поддувать матрас, а эта рожа лежит, ухмыляется, глядя на мои потуги.
- Молодец, ты работаешь как помпа. Ты, наверное, был ударник коммунистического труда.
- Ах ты … - ласково говорю ему на это.
- Что есть по-русски «iopany ischak»?
- Дорогой гость.
- Оу, - польщено прошептал Енс – я есть очень iopany ischak.
Потом разбудил среди ночи:
- Пётр, тут летает комар - убей его.
- Мне он спать не мешает - ты и убивай. Они на тахту прикормлены.
- Да, у меня сладкая кровь, им больше нравится моя...
- Очень рад - говорю - что моя им не нравится.
Оба мы с Енсом железнодорожники, но у меня это тогда - будущая инженерная специальность, а у него - диагноз. Из всех музеев его заинтересовали только два железнодорожных /ЦМОЖД и ЦМЖТ/,так что культурная программа замкнулась на окрестностях пяти вокзалов. Был бы на Западе журнал "Играющий железнодорожник" - Енс, при всей своей сексуальной озабоченности,
выбрал бы не голых женщин, а паровозы. Немцы вообще помешаны на технике. До посещения "Авроры" Енс считал, что в России никогда ничего путного, кроме детей, делать не умели. Осмотрев механизмы в машинном отделении крейсера понял, что был неправ.Из наших продуктов Они в восторге от солёных огурцов, мороженого и кондитерских изделий. Енс не исключение, но, в отличие от своих соплеменников мог есть всё это одновременно. Наличие мороженого на каждом углу давало моим ушам необходимые передышки. Мне в детстве, кстати, тоже затыкали рот таким способом - что ни сделаешь, чтобы услышать прекрасность молчания! Как только Енс не получил ангину?..
   Енс хотел познакомиться с русской кухней. Видимо слыхал, что у нас пьют все, что горит, но я никак не мог понять почему он сам рвётся попробовать русское национальное блюдо "солярка". Выяснилось, что это солянка. Купил в ларьке её концентрат в стеклянной баночке. У каждого из нас по сумке.
- Енс, положи к себе - будет Тебе из этого вечером солянка.
- Нет - говорит - в твоей сумке места больше...
Идём по Невскому к метро, через полчаса будем дома, где ждёт готовый обед.
Нет - Енсу приспичило поесть в ресторане. От фешенебельных его заранее отвадил - дескать, везде мафия. Завел в кафе. На стене самодельный плакат "У нас порядок такой: покушал - убирайся сам". Мне пришлось быть за официанта. Вместо хлеба - булочки с детский кулачок. Взял их 6 штук. Пошел за салатами. Вернулся - блюдо пустое. Думаю: оголодал мой фриц. Взял еще. Вернулся с компотами - опять блюдо пустое. Взял ещё. Сделал шаг от стола и резко обернулся. Енс раскрыл мою сумку и с плутовской миной кистевыми бросками отправляет туда булочку за булочкой. Они на краешке тарелки подлетают как на трамплине и аккуратно ложатся в цель. Иллюзион прямо какой-то. Енс оправдывается: я очень люблю "булячка"!
С тех пор я его прозвал "герр Булячка". Что за животное пошло на "шяшлик" - не знаю, но Енс остался очень доволен. Без ста грамм своего гостя я уже не выносил.
Показал ему на Аничковом мосту след от снаряда:
- Это твои фашисты стреляли.
- Почему мои?
- А что, мои что ли?!
 Характеристику Енса можно начать словами "характер нордический".
Переубедить его в чем-то сложно. Когда я только начинал переписываться - по русской привычке адрес давал в дательном падеже. У них же принято всё в именительном, причем, сначала -имя-фамилия, а потом все остальное в обратной последовательности относительно нашей. Енс по-прежнему начинал письма ко мне "Уважаемый Коагдратьеву Петру". Пытался доказать ему, что никакой я не румын Взад Стамеску и что даже в дательном падеже моя фамилия выглядит несколько иначе. Енс парировал:"Я лучше знаю.Я всегда пишу "Коагдратьеву" и доходит. Значит все правильно. Стальная немецкая логика. Разубедил только показав свой загранпаспорт.   
В поезде Берлин-Петербург проводник в шутку называл чай "чайковский",
так Енс и стал именовать этот напиток, ровно как и решил, что по-русски "девушка" - "матрешка".
Разговорник Енса заслуживает особого внимания. Русские слова в нем писались по ломаной линии с безобразной латинской транскрипцией, в каждом по несколько ошибок. Прочитаешь вслух - сам не поймёшь, что сказал. Про стилистику и не говорю. В России Енс хотел найти себе невесту:"Ваши матриошька красивее и, главное, неприхотливее - нашим то подавай и это." С виду наш жених - типичный пруссак: недостаток волос на лбу компенсирован тараканьими усами. Его сводный брат проработал год в СП в Петербурге и снабдил Енса бумажкой - два женских имени с номерами телефонов. Даже какого возраста непонятно.
Наташе оказалось 40, она просто менеджер этого СП. Юля к своим 25-ти годам имела 10 классов образования, больше ничего. По уровню немецкого даже на переводчицу в то СП не вытянула. Так и не работала, да и не стремилась. Снимала комнату в коммуналке. Ей позвонить  Енс решил уже самостоятельно.
Раскрыл разговорник, набрал номер. Трубку поднял кто-то из соседей этой тунеядицы и услышал на ломаном русском предельно конкретную фразу:"Я хочу Юлия". Юля оказалась так себе, но Енсу - не даром славится русская красавица. Такой, впрочем, даром славиться и не резон. Отправил их в кино,
 объяснив ей куда вечером доставить моё сокровище. У меня на часы разлуки с гостенёчком как крылья выросли!
Встречаю их на остановке. Енс, кинув исподволь на меня самодовольный взгляд, на прощанье поцеловал Юлю в щёчку. Идём через двор. Упредив вопросы, кои я и задавать не собирался, Енс хвастается своими сексуальными завоеваниями:
- Я обещал Юле оплатить билеты в оба конца и она даже/!/   любезно согласилась приехать ко мне по приглашению!
-Да на таких условиях - заметил я - к тебе каждая вторая встречная поедет.
Но Енс был убеждён, что я уж слишком сильно редуцировал его успехи и поделился дальнейшими планами:
- Я буду водить ее вечерами в росторанчики. Она поживёт у меня пару недель, освоится, а потом я найду ей работу.
Я живо представил как эта Юля разомлеет в Гамбурге, посчитав, что её так на руках носить всю жизнь и будут,
а тут - бабах! "Арбайтен, арбайтен, милая!..
Сидим после ужина на кухне, рассказываю Енсу политические анекдоты.
(Тоже способ заставить его немного помолчать - наступление лучший вид обороны.) Немцы вообще сильно политизированы, новости из быв.СССР там всегда под рубрикой "горячие точки". Смотрят они это даже регулярнее, чем наши домохозяйки "Санту-Барбару"/!!/. Но на лице Енса нарастает желание услышать анекдоты на тему секса. Ладно.
- Женский монастырь. Вбегает настоятельница: "Сестры, к нам морковку привезли!" Все : «Ура!!" "Да что вы радуетесь, дуры? Тертую!»
Енс продолжает слушать.
Пауза затягивается.
- Все что ли - спрашивает - а над чем смеяться?
- Не понимаешь что ли? Их обломили - морковь тертой привезли.
- Ну и что - говорит — у нас всегда морковь продаётся мелконарезанной и консервированной. Очень удобно - не надо чистить.
Пришлось объяснять ему второе назначение у нас подобных продуктов.
- Зачем им его? - растерялся Енс - ведь есть внутренние массажёры с
электроприводом.
- А ты их здесь где-нибудь видел в продаже? У нас всё натуральное. Для нимфоманок, например, можно и кабачки.
- Оу кабАчки, кабАчки - Енс воспрял духом и его лицо прониклось преклонением перед такими женщинами, даже благоговейным страхом.
Тогда я рассказал ему другой анекдот. Стоит очередь за огурцами.
 Одна женщина очень долго выбирает: "Мне вон тот. Нет этот слишком длинный, этот гниловат.
 Вот, пожалуйста, с пупырышками." Купила в конце концов. Продавец спрашивает следующего покупателя: "А вам какой?"
 Тот отвечает:"А мне всё равно, я их есть буду."
Тут до Енса дошло!
Оу! - говорит - я его всем буду рассказывать.
 Представляю, с каким предисловием...
Чтобы хоть немного отдыхать от Енса я выходил вечерами покурить в часов 9 и возвращался эдак к двум, когда он уже спал.
   Пока Енс собирался в последний день я перебирал свою коллекцию автомоделей в масштабе 1:87. Енс живо к этому подключился. Собрал в коробочку все лучшее, сказал: «Спасибо, это хороший подарок». Потом отобрал еще моделей, марок на 100:"Это мне на почтовые расходы, на письма к тебе, майн либер."С некоторой моей помощью Енс набил подарками здоровенный баул. Я назвал эту сумку "мечта оккупанта". Одаривал его и просто от щедрой русской души, и потому что Енсу предстояло делать мне приглашение, но больше всего потому что я был искренне рад его отъезду. Я выставлял перед ним по несколько матрёшек, дымковских игрушек, говоря:"Выбирай, что тебе больше нравится". Многозначительно намечалась ответная реакция. На лице Енса мелькали отблески напряженной борьбы расстроганной души с ещё здравым рассудком. Наконец плотина разума рухнула и он поднёс мне как дар свыше зажатые в кулак две пластиковые авторучки:
"Выбирай любую."
   На вокзале я спросил у диспетчера с какого пути поезд на Берлин.
Она ответила, что, наверное, с десятого. Енс еще не отвык от немецкого порядка и сказал на это по русски: "Эпани бардак!"Сил праздновать 11 августа как день освобождения от немецко-фашистских оккупантов не было...
Подписано в  печать 19.04.94
Тираж  500 экз.  цена 200 рублей
Редактор, собиратель или автор
всех материалов номера как всегда
ПЕТР КОНДРАТЬЕВ


Рецензии