Зимовка в Сочи. Заметки отдыхающей. Часть 4

Поездка в Абхазию

Мне давно хотелось поехать в Абхазию. Я была там в далекие советские времена, когда еще пешком ходили по горам Кавказа. Тогда очередная туристская тропа привела нас в СухумИ (так тогда назывался этот город).

И вот через много-много лет поезд снова везет нас в Сухум (так теперь называется этот город).

Полтора часа стояли на границе с русской стороны на станции Веселое, где очень тщательно проверяли у нас паспорта, и очень по-быстрому – с абхазской стороны.
Наконец-то продолжаем путь дальше. Хочется смотреть и смотреть как в правое окно поезда, так и в левое. Когда в феврале едешь по России, то за окнами мелькают бесконечные снежные равнины.

А здесь…  Солнце бьет в глаза… Справа – голубое море сливается незаметно на горизонте с таким же голубым и безоблачным небом. Славно!

А слева – зеленые пригорки, снежные вершины вдали…

Уже пышно цветет мимоза. Кажется, запах этого нежно-желтого пуха проникает и в вагон поезда. Мандарины, уже зрелые, словно обещают еще много-много радостного впереди…

Земля обетованная, данная на радость людям. К сожалению, люди, живущие здесь, словно не видят ее.  Не видно следов их «довольства и труда».

Мелькают полуразрушенные домишки, покосившиеся заборы… И грязь, грязь, нечистоты… Бесконечная свалка мусора, доходящая чуть ли не до железнодорожных путей, сопровождает поезд до самой столицы страны.

Увы… И здесь то же… Чем ближе к столице, тем очевиднее заброшенность и разруха.
Уже плавно проплывают за окнами городские кварталы с недостроенными домами, заброшенными с пустыми глазницами окон. Видимая разруха настораживает и пугает. Как после разрушительной стихии.

Доехали… Не успеваем оглядеться – «таксисты» толпятся у вагона. Мы выбираем пожилого мужчину, он обещает довести нас до отеля за 200 рублей. Мы сразу соглашаемся. В Сочи за такую цену на соседнюю улицу не повезут, да и в Петрозаводске частники дешевле 500 рублей и разговаривать не станут.
Вскоре выясняется, что наш старичок- таксист и отеля такого не знает. Пришлось моей дочери помогать ему куда и как ехать.

Он сознался, что на своей сохранившейся машине подрабатывает к своему скудному доходу от небольшого хозяйства. Дети и внуки уехали в Сочи, а им с женой как-то надо выживать. Раньше, как он сказал, Сочи в сравнении с Сухуми был деревней, а теперь – наоборот.

Отель Leon оказался очень даже ничего и внешне, и внутри, с доброжелательным молодым персоналом и совсем не далеко от моря. Мы быстро заселились в чистый, уютный номер на втором этаже.

Решили покушать в ресторане отеля и сразу пойти на прогулку к морю.
Но не тут –то было… Оказалось, что в это время в городе отключают свет. И в ресторане завтрак подают до 11 часов, а обед возможен только после 14.
Ничего… Это нас ничуть не расстроило. День был хороший, солнечный и теплый, и мы пошли до 2х погулять.

До набережной идти совсем не далеко, и это в общем-то центр города. Но в глаза сразу так же бросилась нищета и разруха. Дома были или совсем заброшенные, или наполовину, или совсем не ухоженные. Сразу видно, что здесь давно ничего не строят, наверно, со времен отделения Абхазии от СССР.

Мне хотелось кого-нибудь обо всем расспросить, но дочь настоятельно не советовала этого делать: здесь не любят таких «любознательных».
На набережной прекрасным было только море. Все старые добротные постройки, лестницы когда-то красивые, фигурные балясины – все еще держалось, но все уже на грани обрушения.

На одном из причалов много рыбаков с удочками. Но они тоже отличались от сочинских: я не увидела у них плещущей рыбешки в ведерках, они ее сразу куда-то прятали от чужих глаз.

Второй причал был закрыт предупреждающей табличкой об опасности. И вовремя… Прогнивший, заржавевший, он шатался от малейшего дуновения ветра.  Но не заметно, чтобы это кого-то беспокоило. Все были спокойно-равнодушны ко всему, как у Райкина, «они у нас так привыкши».

Среди людей на набережной выделялись праздно живущие мужчины. Они большими группами или играли в настольные игры, явно принесенные из дома, или просто весело беседовали.

Кругом много собак грязных, но не агрессивных, каких-то тоже пассивных и равнодушных к людям.

Постоянно встречались цыгане-попрошайки с очень наглыми детьми.
Мы дошли до знаменитой в их городе кофейни «Под сосной», заказали кофе. Его нам сварили «в песке», так как электричества еще не дали, покормили воробышек и голубей и долго сидели под раскинувшейся кроной сосны, любуясь чайками и морем.
Обратно в отель шли другой стороной улицы, заглядывая в магазинчики. В лавке сувениров купили кое-что на память, а в другой – чай, вино и сладости местного производства.

По пути встретили высокое чистое здание с красивым орнаментом. Оказалось, что здесь был Русский драматический театр, на афише прочитали, что сегодня идет «Очень смешная комедия», хотели заглянуть в кассы, узнать стоимость билетов, но дверь была закрытой.

Ресторан в отеле уже работал. Нас приветливо и быстро обслужили и очень вкусно накормили. И опять же если сравнивать с сочинскими ценами, то совсем не дорого. И на другой день здесь так же хорошо позавтракали и поужинали. Словом, с едой нам повезло да, пожалуй, и с отелем тоже.

На следующий день, сразу после завтрака, отправились в

СУХУМСКИЙ БОТАНИЧЕСКИЙ САД.

Я в нем была лет 50 тому назад. В кассе с нас взяли 400 рублей за двоих. И мы около часа бродили здесь почти в одиночестве.

Прежде чем писать о нынешнем состоянии сада и наших впечатлениях, хочется напомнить немного об истории сада.

«Официальная дата создания ботанического сада, разбитого лекарем Баграновским в крепости Сухум-Кале - 1838 год.

В 1840 году на этот сад обратил внимание начальник укрепления Черноморской линии генерал-лейтенант Н.Н. Раевский (сын прославленного героя Отечественной войны России 1812 года Н.Н. Раевского).

При содействии Н.Н. Раевского-младшего сад Баграновского с позволения Императора Николая Первого был взят в казну, и с 1840 года перешел в ведение военного ведомства под названием «Сухум-Кальский ботанический сад»

С того времени много воды утекло… Однако, продолжу еще немного из истории.
«В годы революции и войны сад длительное время не развивался.

…Колоссальный ущерб саду был нанесен во время грузино-абхазской войны 1992-1993г.»

В советское время сад интенсивно развивался.

«…Площадь сада 30га. Демонстрационная часть занимает 5га, разбиты 50 участков пешеходными дорожками.»

В 1972 году сад получил статус НИИ Академии наук СССР.

И вот мы в этом легендарном саду.


Я была здесь в 1962 году с экскурсией, когда ездила по туристической путевке по Кавказу.  Абхазия была нашим последним пунктом. Но я с тех пор запомнила Сухум именно ботаническим садом, поэтому мне так хотелось побывать в нем сейчас. У меня сохранилось несколько фотокарточек с тех времен…  Да! Есть что и с чем сравнить.
Мы в одиночестве бродим по заросшим дорожкам сада, и я ищу следы того былого зеленого рая, который нас так впечатлил тогда.

Сейчас мы не видим следов какого-либо развития сада. В основном забота человека здесь сводится к тому, чтобы вовремя что-то спилить… И даже спиленные деревья и кустарники лежат здесь не вывезенными и не убранными.
Я с трудом узнавала некоторые места:

Вот здесь были тогда живые зеленые часы, а рядом – пруд с живой рыбой и цветущим лотосом; листы его были так велики, что на нем спокойно мог сидеть ребенок (так, по крайней мере, говорила нам женщина-экскурсовод). Сейчас этот пруд «сохранился»  небольшим водоемчиком, заросшим непонятной травой. Рыбок, наверно, давно кто-то съел.

Мы его сфотографировали, чтобы дома сравнить с фото того времени.
Везде хорошо разросся бамбук, его было так много, что сад можно смело назвать бамбуковым.
Никакой живности здесь не наблюдалось: не пели птицы, не плавали рыбы, не плескались водоплавающие; лишь в одном небольшом вольере мы увидели живых индюшек и индюков.

Иногда казалось, что мы ходим по кладбищу – здесь было все в прошлом – и кладбищенская тишина вокруг.

Случайно забрели на очень нужную в таких случаях кабинку. Надпись гласила: Туалет. Вход 5 рублей. Вошли, никто с нас денег не взял. И справедливо – такие «услуги» и пятака не стоят.  Но был кран с водой, и мы вымыли руки.
И пошли на выход. По пути сделали снимок цветущих камелий. И это было приятно – на дворе все-таки был февраль.

Мы возвращались по улицам, где росли мандариновые деревья с созревшими фруктами у брошенных домов, в которых никто уже не жил.

Последним «убийственным аккордом» - в этой забытой всеми стране – был одинокий поезд «Сухум – Москва» у перрона, у которого не было вокзала. Когда-то большое помпезное здание вокзала сейчас встречало и провожало пассажиров заброшенным облезлым зданием с выломанными окнами.

Мы покидали и, наверное, навсегда  Сухум – столицу Абхазии, у которой не было даже вокзала.

     Февраль 2019 г.

Продолжение заметок на тему «Зимовка в Сочи» следует.


Рецензии
Удивительно, что круглый год цветущий край переживает разруху... Прочла с интересом. Спасибо, Анна Алексеевна.

Нина Окулова   11.10.2019 19:11     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.