сказка

 Мы с Акимом отдыхали на море. Внуку исполнилось пять лет. Он был подвижный, энергичный мальчик. Обычно после завтрака шли на море. Когда становилось очень жарко, уходили обедать, а после обеда редко возвращались на пляж из-за жары, но в один из дней ему захотелось вернуться. Я согласился. Захватили с собой небольшую бутылочку воды. Купались, лежали под зонтиком. Внук периодически пил воду. Когда в бутылке осталось совсем чуть-чуть, я попросил его оставить глоточек мне, а он не оставил.
– Почему ты выпил всю воду и не поделился со мной?
– Дед, я не заметил, как кончилась вода.
– Ну ладно, выпил так выпил.
Вечером после ужина мы обычно гуляли, а потом ложились спать. Перед сном внук просил рассказать сказку. Так случилось и в этот раз. Я припомнил, что он мне не оставил водички, и решил рассказать такую сказку:
– Давным-давно на Руси, во времена великого князя Владимира, на соседних заставах служили внук Ильи Муромца, которого звали Аким, как и тебя, и внук Алёши Поповича, которого звали Алексей. Они дружили и друг друга уважали, вместе защищали земли русские. Никакие половцы, никакие печенеги не могли грабить русские земли и обижать русских людей, зная, что заставы охраняются великими богатырями, с какими никому не справиться. И если вдруг печенеги все же нападали на Русь, то им грозила от Акима и Алексея очень строгая кара.
 Однажды прилетают почтовые голуби. В то время не было ни почтальонов, ни телефонов, а были почтовые голуби. К их лапкам привязывали записочки, голуби летели и приносили известия. И вот Аким и Алексей получают весть: их срочно просит явиться во дворец князь Владимир. Они отправились верхом. У Акима была лошадь бурушка-косматушка, которая ещё Илье Муромцу служила, а у Алексея был донской рысак, красивый, тонконогий и очень быстрый – быстрее ветра, никто не мог его ни догнать, ни обогнать.
 Предстали богатыри перед князем земли русской. Видят, князь Владимир опечаленный. Обращается к ним:
– Великое горе у меня случилось, богатыри. Злой дух Нехард похитил мою любимую внученьку Путятичну. Не знаю, где она теперь и что с ней. Прошу вас, спасите её и приведите ко мне, а злого духа Нехарда накажите, как это сделали ваши деды когда-то. Они прогнали его с земли русской и пригрозили ему, чтобы не появлялся больше здесь, но не послушался он и принёс мне большое горе.
Поклонились Аким и Алексей в пояс князю, сказали:
– Не печалься, найдём мы Путятичну, вернём её домой и накажем злого духа Нехарда.
Оседлали они коней и двинулись в путь, договорившись держаться вместе до тех пор, пока это возможно. Едут тёмными глухими лесами через буреломы. Алёшин конь перепрыгивает буреломы, а бурушка-косматушка перешагивает. Прошли леса, вышли в донские поля, а те все перерезаны оврагами. Конь Алёши перепрыгивает овраги, а бурушка-косматушка перешагивает. Прискакали к Дону реке. Тихий Дон приветствовал их плеском своих волн. По берегу едут. Вдруг подымается грозная волна, и говорит им сам Дон:
– Не могу я совладать с волнами, это злой дух Нехард гонит их на вас, чтобы смыть вас в глубокие омуты. Потерпите, пока не схлынут волны, поднятые злым Нехардом, а я прикрою вас своими тихими водами.
 Богатыри въехали в Дон на конях своих, Дон прикрыл их своими водами. Над ними пронеслась мощная волна, ушла к морю Азовскому и там растворилась, не повредив Акиму и Алёше. Вышли они на берег, поблагодарили седой Дон:
– Спасибо, батюшка Дон!
– В добрый путь! Езжайте, спасите внученьку князя Владимира от злого духа Нехарда.
Пошли они дальше по степям и пришли к Волге-матушке реке. Не доходя до Волги-матушки, видят, стоит стена огня – ни подступить, ни объехать, ни перепрыгнуть. Что делать, как быть? Вдруг поднялась громадная волна и накрыла тот огонь, освободив проход.
– Вы русские богатыри, вы защитники русской земли, вы защитники меня, Волги-матушки реки! Проходите по мне. Я вам путь освободила. Не посмеет вас тронуть злой дух Нехард, – услышали богатыри и пошли к берегу.
Подала им Волга расписной челн, сели они в этот челн, подняли паруса и поплыли по Волге, Волге-матушке реке. Приплывают в славный город Царицын, сходят на берег, их встречает народ, и слышат они от людей:
– Пролетал здесь злой дух Нехард, потащил он Путятичну в степи пустынные, степи знойные, раскалённые. Кто приходит туда – не возвращается. Нет там ни воды, ни деревьев, ни зверей, ни птиц – всё сожжено, всё высохло. Иногда встречается лишь перекати-поле да ковыль на каком-то бугорке. Не советуем вам идти туда, вы погибнете, русские богатыри. Кто же нас будет защищать от печенегов и половцев?
– Нет, – отвечают Аким и Алексей, – мы обещали князю нашему, что найдём Путятичну и вернём её домой, а злого духа Нехарда накажем.
Дали им люди флягу воды со словами:
– Возьмите с собой воды, воды волжской, воды чистой и свежей, и спасёт она вас от зноя  и от беды в раскалённой пустыне.
Добрались богатыри до той пустыни, а пустыня та вся пустынна была: песок один. Только ступили кони на этот песок, у бурушки-косматушки стали вязнуть ноги в песке, а донской рысак Алексея сразу провалился по брюхо, не смог дальше двигаться конь Алексеев. Что же делать, как дальше быть? И порешили, что останется здесь Алексей охранять границы Руси-матушки, а Аким поедет дальше один на бурушке-косматушке, поскольку та может идти, хоть и медленно, по раскалённому этому песку.
И поехал Аким. Едет день, едет два. На третий день видит, лежит человек на песке. Подъезжает – да не человек это, а его друг и товарищ – внук Алёши Поповича Алексей, весь изранен, весь истерзан.
– Акимушка, друг ты мой, братец ты мой! Не послушал я тебя, а поехал вслед за тобой и нашёл вроде бы путь, но попал на такое поле горячее, жгучее, что конь мой провалился в пески сыпучие, еле выбрался я, злые вороны налетели, клевали моё тело, не мог отбиться, посмотри, моё тело в ранах и ссадинах. Уже два дня не пил я водички. Ты дай мне водички, промой мои раны, а не то погибну я.
Соскочил Аким со своей бурушки-косматушки, стал промывать Алексею раны, водички не жалел, а затем дал напиться Алёше. И как попала водичка волжская, чистая, прозрачная на губы Алёше, вдруг Алёшино лицо превратилось в волчью пасть, а руки в лапы, и закричал он нечеловеческим голосом, не собачьим и не волчьим, издал рык какой-то страшный. Выхватил Аким меч, увидев пред собой не Алёшу, а злого духа Нехарда, и ускакал этот зверь непонятный прочь на четырёх лапах.
Истратил Аким половину воды, взятой из Волги-матушки. Поехал он дальше. Смотрит, лежит орёл с простреленным крылом. Из крыла торчит стрела калёная. Глаза мутные, не может пошевелиться. Приблизился Аким и говорит:
– Что же, царь-птица, ты здесь лежишь?
– А ты разве не видишь, что крыло моё пробито калёной стрелой. Не могу долететь до Волги, чтобы напиться и дальше лететь к своим деткам, чтобы их накормить. Знать, придётся мне здесь в пустыне на жарком солнце помирать.
Слез с коня Акимушка, вынул стрелу из крыла, промыл рану и перевязал. И только дал он водички напиться орлу, как превратился орёл в злого духа Нехарда. Хотел лапами Акима заграбастать, но успел Аким выхватить меч и отсёк Нехарду лапу правую. Заорал тот не человеческим и не звериным голосом, а из лапы его не кровь полилась, а песок раскалённый посыпался. Аким выставил щит и прикрыл себя и бурушку-косматушку от раскалённого песка, и пока сыпался этот песок, щит раскалился докрасна.
 Вновь улетел прочь злой дух Нехард. Аким едет дальше. Видит, звери лежат, не могут головы поднять. Среди них и зайчики, и лисички, и ёжики, и бурундучки. Аким спрашивает, что случилось, а звери отвечают, что жили они в лесу, горя не знали, но злой дух Нехард выгнал их в эту жуткую пустыню, где один лишь раскалённый песок, и обречены они теперь на верную смерть. Жалко стало Акиму зверей. Лежат с лапками обожжёнными, смотрят на Акима глазами просящими:
– Дай нам водички, Акимушка, хоть по капельке!
Стал он раздавать водичку, каждому зверю по капельке, и когда осталось у него всего несколько капелек, зверюшки ожили и побежали. Один зайчик остался и говорит:
– Ты, Акимушка, хороший. Ты не пожалел последней водички для нас, зная, что путь ещё не близкий и не хватит у тебя водички, чтобы пройти тебе через раскалённые пески.
 Зайчик убежал, Акимушка сел на бурушку-косматушку и поехал дальше. Едет день, едет два. Солнце так печёт и раскаляет шлем и кольчугу, что не может он терпеть. Бурушка-косматушка начала спотыкаться и говорит:
– Акимушка, не могу я больше жару эту терпеть! Дай водички мне глоточек.
Акимушка дал коню глоточек-другой, и осталось у него всего на три глоточка воды.
Едет он дальше. Видит, лежит голубь сизокрылый с разорванной грудью, с разорванным крылом, а к лапке привязано письмо. Аким отвязал письмо, развернул, читает. Оказывается, это Путятична пишет своему дедушке, что Нехард поселил её в замке неприступном, и окружён тот замок непроходимыми пустынями. Не пройти там зверю, не пролететь птице – всё заживо сгорает. И просила пленница о помощи.
Наклонился Акимушка над голубем сизым, смочил ранки, смочил клювик – ожил голубь. Акимушка дописал в том письме, что идёт он по следу Нехарда, скоро придёт в его логово и спасёт Путятичну, внученьку князя Владимира, и полетел голубь к великому князю Владимиру с этим известием, а Акимушка дальше поскакал. Осталось у него всего семь капель воды, а зной ужасный. Кольчуга, как печка, пышет. И даёт Аким последние капельки бурушке-косматушке:
– Выпей, бурушка-косматушка, водички, чтобы сил у тебя прибавилось.
И отвечает ему бурушка-косматушка:
– Эти капельки водички придадут мне сил, но, очевидно, наша доля такая, что загубит нас солнце палящее, которое у нас красным солнышком ласково зовётся, а здесь оно недружелюбное, видишь, как оно раскалило песок, раскалило твой шлем и кольчугу. Кажется, уже ни шагу не шагнуть мне, но соберу последние силы, и двинемся дальше.
 Прошли полкилометра и ещё сто метров, бурушка-косматушка говорит:
– Всё, не могу я больше двигаться.
 Спешился Акимушка, взял коня под уздцы.
– Бурушка-косматушка, друг ты мой надежный! Мы слово дали князю великому, что спасём красавицу Путятичну.
– Нет у меня больше сил идти.
 Вдруг откуда ни возьмись прибежали те самые звери, лисички, зайчики, ёжики, принесли травушку-муравушку, которая силы придаёт, и говорят:
– Бурушка-косматушка, вот тебе травушка-муравушка, а для тебя, Акимушка, мы собрали росу с листиков. Выпьешь пять глоточков – сил прибавится в пять раз, выпьешь десять – в десять раз. И хватит вам сил, чтобы дойти до замка злого духа Нехарда.
 Травушка-муравушка вдохнула силы в коня, а роса – в Акима. Поблагодарили они зверей, а зайчик сказал:
– Акимушка, когда подъедешь к лесу тому, не ходи по тропке протоптанной, а сверни на тропку правую незаметную. Как подъедешь к замку – не ходи в ворота, обойди справа. Там трухлявый забор. Ударь копьём – он развалится. А дальше будет стена. Иди от забора направо. Увидишь кирпич, вывалившийся из стены. Если кирпич этот повернёшь в левую сторону – дождь пойдёт, повернёшь в правую сторону – солнце станет жарче печь, а вверх повернёшь – снег пойдёт и ударит мороз.
И продолжил Акимушка путь на бурушке-косматушке. Едет день, едет другой под палящим солнцем. Вдруг налетает на Акима с неба какое-то страшилище. Он выхватил меч, стал отбиваться. А со всех сторон сбежалось полчище каких-то зверей заморских, нападают на бурушку-косматушку. Конь отбивается, Аким отбивается.
– Акимушка, – говорит бурушка-косматушка, – ты возьми свой лук и стрелу калёную, ты пусти ее в левый глаз страшилищу, да так, чтобы стрела вышла через правое ухо. Это же и есть злой дух Нехард. Смотри, не промахнись. Целься в левый глаз. И чтоб стрела вышла в правое ухо.
 Взял Акимушка лук, натянул тетиву, вставил стрелу калёную. Прицелился, выстрелил. Стрелка вонзилась в левый глаз Нехарду и вышла в правое ухо. Завизжал злой дух, подскочил, трижды перевернулся в воздухе, упал и завыл голосом нечеловеческим. Подъехал к нему Аким, сгреб в охапку, посадил в свой мешок кожаный, завязал его туго и продолжил путь.
 Подъехал к лесочку, вспомнил слова зайца, свернул на тропинку еле видную, добрался до замка, обогнул стену каменную с правой стороны, увидел деревянный забор, ткнул копьём, тот и развалился. Зайчик советовал завязать бурушке-косматушке глазки, чтобы она не соблазнилась и не стала кушать сон-траву. Так и сделал Аким, завязал бурушке-косматушке глаза и направил коня ко второму забору. Подъехал к воротам, вспомнил наказ зайца – не стучать в ворота, а обойти справа. Обошёл справа, нашёл кирпич, взял кирпич в руки, повернул в левую сторону – пошёл дождь и охладил шлем и кольчугу. Повернул кирпич в правую сторону – распалилось солнышко и высушило одежду. Повернул кирпич вверх – пошёл снег. Тут появился внук злого духа Нехарда. Молодой, ничего не видящий. Холодно ему стало, а не любил он холода. Хотел он камень схватить, но Акимушка взял его за шиворот, посадил в другой мешок и спрашивает:
– Где Путятична?
– Не видать тебе Путятичны, как своих ушей, – отвечает внук Нехарда. – Сидит та Путятична за тридцатью тремя замками, а чтобы каждый замок открыть, тебе больше года потребуется.
 Аким приблизился к темнице и видит, в самом деле, закрыта пленница на тридцать три замка. Попробовал свернуть один – не получается, второй – не получается. Достал меч, стал рубить замок – не срубить. Что же делать? Достал Аким внука Нехарда из мешка и говорит Нехарду, сидящему в другом мешке:
– Нехард, твой внук у меня в руках, отсеку я сейчас ему голову булатным мечом, если не откроешь ты передо мной все тридцать три замка.
– Не трожь моего внука единственного! – взмолился Нехард. – Сыночек мой погиб от руки твоего деда Ильи Муромца, и осталась у меня одна отрада.
И открыл злой Нехард перед Акимом тридцать три замка, крикнув что-то на своём языке. Спрятал опять Аким внука Нехарда в мешок. Вошел в темницу. Видит, сидит бедная Путятична. Аким встал на колено перед ней и молвит:
– Ты прости, Путятична, что так долго я ехал. Много пришлось преодолеть козней злого духа Нехарда.
 Взял он Путятичну на руки, вынес на волю, сел на бурушку-косматушку, но глазки коню пока не равязывал и развязал, когда проехали они места, где растёт сон-трава. В лесочке звери встречали их, приготовили водички, приготовили травушки-муравушки бурушке-косматушке, принесли ягод и яблок. Взяли всё это путники, поблагодарили и отправились в обратный путь через пустыни и жаркие степи.
Солнышко теперь было не такое палящее. Проскочили они всего за один день всю песочную пустыню. Смотрят, стоит бедный Алёшенька, заждался он своего друга Акимушку. Обрадовались друзья встрече, обнялись и вместе поскакали к Волге-матушке. Та ждала их, приготовила чёлн им красивый. Посадили они Путятичну в чёлн, переплыли Волгу-матушку, поблагодарили реку и поскакали к Дону-батюшке. Дон седой приветствовал их тихим плеском своих вод. Переплыли они и Дон-батюшку и вернулись в славный город Киев. Народ высыпал гурьбой, приветствует Алёшу и Акимушку. Князь Владимир встречает на пороге дворца. Поклонились богатыри князю:
– Мы спасли твою внученьку любимую, вот она, цела и невредима. Принимай также подарок. В этом мешке злой дух Нехард, а в этом мешке его внук. Как прикажешь, так и поступим. Прикажешь голову рубить – отрубим. Прикажешь отпустить – отпустим. Твоя воля, князь!
– Ну-ка развяжите меня! – подал голос злой дух Нехард.
Развязали мешок, Нехард поклонился князю и говорит:
– Ты прости меня, князь, нарушил я своё обещание. Уж больно мне было обидно, что Илья Муромец в честном бою зарубил моего сына. Не мог я смириться с этим и хотел тебе сделать гадость. Украл я твою Путятичну и спрятал её под тридцатью тремя замками. Но уже наказан я, князь, видишь, нет у меня одной руки-лапы, отрубил Акимушка мне ее в честном бою. Я не принесу больше тебе беды. Ни тебе, ни Руси. Царствуй у себя и отпусти меня к себе с моим внуком. Мы уйдём далеко, уйдём глубоко, скроемся и не будем больше вредить русскому народу.
Смиловался князь:
– Ты иди, дух Нехард, но оставь на Руси никель, оставь хром,  чтобы русская земля была богата этими металлами.
– Спасибо тебе, князь Владимир, за твою доброту и честность!
Аким развязал мешок, выпустил оттуда внука Нехарда со словами:
– Ступай и не причиняй русской земле вреда. И знай, что русские богатыри сильнее всех и добрее всех. Не помнят они зла, а добро не забывают.
Отпустили их с миром, взвились они, покинули землю русскую и с тех пор больше никогда не чинили вреда русским людям. А князь Владимир закатил пир в честь русских богатырей, которые Русь защищали и внучку царскую спасли, да не переведутся никогда богатыри, защитники земли русской!


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.