из-под откоса 12

И буду счастлив я, пока в подлунном мире жив будет хоть один ПИИТ»  А.С,Пушкин
№12  1992    из-под откоса
Газета Санкт-Петербургского Путейского института (ПИИТа)
С НОВОЙ СЕССИЕЙ!
Упреждаем возможное недоумение читателей в связи со столь заблаговременными новогодними поздравлениями – в декабре будет уже не до распространения нового выпуска, газета вывесит плакат «редакция закрыта – все ушли на сессию». Да и читателям в предновогодние недели уже будет не до газет, ибо  «живут студенты весело от сессии до сессии». Так что в календарном (но не учебном!) году мы прощаемся со своими читателями. В следующих выпусках вас ждет встреча с Михаилом Задорновым и еще мног интересного!

Что такое лекция?
Это передача информации из конспекта лектора в конспект студента без задержки в головах их обоих.

ДАЙДЖЕСТ «СТУДЕНЧЕСКОГО МЕРИДИАНА»
Вижу мой вопрос вас утомляет?
- Не вопрос, профессор, а ответ!

О чем вы думали, ничего не делая весь семестр?
- О том как поскорее сдать экзамены и перейти на другой курс.

Почему вы сидите на лекции с закрытыми глазами?
- От удовольствия!

Образовалась студенческая семья. Он спрашивает ее:
- Как будем жить?
- А как ты раньше жил?
- Сидел на шее у родителей.
- Тогда потеснишься.

Как тебе удалось на первенстве так далеко бросить ядро?
- Я представил что это учебник по политэкономии.

Почему вы спите на лекциях?
- Жаль попусту время терять.

Неужели за 3 месяца вы не успели написать курсовую работу?
- Ошибаетесь, , я не успел за  3 дня.

Почему этот студент отвечает с закрытыми глазами?
- Чтобы не видеть мучения преподавателя.

Опять вы не готовы к экзамену? Вы же обещали стать другим человеком!
- Я и стал, но и он оказался лентяем.

Из аудитории выбегает радостный студент:
- Ура! Сдал!
- Подождите,-  говорит профессор- надо отметить в зачетной книжке.
- Вечером отметим! – слышится уже за дверью.

Студент в поликлинике. Врач спрашивает:
- На что жалуетесь?
- Физика, начерталка.
- На что аллергия?
- На зам декана.

Экзамен – это беседа двух умных людей.
- А если один из них не совсем?..
- Другой не получит стипендии.

- Экзамен – спектакль, вы –актеры, я – зритель.
- А можно пригласить суфлера?

- Уважаемая, вы не имеете никакого представления о химии.
- Ошибаетесь! Иначе я не была бы блондинкой.

Экзамен по архитектуре, профессор спрашивает студента зачем в домах лестницы.
- Профессор, зачем такие интимные вопросы?

Все студенты делятся на 3 группы.
- те, кто учится с удовольствием
- те, кто учится без удовольствия
- те, кто с удовольствием не учится

 МОНА ЛИЗА СРЕДИ НАС. На вопрос как ей удалось поступить в университет,  она всем отвечала загадочной улыбкой.

ПАРАДОКС  юмор английских студентов
Чем больше мы учимся, тем больше мы знаем
Чем больше знаем, тем больше забываем.
Чем больше забываем, тем меньше знаем.
Чем меньше знаем, тем меньше забываем.
Чем меньше забываем, тем больше знаем.
Так зачем же мы учимся?..

Любовь – это болезнь, которая укладывает в постель – сказал студент.
Какая же это болезнь – возражает врач – если никто не хочет вылечиться? Это процесс.
Какой же это процесс – сказал юрист – если нет пострадавших и обе стороны довольны. Любовь – это искусство.
Какое же это искусство, если им заниматься может каждый – сказал художник – Любовь – это наука.
- Какая же это наука – сказал профессор – если студент  может, а я – нет?

Мне очень жаль, но в этом месяце я не смогу заплатить вам за комнату – сказал студент хозяйке.
- Вы это говорили и в прошлом месяце.
- И разве я не сдержал слово?

Ленин с Крупской:
- Наденька, давай еще раз.
- Не могу, Володя, я устала.
- Ну еще разок и будем спать.
- Ладно, давай. Хором :Вихри враждебные веют над нами...

2 стр
10 ЛЕТ СПУСТЯ
Это материалы стенгазеты  лаборатории АВТОМАТИКА ЛОКОМОТИВОВ за декбрь 1982 года, называлась она СОСУЛЬКА. Редколлегия состояла из 6 человек, как сотрудников, так , по всей видимости и студентов. Главным был Ю.М.Русаков, из института он несколько лет как ушел, поэтому и пришлось ограничиться дайджестом тех 2 выпусков, которые выискал Янис Эйдукс. Всякому, кто сможет предоставить хоть какую-то информацию о прошлом стенных газет, КВНов нашего института и т.п. редакция будет безмерно благодарна и тотчас увековечит на своих страницах!

Спецкор В.Н.Барщенков
    - Юрий Михайлович Русаков
С чем вы можете сравнить научных работников?
- Научный работник напоминает мне вулкан – среди них тоже больше бездействующих.
Что мешает ученым в их созидательном труде?
- Ничто так не отвлекает ученых, как преждевременное открытие буфета.
В чем залог успеха новых научных достижений?
- Все дело в том, чтобы новое успело победить прежде чем устареет.
Есть мнение, что место красит человека. Как вы к этому  относитесь?
- Не место красит человека, а рука.
Вы крупный организатор. В чем основная задача руководителя?
- Руководить – значит сдерживать эти наклонности в других.
Как вы понимаете славу?
- Слава – это когда  тебя знают те, кого ты не знаешь, а те кого ты знаешь, не хотят тебя знать.

Как известно, прошедшая зима была не снежной и не очень морозной. А произошло это в результате безответственного отношения отдельных осмотрщиков вагонов к выполнению своих должностных обязанностей и бесконтрольности руководителей вагонных депо и отделов вагонного хозяйства отдалений за работой смен пунктов технического обслуживания.

Начальнику лаборатории от инженера Пупкова В.В. Прошу предоставить мне очередной декретный отпуск, т.к. с момента поступления к вам на работу ни разу им не пользовался.

Исполняющий обязанности работника умственного труда.

В целях экономии дефицитной бумаги инженер Ложкин Т.Г. в письменном распорядении начальника «Выдать Ложкину бумагу – 2 стопки» регулярно вычеркивал слово «бумагу».

До выхода на подруб или подпил должен быть оставлен недопил, производить сквозной пропил дерева без недопила запрещается.

ДЕКАБРЬСКОЕ ИНТЕРМЕЦЦО

НОВЫЙ ГОД
Стол готовя, гостей мы встречали
И на праздника общем причале
Он для нас как Ноев ковчег.
А тем временем где-то
Хлопьями падает снег.

И на этом уже карнавале
Мы друг друга едва узнавали
И плыл люстры малиновый свет.
А тем временем где-то
Хлопьями падает снег.

Это счастье до странного просто,
В звонном шуме не слышатся тосты,
Как-то спутался времени бег.
А тем временем где-то
Хлопьями падает снег.
Падает, падает снег...

НОЧНОЙ ГОРОД
Островами плавучими тая,
В парки спеша налегке
В темноте вымирали трамваи
Где-то гремя вдалеке.

С тротуаров в мерцающем свете
Суета убирается прочь
Затянувшийся зимний вечер
Незаметно теряется в ночь.

И пустынен проспекта фарватер.
Средь домов ли, причалов речных
Одинокий троллейбус как катер
Мчит в каналах улиц ночных.

ЗИМНИЙ ВЕЧЕР
Зимний вечер синий-синий
Сединой на ветках иней
Средь теней неровных линий
Фонарей искрится свет.

Павший снег пушится тонко
Сквозь морозный воздух звонкий
Чей-то смех далекий ломкий
Долетает. Как во сне

Шмель огня свечи порхает
И мигает, замирает,
 И слезами воск стекает
Тени пляшут на стене.

И загадочны как в сказке
Эти святочные маски
И следы морозной ласки
Остаются на стекле.

ЛЮДИ, СОЗДАЮЩИЕ ФОЛЬКЛОР    ИГОРЬ ГУБЕРМАН
Его имя до сих пор малоизвестно интеллигенции и на то есть причины. В застойные годы его четверостишья моментально распространялись по всей стране, становясь фольклором, но мало кому был известен псевдоним автора – Игорь Гарик. Настоящее имя знали только друзья и хранили в тайне, отвечая любопытствующим «Слова народные, автор скоро выйдет на свободу.» Игорь Миронович Губерман родился в 1936 году, закончил МИИТ, отработал год на железной дороге. Так что с точки зрения нашей газеты недостаток в его биографии один – он москвич. В 1979 по сфабрикованному делу его посадили на 5 лет, а через 3 года после освобождения вызвали в МВД и сообщили, что принято решение о его выезде. Теперь он живет в Израиле, но в середине ноября этого года ему наконец-то удалось посетить Родину. Два его сборника вышли в свет только в этом году, в них более 1000 четверостиший, а всего у него их около 10 000. Творческий спектр его широк, выходило немало его объемных трудов в разных областях наук.

  Нет, весь я не умру,
Мой дух на сотни шуток
Рассыплется как в почву семена
И их от мудрецов до проституток
Растащит поговорками страна.

Из нас любой, пока не умер он
Себя слагает по частям
Из интеллекта, секса, юмора
И отношения к властям.

В любви прекрасны и томленье
И апогей, и утомленье.

Безгрешность в  чистом виде – шелуха,
От жизненного смысла холостая
Ведь нравственность, на знавшая греха
Всего лишь неудачливость простая.

Ах, юность, юность! Ради юбки
Самоотверженно и вдруг
Душа кидается в поступки,
Руководимые из брюк.

Красоток я любил не очень
И не за скудностью деньжат -
Красоток даже среда ночи
Волнует как они лежат.

В мужчине ум – решающая ценность
И сила, чтоб играла и кипела.
А в женщине пленяет нас душевность
И многие другие части тела.

Блестя глазами сокровенно,
Стыдясь вульгарности подруг
Девица ждет любви смиренно
Как муху робко ждет паук.

Бабы одеваются сейчас,
Помня, что слыхали от подружек:
Цель наряда женщины показ,
Что она и без него не хуже.

Душа у женщины легка,
Но вечно склонна к укоризне:
То нету в жизни мужика,
То есть мужик – но нету жизни.

В кругу семейства своего
Жила прекрасно с мужем  Дина
Тая от всех, кроме него
Что вышла замуж за кретина.

Владея чудным даром коллективным
Живет она как Ева после рая
На фиговом листке своем интимном
Автографы знакомых собирая.

Свежестью весны благоуханна,
Нежностью цветущая как сад
Дивной красотой сияла Ханна
20 килограмм тому назад.

Он даму держал на коленях
И тяжко дышалось ему
Есть женщины в русских  селеньях –
Не по плечу одному.

У целомудренных особ
Путем таинственных течений
Прокисший зря любовный сок
Идет в кефир нравоучений.

Старушка – воплощенное приличие,
Но в память, что она была лиха
Похоже ее сморщенное личико
На спекшееся яблоко греха.

Носишь радостную морду
И не знаешь что позор
При таких широких бедрах
Такой узкий кругозор.

Ребро Адаму вырезать пришлось
И женщину господь из кости создал:
Ребро была единственная кость
Лишенная какого-либо мозга.

Женщиной славно от века
То чем прекрасна семья.
Женщина – друг человека,
Даже когда она свинья.

Мужчина – хам, зануда, деспот,
Мерзавец, скряга и тупица.
Чтоб это стало нам известно
Нам просто следует жениться.

Завел семью. Родились дети.
Скитаюсь в поисках монет.
Без женщин жить нельзя на свете
А с ними вовсе жизни нет.

Был холост – снились одалиски,
Вакханки, шлюхи, гейши, киски.
Теперь со мной живет жена,
А ночью снится тишина.

Хвалите, бабы, мужиков.
Мужик за похвалу
Достанет месяц с облаков
и пыль сметет в углу.

С годами тело тяжелей,
Хотя и пьем из меньших кружек
И высох напрочь дивный клей
Которым клеили подружек.

Не грусти, что мы сохнем, старик.
Мир останется сочным и дерзким.
Всюду слышится девичий крик,
Через миг становящийся женским.

3стр
ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ГАЛИЧА 19.11.1918 – 15.12.1977
15 декабря исполняется 15 лет со дня смерти

Песни на его стихи слышали, пожалуй все. Из «Огнива» с Олегом Далем в главной роли или «Трубачи» из «О бедном гусаре замолвите слово». В титрах песня значилась как народная, так что неудивительно, что автор остался в тени. В краткой литературной энциклопедии 1964 он отмечен как автор многих известных пьес, двух сценариев к кинофильмам и популярных песен о молодежи, написанных начиная с 1946 года. Родился в Екатеринославе (Днепропетровске).
   Но одной из самйх ярких драматических личностей в нашей современной культуре он стал как бард, чьи баллады разлетались из московских кухонь по всей стране. Как диссидент, друг и соратник Сахарова. На эту стезю Александр Аркадьевич Гинзбург (его настоящая фамилия) встал в 1961, написав в поезде Ленинград-Москва «Леночку». Следующие 2 творения этого года были уже едкой сатирой «Тонечка» и «За семью заборами». Кстати, псевдоним взятый им еще в бытность благополучного драматурга появился благодаря тому, что у него была в нашем городе хорошая знакомая по имени Галя. Это рассказала в одной из телепередач его дочь от первого брака Александра Архангельская-Галич.

Для тех, кто плохо знаком с творчеством Галича – это как бы его визитка, такде как «Охота на волков»у Высочкого или «Рождественский романс» у Бродского.

О том, как Клим Петрович выступал на митинге в защиту мира

У жене моей спросите, у Даши,
У сестре ее спросите, у Клавки,
Ну, ни капельки я не был поддавши,
Разве только что - маленько - с поправки!
Я культурно проводил воскресенье,
Я помылся и попарился в баньке,
 А к обеду, как сошлась моя семья,
Начались у нас подначки да байки!
Только принял я грамм сто, для почина
(Ну, не более, чем сто, чтоб я помер!),
 Вижу - к дому подъезжает машина,
И гляжу - на ней обкомовский номер!
Ну, я на крылечко - мол, что за гость, Кого привезли, не чеха ли?! А там - порученец, чернильный гвоздь,
"Сидай, - говорит,- поехали!"
 Ну, ежели зовут меня, То - майна-вира!
 В ДК идет заутреня В защиту мира!
 И Первый там, и прочие - из области.
Ну, сажусь я порученцу на ноги,
 Он - листок мне, Я и тут не перечу.
 "Ознакомься,- говорит,- по дороге
Со своею выдающейся речью!"
Ладно - мыслю - набивай себе цену,
Я ж в зачтениях мастак, слава Богу!
Приезжаем, прохожу я на сцену,
И сажусь со всей культурностью сбоку.
Вот моргает мне, гляжу, председатель:
Мол, скажи свое рабочее слово!
 Выхожу я, И не дробно, как дятел,
А неспешно говорю и сурово:
"Израильская,- говорю,- военщина
Известна всему свету!
Как мать, - говорю,- и как женщина
Требую их к ответу!
 Который год я вдовая,
Все счастье - мимо,
Но я стоять готовая
За дело мира!
Как мать вам заявляю и как женщина!..
" Тут отвисла у меня, прямо, челюсть,
Ведь бывают же такие промашки!
- Этот сучий сын, пижон-порученец
Перепутал в суматохе бумажки!
И не знаю - продолжать или кончить,
В зале, вроде, ни смешочков, ни вою...
 Первый тоже, вижу, рожи не корчит,
А кивает мне своей головою!
Ну, и дал я тут галопом - по фразам,
(Слава Богу, завсегда все и то же!)
А как кончил - Все захлопали разом,
Первый тоже - лично - сдвинул ладоши.
 Опосля зазвал в свою вотчину
И сказал при всем окружении:
"Хорошо, брат, ты им дал, по-рабочему!
Очень верно осветил положение!"...

В 1964 Галич уже обосновался в новом для себя жанре. К моменту его единственного официального выступления в студгородке Новосибирска (там он исполнил Памяти Пастернака, Подражание Беранже и Посвящение Блоку). У него уже 70 песен. Хотя Глаич выступает только на квартирах в узком кругу знакомых, тайное для властей становится явным и с 1971 года его исключают из всех творческих союзов, в союзе писателей исключили даже из Литфонда (такому при гонениях не подвергли даже Пастернака) До 1974 ему, бедствуя все же удается удерживаться на Родине, но 21 июня его все-таки вынуждают уехать. Интеллигенция западноевропейских стран встретила его восторженно, выступления прошли с триумфом. Галич поселился в Норвегии, потом переехал в Париж, где дома его постигла трагически нелепая смерть от удара электрическим током. Сердце у него было слабое еще с юности. Похоронен в Париже на православном кладбище Сент-Женевьев де Буа рядом с Буниным и Тэффи. Со дня похорон Шаляпина на панихиде не было столько молящихся.

КАК ОДНА ПРИНЦЕССА 2 РАЗА В МЕСЯЦ ПРИХОДИЛА ПОУЖИНАТЬ В РЕСТОРАН «ДИНАМО»
   "...И медленно, пройдя меж пьяными,
          Всегда без спутников, одна..."         (А.Блок)

Кивал с эстрады ей трубач,
Сипел трубой, как в насморке.
Он и прозвал её, трепач,
Принцессой с Нижней Масловки.
Он подтянул, трепач, штаны
И выдал румбу с перчиком,
А ей, принцессе, хоть бы хны,
Едва качнула плечиком:
Мол, только пальцем поманю —
Слетятся сотни соколов...
И села, и прочла меню,
И выбрала — бефстроганов.

     И все бухие пролетарии,
     Все тунеядцы и жульё,
     Как на комету в планетарии,
     Глядели, суки, на неё...

     Румба, та-да-ра-да-ра-да-ра-да,
     Румба, та-да-ра-да-ра-да-ра!

Бабье вокруг, издавши стон,
Пошло махать платочками,
Она ж, как леди Гамильтон,
Пила ситро глоточками.
Бабье вокруг — сплошной собес! -
Воздев, как пики, вилочки,
Рубают водку под супец,
Шампанское под килечки.
И, сталь коронок заголя,
Расправой бредят скорою:
Ах, эту б дочку короля
Шарахнуть бы "Авророю"!

     И все бухие пролетарии,
     Смирив идейные сердца,
     Готовы к праведной баталии
     И к штурму Зимнего дворца!

     Румба, та-да-ра-да-ра-да-ра-да,
     Румба, та-да-ра-да-ра-да-ра!

Душнеет в зале, как в метро,
От пергидрольных локонов.
Принцесса выпила ситро
И съела свой бефстроганов.
И вновь таращится бабье
На стать её картинную —
На узком пальце у нее
Кольцо за два с полтиною.
А время подлое течёт,
И, зал пройдя, как пасеку,
Шестёрка ей приносит счёт —
И всё, и крышка празднику!

     А между тем пила и кушала,
     Вложив всю душу в сей процесс,
     Благополучнейшая шушера,
     Не признающая принцесс.

     Румба, та-да-ра-да-ра-да-ра-да,
     Румба, та-да-ра-да-ра-да-ра!

...Держись, держись, держись, держись,
Крепись и чисти перышки!
Такая жизнь - плохая жизнь -
У современной Золушки.
Не ждет на улице ее
С каретой фея крестная...
Жует бабье, сопит бабье,
Придумывает грозное!
А ей не царство на веку -
Посулы да побасенки,
А там - вались по холодку,
"Принцесса" с Нижней Масловки!

     И вот она идет меж столиков
     В своем костюмчике джерси...
     Ах, ей далеко до Сокольников,
     Ай, ей не хватит на такси!

     Румба, та-да-ра-да-ра-да-ра-да,
     Румба, та-да-ра-да-ра-да-ра!

1967
 



Ты не часто мне снишься, мой Отчий Дом,
Золотой мой, недолгий век.
Но все то, что случится со мной потом, -
Все отсюда берет разбег!

Здесь однажды очнулся я, сын земной,
И в глазах моих свет возник.
Здесь мой первый гром говорил со мной,
И я понял его язык.

Как же странно мне было, мой Отчий Дом,
Когда Некто с пустым лицом
Мне сказал, усмехнувшись, что в доме том
Я не сыном был, а жильцом.

Угловым жильцом, что копит деньгу -
Расплатиться за хлеб и кров.
Он копит деньгу и всегда в долгу,
И не вырвется из долгов!

- А в сыновней верности в мире сем
Клялись многие - и не раз! -
Так сказал мне Некто с пустым лицом
И прищурил свинцовый глаз.

И добавил:
- А впрочем, слукавь, солги -
Может, вымолишь тишь да гладь!..
Но уж если я должен платить долги,
То зачем же при этом лгать?!

И пускай я гроши наскребу с трудом,
И пускай велика цена -
Кредитор мой суровый, мой Отчий Дом,
Я с тобой расплачусь сполна!

Но когда под грохот чужих подков
Грянет свет роковой зари -
Я уйду, свободный от всех долгов,
И назад меня не зови.

Не зови вызволять тебя из огня,
Не зови разделить беду.
Не зови меня!
Не зови меня...
Не зови -
Я и так приду!

И ВСЕ ЖЕ НА МОЙ ВЗГЛЯД ОТНОСИТЬ Галича к бардам не совсем верно, из созданного им, именно песен мало, в основном мелодекламация. Значительная часть того, что вписывается в жанр песни собрана на его единственной прижизненной пластинке, выпущенной в 1975 в Норвегии, с аранжировкой небольшого оркестра. На нем только одна песня, написанная в эмиграции, на мотив прощанья славянки, текст ее известен мало кому даже из серьезных почитателей Галича. Ни в один из 4 вышедших у нас в последнее время сборников он не вошел.

Снова даль предо мной неоглядная,
Ширь степная и неба лазурь.
Не грусти ж ты, моя ненаглядная,
И бровей своих темных не хмурь!

Припев:
Вперед, за взводом взвод,
Труба боевая зовет!
Пришёл из Ставки
Приказ к отправке -
И, значит, нам пора в поход!

В утро дымное, в сумерки ранние,
Под смешки и под пушечный бах
Уходили мы в бой и в изгнание
С этим маршем на пыльных губах.

Припев.

Не грустите ж о нас, наши милые,
Там, далеко, в родимом краю!
Мы все те же - домашние, мирные,
Хоть шагаем в солдатском строю.

Припев.

Будут зори сменяться закатами,
Будет солнце катиться в зенит.
Умирать нам, солдатам - солдатами,
Воскресать нам - одетым в гранит.

Припев.

Поэта не отличала плодовитость – им создано за диссидентский период около 200 стихотворений, но среди почти нет таких, которые можно было бы назвать проходными или неудачными.

За помощь в работе над статьей благодарю Леонида Федоринова (Т-801)


Стр 4
ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЕРМАНСКОГО ПОХОДА
1.4. ТРИ ДНЯ В ТЮРИНГИИ
1.4.1  ГОРОД НЕНАПИСАННЫХ ГЕРОЕВ.
Эрфурт понравился больше всех, даже полюбился. На это были и объективные причины: погода хорошая, город маленький и уютный (всего 200 000 жителей) пройти его вдоль и поперек можно за час. В отличие от многих немецких городов здесь сохранили старую архитектуру даже в жилых застройках. Прием был радушный, ибо здесь жил пригласивший меня немец. О моей приезде в его семье знали заранее, поэтому то, что он вернулся с работы вечером позже, чем я объявился у него дома недоразумений не вызвало.
    Главе семейства с типичной немецкой фамилией Мюллер было 37 лет, в 4комнатной квартире с ним жили жена, сын 15 лет и 12летняя дочь, а также теша. Шестым членом семьи являлось домашнее животное называемое «кэтце», на вид очень похожее на кошку. Этой дымчато-серой хвостатой подружке было уделено целых 2 альбома фотографий. Понаснимали их за те полгода, которые она живет в доме. Глядя на изумительные по цвету, но часто смазанные или не в фокусе снимки с более чем любительской компоновкой в кадре я с усмешкой думал, что мне такого количества изображений не удостоиться и за всю жизнь. Герр Мюллер работал программистом, получая на руки 2300, его жена на полставки машинисткой за 1000 в месяц, то тем не мене за год немецкого единства они приобрели за 20000 новенькую «тойоту» на которой в следующий вечер покатали по окрестностям города. Стоит ли говорить, что в ФРГ даже проселочные дороги гладкие как зеркало! Принимали Мюллеры по домашнему, в отличие от Дрездена здесь я себя чувствовал обычным гостем а не экзотическим десертом. Можно было впервые за поездку расслабиться.
   Мюллер-младший уже успел объездить полдюжины стран и только пару городов у себя на Родине. Для немцев, причем всех возрастов, такой расклад туристских маршрутов типичный. Так что по окончании вояжа я мог считать что знаю Германию лучше большинства ее жителей.
   Меня устроили в гостиной на раскладной диван, из которого на ночь получалась 2спальная кровать. Мюллер показал мне она раскладывается на одной половине, я стал раскладывать вторую по образу и подобию, на что тот усмехнулся и спросил: «Герр Кондратьев еще кого-то ждет?» А герр Кондратьев просто малость тормознул. Это была единственная шутка, которую я услышал за все время поездки. Не сказал бы что у немцев нет чувства юмора – но выдать свой перл им не свойственно.
    Как символ нашего города – контуры Петропавловки, так Эрфурта – контуры Собора и Северинкирхе.  Строения впечатляют как по декору, так и габаритам – чтобы вписать их в кадр пришлось сместиться на другой край центральной площади. На ней торговали какие-то вьетнамцеобразные существа, в частности, ножиками на кнопках по 5 марок. Я было прельстился, но когда поднес его к краю коробки и нажал кнопку, пружина от удара о картон сломалась. Благо торговец ничего не понял, а то бы на всю площадь разнеслось его злобное мяуканье. Музейчик в Эрфурте оказался немногим лучше краеведческого из райцентра, экспозиция которого встречает зубом неандертальца и фотографией Ленина.

1.4.2  ВЕЙМАР  (21.10.1991)
Закончил в полудню прогулку по Эрфурту сделал вылазку в Ваймар, находящийся в 30 минутах езды на поезде. Он в 4 раза меньше Эрфурта, но имеет 2 достопримечательности: летний домик Гете и картинную галерею. Экспозиция в основном из средневековых картин и икон, крупнейшее в ФРГ собрание Лукаса Кранаха-младшего (1515-1586) и 2 Дюрера. Альбрехт Дюрер  (1471-1528) сыграл в немецкой живописи такую же роль, как Пушкин в русской поэзии. Его работы были живее и современнее, чем у Кранаха, он вдохнул чувства и колорит жизни в религиозно-холодное до него изобразительное искусство.
   У замка раскинулся Ильм-парк, в глубине которого стоял домик Гете, на первый взгляд похожий на голубятню.: маленький, 2этажный. Входной билет стоил 4 марки (в галерею всего 2!). Мал золотник, да дорог.
    Представители советской литературы в один голос восхищались демократичностью устройства дачи-музея Чехова в Ялте. Ах, как будто он только отлучился! А зайти там было модно только на пятачок, обтянутый веревочками, дабы случайно гость не сел на диван обождать возвращения хозяина. Здесь – все на доверии к посетителям и на скамейку, идущую по диагонали от встроенного в угол столика (любимое место работы поэта) никто а-ля Гете как в седло не садился.
   Экскурсия закончилась. Поезд на Эрфурт моментально разогнался. Не знаю, проходят ли их будущие железнодорожные инженеры САПР и динамику вагонов, но читать можно без всякого вреда для зрения. В окне мелькали деревья, так похожие на наши, строгие очертания аккуратно убранных немецких полей, на которых явно не запахивали капусту назло «шефам» из города.

22.10.1991
Наметил набег в Айзенах, к замку Вартбург, решив попробовать для экономии транспортных расходов в дальнейшем автостоп. Расстояние в 50 км для репетиции как раз. С погодой не повезло – с утра занудил дождь. Проторчав зазря на шоссе около часа понял, что уже достаточно вымок, чтобы вернуться восвояси. За весь день возлегая на диване утрудил себя лишь просмотром каталога Отто и выбором маршрута вторжения в Западную Германию. Из двух южных земель база была лишь в Штутгарте и то весьма сомнительная. Кроме того, денег на проезд могло бы не хватить. В общем решил, что пора в отход на север.

1.4.3  ИДИ НА Х В АЙЗЕНАХ (23.10.1991)
Преимущество немецких железнодорожных билетов – годность на несколько дней, при переезде их пункта А в пункт Б можно задержаться на в одном или нескольких промежуточных пунктах. Чем я и воспользовался. Конечная цель – Вальдкаппель, а промежуточная «непокорный» Айзенах.
   Замок на окраине города, на поросшей лесом горе.  К ней по шоссе от подножья ходили поезда Пионербана – состав в несколько вагончиков с паровозообразным тягачом – по сути маршрутка. На стоянке выжидали клиентов такси – несколько «вартбургов».  Их как раз делают в Айзенахе. С плакатом на каждом «в Вартбург на Вартбурге». Я предпочел подняться по лесной тропинке. День был туманный, а замок и вовсе был затянут седой дымкой, что ему, кстати, очень идет.
   Собрав группу парень лет 30 начал экскурсию. С каким акцентом он говорил – не знаю, но трансформировать в нормальный немецкий его увлекательный рассказ я был не в силах. Во втором зале попросил его говорить помедленнее. Он же, узнав откуда я, пока группа перетекала из зала в зал, сбегал куда-то и принес мне проспект «Экскурсия по дворцу» на русском, изданный еще в ГДР и, опередив мое возможное замешательство, сказал: «Бесплатно».  Стало ясно, что замок был основан 1067 году Людвигом Прыгунов, а Палас, по которому нас водили, построили столетием позже. С 1777 в замке неоднократно бывал Гете , ему принадлежала идея устроить здесь музей. Вартбург всю свою историю был одним из культурных центров Германии. Статус музея получил в 1890 и с тех пор его посетило 30 млн туристов.
   Экскурсия закончилась. Туристы, выходя по одному через дверь, выражали признательность экскурсоводу монетами от 1 до 5 марок. Примечательно с каким достоинством это делалось. Он стоял чуть справа от выходящих и все желающие могли сунуть ему в левый карман джинсов или в полусжатые в кулак пальцы левой руки, некоторые отделывались устными благодарностями, что тоже воспринималось нормально. Заметив меня,  он как бы невзначай деликатно отвернулся в сторону. На будущее решил чтобы недорого поддерживать свой престиж – давать на чай нашими монетами. Кстати, нынешняя пятирублевка по размеру почти совпадает с их 1 маркой...

Подп. В печать 24.11.92
, тираж - 500 экз. цена 5 рубля (в  «БерезкаХ» УЖЕ 0,015 доллара США)
ГЛ.РЕДАКТОР  (И АВТОР) ГАЗЕТЫ Петр Кондратьев ст.экспедитор – Янис Эйдукс


Рецензии