Сонет 120

Проступок твой, мой друг, на пользу мне,
Когда я был и в горе и в печали:
За грех измены я плачу вдвойне,
Ведь совесть не из меди или стали.

И если б ты была потрясена,
Как прежде я, то это стало б адом,
Где я, тиран, унизил бы тебя,
Считая месть достойнейшей наградой.

О, наша ночь, напомни о себе,
О наших чувствах, скорби и злосчастье,
О том, что изменили мы судьбе,
Отдав за боль бальзам любви и счастья.

Свет искупленья станет нам ценой:
Прости мой грех, как я прощаю твой.


That you were once unkind befriends me now,
And for that sorrow, which I then did feel,
Needs must I under my transgression bow,
Unless my nerves were brass or hammered steel.

For if you were by my unkindness shaken,
As I by yours, you've passed a hell of time;
And I, a tyrant, have no leisure taken
To weigh how once I suffered in your crime.

O! that our night of woe might have remembered
My deepest sense, how hard true sorrow hits,
And soon to you, as you to me, then tendered
The humble salve, which wounded bosoms fits!

 But that your trespass now becomes a fee;
 Mine ransoms yours, and yours must ransom me.



www.sonetws.com
17.03.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – Густав Климт


Рецензии
Подстрочный перевод

То, что ты когда-то дурно обошлась со мной (изменила), на пользу мне теперь;
и из-за горя, которое я тогда испытал,
я теперь обязательно должен согнуться под тяжестью своего греха (я также изменил тебе и должен извлечь урок),
если только мои нервы не из меди или кованого железа.

И если бы ты была моим дурным обращением потрясена,
как я прежде твоим, ты пережила бы адское время,
а я, тиран, не удосужился бы
взвесить, насколько когда-то я пострадал из-за твоего греха.

О, если бы наша ночь горя могла напомнить (тебе) о
моих глубочайших чувствах, о том, какой тяжелый удар наносит настоящая скорбь,
так же быстро (напомнить) тебе, как ты тогда (сделала) мне; а затем предложила бы
скромный бальзам, излечивающий (мою) израненную грудь (сердце)!

Но то твое прегрешение теперь становится (обоюдной) платой (нужно отдать твой грех за добро, за искупление):
Мое (прегрешение) выкупает твое (тебя), а твое должно выкупить меня (мы должны простить друг друга).
Перевод Самуила Яковлевича Маршака

То, что мой друг бывал жесток со мною,
Полезно мне. Сам испытав печаль,
Я должен гнуться под своей виною,
Коль это сердце - сердце, а не сталь.

И если я потряс обидой друга,
Как он меня, - его терзает ад,
И у меня не может быть досуга
Припоминать обид минувших яд.

Пускай та ночь печали и томленья
Напомнит мне, что чувствовал я сам,
Чтоб другу я принес для исцеленья,
Как он тогда, раскаянья бальзам.

Я все простил, что испытал когда-то,
И ты прости, - взаимная расплата!

Джеймс Гудвин -Волшебник   16.03.2019 17:23     Заявить о нарушении