белый плач чёрной моли

*
Есть такая щемящая белогвардейская песенка, жестокий романс:

        Не смотрите вы так сквозь прищуренный глаз,
        Джентльмены, бароны и леди.
        Я за двадцать минут опьянеть не смогла
        От бокала холодного бренди.

               Ведь я институтка, я дочь камергера,
               Я чёрная моль, я летучая мышь.
               Вино и мужчины - моя атмосфера.
               Приют эмигрантов - свободный Париж!

        Мой отец в октябре убежать не сумел,
        Но для белых он сделал немало.
        Срок пришел, и холодное слово «расстрел» -
        Прозвучал приговор трибунала.

              И вот, я проститутка, я фея из бара,
              Я чёрная моль, я летучая мышь.
              Вино и мужчины - моя атмосфера,
              Приют эмигрантов - свободный Париж!

      Я сказала полковнику: - Нате, возьмите!
      Ведь не донской же «валютой» за это платить,
      Вы мне франками, сэр, за любовь заплатите,
      А всё остальное - дорожная пыль.

             И вот, я проститутка, я фея из бара,
             Я чёрная моль, я летучая мышь.
             Вино и мужчины - моя атмосфера.
             Приют эмигрантов - свободный Париж!

ну и так далее, ещё один куплет и припев.      
*
Ну, прям белогвардейский плач Ярославны.
О расстрелянном отце девушка слёзно скорбит,
и о себе девушка плачет -
вынуждена торговать телом в изгнании и замуж её теперь никто не возьмёт -
да так заразительно, что жалко нам её
и тоже невольно хочется плакать
и о ней,
и почему-то о нас,
особенно когда тоже выпьем.
*
А ещё о России девушка плачет,
о той России, с Царём и затерянными в кустах душистой сирени уютными дворянскими усадебками
с белыми, берендящими душу колоннами,
которую, как говорил режиссёр Говорухин-старший,
«мы потеряли»,
где счастливо улыбающийся народ ел с утра чёрную икру лаптями
и водка стоила три рубля…
(мхатовская пауза)
ведро!
Бурные аплодисменты…
*
Но это аплодисменты сквозь слёзы –
вместе с девушкой-курсисткой-проституткой хочется поплакать и о несчастной изгойной нашей эмиграции
без дома, без родины,
и о нашей России,
за сто лет трижды дотла разграбленной –
и большевичками, и немцами-освободителями и так называемыми олигархами,
но…
что-то тут не то…
*
Романс приписывают поэтессе с эмигрантской судьбой Марии Веге (Марии Волынцевой, по второму мужу Ланг),
хоть ни в одном из четырёх её сборников, изданных за границей этого романса нет,
да и стиль явно не тот,
что напрочь отвергает её авторство.
Но речь не об авторстве,
речь о драматургии…
*
…сюжет прост и трагичен:
вечер, Париж, некий vipкабак, где величественно снуют «бароны и леди» с папиросками в длиннющих мундштуках,
все в боа и ощипанных перьях,
и девушка-эмигрантка из России вынуждена служить в этом аду штатной проституткой.
И некто высокомерный, в смокинге с бабочкой, клиент-полковник с «прищуром глаз»,
вот уже «20 минут» поит девушку бренди со льдом –
напитком, скорее, мужским, чем женским
и тот, кто думает, что бренди родственен коньяку –
сильно ошибается,
ибо бренди  ближе родственнику своему самогону.
При этом «сэр» с бабочкой - норовит расплатиться с девушкой «донской валютой» -
белогвардейскими деньгами, бывшими в обращении в России в 1918-1920 годах и прекратившими своё существование,
а уж после повального бегства белых из Крыма в 1922-ом,
в Париже и вовсе имевшими цену макулатуры.
Девушка, естественно, торгуется и хочет получить не в фантиках, а в твёрдой валюте.
Вероятно, по этой напряжной причине она не пьянеет,
но почему-то начинает свою исповедь,
что обычно свойственно подвыпившим
и начинает плакать…
*
… девушка плачет о своей судьбине -
она изгой, эмигрантка, vipвлачит свою жизнь в сигарном vipчаду парижского кабака,
vipторгует собой
и белогвардейски тоскует по Родине.
(пока наторговала только на бокал  бренди со льдом, но это только начало)
Девушка в безоблачно розовом прошлом закончила институт –
может даже и благородных девиц Смольный, а то и с золотой медалью
(это должно поднять цену),
потому как отец девушки –  был камергер,
то есть дворянин и не какой-нибудь там захудалый, а состоял при дворе Царя.
(и это тоже может поднять цену) - 
Стало быть, папа присягал Царю, то есть - монархист.
А красные  разбойники его расстреляли.
(которые тоже присягали Царю, ну да это не в счёт)
А за что расстреляли?
За то, что папа-камергер «сделал для белых немало…»
Стоп!
А кто такие «белые»?...
*
Да кто ж не знает, кто такие белые!
Белая кость, Белая гвардия, Белое движение,
которых восставший хам-пролетариат во главе с бородатым Карлом Марксом…
ну, дальше вы сами знаете…
*
Сейчас почему-то принято думать, что белые - были монархисты,
бились с красными за Веру, Царя и Отчество.
А красные их погнали и они убежали за границу. (кто успел)
На чужбине стали тосковать по родине
и петь песенки про «а в комнатах наших сидят комиссары и девочек наших ведут в кабинет».
*
Но белые были - республиканцы.
Все.
Помните поэму «Товарищ»:
         
             Железное
      Слово:
         «Рре-эс-пуу-ублика!» -

так это не Есенин придумал в марте 1917-го.
Верными идеям Монархии в Белом движении остались только барон Унгерн, да полковник Капель.
(и те - одного вскоре убили, второй быстро умер)
*
Это белые шантажом и угрозами вырвали у Царя отречение в пользу брата Михаила,
который прав на престол не имел.
*
Это белые вынудили Михаила подписать хитрованскую бумажку о передаче власти Временному правительству,
до созыва Учредительного собрания,
на котором народ решит «принять ли ему (Михаилу) власть».
(см. текст «Акта» подписанный Михаилом за маленькой партой в комнате дочери кн. Путятина ).
*
Это белые наутро после «Акта» Михаила
нагло и ложно раструбили на весь мир –
«Отречение Михаила! Самодержавие пало!»
*
Это белые арестовали Царя и семью.
*
Это белые отменили чины в армии
и Россия в один день и одним приказом проиграла Первую мировую Войну.
(см. приказ  Временного правительства  № 1)
Потом это спишут на бездарность Царя.
*
Всё тот же Есенин:
      
      «Свобода взметнулась неистово.
      И в розово-смрадном огне
      Тогда над страною калифствовал
      Керенский на белом коне».

Вообще-то калиф с арабского переводится, как наследник.
Есенин это знал и откровенно насмехался.
*
Это белые так бездарно «калифствовали»,
что уронили власть в октябре 17-го -
красные её просто подобрали.
*
Весь октябрьский переворот 
(а до тридцатых годов он так официально и назывался) –
один выстрел из пушки,
пара рот матросов с сорванными башнями от спирта с кокаином,
обгаженный Зимний дворец,
десяток юнкеров с расквашенными носами,
да пара изнасилованных дамочек
(при этом никто из них не очень понимал чего ради всё это делается,
кроме, разумеется, винных подвалов, мордобоя и изнасилования) –
вот и вся Великая Октябрьская Социалистическая Революция.
*
И отец девушки-проститутки для этого «сделал не мало».
*
Удрав за границу, белые повесили портреты Царя обратно на стенки,
и будучи сплошь и повально членами всевозможных масонских и парамасонских лож,
стали рыдать по убиенному большевиками Царю…
*
«Для белых он сделал немало…»
Не пади монархия - папе девушки тоже светила бы виселица.
Как не крути.
*
А теперь представим, - что отец девушки был из ближайшего окружения Ельцина (Горбачёва)
и для последнего «сделал немало».
(что – вы все прекрасно знаете)
Восставший народ его расстрелял.
Девушка удрала за границу,
стала проституткой
и плачет…
*


Рецензии
Уж и поплакать нельзя.(

Наталья Мирабель   21.05.2019 15:53     Заявить о нарушении
да кто ж запрещает

Владислав Мирзоян   21.05.2019 16:44   Заявить о нарушении