Любовь самодостаточна или фактор продолжения рода?

Две крайности в подходе к любви (любовь самодостаточна или лишь фактор продолжения рода?)

ОДНА КРАЙНОСТЬ: ЛЮБОВЬ САМОДОСТАТОЧНА И НЕ НУЖДАЕТСЯ НИ В КАКОМ ВНЕШНЕМ ОПРАВДАНИИ, НЕ ЗАВИСИТ ОТ ДРУГИХ СТОРОН ЖИЗНИ (ПРЕЖДЕ ВСЕГО ДЕТОРОЖДЕНИЯ И, ШИРЕ, ПРОДОЛЖЕНИЯ РОДА).

Так пишет А.В. Злочевская (см. ее «Философия любви в романе Владимира   Набокова  «Лолита»): «Оспаривая модную тогда теорию Шопенгауэра о том, что эротическая любовь есть приманка, какой пользуется природа для продолжения рода, Вл. Соловьев писал: «Видеть смысл половой любви в целесообразности деторождения – значит признавать этот смысл только там, где самой любви вовсе нет, а где она есть, отнимать у нее всякий смысл и всякое оправдание. Эта мнимая теория любви, сопоставленная с действительностью, оказывается не объяснением, а отказом от всякого объяснения»[8]. По остроумному замечанию З. Гиппиус, любовь для деторождения была бы совершенно излишней роскошью. В Афродите общей находит свою реализацию животная природа человека и социально-нравственный закон его жизни, в то время как «третье высшее начало – духовное, мистическое и божественное»[9], утверждал Вл. Соловьев, — в любви личностной, индивидуальной».
«Половое соединение» ради деторождения, то есть в семье, узаконенное официальным и церковным браком признавалось в равной степени безнравственным, как и отношения чисто физиологические. И то и другое одинаково мертвенно, ибо не позволяет человеку раскрыть свою индивидуальность, реализовать свое божественное, духовно-мистическое начало, а потому неизменно влечет к смерти. «Семья и собственность, тесно между собою связанные, — утверждал Н. Бердяев, — всегда враждебны личности, лицу человеческому, всегда погашают личность в стихии природной и социальной необходимости»[11].

ДРУГАЯ КРАЙНОСТЬ: ЛЮБОВЬ НЕ ИМЕЕТ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ И ОПРАВДАНА ЛИШЬ КАК ФАКТОР ПРОДОЛЖЕНИЯ РОДА.

Такой позиции нередко придерживаются верующие-фанатики или моральные ригористы, т. е. те, кто рассматривают половые отношения мужчины и женщины исключительно как фактор детопроизводства.

ИСТИНА ГДЕ-ТО ПОСЕРЕДИНЕ. Настоящая-полноценная любовь — и фактор общения, гармонизации совместной жизни мужчин-женщин, и фактор детопроизводства, продолжения рода. Иными словами, любовь имеет относительно самостоятельное значение и в то же время она — компенсация за труды-заботы-страдания, связанные с детопроизводством (прав был А.Шопенгауэр, когда говорил, что эротическая любовь есть приманка, какой пользуется природа для продолжения рода).

В этом она похожа на питание: питание нужно для жизни в целом («нужно есть, чтобы жить», говорил Сократ) и в то же время мы питаемся отчасти ради самого питания, испытываем удовольствие от еды, развиваем культуру питания, предаемся разным изыскам питания.
_______________________________

Фрагмент книги "Наука любви". В 2019 г. книга выходит из печати.
См. также здесь, в Проза.ру мою работу "О любви": http://www.proza.ru/2012/11/28/96


Рецензии