Приют безумных. Глава 56

56. ЕСЛИ БЫ В ШКОЛЕ БЫЛ ДВЕНАДЦАТЫЙ КЛАСС
13 октября 2015 год, вторник
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 2-ой этаж, спортзал

Андрей Шухов сидел на трибунах и трясся, как осиновый лист, уже пятнадцать минут.

- Инна Рудольфовна, мне кажется не стоит брать его на соревнования, - озадаченно сказала Дарья Валерьевна, кивнув в сторону Шухова. – Он вообще всегда такой… странный?

- Даш, ты ерунду не говори! – одернула молодую учительницу опытная коллега. – Я сто лет знаю Шухова, он спортивный парень. Таким, как сегодня, вижу его впервые.

- Может, переутомился? – поколебавшись, предположила Дарья Валерьевна. – Одиннадцатый класс все-таки.

- Эти-то переутомились? – Инна Рудольфовна со смехом окинула 11-ый «А». – Да на них пахать и пахать надо! Эх, ладно, будь по-твоему! – она обернулась в сторону трибун. – Шухов, марш в раздевалку! Ты отстраняешься от соревнований!

«Йес!» – ликовал в душе Андрей.

Скорчив обиженную гримасу, парень как бы нехотя поплелся в раздевалку.

- Что-то он и впрямь плохо выглядит… - помолчав, отметила Инна Рудольфовна, пытаясь хоть как-то оправдать принятое решение. – Пусть отдохнет, я Астапина возьму. Астапин, ты где?

Элиза, издалека наблюдавшая за развернувшейся «трагедией», театрально похлопала в ладоши.

- Браво, браво, браво! – сказала она, ни к кому, в общем-то, не обращаясь. – У меня сейчас слезки из глаз побегут. «Трясется, потому что устал», - передразнила девушка физручек. – Я вас умоляю! Он трясется, потому что дебил. Правильно «Валентинка» сказала: «У мужиков две заботы: пожрать и размножиться». У Шуха вообще количество забот совпадает с количеством извилин!
Впрочем, дальше девушке стало не до смеха. Дарья Валерьевна устроила зачет по баскетболу.

Первыми пошли девчонки-спортсменки, следом – все остальные. Пацаны, сдавшие зачет еще на прошлом уроке, сидели на трибунах, наблюдали за одноклассницами и ржали, обсуждая особенно смешные выступления.

Кира нетерпеливо поглядывала на часы, нервничала. Время как назло шло ужасно медленно, и урок все никак не хотел заканчиваться.

Когда тянуть дальше было уже некуда, Соловьева, собравшись с духом, пронеслась как метеор по площадке и получила четверку.

- Уланова, твой выход! – объявила Дарья Валерьевна.

До конца урока оставалось пять минут. Элиза поняла, что отмазаться не удастся.

- Сейчас будет шоу! - шепнула девушка подруге. – Смотри только на меня!

- На тебя будут смотреть все, даже не сомневайся, - расхохоталась Кира.
Уланова ленивыми шажками прошла к штрафной линии.

Сигнал, и она рванула с места, метнув мяч в корзину. Промахнулась, но это уже было неважно. Главное – скорость. Чем меньше времени затрачено, тем лучше результат.

Элиза все делала из рук вон плохо, если у нее отсутствовала мотивация. Она потеряла мяч, выполняя ведение левой рукой. Сделала вместо двух шагов пробежку, провалив тем самым комбинацию «два шага – бросок». Сбила несколько оранжевых конусов, реализовывая «змейку», и не попала в корзину даже после трех отчаянных попыток.

Запыхавшись, девушка гордо проплыла мимо открывших рты пацанов и остановилась напротив Дарьи Валерьевны.

- Сорок шесть секунд со всеми штрафами, - сказала она, покрутив в руке секундомер. – На секунду бы меньше, и была бы четверка.

Прозвенел звонок, и старшеклассники поплелись в раздевалку.

- Ну, не расстраивайся, Улан! – пыталась подбодрить подругу Кира. – Ты прогрессируешь. В том году было гораздо хуже.

- Согласна, - Элиза облегченно выдохнула. – Я начинала с полутора минут. Эх, если бы в школе был двенадцатый класс…

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 1-ый этаж, кабинет экономики и права (№ 108)

В конце сентября Элиза по-тихому нашла репетитора по обществознанию и за сдачу ЕГЭ больше не переживала. Тетка попалась толковая, с адекватными требованиями и системным подходом к подготовке. Темы проходили по кодификатору, в точности совпадающему со списком, выданным «Валентинкой». От Улановой требовались только память и желание сдать на высокий балл. Уж что-что, а зубрить бредятину она умела. Как-никак все одиннадцать лет этому училась.

Короче говоря, уроки обществознания Элизе были не нужны. А уж дополнительные платные занятия «Валентинки» и подавно. Ходить, однако, приходилось и туда, и туда. Пропуски уроков не вязались со статусом «отличницы и золотой медалистки», а пропуски «допов» могли вызвать подозрение у Киры.

«Нельзя, чтобы Соловей знала о моем репетиторе, - думала Уланова. – Она запаникует и начнет лучше готовиться. А этого нам не надо. Главное сейчас – усыпить ее бдительность. Показать, что раз уж мне, отличнице, плевать на подготовку, то и ей нет смысла париться. Дружба дружбой, но она моя конкурентка. В конце концов, бюджетных мест на экономический факультет в ПГНИУ всего девять».

Рассуждая таким образом, Элиза посещала уроки и дополнительные занятия и с большим энтузиазмом слушала эксцентричную Валентину Павловну.

Кира, напротив, делала и то, и другое с большой неохотой. Пламенная речь «Валентинки», произнесенная ею на первом уроке, не произвела на девушку никакого впечатления. Обществознание ей не нравилось так же сильно, как и ее будущая профессия. Но остановиться и еще раз хорошенько обдумать, зачем она все это делает, девушка не могла.

«По крайне мере, Улан рядом», - с теплотой думала она.

Еще Соловьева любила слушать болтовню Шухова и вечное ворчание Кудрина, нашедшего себе друга в лице новенького Юры. К слову, Остапин оказался никаким не ботаником, а глуповатым чудаком с хорошими манерами и своеобразным чувством юмора. Он был дружелюбен, болтлив и очень любопытен.

- Димон, а у Вити есть девушка? – зачем-то спросил Юра у одноклассника на очередном уроке обществознания.

«Он что гей?» - была первая мысль, пришедшая в голову Кире, и она начала прислушиваться к разговору сидевших позади одноклассников.

- Эм… она у него была, - замялся Кудрин, не зная, что отвечать. – Но ты лучше сам у него об этом спроси.

«Что значит «была»? - не поняла Кира. – Когда это она у него была? Он же меня весь прошлый год окучивал. То есть этот ублюдок вешал мне на уши лапшу про свою любовь и параллельно с какой-то бабой трахался?!»

Следующая фраза Элизы вернула Соловьеву в реальность.

- Не смеши меня! – громко сказала девушка, развернувшись лицом к сплетникам. – Что значит «была»? Это только он один считает, что она у него была!

Юра хохотнул и навострил уши. Кудрин промямлил что-то невразумительное.

- Иди нафиг, - наконец, придумал он ответ. – Я из-за вас с Витей поссорился. Постебать уже нельзя, такой чувствительный стал.

- Из-за чего посрались? – полюбопытствовала Кира, которую, наконец, отпустило.
 
- Да я его подкалывал насчет тебя, он и обиделся. Нервный какой-то в последнее время. Высокомерным стал как… как…

- Как ты, - подсказала Элиза.

- Именно! Я король, а он – так себе, - загордился парень, но потом, что-то вспомнив, приуныл: - Только кто мне теперь с физикой поможет?

- Кудрин! – хором воскликнули подруги и поспешно отвернулись


Рецензии