Никто не знает, откуда ему прилетит

 
И понял, что я заблудился навеки
В слепых переходах пространств и времен,
А где-то струятся родимые реки,
К которым мне путь навсегда запрещен.
    Н. Гумилев

Ореховый бульвар, дом 25, Москва.
После восемнадцати часов вечера менеджер Инга Иванушкина потушила свет внутри офиса, вышла из «Пикара», закрыла на ключ дверь и опустила коричневые металлические жалюзи. Инга с дамской сумочкой подошла к черному джипу на улице, пикнула брелком и села во внедорожник «мицубиши-паджеро». Инга выехала по Рублевскому шоссе на МКАД. Черный джип «мицубиши» промчался по кольцевой дороге до развязки и свернул на Бесединское шоссе. После примерно часовой езды Инга остановила машину возле двенадцатиэтажной жилой башни на Ореховом бульваре и вошла в бетонное здание, похожее на кукурузный початок. Весь этот путь за «мицубиши-паджеро» двадцатипятилетней девушки следовал автомобиль наружки ГРУ «шевроле». Два сотрудника Службы получили задание неусыпно бдить за менеджером Ингой и докладывать о всех контактах последней. Машина с топтунами проводила девушку до дома под номером «25» и припарковалась у тротуара во дворе напротив подъезда. Ничто не предвещало опасного поворота со смертельным исходом.
В квартире на седьмом этаже высотки Ингу ждал обаятельный мужчина чуть выше среднего роста с пшеничными волосами, в рыжем свитере и джинсах. Это был сорокатрехлетний агент Театра в Москве «Тридцать четыре» или Москвич. На вешалке в прихожей висела его мешковатая теплая синтетическая куртка с капюшоном. Инга открыла дверь ключом, вошла в предбанник и сразу обрадовалась – она определила по наличию куртки, что к ней пожаловал долгожданный гость, ее загадочный любовник Андрей Федоров. У него был ключ от квартиры. Страстная связь менеджера «Пикара» Иванушкиной и Москвича длилась уже больше трех лет. 
Москвич появился в прихожей с пестрым букетом астр, хризантем и гладиолусов.
- Та-да-да-дам! – «Тридцать четыре» галантно поухаживал за дамой, повесил ее пальто на вешалку и вручил цветы.
- Ой! Андрей, ты наконец пришел. Мне надо рассказать тебе массу вещей! - Инга воскликнула и приняла цветы.
Гость чмокнул ее в щеку и легкомысленно спросил: - Что, моя милая Ингочка? Что-нибудь случилось из ряда вон?
Лицо Андрея было приятное, синеватое от бритья и, как всегда, чуточку таинственное, в глазках прыгали веселые бесенята.
- Да нет, все нормально, – Она пожала плечами и прошла в комнату. Единственная комната квартиры была одновременно и гостиной и спальней. – Ой, Андрей, а в честь чего у нас праздник?
Стол под белой скатертью в центре гостиной был сервирован на две персоны. В середине столешницы гордо стояли бутылки коньяка и шампанского. Вокруг алкоголя расположились фаянсовые пиалы с зернистой икрой, голландским сыром, салатами из креветок и оливье.
- Я в отпаде! Ты сегодня решил меня побаловать – каждый день бы так! - Инга вытащила из серванта вазу, сходила в кухню, вернулась с вазой, наполненной водой. Она поставила цветы в сосуд. Раскидистый букет украсил стол.
Москвич врубил музыкальный центр «Панасоник». В комнате негромко зазвучала мелодичная попса. Андрей налил коньяк «Наполеон» в пузатый бокал. Он подвинул к девушке фужер, себе плеснул минералки в стакан.
- С удачным завершением трудового будня! – Андрей провозгласил тост и чокнулся с Ингой.
- Может, ты тоже жахнешь, Андрей? – Инга замахнула залпом все сто грамм коньяка. – А то я сейчас опьянею и грубо тебя изнасилую. Понял?
- Инга, ты же знаешь, с моей гипертонией я пить не могу. У меня скакнет давление, закружится голова, - Москвич мягко возразил, налил ей еще янтарного напитка «Наполеона» и подвинул к подружке черную игру.
- Ну, как хочешь, - Инга с удовольствием выпила и второй бокал. Она принялась с аппетитом поглощать ложкой икру с хлебом. Раскрасневшаяся от спиртного девушка забарабанила своими новостями: - Довожу главное до твоих ушек. Я съездила в Крокус-Сити. Выкупила нам билеты на Ариану Гранде. Представляешь, цены бешеные, а уже все билеты расхватали!
- А народ жалуется, что плохо живет. И когда концерт?
- Ой, еще не скоро – 15 декабря.
- Сколько там денег? Давай я возмещу тебе убыток.
- Андрей, ты и так закидал меня подарками, как арабский шейх! Целый холодильник жратвы приволок! Отдашь натурой, понял?
- Даже не знаю, что вам ответить, гражданка Иванушкина. О! Чуть не забыл, я тут по случаю прикупил вам тулуп к зиме, чтобы вашей попке было тепло. Та-да-дам! – Москвич, как фокусник, выдернул из-за плотной оконной шторы верхнюю одежду в прозрачном чехле.
Инга сразу соскочила со стула, выдернула из чехла пушистую шубу-миди и зашлась в диком восторженном крике: - Андрей! Я тебя обожаю!! Я как раз мечтала о такой красоте. Ой! Да это же норка! Андрейка, ты с ума сошел! Она же стоит не меньше ста штук!!
Какая представительница прекрасного пола не бредит в снах о роскошной шубе в своем гардеробе? Такая вещь способна подчеркнуть статус и одновременно придать удивительную женственность и романтичность своей обладательнице и никогда не выйдет из моды. Крупная рельефная Инга мгновенно влезла в натуральную шубу, мерцавшую огненными искрами под светом хрустальной люстры. Инга была на седьмом небе от небывалого счастья! Она вертелась перед зеркалами трельяжа и наслаждалась волшебным видением своих прелестей в нежном блестящем каштановом меху. Инга щебетала без умолку: - Андрей, ты мой самый любимый! Норка – это же не какой-то там мутон. Ну, ты меня потряс! Купил манто за сто штучек!! Я завтра же надену обнову и заявлюсь так в «Пикар». Пусть все сдохнут от зависти! Особенно краля Сидомонидзе Нинка!
- Брось, Ингочка, архалук не дороже денег. Для тебя мне ничего не жалко. И вообще я делаю тебе официальное предложение, - Москвич встал на колени и приложил правую руку к груди. – Инга, ты выйдешь за меня непутевого?
- Конечно, Андрейка! – Инга бросила шубу на тахту, тоже плюхнулась на колени и жадно впилась ртом в его губы. Она запустила свой язык ему аж в гортань.
- Инга, подожди, я задохнусь, - Андрей встал и помог подняться Инге с паркетного пола. 
Она вдруг бессильно зашаталась и неуклюже уселась на тахту.
- Ой, что-то меня разморило, - Инга приложила ко лбу тыльную сторону ладони, рассеянно провела рукой по лицу и растянулась во весь рост на ложе с ворсистым покрывалом. – Устала что-то я сегодня…
- Конечно, отдохни, Ингочка. Ужин никуда не убежит. Продолжим праздничать потом, - Москвич нежно проворковал, подсунув подушку ей под голову.   
Она, уже совсем сонная, продолжала бормотать: - Да, Андрей! Ты же просил всё отмечать, подмечать. Я все время поглядывала в окно, как ты велел. И я срисовала серую «тойоту». Всю дорогу стоит у детсада в метрах пятидесяти. Как будто сидящие там наблюдают за нашим входом: кто входит и выходит.
- И что дальше?
- Ой! Я же про это совсем забыла… Я, когда поехала после арбайты в Крокус за билетами, то опять увидала вроде ту же машинку. Тойота» шла за мной, как приклеенная. Не очень плотно, на расстоянии. Это, наверно, конкуренты нашего шефа. Нашего Сидомонидзе хотят обанкротить и сожрать, поглотить его «Пикар» на фиг, вот что я думаю…
- И что? Они довели тебя до дома?
- Да, дорогой. Пёрлись за мной до самой Красногвардейской. Представляешь?!.
Инга наконец замолчала, пожевала губами и ровно задышала в химическом сне. Андрей заботливо укрыл подружку роскошной норковой шубкой. Перед приходом Инги Москвич зарядил коньяк солидной дозой барбитурата. Снотворное подействовало с некоторым опозданием, потому что очаровательная девушка была довольно дородной, с широкой костью.
Москвич с липовым именем Андрей бросил взгляд на свои часы Swiss military. Стрелки на кварцевом швейцарском хронометре показывали девять часов вечера. Андрей принес из коридора черный рюкзак, выложил на стол медицинский пенал. Москвич вынул дрожащими руками из открытой продолговатой коробочки одноразовый шприц с колпачком. Пластиковый цилиндр на пять миллилитров был заполнен препаратом из трех компонентов: валиум, демирол и лизин. Яд лизин вызывал остановку сердца и за шесть часов полностью распадался в организме.
Инга крепко спала на боку, шумно посапывая сопливым носом. Москвич примерился, зажмурился и воткнул ей в шею тонкую иголку шприца с бесцветным препаратом. Плунжер вогнал в спящую Иванушкину три куба коктейля. Огненная волна разошлась внутри полного тела девушки. Иванушкина захрипела, в ее горле что-то несвязно забулькало. Она широко распахнула глаза, повернула лицо и потянулась рукой к своему убийце, пытаясь схватить пальцами предательский шприц. Андрей в ужасе отшатнулся и свалился на пол. Сердце Инги больно сжалось в последний раз и остановилось… Мертвая Инга лежала на тахте с вылезшими из орбит глазами, раскинув белые пухлые руки, наполовину прикрытая блестящей норковой шубкой.
Андрей сидел на паркете и лихорадочно тер виски. У него моментально подскочило давление. Голову сжал железный обруч боли. Белый потолок комнаты вдруг стал грандиозно расширяться в масштабах и медленно надвигаться сверху многотонной бетонной тяжестью, несомненно собираясь раздавить в лепешку маленького блондинчика на полу. В ушах Андрея появился щемящий нарастающий тревожный вой, в глазах Андрея комната окрасилась фантастическими багрово-зелеными всполохами и вообще закружилась по часовой стрелке. Противный звук в ушах нарастал, верчение комнаты убыстрялось, к горлу снизу подкатилась тошнота… Андрей выплюнул гадкую вонючую жижу, хлынувшую из самых далеких недр желудка… Андрей в ужасе захлопнул веки, прижал к ушам ладони, завернул внутрь губы и вцепился в них зубами… В голове наступила беспросветная чернота, слуховая галлюцинация стала медленно сходить на нет. Андрей распахнул рот и принялся жадно хватать ртом воздух. Целую минуту он восстанавливал дыхание. Не открывая глаз, Андрей достал из кармана брюк упаковку метопропола, проглотил сразу две таблетки. Еще через минуту в гудящий больной мозг яростно закололи миллионы иголочек. И сразу вроде полегчало, боль в голове стала таять, она утекла вниз по телу и вообще улеглась…
Андрей недоверчиво прислушался к своему хрупкому, уже терпимому, но еще вибрирующему состоянию. Он замер на полу, привалившись спиной к тахте с мертвой подружкой. «Только не смотри на неё, - Андрей приказал сам себе, - а то опять всё начнется…»
Жестокий приступ гипертонии отступил. Андрей еще в страхе приоткрыл глаза… Фуф, все прошло. Потолок вернулся на свое законное место вверху, картинка перед глазами была обычная, без всяких потусторонних видений.
Москвич тяжело поднялся, и медленно подошел к окну, шаркая домашними шлепками. Он немного раздвинул шторы и прижал горячий лоб к ледяному стеклу.
Внизу, под многоэтажной башней в виде кукурузного початка горели фонари. В желтых снопах света сверкали падающие с неба капли дождя.
Полночи «Тридцать четыре» стирал свои отпечатки пальцев и потовые, органические выделения блузками, порезанными на тряпки вещами Инги, которые Москвич щедро пропитывал ацетоном. Надев хирургические перчатки, он методично обрабатывал поверхности ручек дверей, столы, подоконники, спинки стульев, дверные косяки, паркет возле тахты. Вся квартира Иванушкиной должна была стать стерильно чистой. Никаких следов пребывания Москвича в квартире не должно было достаться следствию. Ведь в случае его поимки - не дай Бог! – следаки Конторы могли предъявить Москвичу, кроме измены Родины, еще и статью 105 УК РФ «Умышленное убийство».

Вы прочли отрывок из моего шпионского триллера «Итальянское убийство».

Книги владикавказского писателя Виктора Буйвидаса
Блог Буйвидаса: https://buividas93.livejournal.com/
Итальянское убийство: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/italyanskoe-ubiystvo/
Пробивка: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/probivka/
Пьеса для шпионки: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/pesa-dlya-shpionki/
Тройной капкан: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/troynoy-kapkan/
Угол смерти: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/ugol-smerti/
Формула удачи: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/formula-udachi/
Сумасшедшее рандеву: Книги на всемирном Amazon: https://www.amazon.com/   


Рецензии